Александр Хавчин. Диалектический шовинизм

Народная мудрость: чего в других не любишь, того и сам не делай.
Евангельская мудрость: во всем, как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними.
Мудрость великого немецкого философа (в пересказе Льва Толстого): поступай так, чтобы можно было сказать каждому: делай, как я.
Как видим, такого рода мудрость предполагает существование вечного и незыблемого нравственного закона. Это скучный, типично метафизический (по гегелевски-марксистской терминологии) подход! Мы-то знаем, что истина конкретна и исторична.
Насколько гибче, диалектичнее, богаче, понятнее и, если честно, созвучнее глубинным струнам нашей души так называемая готтентотская мораль: «Когда я убиваю врага-зулуса и беру его имущество – это благо. Когда зулус убивает меня и берет мое имущество – это зло».
Носителей этой морали в мире наверное больше, чем христиан, буддистов и мусульман. Ну и называли бы они себя просто и честно язычниками – какие претензии?
Но ведь готтентоты почему-то именуют себя ревнителями истинно православных (мусульманских, католических и т. д.) ценностей!
Впрочем, почему же «почему»? «Готтентотство», в отличие от других мировых религий, избавляет от необходимости ставить себя на место другого, сострадать ему, смотреть на себя как бы со стороны. «Готтентотство» в сфере духовности оправдывает пренебрежение логикой и здравым смыслом, свободное обращение с фактами и цитатами, противоречит самому себе и объективной действительности.
Такая публицистика с благородным воодушевлением пишется , как правило, готтентотами и близко к сердцу принимается ими же.
Бедный (в смысле словарного запаса) южноафриканский дикарь! Его проблема не двойственность морали, а единство терминологии. Правильное использование лексических возможностей языка снимает вопрос о двойных стандартах.
«Когда мой враг пытается оправдать наглое нарушение международного права болтовней о высших идеалах, а мои законные ответные меры выдать за агрессию - это типичное проявление двойной морали.
Когда я свои действия называю законными мерами самозащиты, а те же самые действия врага агрессией и наглым нарушением международного права - это пример скрупулезного следования высшим религиозно-нравственным целям».

Бывший видный российский дипломат в начале интервью говорит о том, что от Петра Великого до наших дней Россия, в отличие от цинично-прагматичного Запада, всегда проводила высоконравственную, бескорыстную, искреннюю внешнюю политику.
А в конце интервью дипломат неожиданно требует: «Хватит играть в благородство и вести себя, как доверчивые дурачки! Не грех поучиться у Запада прагматичности и умению добиваться результатов».

Представим себе, что полководца Суворова назовут армянином, поэта Василия Жуковского – турком, художника Валентина Серова – евреем. Русский человек к такой постановке вопроса отнесется в лучшем случае юмористически.
Теперь представим себе, что у русской матери в России родился мальчик – от американца. С отцом он никогда не встречался, американцев никогда в глаза не видел, воспитывался в русской семье. Американец он или русский?
И еще раз представим себе: у американки в Америке родился мальчик – от русского, с отцом он никогда не виделся, русских никогда в глаза не видел. Американец он или русский?
- Он русский, и это многое объясняет…
Вот такой пассаж содержится в киноленте прославленного русского режиссера. И русская аудитория не находит в этом ничего странного!
Ведь русские гены в данном случае должны объяснить прекрасные душевные черты молодого человека.
Вот если бы американский сержант вспомнил об этнических корнях парня, желая попрекнуть его (допустим, ослиным упрямством или желанием противопоставить себя коллективу), фальшь и глупость этой реплики стали бы очевидны – во всяком случае, для русского зрителя.

Раньше Запад вызывал гнев и отвращение своей звериной жестокостью по отношению к угнетенным классам и порабощенным колониальным народам.
Теперь Запад вызывает презрение дряблостью, бессилием, потаканием собственным бездельникам и жалким стремлением угодить дикарям из Третьего мира.
Двойственно отношение к армии США: она изнеженна, труслива, беспомощна и в то же время всемогуща, жестока и угрожает всем странам, отказывающимся подчиниться дяде Сэму.
Запад погряз в гнилом либерализме, расслаблен и импотентен – и одновременно полон злобной мощи. За что его мы больше ненавидим - за гнилость либо за вечную свежесть?

Допустим, Западу пришла духовная смерть. Но почему эта тема обсуждается с таким сладострастием?
Ведь окончание западной духовности вовсе не означает, что теперь вселенской духовной аристократией автоматически будут признаны русские патриоты! На вакантное место духовного лидера человечества претендуют и Латинская Америка, и отважные сыны Аллаха, и Индия с Китаем…

Особенности нашего патриотизма: предмет гордости совпадает с причиной огорчений. Одно и то же обстоятельство становится поводом как для хвастовства, так и для жалоб.
Необъятны наши просторы, соответственно неисчерпаемы подземные кладовые. Это хорошо!
Хорошо-то хорошо, да ничего хорошего. Самые длинные в мире границы, которые приходится охранять, содержать огромную армию… Тянуть самые длинные в мире линии электропередач и газопроводы… А дороги!.. Знаете, в какую сумму обходится их строительство и содержание?!
Русский народ отличается добротой, кротостью и задушевностью. Это хорошо!
Хорошо-то хорошо, да ничего хорошего. По доброте своей Россия позволила навязать себе чуждые ценности западной так называемой цивилизации, проникнутой духом насилия и бесчеловечного рационализма, и вслед за Турцией отказалась от исключительной меры наказания. Верните нашему доброму, кроткому и задушевному народу - смертную казнь!

По одну сторону – Россия, воплощение чистоты, света и святости. По другую сторону – смрад, тлен, мерзость: масоны, сионисты, сатанисты, католики, кавказские исламисты (не путать с ближневосточными!), американцы, либералы, гомосексуалисты, наркоманы, прибалты, глобалисты, олигархи, мафиози. Все заодно, всех объединяет испепеляющая ненависть к России.
Когда американец оказывается либералом и наркоманом, а олигарх – мафиозным сионистом, патриоты ощущают некоторое удовлетворение, как бы созерцая гармонию и совершенство мироздания.
Если же сионист ругает гомосексуалистов и наркоманов, американец – либералов и католиков, прибалт - глобалистов и мафию, поляк – сионистов и масонов, это вызывает некоторую растерянность и как бы недоумение: что-то во Вселенной разладилось, дает сбои.
Примечательно, что перечень исчадий тьмы и скверны, противостоящих чистоте и святости, у двух шовинистов, американца и русского, в значительной степени совпадает: те же католики, сионисты, мусульмане, наркоманы, гомосексуалисты, мафиози… Объединению шовинистов разных стран мешает досадное недоразумение: американец включает в мерзостный вражеский ряд - коммунистов и русских (можно через дефис).
Все сатанинские силы дружат против России, убеждение в этом так твердо, что некоторые мои знакомые никак не могли поверить в то, что израильтяне крепко недолюбливают Америку («она много раз подло нас подводила, бросала в беде и нагло нарушала данное слово»).

Прошу женщин и граждан с неустойчивой нервной системой пропустить эту цитату:
«Белоснежные руки поднимались к небесам из пламени, сопровождаясь жалкими криками, от которых подвиглась бы самая сырая земля. Но... жестокие …, поднимая копьями младенцев их, кидали к ним же в пламя».
ЖЕНЩИН И ДЕТЕЙ СЖИГАЮТ - и где? – В ХРАМАХ ГОСПОДНИХ!
Кто и над кем совершает эти леденящие душу злодеяния? Американцы над индейцами? Крестоносцы над маврами? Ветхозаветные иудеи либо их достойные последыши, израильская военщина, над несчастными палестинцами? Турки над православными?
Нет. Это христиане учиняют месть христианам же. Причем зверства они творят в контексте борьбы за истинную веру (хороша же их вера!) и национальное освобождение. И автор описывает эту чудовищную расправу не столько осуждая, сколько оправдывая.
И под конец самое ужасное: отрывок взят из повести, которая считается классической и на которой воспитывалось не одно поколение!
…Видите, как легко, при наличии недоброй воли, извратить классику и использовать героический эпос для клеветы на целый народ?! Представляете себе, как могли бы вцепиться в этот пассаж из «Тараса Бульбы» - русофобы!.. «Вот вам, дескать, самое убедительное и красноречивое свидетельство «природной жестокости восточных славян», тем более неопровержимое, что принадлежит оно великому русскому писателю. Не смешно ли, что русские и украинцы считают себя добрыми и незлопамятными, а свою веру – кроткой!»
Разумеется, использовать такого рода аргументацию - подло.
Насколько мне известно, русофобы не пытались вменить в вину нынешним восточным славянам кровавые подвиги их далеких предков и доказать, что «нынешние русские по части бесчеловечности недалеко ушли» и т. д.
Надо бы и нашим почвенникам проявлять больше осмотрительности в обличении «исконной, в глубокой древности берущей начало жестокости» других народов. Как справедливо отмечал товарищ Сталин, любые исторические сравнения и параллели – хромают.

Стоит сказать нечто одобрительное о славных чертах какой-то нации, как тут же раздадутся ревнивые голоса: «А разве нашему народу это прекрасное качество свойственно в меньшей мере?».
Если же утверждается, что те или иные положительные черты свойственны другим нациям в высшей степени, исключительно или по преимуществу – это повод уже не к ревности, а к негодованию, словно добрые качества иностранцев – вызов нам:
«Японцы необычайно трудолюбивы» - а мы, значит, ленивцы? «Англичане чрезвычайно упорны и отважны» - а мы, значит, по-вашему, трусы?
«Ни у кого нет такого товарищества, как у нас, китайцев». «Никто не перехитрит нас, чукчей». «Наш латышский солдат – лучший в мире», «Наша польская духовность духовнее любой другой духовности». «Нет на свете силы, которая пересилила бы американскую силу»… Это уже прямая провокация, и она встретит резкий отпор: «Найдется ли сила…?» Непременно кто-то крикнет: «Да, найдется!» И пожелает доказать, что наша сила вашу силу сильно пересилит!
Дипломаты и политические обозреватели, чтобы никого не обидеть, характеризуют другие народы уважительно: трудо- и миролюбивые, талантливые, с богатой и славной историей, самобытной культурой, уходящей в глубь веков.
И политкорректно, и приятно, и нельзя сказать, что неправда.

Истинно высокое и благородное простодушие склонно «опростодушивать» и тех, кого считает ужасно хитрыми и коварными. Так, отрицательный герой русской былины, некто Калин-царь, поганое чудище, представляет себя с обезоруживающей искренностью: «Я, поганое чудище, Калин-царь…»
У английского драматурга Кристофера Марло мальтийский еврей Варавва называет себя негодяем и хитрым мошенником: «Я изобрету дьявольскую ложь…».
Столь же простодушными были злодеи в советских фильмах:
«Я, сатрап и держиморда прогнившего самодержавия, мечтаю, как бы сгноить в мрачных казематах всех сознательных пролетариев…»
«Вы изрядный подлец, фон Штрипке, именно поэтому наш бесноватый фюрер поручил вам особенно мерзкое преступление».
Саморазоблачительная исповедь - якобы от лица врага – старый, проверенный пропагандистский прием. Сионские мудрецы со свойственным им цинизмом так и пишут в своих протоколах: мол, наши сатанинские планы направлены на порабощение доверчивых христианских народов.
Не менее тонкий прием – заставлять врага как бы сквозь зубы хвалить наших. Российская патриотическая печать широко ссылалась на сверхсекретную директиву шефа ЦРУ Алена Даллеса: «Мы, отъявленные подлецы, преследуя наши черные цели, используем самые отвратительные методы, чтобы уничтожить русский народ – самый свободолюбивый, храбрый, добрый и благородный в мире».
Потом, правда, выяснилось - шеф ЦРУ этого не говорил: речь сочинил писатель-патриот, приписав ее русофобу-белогвардейцу.
Но никто из читателей-патриотов ни на минуту не усомнился в том, что читает подлинный сверхсекретный документ и что коварный обер-шпион именно так и объясняется со своими выкормышами: «Мы, американцы, будем использовать самые отвратительные и коварные приемы, чтобы поработить самый гордый и свободолюбивый в мире русский народ».
Чистому душой автору всегда везет на чистую душой аудиторию!
С полнейшим доверием восприняла она, российская аудтория, сообщение о наглом высказывании Мадлен Олбрайт, бывшей госсекретарше США – несправедливо, дескать, что одна страна владеет Сибирью, надо сделать ее богатства достоянием всего человечества.
Как взвились все «истинно-руссские» публицисты!
Правда, потом выяснилось, миссис Олбрайт так не говорила. Так она думает. Точнее, наши проницательные разведчики предполагают, что она, ВОЗМОЖНО, так думает. Еще точнее. Наши доблестные разведчики так думали бы НА МЕСТЕ госсекретаря США.
В сущности говоря, это проявление эмпатии - прекрасной человеческой способности ставить себя на место другого, проникаться его мыслями и чувствами. Российские «национально-ориентированные» товарищи считают несправедливым распределение мировых богатств: за какие это заслуги Запад живет лучше Востока и Евразии? Надо всё поделить по-братски. «Патриоты» ставят себя на место американцев и решают, что те должны считать несправедливым распределение мировых ресурсов.
Российские правители очевидным образом ставили себя на место американцев перед ихними прошлогодними выборами и приходили к выводу, что победит республиканец, ибо сами они - на месте американцев – ни за что не проголосовали бы за негра.
Вот такие они, наши готтентоты, им отнюдь не чужда эмпатия!

Россия гневно отметала доводы стран, признавших независимость Косово, их либеральную болтовню о невозможности сосуществовать в составе единого государства народов, столь враждебных и учинивших взаимно столько злодейств. Наша позиция незыблема: обеспечение территориальной целостности!
После этого Россия признала независимость Абхазии и Южной Осетии. Она отвергла либеральную болтовню о незыблемости территориальной целостности, твердо и державно объяснив, что уже не могут существовать в составе единого государства и т.д.
«Завершился длительный этап мирового развития – 400-500 лет, в течение которых в мире доминировала европейская цивилизация…Россия не может принять чью-либо сторону в конфликте цивилизаций. Россия готова играть роль посредника».
«Россия была и остается неотъемлемой частью европейской цивилизации».
Это из выступлений одного и того же человека.
В первом случае Министр Иностранных Дел Российской Федерации Сергей Лавров представлял страну ДО кризиса – вставшую с колен, гордую, богатую, с мощной вертикалью, самодостаточную.
Во втором случае российский минидел представлял страну, охваченную кризисом, с поникшей вертикалью власти.
Легко понять уяснить, что политика России всегда отличалась удивительной принципиальностью и последовательностью .
- Истина конкретна!
Араб-наемник, убивающий русских на Северном Кавказе, - это отродье сатаны. Арабский партизан-патриот, борющийся с сионистскими и американскими оккупантами», - это представитель Светлых сил. Хотя физическое лицо одно и то же.
Восточная Пруссия и Южные Курилы – это законная награда народу-победителю и законное наказание народа-агрессора. Оккупация Израилем исконных арабских земель – это преступление против человечности.
Продажа оружия суверенным государствам Ирану и Сирии – это неотъемлемое прав России как суверенного государства Продажа оружия Грузии – это наглое попрание всех принципов морали и международного права.
Когда наших готтентотов ловят на таких нестыковках, они отвечают без малейшего стеснения: да, всё то, что идет во вред нашим врагам, есть благо для России, то есть Высшее Благо.
Религиозное обоснование эта точка зрения находит в том, что России покровительствуют добрые племенные боги (они так и называются: «русский Бог, или Бог земли русской», «наш русский Христос», «наш русский Микола-Угодник»). Соответственно, врагам покровительствуют злые силы (например, какая-нибудь там Парижская или Ченстоховская богоматери - по-видимому, ничего общего не имеющие с нашей Казанской Божьей Матерью).
Погибает в сражении запорожский казак. Расстается с телом его душа. «Подняли ее ангелы под руки и понесли к небесам. «Садись, Кукубенко, одесную Меня!» - скажет ему Христос. - Ты не изменил товариществу, бесчестного дела не сделал, не выдал в беде человека, хранил и сберегал Мою Церковь».
Можно вспомнить, что Кукубенко принимал (или мог принимать) посильное участие в разбойничьих набегах на беззащитные турецкие селенья и в убийстве безоружных людей, виновных лишь в том, что родились жидами. Но казачий Христос не считает это бесчестным делом.
Разве не ясно, что Иисус в представлении запорожцев – их племенной божок, а не Бог всего человечества.
Разумеется, ляхи в этом отношении недалеко ушли от казаков. Если бы сюжет «Тараса Бульбы» разрабатывал польский писатель, у него прямиком на небеса попала бы душа Андрия и польский Христос говорил бы ему что-нибудь в таком роде: «Садись одесную Меня, возлюбленное чадо. Ты перешел из еретической веры в лоно Моей Истинной Церкви, приняв мученическую смерть от руки нечестивца-отца».
Историческое чутье и гений Гоголя, как и гений Гомера и других античных авторов, придают языческой, готтентотской морали возвышенные, поэтические черты. Носителями этой морали восхищаешься и любуешься. Да и в философии, художественной литературе и публицистике готтентотские идеи могут звучать очень мощно, ярко и впечатляюще.
Николай Данилевский, человек огромного ума и разносторонней учености, говорил о «гнете ложной формы христианства, продукте лжи, гордости и невежества, величающем себя католичеством». Почему, собственно, католичество есть продукт лжи и невежества, а Греко-православие – выражение подлинной мудрости и просвещенности? Это может быть доказано обстоятельно и убедительно, стоит только принять за исходную точку то, что предстоит доказать, т.е. что «наша вера – истинная».
Католики, как ни странно, имеют наглость доказывать нечто нелепое и чудовищное – будто их еретическая вера является истинной, а их сатанинский идол – самый настоящий Христос.
Все становится на свои места, если принять тезис Шатова из «Бесов» Достоевского: «Бог есть синтетическая личность всего народа». Ну, конечно же, у русского народа свой добрый и прекрасный Бог, который так и называется «Велик Бог Земли Русской», или «наш русский Христос», а у полячишек, французишек, немчуры, жидков – свои божки, уродливые и злые.
«Боже, покарай Англию!» - молилась Германия в годы Первой мировой войны. За что надо было покарать Англию? За то, что она «ради клочка бумаги» (т.е. выполняя договорные обязательства) объявила войну Германии – родственной нации. Очевидно, молитвы немцев были обращены не к Богу-Вседержителю, а к своему национальному, карманному богу.
«Один Бог над нами» - большинством жителей Земли эта идея воспринята и осознана лишь формально.

Британец всего лишь просит Бога хранить короля (т. е. всю страну в его лице).
Россиянину и просить-то никого не надо, его страна и без того хранима Богом, и сей факт закреплен в Государственном Гимне.