Эдвард Эрлих. Месторождения, определившие историю мировых валют

Все началось с того, что были созданы деньги как способ, обеспечивающий возможность вести торговлю. Купцам необходимо было иметь с собой удобно транспортируемую универсальную меру ценности вещей и товаров. Деньги были неразрывно связаны с государством (или просто властью) и давали ему (государству) возможность делать то, что

 считалось необходимым сегодня. Деньгами оплачивали строительство городов, столиц, дворцов, храмов, знаменующих расцвет культуры, или преобразование экономики, они же оплачивали войну, или оружие победы.

Но месторождения, особенно месторождения драгоценных металлов, приобретают возможность воздействовать на историю только  через тех, кому они принадлежали. И от кругозора этих людей зависели масштабы и характер применения средств, получаемых от тех или иных месторождений. 

Ниже рассматриваются некоторые примеры взаимодействия разработки месторождений и той роли, которую они сыграли в истории благодаря созданию валютных запасов.

Золото фараонов, копи царя Соломона и страна Офир

 

Золото – символ власти и богатства. Не удивительно, то обилие изделий из него, которое археологи находят при раскопках в самой богатой и мощной державе древнего Средиземноморья – Египте.

Древнейшим разрабатываемым типом месторождений золота, естественно, явились россыпи. Добыча золота сводилась в случае россыпей к промывке речных отложений с целью “отсадки” тяжелого самородного металла или освобождению самородного золота от вмещающих его жильных минералов – в общем случае кварца.

Богатейшие золотоносные россыпи Верхнего Египта были полностью отработаны уже во времена Древнего Царства (2770-2100 до н. э.). Это вынудило фараонов предпринимать военные экспедиции в соседние с юга Нубию и Эфиопию.

            Древнейшие разработки коренных золотых месторождений, откуда золото поступало в Египет, находились в Нубийской и Аравийской пустынях. Уже во времена первых фараонов в Древнем Египте здесь разрабатывалось коренное золото, связанное с кварц-золотыми жилами. Материал жил дробился, и золото извлекалось либо при промывке дробленого материала, либо ручной отборкой крупных зерен. К эпохе Рамсеса II (1317-1251 до н. э.) относится так называемый Туринский папирус, на котором изображена карта рудника Вади Хаммамат. В наскальной надписи в районе одного из рудников впервые в истории упоминается имя первооткрывателя месторождения – Рени[1]

В Библии золото упоминается 400 раз и более всего именно в связи с именем царя Соломона. Однако, первое упоминание о золотых месторождениях находим в Библии не в книге Царств, где говорится о Соломоне, а в книге Генезис рассказывающей о начале мира. Здесь упоминается река Пизон, орошающая райский сад. Она протекает  по земле Хавила, где имеется золото. “И золото в этой стране хорошо”.

Двор Соломона купался в неописуемой роскоши «и все сосуды для питья царя Соломона были золотые, и все сосуды  в доме из Ливанского дерева были чистого золота»  (книга Царств, 10, 21). Серебро в Израиле  того времени было низведено до уровня простого металла «из серебра ничего не было, потому что в дни Соломоновы серебро считалось ни за что» (Книга Царств, 6, 20), там ценилось только золото, о количестве которого можно было только догадываться. 

Золото ко двору Соломона поступало из двух источников – из рудников и привозилось извне.

Работы американских археологов Джуриса Заринса из Штатного Университета Миссури и Фарука Эль Бэй из Университета Бостона установили, что долина ныне суха, а сухое  русло идет из  района золотого месторождения Махд адх-Дхахаб (“золотая колыбель, араб.), протягиваясь на 300 миль к Персидскому Заливу. Разработки этого месторождения начались около 3000 лет до нашей эры. Здесь в районе Хеджаз, провинции  Медина, между Мединой и Меккой, геологи нашли огромный заброшенный рудник с гигантскими отвалами отработанной породы, оставшимися после древних разработок. Тут же найдены тысячи тонн каменных молотов и дробилок, использовавшихся для добычи и извлечения золота. Геолог Роберт В. Люс заключает  что “наши исследования подтверждают, что древний рудник был так богат, как это описывается в библейских источниках”[2]. Было вполне разумно предположить, что это и есть “колыбель золота”, описываемая в Библии.  Так что естественно это месторождение стали идентифицировать с рудниками, давшими золото царю Соломону[3]. Месторождение активно разрабатывалось в так называемый «исламский период» (между 750 и 1258 годами н. э.), но позже было заброшено.  В 1932 американский археолог Кеннет Твитчел  организовал компанию, для привлечения внимания инвесторов дал ей название “рудников царицы Савской” и за 14 лет  (1937-1951) извлек около 60 тонн золота[4].

Рудное тело имеет форму пласта в вулканогенно-осадочной толще. Содержание золота составляет 31.8 г/тонну, со значительными примесями цинка, меди, серебра. Добыча в настоящее время ведется  Горнодобывающей Компанией Саудовской Аравии. Саудовский Генеральный Директорат минеральных ресурсов провел в 70-х годах программу дальнейшей оценки месторождения.  Всего в итоге этих работ было получено 22 тонны золота и 26 тонн серебра[5].

Среди золотых месторождений Саудовской Аравии, активно разрабатывающихся в настоящее время, выделяются несколько генетических типов. В их числе полиметаллические месторождения массивных сульфидных руд, эпитермальные (низкотемпературные) кварцевые жилы и штокверки, мезотермальные (среднетемпературные) кварцевые жилы и штокверки. На многих месторождениях золото извлекается современным методом кучного выщелачивания.

Другое направление поисков рудников царя Соломона ведет к раскопкам на территории современных Иордании и Израиля. История этих рудников базируется на данных археологических раскопок и радиоуглеродных датировок.

В 1930-х годах  XX века американский археолог Нелсон Глюк, проводивший раскопки в районе Тимны к югу от Мертвого моря[6]обнаружил остатки древнего рудника, который он тут же отождествил с «копями царя Соломона». Но к 1980-м это утверждение было отвергнуто. Радиоуглеродные датировки указывали  на время порядка 700 лет до нашей эры, то есть на 300 лет позже времени царствования Соломона. Предполагалось, что текст Библии был существенно отредактирован переписчиками примерно в 5 столетии до нашей эры. По сведениям, полученным от моего коллеги по Институту Геологии Арктики Юрия Лифшица, остатки рудника находятся в центре своеобразной кольцевой структуры. Медь связана с конкрециями в известняках и доломитах среднекембрийского (порядка 450 миллионов лет) возраста. В настоящее время проводятся исследовательские работы с целью заново оценить это месторождение.

Новые раскопки, проведенные к югу от  Мертвого моря в районе Кирбат эн-Нахас (Khirbat  en-Nahas “медные руины”, араб.), позволили заново вернуться к этому вопросу[7]. Раскопки проводились под руководством доктора Томаса Леви (Университет Калифорния, Сан-Диего) и иорданского археолога Мохаммеда Наджара (Mohammad Najjar). Раскопки велись в районе Фейнан в современной Иордании. В древности эти места входили в царство Эдом, бывшее вассальным государством, платившим дань Израильскому царству. Археологи обнаружили остатки крупного медного рудника. Общая площадь раскопок составляла 24 акра (около 10 гектаров). Здесь располагается около 10 зданий. Вся площадь покрыта шлаком, мощность которого составляет до 20 футов (около 6 метров). Новейшие радиометрические датировки по радиокарбону уверенно датируют активные разработки в рудниках X-XI векам до нашей эры, то есть в точности соответствуют времени царствования Соломона. В ходе этих разработок было извлечено сотни тонн меди и как побочный продукт – меньшее количество золота и серебра. Т. Леви говорит, что в некоторых англоязычных источниках вместо меди употребляется  термин бронза, но он относит это к ошибкам перевода[8].

Раскопки показали, что при царе Соломоне здесь функционировала сложнейшая система выплавки медной руды. Дошедшие до наших времен древние плавильные печи указывают, что к резервуарам, где собирался металл,  вели каменные желоба, ориентированные так, чтобы использовать преобладающие в районе северные ветры, идущие вдоль долины Араба на территории Тимны. Нелсон Глюк, упоминавшийся выше, назвал такую систему подачи воздуха “древнейшим образцом автоматизации”.  Следует обратить внимание на то, что Тимна находится на территории  Израиля, в то время как рудник района Фейнан находится в Иордании.  Возможно, что речь идет о двух разных месторождениях разрабатывавшихся примерно в одно и то же время.

Судя по шлаку, главным продуктом, получаемым в рудниках, была именно медь, но попутно получалось значительное количество золота и серебра. Данные о геологии месторождений практически отсутствуют. Но можно с большой вероятности допустить, что они относится к типу сложенных массивными сульфидами рудных тел, значительное число которых известно сегодня в соседней Саудовской Аравии.

С учетом того, какой металл являлся главным продуктом рудников,  можно определенно сказать, что рудники эти не могли обеспечить то обилие золота, каким, судя по Библии, характеризовался двор царя Соломона.  Это вполне подтверждается приведенными выше сведениями о геологии месторождения района Тимны.

Основное же количество золота по Библии поступало из внешних источников, главным  из которых была страна Офир (“богатство”, на  древне халдейском языке, на котором говорили народы древней Палестины). Для транспортировки этих богатств Соломон основал на Красном море в царстве Эдом, близ современного Эйлата порт Ецион Гавер, построил там корабль, и его друг  и союзник Хирам, царь Тирский, “послал на корабле своих подданных корабельщиков (финикийцев, лучших мореплавателей древнего мира) с поданными соломоновыми” (Книга Царств, 9, 26-27).  “Корабль Хирамов, который привозил золото из Офира, привез из Офира огромное количество красного дерева и драгоценных камней (там же, 10б 12). “В золоте, которое приходило к Соломону каждый год, весу было 666 талантов (24975 кг) (там же, 9, 14). Масштабы этих поставок можно оценить, только учтя, что они далеко превосходят уровень добычи крупнейших золотопроизводящих стран сегодняшнего мира.

Разовая доставка довольно большого количества золота ко двору Соломона извне связывается с визитом в Иерусалим царицы Савской. Она привезла как дар Соломону 120 талантов золота (4500 кг). Географическое положение страны Саба известно – это современная Эфиопия. Но она не отождествляется со страной Офир. Да и золотые месторождения Эфиопии сравнительно невелики.  

Попыткам установить местоположение этой легендарной страны, посвящена обширная литература[9].  Марко Поло считал, что страна Офир находится в Азии  и арабам известно ее местонахождение.  Васко да Гама узнал от своего арабского лоцмана о том, что в глубине Африки в междуречье Лимпопо и Замбези находится страна Золотая Софала. Наиболее детальный обзор различных гипотез приводится в уже упоминавшейся работе Ю. М. Баженова[10].  Именно она послужила автору основным источником сведений, приводимых ниже. 

В массовом сознании оба источника золота царя Соломона слились и теснейшим образом связаны с вышедшим в 1885 году популярным приключенческим романом Хенри Райдера Хаггарда “Копи царя Соломона”. Степень популярности романа была так велика, что по его сюжетной канве только в Англии и США с 1937 по 2004 год было выпущено четыре фильма. Именно по заголовку романа и приобрели эти легендарные рудники свое имя.

Роман Хаггарда явился реакцией  на записки немецкого геолога Карла Мауха, датированные 1872 годом, о загадочной долине на территории современного Зимбабве. Следуя по следам английского охотника на слонов Адама Рейндера, он провел раскопки развалин “храма”, окруженного стеной длиной 300 метров, высотой 3 м и толщиной у основания 6 метров. Здесь в междуречье Лимпопо и Замбези располагалось королевство Мономатипа по имени султана Мване Матипа “владельца рудников”. Жители страны добывали железо, золото и строили каменные дома (“дхимба дзе мабве”). От этого словосочетания и произошло название современной страны Зимбабве.  Позже, однако, было доказано, что каменные строения относятся к средневековью.

Следствием этих публикаций явилась золотая лихорадка в центральной Африке, подобная Калифорнийской золотой лихорадке 1849 года – предшественник открытия крупнейшего золотого месторождения мира – Виватерсранда, о котором будет рассказано в одном из следующих разделов.

Притягательная сила этой легенды была так велика, что когда на островах далекого Тихого океана было открыто золотое оруденение, эти острова назвали Соломоновыми! Старатели при этом следовали глубоко укоренившемуся поверью, что знаменитые имена богатых месторождений, данные новым участкам, привлекают фарт, удачу  Точно так же имя знаменитой южноафриканской алмазоносной трубки Кимберли было повторено в Австралии и в штате Арканзас, США.

Исключая такие экзотические потенциальные местоположения страны Офир, как острова Тихого Океана и Южная Америка, ключом к проблеме  могут быть приводимый в библейском тексте список привозимых оттуда грузов. Помимо золота, здесь фигурируют драгоценные камни, красное дерево, слоновая кость, обезьяны и павлины.  Этот список позволяет с уверенностью исключить из рассмотрения, как районы Средиземноморья, так и Аравийский полуостров и Эфиопию. Трудности транспортировки делают невероятным путешествия в районы Тихого океана и Латинской Америки. Исходя из этого, Баженов высказывает предположение, что «Офир» это символическое или «составное» понятие.  По его мнению,  возможно, что золото приходило к Соломону из Аравии  и Эфиопии, а драгоценные камни, красное дерево, обезьяны и павлины из других стран, в частности Индии, с Пиренейского полуострова или из Латинской Америки (что представляется совсем фантастичным).

В целом проблема положения страны Офир остается нерешенной. Однако, с учетом приведенных доводов о характере грузов наиболее вероятным выглядит вариант южноафриканский вариант положения этой легендарной страны. Отрицание этого варианта решения основанное на средневековом возрасте найденных Карлом Маухом построек выглядит несерьезно. В конце концов, нет никаких указаний на связь этих построек с добычей золота. Важным свидетельством в пользу этого решения является приведенное выше свидетельство арабского лоцмана Васко да Гамы.

В конечном итоге можно только изумляться целенаправленности  и дальновидности использования золота царем Соломоном.
Это золото сделало возможным  строительство Иерусалима, который с тех пор на всех поворотах истории оставался символом еврейской государственности и построить Первый Иерусалимский Храм – духовный центр и символ иудаизма.

 

Месторождение создавшее Афинскую демократию и победу в Греко-Персидских войнах

Город и порт Лаврион расположен в 52 км от Афин, в префектуре Аттика, близ мыса Союнион. Союнион - одно из самых прекрасных мест Греции, истинный символ этой страны. Здесь, стоит лишенный стен остов храма Посейдона. Сквозь проемы между чуть желтоватыми мраморными колоннами просвечивает вечно голубое небо Эллады, а за храмом – крутой обрыв к Эгейскому морю. С него бросился в море отец Тезея, увидев суда, возвращавшиеся с Крита под черными парусами - условный знак - весть о гибели его сына. Мраморные колонны высечены прямо близ храма на месте. Сегодня весь район мыса является национальным парком. Символическая значимость этого места подчеркивается тем, что именно здесь располагались знаменитые серебряные рудники Лавриона. Серебро этого месторождения обеспечило победу греков в греко-персидских войнах, способствовало созданию афинской демократии и оплатило все стройки великолепных зданий древних Афин.

Район Лавриона  один из древнейших горнодобывающих центров Европы. Систематическая добыча руды началась 3200 лет до н.э.  Руды постоянно использовались до конца Архаического периода в VI столетии до н. э. В период Бронзового века (2800-1100 лет до н. э.) рудники Лавриона на протяжении долгого времени снабжали Цикладскую, Минойскую, Микенскую культуры Эгейского района серебром, свинцом и медью. Роль рудников резко возросла после того, как в 482-483 годах до н. э. в Маронее (сегодня Камариза)  близ Лавриона была найдена третья, особо богатая серебром жила[11].

Главной проблемой, стоявшей в  конце V века до н. э. перед греческими полисами, была война с персами. Архонт (верховный правитель) Афин Фемистокл хорошо понимал, что сводная армия греков не в силах победить персов на суше. Поэтому он настаивал на том, что Афины должны построить мощный флот, оплатив его серебром лаврионских рудников. До того у афинян был обычай делить между собой доходы от серебряных копей на Лаврии (Плутарх, Фемистокл, 4)[12]. Решающим шагом, изменившим судьбу Афин, было предложение Фемистокла прекратить ежегодные раздачи лаврионского серебра гражданам (по 3 драхмы[13] на человека ежегодно) и  направить деньги на постройку кораблей. Чтобы выступить с таким предложением в народном собрании и провести его в жизнь, надо было воистину проявить незаурядное политическую дальновидность и смелость государственного деятеля. Cеребро, добытое в Лаврионе, позволило построить 200 трирем. Оно позволило перенести борьбу с персами с суши на море. Оно же и впрямую определило победу при Саламине (480 год до н. э.), поскольку афиняне, благодаря нему, смогли нанять запасных гребцов. Это обеспечило маневренность греческих судов и принесло афинянам победу в этой решающей битве. 

Роль Фемистокла в победе над персами была безоговорочно признана. Крайне интересен приводимый Плутархом рассказ о том, как греческие военачальники после конца войны с персами  голосовали по вопросу, кто был самый выдающийся полководец Греции. Каждый из участников голосования первым назвал себя, но вторым все единогласно назвали Фемистокла.

До V века до н. э. главной гаванью Афин был залив Фалеро. Фемистокл первым понял значение Пирейской гавани. По выражению Аристофана Фемистокл привязал Афины к морю, основав порт Пирей и начав строительство “длинных стен” вдоль дороги от Афин к порту. Строительство  стен было закончено при Перикле.  Серебро Лавриона обеспечило восстановление сожженных персами Афин.

После окончания войны гребцы, принадлежавшие к низшему сословию свободных афинян (феты), смогли играть большую роль в политике, поскольку именно они составляли команды кораблей. Благодаря этому усилилось влияние демоса, так как сила перешла в руки гребцов, келевстов (начальники корабельных гребцов) и рулевых (Плутарх, Фемистокл, XIX). Они и образовали основу афинской демократии.

Влияние серебра лаврионских рудников оказалось много глубже победы над персами. Афины чеканили из лаврионского серебра монеты –тетрадрахмы с изображением головы совы (знаменитая “Лаврийская сова”) Город осуществлял строгий контроль над чистотой серебра, производимого в Лаврионе. Чистота металла и постоянство веса монет привели к широкой циркуляции афинских денег и их высокой покупательной способности. Таким образом, именно с Лаврионскими рудниками связано возникновение одного из древнейших центров монетного обмена.

Насколько важна была поставка серебра для самого существования Афин, можно судить по тому, что победа Спарты во время длившейся 3- лет Пелопонесской войны была обеспечена после того, как в 413 году до н.э. спартанцы, не отошли на зиму в Пелопоннес, а стали лагерем между Афинами и Лаврионом. Тем самым они перерезали главную кровеносную артерию Афин, прервали поставку в город серебра и вызвали хронический недостаток серебра для чеканки денег[14].

 Месторождение является частью обширной рудной провинции протягивающейся на 120 км от Декалейо до мыса Союнион. Столь большая протяженность отчетливо свидетельствует, что речь идет не об одном месторождении, а о рудной провинции.

О том же свидетельствует и разнообразие геометрических и генетических типов рудных тел и руд. Среди них присутствуют  пластовые тела, образованные в процессе замещения вмещающих пород (так называемые “мантос”). Они, обычно приурочены к верхним и нижним мраморам базального горизонта, так называемым сланцам Кезериани  и располагаются вдоль главных разделяющих разломов.     

Рудные тела, образовавшиеся в процессе замещения вмещающих пород, переходят в жилы и трубообразные тела, в которых происходило отложение минералов в свободном пространстве. С такими жилами связан порфировый тип минерализации. Отмечаются брекчиевые тела, образование которых прямо связано с процессами дробления, так называемые скарны, образующиеся при молекулярном диффузионном обмене в ходе контактового взаимодействия карбонатных осадочных пород и силикатных магматических тел обычно гранитоидного состава. В районах отсутствия скарнов тела, образованные при замещении карбонатных пород,  и жилы  обогащены Mo, W, Pb, Zn, Cu, As, Sb[15]  

            Полоса оруденения совпадает с системой субвертикальных даек (трещинных тел, заполненных магматической породой) широтного направления. Дайки сложены серией пород от кварц-сиенитов до гранодиоритов и гранит порфиров. Они, как правило, не деформированы, но в различной степени изменены. Выдержанная субширотная ориентировка отражает главное направление поля регионального растяжения в субмеридиональном направлении. Дайки имеют миоценовый возраст. Калий-аргоновая датировка полевому шпату из них дает абсолютный возраст 9.4±0.3 миллиона лет.[16] Предполагается, что оруденение связано с находящимся на глубине массивом гранитоидной магмы.

            При всем этом многообразии отмечается единство геохимической специализации месторождений. Обычна ассоциация таких элементов как Аg, Bi, Cu, Pb, As, Sb.

Обычная минералогическая ассоциация герсдорфит (сульфоарсенид никеля NiAsS)– висмутин – самородное серебро и золотосодержащий самородный висмут, свидетельствует о присутствии в гидротермальной системе компонентов, непосредственно связанных с магматической активностью.

Изучение жидкостно-газовых включений в гидротермальных минералах показало, что растворы имели температуру 132-3650, характеризовались низким содержанием СО2 и умеренной соленостью  (1-20% в NaCl эквиваленте)[17]. Эвтектические температуры жидких включений -550С.

Минералами-концентраторами серебра являются сульфид свинца – галенит и смесь медистых сульфосолей теннантита и тетраэдрита – так называемый фалорит (fahlore[18]).

Понятно, что серебро надо было выделить из минералов-концентраторов, а в начале вообще определить его присутствие в достаточно значительных количествах. Если  галенит имеет яркий металлический блеск, то фалорит представляет собой землистую массу серого цвета. То есть на рудниках должен был быть налажен постоянно действующий металлургический процесс, завершающийся чеканкой монеты.

В период максимума добычи на рудниках в разное время работало от 10,000 до 20,000 человек. Все – рабы, в основном из военнопленных. Работы велись 24 часа в сутки семь дней в неделю. Рабочий день длился 10 часов в сутки.  Общее число количество рудников в V веке до н.э. достигало 2000.

Рудники давали серебро до конца 5-го века до н. э.. Но к концу этого столетия объем добычи резко упал. Рудники продолжали работать, но Страбон[19], писал, что в его время в основном перерабатывались хвосты старых разработок.  А Павзаний[20] говорит о рудниках, как об ушедших в прошлое[21].

Разработка месторождений возродилась в середине XIX века после того, как Греция завоевала независимость. В 1860 году в Лаврионе впервые было проведено электрическое освещение и телефон. В 1865 году вступила в строй Аттическая железная дорога. После этого Лаврион становится одним из важнейших портов Греции. Из руд Лавриона производят серебро содержащего свинца, марганца и кадмия, а также железа  и железомарганцовистых концентратов.  Работы велись греческой компанией Metal Works company of Laurio, которая была активна в этом районе с 1873 по 1917 год, и французской Compagnie Francaise des mines du Lavrion  с 1875 по 1982 год[22]. Компании в значительной мере перерабатывали старые хвосты, заново открывали старые выработки.

 После второй мировой войны горные разработки пришли в упадок, и в 1970 рудники были закрыты, хотя металлургическая переработка руд и хвостов продолжалась пока не была полностью прекращена в 1990.

 

++++++    ++++++      +++++++    +++++++

Золото, полученное при дворе Соломона, и серебро Лаврийских рудников, сыграли решающую роль в строительстве портов, городов – Иерусалима и Афин, и храмов-символов той цивилизации, которая создала эти города – Первого иерусалимского храма, воплощения Израиля и иудаизма, и  Парфенона, символа Эллады.  Люди, использовавшие драгоценные металлы рассмотренных месторождений (Соломон, Фемистокл, Перикл) были дальновидными, широко мыслящими государственными деятелями. Поэтому их деяния оказали столь большое воздействие на историю  мира, остались в памяти современников и потомков.  

 

Витватерсранд - месторождение, определившее судьбу Африки

В 1877 году появилась статья, автор и тема которой встревожили деловой мир и широкую публику.  Автор статьи - выдающийся австрийский геолог Э. Зюсс, признанный глава школы европейской геологии, известный серьезным анализом  всей суммы знаний о Земле, накопленных к концу XIX столетия. Статья Э. Зюсса затрагивала вопрос, касавшийся всех - состояние экономики и финансов мира, которое ученый считал критическим вследствие резкого превышения роста потребления золота  над темпом прироста его запасов. Наиболее устрашающе звучал прогноз о неизбежной катастрофе глобальной экономики и гибели европейской цивилизации в ближайшем будущем в связи с исчерпанием золоторудных месторождений планеты.  Но апокалиптические предсказания на сей раз, не оправдались: не прошло и 10 лет, как в Южной Африке было найдено золотое месторождение, содержащее половину мировых запасов металла. Имя этого месторождения - Витватерсранд.

Витватерсранд ("хребет белых вод" с африкаанс), или просто Ранд[23], - низкий хребет в Южной Африке, который служит водоразделом между реками бассейнов Индийского и Атлантического океанов. Имя Витватерсранд используется также для обозначения мегаполиса Йоханнесбурга. В этой провинции действуют 149 рудников, на которых работает 190,000 человек.

Витватерсранд известен геологам всего света, как крупнейшее в мире месторождение (точнее,  группа месторождений)  золота. В целом  Ранд - структура длиной 100 км и прослеженная на глубину до  3,6 км - за время эксплуатации рудники Ранда поставили 40%  золота мира. Бывшее основным мировым производителем золота, начиная с 1886 года, месторождение в 1970 году,  давало 79% мировой добычи этого металла; сегодня его доля снизилась до 25%. Колебания уровня добычи определялись не истощением запасов -  запасы золота Витватерсранда и в настоящее время оцениваются в 40 тысяч тонн, - а перепадами рыночной ситуации.

При огромных природных потенциях бывшего Советского Союза и способности социалистической экономики в случае необходимости сосредотачивать все средства на одном направлении и при исключительном качестве геолого-геофизических исследований поиск "нашего советского Витватерсранда" был одной из важнейших задач, которую Государство ставило перед геологами. На обнаружение  месторождений типа Витватерсранда были ориентированы разработки новосибирского геофизика, будущего академика В.С. Суркова, создавшего оперативный метод поисков золоторудных месторождений по радиоактивным аномалиям. Его работы привели, в частности, к открытию  крупнейшего золотого Мурун-Тау. Открытием месторождений типа Витватерсранда бредил якутский геолог Борис Шпунт, убеждая якутский обком КПСС поставить работы в северо-западной Якутии, в бассейне притока Анабара - реки Уджа. Витватерсранда там не нашлось, но косвенным результатом работ явилась находка крупнейшего в мире месторождения редких металлов на массиве ультраосновных-щелочных пород Томтор.

Легенды о присутствии золота в районе ныне называемого Витватерсрандом были широко распространены среди кочевых африканских  племен. Но начало золотому буму положила в марте 1886 года находка обнажения золотоносных пород в центре Ранда австралийским золотоискателем Джорджем Харрисом. Он официально зарегистрировал свою заявку у местных властей. Теперь на этом месте установлен монумент в его честь. Но Харрис вскоре продал свой участок за 10 фунтов стерлингов, и правительство объявило район зоной свободного золотоискательства. Полагая, что бум продлится недолго, оно выделило небольшую площадь треугольной формы, чтобы накроить как можно больше участков для клеймения (поэтому улицы центральной части Йоханнесбурга так узки).

Началась классическая золотая лихорадка. Тысячи людей прибывали из всех стран мира.  Вырос огромный лагерь золотоискателей. Он был назван Феррейра Кэмп - прямое указание на преобладание португальцев. Позднее двое африканеров Йоханнес Миллер и Йоханнес Риссик назвали его в свою честь городом Йоханнесов - Йоханнесбургом.  Под этим  названием он и вошел в наши дни. Через каких-нибудь 10 лет Йоханнесбург стал крупнейшим центром Южной Африки, далеко обогнав основанный за 200 лет до него Кэйптаун. Сегодня население Йоханнесбурга насчитывает 7,5 миллионов, то-есть треть современного Нью-Йорка. Он входит в число 35 крупнейших мегаполисов мира.  В Северной Америке он стоял бы на четвертом месте после Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Чикаго.

Геология золоторудных месторождений Витватерсранда до сих пор вызывает много вопросов. Золотоносный комплекс представлен кварцевыми конгломератами возрастом древнее 1800 миллионов лет. Среди обломков конгломератов присутствуют алмазы. Остается неясным, что привело к огромной концентрации металла: является ли Ранд древней россыпью, связанной с вулканогенным "зеленокаменным" поясом и преобразованной позднейшими процессами, или здесь действовала комбинация каких-то иных факторов. Предполагается, что общая форма Ранда отражает форму замкнутого водоема, в котором происходило накопление толщ битуминозных сланцев, способных аккумулировать золото. Последующим этапом было замещение материала сланцев кремнекислотой, по всей видимости, связанной с процессами регионального метаморфизма. Золото ассоциируется с ураном. Эти процессы привели к частичному перераспределению золота. Тогда же, скорее всего, возникла и урановая минерализация[24]

Золотая лихорадка, сопровождавшая открытие Витватерсранда, практически совпала с другим решающим событием - открытием в той же Южной Африке самых крупных в мире алмазных месторождений  Золотой бум начался в 1886 году. Алмазы в Кимберли были открыты в 1870 году; в 1880 году была создана компания Де Бирс, а в 1888 году  - Де Бирс консолидэйтед майнс, контролирующая рынок алмазов. Естественно, что совпадение двух грандиозных открытий во времени и пространстве обусловило и теснейшую связь концентрации их добычи в немногих руках с борьбой за установление контроля мирового рынка алмазов и золота. До настоящего времени  большая часть средств, инвестируемых в добычу золота, получена на алмазных месторождениях. Говоря же об организации горнодобывающей промышленности в обеих отраслях, трудно не касаться дебрей корпорационной истории.

Разработка месторождений масштаба Витватерсранда, тем более в комбинации с алмазными месторождениями Южной Африки, сразу же сделала первоочередным вопрос о структуре, способной обеспечить не только эффективную их эксплуатацию, но и контроль над ценами на добываемое сырье.  Создание такой структуры  явилось результатом деятельности ряда замечательных людей. Сесил Джон Родс, Барни Барнато и Эрнест Оппенхаймер[25] оказались в Африке в период ее раздела между европейскими державами после открытий Стэнли и Ливингстона. Они строили собственные судьбы и окружающий мир.  Они были в самом прямом смысле слова колонизаторами, создавшими современный облик континента. Эти люди прекрасно понимали, что без активного вмешательства в политику не может быть достигнут и успех финансовый. В этом  отношении они действовали в точности так же как те, кто осваивал серебряные рудники Запада Америки и оловянные рудники Корнуолла.

Имя Сесила Джона Родса ассоциируется, в основном, с его деятельностью в  политической сфере. Он с полным основанием  считается империалистом-колонизатором. Куда менее известна его деятельность в области горнорудной промышленности, где он создал основы огромной компании, контролирующей и сегодня рынок драгоценных камней и золота.

17-летний Родс прибыл в Африку и начал работать на хлопковой ферме старшего брата. Через два месяца братья, подхваченные "алмазной лихорадкой", переехали в Кимберли и купили несколько небольших участков на ферме Де Бирс. Пока нанятые им горняки копали алмазоносную "синюю землю", Сесил, сидя на перевернутом бочонке, читал Марка Аврелия и "Энеиду" Виргилия.  Но главным его занятием была сортировка и продажа алмазов.

В 1880 году, объединившись с братом и владельцем соседнего участка, он образовал  компанию по добыче алмазов, названную Де Бирс по имени владельцев фермы, на земле которой шли разработки. Партнеры по Де Бирсу смогли заработать хорошие деньги, закупив в Англии насосы для откачки воды из карьеров и сдавая их в рент владельцам мелких участков. В 1873 году Родс поступил в Оксфордский университет, который закончил в 1881 году. Параллельно Родс продолжал активную деятельность в Африке по консолидации алмазоносных участков в одних руках. Решающий успех был им достигнут, когда он совместно с Барни Барнато (о нем ниже), купил так называемую Французской компанию, владевшую алмазоносной трубкой Кимберли. Деньги для этой покупки (1,.4 млн. фунтов стерлингов) предоставил взаймы Альфонс Ротшильд. Теперь Родс и Барнато создали новую организацию – Де Бирс консолидейтед майнс, которая в 1891 году уже контролировала 90% добычи алмазов в мире. В то же время Родс обладал значительной частью акций компаний, добывающих золото Ранда.  Не случайно именно Родс с его склонностью к масштабным решениям проблем впервые подошел к вопросам контроля мирового рынка драгоценных камней и металлов не только за счет концентрации производства и поглощения мелких производителей, но и со стороны регулирования спроса и цен.

Составив значительный капитал, обеспечивший ему свободу выбора деятельности, Родс отдает большую часть энергии и средств воплощению своих политических идеалов в Африке. В 1884 году он организовал присоединение к Капской колонии лежащего к северу от нее и западу от Трансвааля Бечуаналенда (ныне - Ботсвана). Он был выбран членом парламента Капской колонии, а в 1890 году при поддержке и буров и британцев - ее премьером. В это время он выдвинул план распространения британской власти на Центральную Африку, воссоединения всех англоязычных народов и в итоге создания федерации во главе с Британией,  простирающейся от Капской колонии до Египта, с режимом самоуправления и равными правами для всех свободных (то-есть белых) людейКоролева Виктория выдала ему хартию, позволявшую  развивать новые территории по его усмотрению. Районы, на которые распространялось действие хартии, не имели определенных границ. Родс посылал группы колонистов к северу от реки Лимпопо. Здесь возникло новое независимое государство, позднее для удобства управления разделенное на две части, которые после смерти Родса в его честь были названы Северной и Южной Родезией.

Сегодня, процветавшие государства, созданные Родсом и носившие его имя, исчезли с карты Африки и полностью разрушены борцами с колониализмом. Экстремисты требуют убрать его могилу в скалах Матополос, Но о строителе новой Африки напоминают основанные им в этих странах города, построенные там дороги и рудники, пока еще не разрушенные современными дикарями. Зеленым памятником Сесилу Родсу называют  заложенный им и оставленный в подарок народу прекрасный Национальный ботанический сад Кристенбош в центре Кейптауна - крупнейшее собрание флоры на  континенте. По завещанию Родса все его огромные владения  переданы государству; на его деньги основан университет Кейптауна с прославленной клиникой Хрутесир. Фонд Родса  финансирует двухгодичное обучение в Оксфорде политических деятелей англоязычных стран. Между 1995 и 1999 годами эта стипендия была распространена на все страны Европейского сообщества.  Основателем  фонда предполагалось, что он будет способствовать созданию кадров колониальной администрации.

Барни (Барнетт Исаакс) работал с братом в цирке как жонглер и клоун. Номер объявлялся братом, который представлял себя и добавлял; "И Барни тоже". (Barney too). Так родилась фамилия, Барнато, которую взяли себе братья. Крепко сложенный Барни, ростом почти 180 см блондин с голубыми глазами, был импульсивен,  играл в карты на деньги, любил женщин, смаковал грязные анекдоты, легко ввязывался в драки. Бросив работу бармена паба в Лондоне, он, имея в кармане 30 фунтов стерлингов и 40 коробок дешевых сигар, в 1873 году прибыл в Южную Африку. Наняв за четыре фунта бура, он пешком пересек Великий бассейн Карру и два месяца спустя в разорванной одежде, почернев от загара,  объявился в Кимберли. Здесь он занялся продажей своих сигар, работал борцом в бродячем цирке, и на вырученные деньги смог приодеться.  Как и Родс, он начал скупать у горняков алмазы и алмазоносные участки. Барни проявил редкостное чутье и смелость - поверил знакомому минералогу, утверждавшему, что ниже "синей земли", образовавшейся при выветривании алмазоносных пород - кимберлитов, идет самая богатая  алмазами, так называемая "желтая земля". Отсюда следовал вывод, что за алмазами надо идти вглубь. И он нашел деньги и пошел! Так родилось богатство, которое позволило Барни создать собственную Кимберли сентрал даймонд компани, владевшую большей частью трубки Кимберли. Новая компания стала опасным конкурентом Де Бирсу Родса. В 1888 году соперники объединились в Де Бирс консолидэйтед майнс, в которой Барнато  вместе с Родсом стали пожизненными директорами правления. Тем временем Барни продолжал прибирать к рукам компании, ведущие разработку золота Витватерсранда.

Однако создать компанию, которая на современном уровне осуществляла бы разработку  Витватерсранда и одновременно контролировала мировой рынок золота, смог другой человек. Эрнест Оппенхаймер был родом из хорошо известной еврейской семьи чешско-австрийских финансистов. Оберегая его от процветавшего в континентальной Европе  антисемитизма, в 1896 году семья послала молодого человека в Лондон. Здесь он работал мелким клерком в компании дальнего родственника и сортировал естественные, необработанные алмазы. В 1902 году хозяин послал двадцатидвухлетнего Эрнеста в Кимберли, где его кузен Фриц Хиршхорн был директором Де Бирса. Здесь Оппенхаймер устанавливает деловой контакт с одним из "хозяев Ранда" - Джоэлем Солли. Это дало ему возможность начать создание структуры, контролирующей мировой рынок золота. Тогда же началось его непосредственное сотрудничество с Барни Барнато. Результатом этого союза  стало создание в 1917 году Англо-Американской корпорации для эксплуатации золотоносного района Витватерсранда. Компания в 1929 году купила Де Бирс у наследников Сесила Родса. Успех корпорации был изначально гарантирован тем, что ее банкиром стал известный нью-йоркский финансист Джон Пирпонт Морган. В период Первой мировой войны Оппенхаймер развил бешеную деятельность по скупке алмазоносных районов немецкой Юго-Западной Африки (современная Намибия). Чтобы утвердить свой общественный статус, Оппенхаймер демонстративно вышел из иудаизма и принял англиканскую конфессию христианства ("Париж стоил мессы"!). Вскоре он удостоился рыцарского звания и получил титул "сэра".

Держа под контролем золото Витватерсранда и большинство источников африканских алмазов, Оппенхаймер смог бросить вызов лондонскому алмазному синдикату; в противовес которому он создает так называемую Центральную организацию по сбыту драгоценных камней и золота. Обладая  огромными ресурсами, новая компания могла осуществлять эффективный контроль мирового рынка драгоценных металлов, что и делала практически до конца двадцатого века.

Нельзя не развести руками, глядя на практикуемые российским правительством систематические выбросы золота на мировой рынок, в надежде получить немедленный доход. Результат таких действий всегда один и тот же  - дезорганизация рынка и резкое падение цены на золото, включая, естественно, стоимость оставшихся золотых резервов самой России. Эта вполне дикарская логика проста: ну да, конечно, чтобы оперировать на мировом рынке каким-либо сырьем, нужны знания и связи. Но с золотом-то и алмазами что за нужда! Они-то всегда в цене. Тут мы и сами сообразим. Вот и соображают.

Близкие по времени открытия богатейших месторождений золота и алмазов в корне изменили лицо юга Африки. Прежде всего, они вызвали огромный поток новых пришельцев (уитлендеров) со всех континентов, которые коснулись этнического баланса района. Природа буйной вновь прибывшей массы старателей мало соответствовала  патриархальным устоям общества фермеров-протестантов бурских республик. На фоне этого противоречия даже предельно острые вопросы расового различия отошли на задний план. Существенную часть пришельцев составляли уже не белые, а "цветные" - выходцы из Индии.[26] Очень скоро чужаки-уитлендеры громко заявили о себе, потребовав права голоса в решении вопросов клеймения участков. Они становились активной группой, влияющей на политическое устройство страны. Так с освоения открытых месторождений в районе появилась третья сила, которой нельзя было пренебрегать. 

Впервые старательская вольница во весь голос потребовала к себе внимания в 1870 году. В ответ на решение правительства Трансвааля запретить клеймение золоторудных участков всем, кроме троих признанных правительством субъектов, горняки восстали и создали собственное государство -  Республику Диггеров (копателей, землекопов), добытчиков алмазов. Президентом ее стал Стаффорд Паркер, в прошлом моряк, полицейский, золотоискатель. Столкновением армии горняков с армией Трансвааля воспользовались британцы, проживавшие в Капской колонии  и в колонии в Западном Грикваленде с главным городом Кимберли. Некоторые горняки призывали выкинуть прочь британцев вслед за бурами, но Паркер убедил своих сограждан, что они "не могут выступать против своей королевы", поскольку большинство горняков были из Канады, Австралии, Новой Зеландии, то-есть официально считались подданными Великобритании. В итоге флаг республики горняков был спущен навсегда.

Волнения уитлендеров послужили Родсу поводом для вмешательства британцев. С рейда отряда Джеймисона начался период Англо-бурских войн, перекроивших политическую карту континента. Вторая Англо-бурская война стала первой войной нового двадцатого века. Героическое сопротивление буров, применявших партизанскую тактику, парализовало английскую армию. Несмотря на почти десятикратное численное преимущество (против 450-тысячной британской армии сражались вооруженные силы буров не превышавшие 40 тысяч бойцов), войне не было видно конца.  Чтобы сломить сопротивление буров, лишить их снабжения, главнокомандующий британской армией генерал Китченер начал применять тактику выжженной земли. Около 300 тысяч принадлежащих бурам ферм было сожжено. Их обитатели были согнаны в первые в истории концентрационные лагеря (это новшество тоже знаменовало новый век): 16 лагерей, численностью 16 тысяч человек, для женщин и детей буров, и 66 трудовых лагерей (свыше 115 тысяч человек) для чернокожих африканцев  - рабочей силы в рудниках.  31 мая 1902 года был заключен мир. Государства потомков голландских колонистов - буров, Трансвааль и Свободное оранжевое государство, потеряли независимость. Они перешли под суверенитет Эдуарда  VII.  Но колониальное владычество Англии просуществовало недолго. В 1910 году разношерстные колонии южной Африки объединились в Южно-Африканский союз, независимый от Великобритании и просуществовавший до 1961 года, когда он был преобразован в Республику Южной Африки.

За драматизмом борьбы маленьких республик с мировой империей надо помнить, что войны эти известны как "геологические"  -  за контроль над Витватерсрандом и алмазными месторождениями. Великобритания, крупнейшая индустриальная и торговая держава мира, нуждалась в постоянном гарантированном притоке золота и драгоценных камней для поддержания стабильности своих финансов.

 В долгосрочном плане, возможно, самым значительным последствием открытия Витватерсранда и начала его промышленной эксплуатации было то, что оно означало конец племенного общества всего юга Африки. Тысячи горняков  в забоях Витватерсранда составляли большинство рабочего населения страны. Более того, здесь нашли работу и многочисленные мигранты из соседних африканских стран. Присутствие в стране огромного горнодобывающего комплекса, от нормального функционирования которого зависело ее существование, постепенно изменило всю атмосферу. Относительная умеренность подхода к старым расовым проблемам в равной мере  характеризовала и белое и черное население страны. Здесь не вспыхнула партизанская война, как в соседней Намибии, не пошли "в разнос" и белые националисты, как в соседней Южной Родезии. Де Бирс, сотрудничая с президентом Табо Мбеки, финансирует ряд гуманитарных программ и распространяет свои акции среди чернокожего населения страны. Окончательный удар по старой Африке нанесло создание Центральной организации по сбыту, контролирующей  добычу и поставку на рынок золота и алмазов. Поднимающаяся волна африканского национализма со всей очевидностью показала, что такую задачу можно осуществлять только в условиях политической стабильности. Созданная Эрнестом Оппенгеймером Центральная организация внимательно следит за ситуацией в странах Африки, способных повлиять на рынок алмазов и золота. При необходимости она активно вооруженной рукой вмешивалась в гражданские войны в Намибии, соседней Анголе, а позднее, в Сьерра Леоне. Так что можно без преувеличения сказать, что именно разработка Витватерсранда и создание международных корпораций, контролирующих рынок золота, определили деколонизацию Африки. Принятые, по советской инициативе, ООН демагогические резолюции о деколонизации лишь юридически оформили этот процесс.


 


[1] Ю.М. Баженов, 1999, В поисках страны Офир. http://geo.web.ru/CD_Smirnov/html_99/38/index.html

[2] http://en.wikipedia.org/wiki/Mahd_adh_Dlahab

[3] same source

[4] http://en.wikipedia.org/wiki/ Mahd adh Dhahab

[5] Saudi Geological Survey. Gold. http://www.sgs.org.sa/index.cfm?sec=74&sub2-197&page=

[6]Mark Hall. http://www.sf-fandom.com/vbullletin/showthread.php?t=2979

[7] http://www.news.com/heraldsun/story/0,21985,24567381-663,000.html

[8] http://news.nationalgeographic.com/news/2008/10/081028-kingsolomon-copper-mine-m

[9] См., к примеру, Lowell Kirk, King Solomon’s Mines. Where was Ofir?

 http:// www.tellicotimes.com/Solomon.html.

[10] Баженов, Ю.  М., 1999, В поисках страны Офир, http://geo.web.ru/conf/CD_Smirnov/html_99/38_bazh/index.html

[11] city of Lavrion.http://www.informatics.org.gr/Mosaic/lavrionhistory.html

[12] Гришин, М. Г., 2001, Проблемы социальной политики Афинского государства  в 1-ой половине V века до нашей эры. Конференции Центра антиковедения СПбГУ

[13] драхма – древнегреческая единица веса, равная в различных полисах от 4 до 7 грамм серебра или монета того же веса.

[14]The silverr mines of Lavrion. http:// www.tjhorne.com/Main_HTML/silver%20mines/silver-mines.history.htm

[15] Voudoris, P., V. Molfas, P. G. Spry, T. Bonsall, M. Tarkian, M. Econoumon-Elliopoulos, 2008, Mineralogical and fluid inclusion constraints on the evolution of the Plaka intrusion-related ore system, Lavrion, Greece. Mineralogy and Petrology, v.33, no. 1-2, p. 79-110.  

[16] Skrapelis, N., B. Tsirouros, and G. Pe-Piper, 2008, The Miocene igneous rocks in the Basal Unit of Lavrion (SE Sttica, Greece): petrology and geodynamic implications. Geological Magazine, v. 145, no. 1, p. 1-15.

[17] Bonsall, T. A., Spry, P. G., Voudouris, P., Seymour, K. S., Tombros, S., and Melfos, V., 2007, Geology, mineralogy, and geochemistry of cearbonate-replacement lead-zinc,silver deposits in Lavrion district, Greece. GSA Abstracts with Programs,, v. 39. no.6, p. 623.

[18] Skarpelis, N., 2007, The Lavrion deposit (SE Attica, Greece): geology, mineralogy and minor elements chemistry. Neues Jahrbuch fur Mineralogie- Abhandlungen, v. 183, no. 3, p. 227-249.

[19] Страбон древний географ 64/63 год до н. э. – 23/24 годы н. э.

[20] Павсаний древний географ вторая половина II века нашей эры

[21] Lavrio (ancient Lavrion) http://whc.unesco.org/en/tenativelists/1789

 

[22] Lavrio (ancient Lavrion) http://whc.unesco.org/en/tenativelists/1789

[23] ранд  (африкаанс)- риф, хребет.

[24]  А. А. Сидоров и И. Н. Томсон, Металлоносность черносланцевых толщ: cближение альернативных гипотез , Вестник ОГГГНРАРН, № 1(11), 2000.

[25] Здесь и в других биографиях данные из M.Hart, 2001,  Diamond, Penguin Books, Toronto, London, New York, 276 p.

 

[26] Среди индийской общины находился и будущий основатель новой Индии Махатма Ганди. Не здесь ли, в Южной Африке, прошли первую школу борьбы за независимость Индии деятели Индийского национального конгресса?