Леонета Рублевская. В карнавал-центре

Впервые я попала в новый концертный зал в Майами в прошлом году. Я купила билеты на незнакомый мне танцевальный театр из Нью Йорка. Мой план был корыстный: убить сразу двух зайцев. Первым был – посещение  нового здания, а вторым – знакомство с новым коллективом.

Кто бывал в центре Майами, тот, безусловно, помнит, что территория эта довольно долго была отдана в распоряжение бездомного люда. Нет, конечно, в дневное время, как и во всяком Даун Тауне, здесь царит активная жизнь: высокоэтажные здания наполнены служащими, все стриты и авеню забиты машинами, автобусами, прохожими; снуют поверху вагончики монорейки, перевозя туристов и служащих в разные точки бизнес-центра; в ресторанчиках и кафешках, откуда несутся ритмичные звуки и аппетитные запахи, довольно плотно с местами, зато в магазинчиках, которых здесь тьма, всегда найдется товар на любой вкус и каждого покупателя здесь обогреют теплом и вниманием, несмотря на лимит площади… Жизнь бьет ключом, и никто ничего не боится, - все, как в нормальном городе, короче – безопасно.

Стоило же только зайти солнцу, как во все подворотни, ниши, любые промежутки между домами, дворами, стенами стягивались сотни бездомных, которые заботливо растилали свои сомнительного цвета спальные мешки, подстилки, а вернее, просто тряпки и укладывались на ночлег…

Вы попали в Майамский Даун Таун вечером и не знаете дороги? Не останавливайтесь спросить прохожего! К вашей машине сразу подбегут желающие посоветовать. И… вы можете уехать без кошельков, каких-то вещей, а то и уйти пешком… Порой рассказывали такое! Страшно! Да, вечерний, ночной Даун Таун в Майами – сюжет для фильмов ужасов! И лучше сюда не соваться в это время.

Такая зарисовка прошлых дней. Сегодня, видимо, местные городские власти решили побороть эту проблему, и взялись за дело. Они начали усиленно застраивать Даун Таун. В один момент тут появились новые красивые небоскребы, которые захватили территорию – посмей на нее сунуться бездомному! Все охраняется, все чисто, все под учетом. Естественно, свободный люд ретировался, отодвинулся чуть поодаль. А строительные краны пошли наступать дальше! Глядишь, и отвоюем Даун Таун – красивейшее место, где не только днем, но и вечером будет хорошо, приятно и, конечно, безопасно!

Вот об этом я думала, когда парковала свою машину возле нового Концертного зала в Даун Тауне, который получил название “Карнавал-Центр”.

Место Карнавал-Центр захватил прекрасное! Два здания, связанные навесным пешеходным переходом, стоят по обе стороны первой дороги. Так что, если вы с севера по ней въезжаете в Даун Таун, Карнавал-Центр как бы является воротами в центр города. Эффект довольно приятный, потому что из-под арки-перехода открывается вид на Башню Свободы, Концертный зал Арена, за которым Майамский морской порт с огромнейшими белыми теплоходами, современные модерные комплексы небоскребов, красивейшие голубые пальмы и могучие дубы прогулочного парка Бей Сайт…

Коротко о том, что же собой представляет сам Арт Центр. Прежде всего, надо отметить, что это второй по величине центр после Линкольн Центра в Нью Йорке. Автор его – Цезарь Пелли - американский архитектор, который начинал свою жизнь и деятельность в Аргентине. Уже там он стал известен как автор самых высоких зданий в мире. В Америке он построил не одно высотное здание, завоевав всемирную популярность и овладев многими премиями, наградами, в том числе и очень уважаемой Золотой Медалью Американского Института Архитектуры.

Два здания - Дом Оперы и Дом Балета - и похожи, и нет. Главное, они составляют единый красивейший ансамбль с современными формами и внешне, и внутри. Залы удобные, видимость отличная с любого места, аккустика – безукоризненная.

Представление, на которое я имела билеты, началось в вестибюле. Это было здание Дома Балета, где собравшая публика ожидала увидеть балетную композицию труппы Мерси Кунинхема – известнейшего танцовщика в былом и постановщика в нынешнем времени. Сам Мерси уже давно не на сцене, ему 87 лет, но он, как писала пресса накануне гастролей в Майами  – а это был всего лишь один день – “… танцует в воображении, передавая свое мастерство, особое отношение к балету своим подопечным...” 

Короткий звонок, и в вестибюле появились девушки и юноши из Майамской балетной школы, которые в секунду взлетели на все уровни холла. Каждый из них в одно мгновение овладел цветным полотнищем, - одним из тех, что разноцветной радугой свисали с потолка, и танец начался. Публика была застигнута врасплох. Некоторые зрители застыли, очарованные витиеватыми движениями тел балерунов, которые, извиваясь и кружа, очень ловко управляли легкими огромными лентами; другие стреляли глазами вверх и вниз, с интересом рассматривая каждого участника, каждое его движение, потому что, очевидно, были готовы к некоему сюрпризу, предворявшему, как потом я поняла, тоже необычное зрелище знаменитого Мерси…

Этот танец в воздухе продолжался не более 10 минут, но, думаю, он запомнился хорошо зрителям. И это сделано было, как я позже поняла, не просто так, а с умыслом, для того, чтобы потом, в зале, зрители были готовы воспринять довольно необычный симбеоз движения, музыки, света, костюмов нью-йоркской труппы Мерси Кунинхема.

Стиль танца Мерси – это как движение каких-то частиц в космосе. Кстати, одна из частей балета и носила название “Глаз Космоса”. Появление участников на сцене кажется хаотичным. Если один персонаж двигается плавно и медленно, то движения другого – резкие и отчетливо угловатые; следующий движется в противоположном направление и в другом уровне, почти на полу; еще другой – иной темп, ритм… Каждый танцовщик несет свой образ, характер, темперамент, лицо. Костюмы – плотно по телу - ничего лишнего, никаких украшений – только цвет. Гамму костюмов поддерживает свет. Свет спектакля “танцует” тоже: то возникает на заднике акварельным сиянием, то выпрыгивает сверху, ложась яркими цветными пятнами на кулисах, стенах, полу… 

В зрительном зале абсолютная тишина, только музыка мягкой вуалью обволакивает всех участников представления, - и тех, кто на сцене, и тех, кто с противоположной стороны…

Для Мерси Кунинхема движение тела имеет большое значение. Любой поворот головы, глаз, кисти – не случайны. Мастер любой акцент выносит на сцену как необходимость. Он точно знает, как и что должно быть следующим, - может даже пауза, застывшее движение. Он это чувствует, потому что много лет сам танцевал (с 1939 по 1945 был солистом компании Марты Грахам). Далее он образовал собственную балетную труппу и как хореограф поставил около 200 работ в продолжении всех этих лет. Он живет балетом даже сейчас, в свои больше чем 80, много работает и в зале, и за компьютером, и то, что он выезжает для поклона под авации в инвалидной коляске, никого не смущает. Как-то в одном из интервью Мерси сказал, что танец – это духовное упражнение в физической форме, и что танец должен быть рожден эмоциями и выражать драму, потому что танец есть видимое действие жизни…

* * *

Следующий мой визит в Карнавал-Центр подарил мне возможность побывать во втором помещении, а также прекрасную встречу с гостем из России Дмитрием Хворостовским.

В тот вечер, казалось, Дом Оперы собрал всю русскоязычную публику Майами. Свободных мест не было и билеты с рук купить было невозможно. Зрители были очень возбуждены, то тут, то там слышались восклицания, смех: люди не виделись годами, живя в одном городе, а тут встретились! С удовольствием рассматривали друг друга, интерьер театра, фотографировались на память на фоне красивого фойе, - в общем, общались перед началом, предвкушая удовольствие, которое ожидали получить на концерте известного баритона. Кстати, Хворостовского сопровождал большой коллектив Московского симфонического оркестра во главе с дирижером Константином Орбеляном и группой певцов из Академии Хорового искусства под управлением Виктора Попова. Так что грандиозность представления  вполне оправдывала всеобщую приподнятость и ощущение праздника.

И, очевидно, поэтому, едва солист появился на сцене вместе с дирижером, публика уже была разогрета, и аплодисменты просто сорвались враз, гулко резонируя в отменной аккустической системе нового зала. А хор и солистов оркестра все встретили стоя…

Невозможно описать, как проходил концерт. Можно только отметить, что и первое отделение, которое состояло из классического репертуара, и второе, куда вошли хорошо известные и всеми любимые песни, прошли просто мгновенно. Некоторые песни зрители даже подпевали солисту, и он, чувствуя поддержку из зала, накалял публику еще больше своим прекрасным голосом. Чувствовалось, что певец в прекрасной форме и делает свое дело с удовольствием. Оттого и держали его долго на сцене, взрываясь овациями после каждого произведения.

Публика расходилась медленно. Все шли неспеша к своим машинам, как будто не желая растаться друг с другом. Некоторые долго стояли на ступеньках Дома Оперы, окруженного шелестящими фонтанами и пальмами, пересказывая друг другу свои восторженные впечатления от концерта. То тут то там слышались песни, которые зрители уносили с собой…

Мне подумалось, что все, что произошло тут только что, очень удивительно. Эта чудесная встреча в Майами, в таком прекрасном огромном зале, далеко от земли, где мы жили и имели все это. И ведь странно, что новый американский Карнавал-Центр смог вернуть это время и принести сюда аромат тех лет, в которых мы жили, аромат нашей родины и снова зажечь наши сердца любовью к ней, нашему прошлому, такому близкому и уже далекому…

 

Леонета Рублевская, Майами

www.leo-ru.us

Фото автора