Семён Каминский. День всех святых

Давайте знакомиться. Меня зовут Саймон. Нет, нет! Я родился не в Америке. Разве вы не слышите, как я произношу на русском звук «г»? Совершенно верно – приехал из Украины. И всего 10 лет тому назад. Так что это горловое «г» уже навсегда останется в моей речи. Известно, что многие из нас, живущие в Америке, поменяли здесь имена, а кое-кто и фамилии, чтобы избежать проблем с произношением этих самых имён и фамилий коренным населением. Вот так наши Семёны благополучно превращаются здесь в Саймонов, Светлан называют Ланами, Саши становятся Алексами, Володи – Владами, Жени – Джинами... И проблемы могут быть не только с произношением. Вот, например, невинно звучащее имя «Семён» в моем загранпаспорте, выданным украинским ОВИР'ом в середине 90-х, выглядело как Semen, что по-английски означает, простите, сперму… Поистине, последняя прощальная проделка этой милой организации перед нашим выездом! (Правда, возможно, и неосознанная её работниками). Я же здесь долго не мог понять, почему аборигены как-то странно напрягаются, когда видят или произносят моё имя. Не улыбаются, нет. Видимо, терпят, чтобы не рассмеяться. Хорошо воспитанные люди. Представьте себе, как бы у нас ржали в подобном случае!..

Менеджера нашего отдела звали Бэн. Бэн Вилсон. Американец в третьем поколении, шведского происхождения. Типичный викинг с рублеными чертами и такими большими залысинами, что лицо казалось бесконечным. Когда работы было мало, он начинал изображать лояльность и интерес к подчинённым – все остальные четверо сотрудников отдела были иммигрантами, натурализованными в течение последних пяти-шести лет. Лояльность и интерес шефа заключались в том, что он, неожиданно останавливаясь у рабочего места одного из нас, подробно расспрашивал про семью, хобби, привычки и национальные особенности страны происхождения. Обычно это обсуждение было достаточно громким, так что и все остальные, в конце концов, постепенно ознакомились с тонкостями индийской, польской и русской культуры, потому что именно к этим народам и принадлежали. Особое внимание уделялось традициям в еде, но иногда Бэн пытался заучить и какие-то слова на родном языке коллеги, видимо, чтобы таким образом сделать подчинённому приятное.

– Саймон, не говори ему никаких ругательных слов на русском, – конфиденциально посоветовал мне как-то аскетичный поляк Зденек. Со Зденеком мы всегда беседовали на английском, так как я польского не знал, а он, хотя и учил русский в школе, и понимал его довольно сносно, говорить бегло по-русски не мог.

– А что делать, если он постоянно спрашивает, как сказать по-русски «задница» или «дерьмо»? – наивно спрашивал я.

– Делай, что хочешь, – как всегда несколько загадочно отвечал Зденек, – но ничего хорошего не получится…

Впрочем, совет Зденека запоздал. За несколько дней до этого я уже успел перевести для Бэна слова «shit», «ass» и «good-bye», и даже записал прямо в его настольном календаре латинскими буквами: «govno», «zhopa» и «do svidaniya» – с ударениями, для удобства заучивания. Ну, не мог же я отказать начальнику, если тот просит? Я был последним, из пришедших работать в отдел мистера Вилсона, так что всех премудростей поведения ещё не знал...

Приближался Хэллоуин, День Всех Святых. Мы получили ежегодные открытки от Бэна с приглашением принять участие, вместе с нашими семьями, в его домашней вечеринке. Причина вечеринки, помимо Хэллоуина, в этом году была особенная – Бэн приглашал нас посетить его в новом доме, который купил всего несколько месяцев назад в пригороде Чикаго.

Из нашего соседнего пригорода мы с женой и детьми добирались к Бэну больше часа – неожиданно для нас. Район у него был совершенно новый, и хотя бардака, оставляемого после стройки в России, здесь, конечно, нет (и дороги заасфальтированы, и мусор вывезен, и даже газон рулонами травы застелен), всё-таки указатели улиц ещё не совсем точно указывали туда, куда нужно. И спросить, естественно, совершенно не у кого – в американских пригородах на улицах, как водится, никого не встретишь, а на ближайших заправочных станциях названий новых улиц ещё не знают. Поэтому мы искали его двухэтажный дом среди таких же новеньких типовых домов, покрытых белыми алюминиевыми облицовочными полосами, довольно долго, перезванивая Бэну из машины несколько раз.

И вот – мы прибыли. Типичная семейная хэллоуинская вечеринка – в полном разгаре.  Взрослые дяди и тёти в масках и костюмах всевозможных тварей, колдунов, ведьм и нескольких Элвисов Пресли, толкутся в просторной гостиной, соединённой с кухней, где на столах – три-четыре большие тарелки с чипсами пяти сортов, соусы и нарезанные фрукты. Дети, также в костюмах, в количестве, достаточном для сформирования нескольких групп детского сада, ошалело и непрерывно мотаются под ногами по лестницам, ведущим на второй, спальный, этаж, и в подвал, где устроен игровой зал. Среди них, особенно умилительно выглядят самые маленькие – пчёлки, покемончики, пиратики, винни-пухи... Promofactor это действительно доступные цены на создание сайтов в Москве. Сайт под ключ это когда клиент приходит с идеей, а уходит с работающим инструментом, обязательно имеющим хотя бы базовое напол заказать сайт под ключ и продвинуть его в топ10 основные запросы наших клиентов. Разработка дизайна упаковки и этикетки, фирменного стиля graphico Ориентировочная цена на сайт под ключ составляет от 10000 руб. Мы – без маскарадных костюмов – почувствовали себя голыми в этом радостном дурдоме…

В пустом гараже на три машины – холодильник и импровизированная стойка с напитками. В основном, это упаковки бутылочного пива, но есть кое-что и покрепче – к скромному отряду ихних скотчей и бурбонов мы добавили бутылку нашенской «Столичной», которую принесли с собой. Впрочем, похоже, что все пьют только пиво. Самообслуживание – полное: пить и есть никому особенно не предлагают, берите, мол, что хотите, делайте, что хотите...

Очень полная жена Бэна, Кэрол, в коротенькой юбочке Дороти из Страны Оз, и с младшим сыном на руках, едва удостоила нас приветствием, зато сам хозяин, в виде капитана Крюка, в длинном чёрном парике, надёжно закрывающем его лысину, честно провёл экскурсию по своему новому жилищу, а затем в гостиной представил нас двум пожилым породистым собакам... Простите, пожилым людям с породистыми лицами, в костюмах собак – далматинцев: черно-белых, пятнистых, сильно облегающих, блестящих. Костюмы просто замечательно шли к их седине. Это были его родители. Знакомясь, Джон, отец Бэна, тут же сказал:

– А, вы – тот самый русский, который работает у моего сына... Теперь я понимаю, что именно вы и принесли бутылку «Столи»! А я ещё подумал, кто бы это мог принести такую дорогую водку? – так что наш презент, оказывается, не остался незамеченным.

Мы побеседовали с ними о России, о Питере, где они собирались побывать во время европейского круиза следующим летом. О нравах, о том, как вести себя там американцу...

Несколько часов пробежали незаметно, и мы собирались тихо ускользнуть восвояси, но Бэн неожиданно заметил наш порыв и вышел на улицу проводить. Было видно, что он уже принял свои одиннадцать-двенадцать бутылок пива: крепко поддатый, но старательно держится. Вот только как-то странно и довольно необычно сосредоточен на чем-то внутри себя, как будто пытается что-то вспомнить... Он пожал нам с женой руки, похлопал моих сыновей по плечам – и мы стали переходить дорогу к нашей машине, запаркованной на другой стороне неширокой улицы, погружаясь в свежий вечерний осенний воздух. А вокруг – сказка: ярко иллюминированные дома, окружённые разноцветными надувными чучелами и привидениями, отголоски негромкой танцевальной музыки хеллоуинских вечеринок...

– Саймон! –  вдруг громко и радостно завопил Бэн нам вслед, видимо, наконец-то вспомнив то, что пытался вспомнить, – Саймон, go-vno!.. Govno!..

 

Чикаго, 2006