Андрей Можаев. К воинской славе Отечества. Ледяной поход

К воинской славе Отечества. Ледяной поход

 "Ветер поземку стелет,

Треплет трехцветный флаг,

- Глушит порыв метели

Топот и мерный шаг!

Это Бояр раскосый

Шел в ледяной поход!

Пели стальные осы,

Алый сочился мед…

Сам Генерал Корнилов

Родине обручил

Фронт, не имевший тыла,

Кроме своих могил…

Сквозь ледяные реки

Шли переправы вброд, -

Видимо в каждом веке

Свой сумасшедший год!

Только смертельный выстрел

Или в упор картечь

Право давали быстро,

Без приказания лечь…

Перешагнув, живые

Шли… соблюдая черед…

Только в одной России

Мог быть такой поход!"
(князь Николай Кудашёв)

 

В тот уже далёкий день 22 февраля (по новому стилю) 1918 года четыре тысячи бойцов-добровольцев с большим обозом из членов семей, женщин, раненых вынужденно покинули Ростов. Окружённые со всех сторон превосходящими в десятки раз интернациональными силами красных, Добровольцы с боями двинулись на Екатеринодар для соединения с Кубанской Радой. Начинался первый Ледяной поход.

Горсть бойцов была сведена в полки: Ударный Корниловский, Добровольческий ген. Алексеева, Офицерский ген. Маркова и Офицерский ген. Дроздовского. Половина личного состава - офицеры и юнкера; половина - кадеты и гимназисты, мальчики 15-16-и лет. Так родилась Белая армия.

Коммерсанты и промышленники отказались помочь добровольцам деньгами и снабжением. Шли в боях без артиллерии и конницы, почти без боезапаса, вброд переходили реки и в обледенелых, будто панцири, шинелях, обмороженные, стремительными штыковыми атаками под плотным огнём выбивали превосходящие силы большевиков из станиц и станционных посёлков, городков. Оружие бралось с бою.

Этот тяжелейший поход на Кубань стал беспримерным в истории войн по героизму и самопожертвованию, по манёвру и тактике, применёнными вразрез всей военной науке, но совершенно согласными со сложившимися неповторимыми обстоятельствами. Тогда же в одном из арьергардных боёв под Екатеринодаром генералом Сергеем Леонидовичем Марковым были изобретены знаменитые тачанки, спасшие обескровленную армию.

За все годы той войны максимальная численность на всех фронтах красных войск достигала 3-х миллионов; белых - 320-ти тысяч штыков и сабель. Но этот десятикратный общий перевес, не говоря уже о полном превосходстве красных в вооружении, сохранялся всегда.

 

Гораздо позже в память о тех степных битвах на Дону и Кубани будут написаны стихи великой песни "Тёмная ночь". Большевики не смогут разгадать содержания лирико-драматического монолога, используют по своему, как, впрочем, они использовали, коверкая и присваивая, многие белогвардейские и даже дореволюционные песни, подвиги или ту же знаменитую тачанку.

Автора "Темной ночи", катакомбного (истинно православного) христианина Петрова-Агатова, отвергавшего сергианскую "красную" МП и законность власти Советов, отправят в 1946 году в лагеря на тридцать лет с двумя небольшими перерывами. Там он в своё время познакомится с писателем Леонидом Бородиным и другими членами организации ВСХСОН. Там и скончается в мордовских лагерях в 1986-м году.

Песня же "Тёмная ночь", несмотря ни на что, сполна послужила народу, хоть и оказалась отданной на откуп персонажу - приблатнённому одесскому малому, красноармейцу из фильма и поставлена на одну доску с пошлой песенкой "Шаланды, полные кефали". Так и вошла в сознание советских людей - насильно "пристёгнутой" к нравам подворотни. С чего бы это вдруг шебутной кино-портовый, "шпарящий" на жаргоне, стал изысканно-благородно выражаться классическим слогом в "своей" песне: "Верю в тебя, дорогую подругу мою, эта вера от пули меня тёмной ночью хранила... Как я люблю глубину твоих ласковых глаз, как я хочу к ним прижаться губами"?.. Нет, за этим стоит совсем другой характер, совершенно иной тип человека.

Да и в 1941-42 годах не столько пули в тех степях свистели, это уже совсем мелочь была, сколько утюжили их танковые клинья немцев, рвали в клочья снаряды и бомбы артиллерии и авиации...

Так до сего дня и сохраняется, и всячески оберегается от знания правды эта несуразная ложь, как, впрочем, и вся историческая ложь о Белом движении.

 

Иван Шмелёв: "Подвиг, начатый «горсточкой», есть начало Священной Революции, высоко-духовной революции против тьмы. В ней бились и будут биться за ценности иные: за право оставаться человеком!.. Все, кто чувствует себя русским человеком, человеком, а не скотом, - все с нами, все – в неизвестное, где и смерть, и жизнь, но и смерть и жизнь – только по нашей воле, но и смерть и жизнь – во имя! Ни классов, ни сословий, ни пола, ни возраста, ни языка, ни веры… - а все, Россия, - во имя святой свободы личной, во имя России общей…

Ледяной поход – одна из светлейших, по чистоте духовной, одна из белейших страниц русской истории. Эта сверкающая снежная страница закрыла многие тёмные. И свет этот, хранимый здесь, на чужбине, в тоске по родине, хранимый и там, в России, в безмолвии и тоске, хранимый лучшими, будет сиять и греть. Из него разгорится пламя, не опаляющее, пламя святого Света.

Ледяной поход всё ещё продолжается там и здесь: продолжается чистыми. Он – вечен, как вечный Дух, неугасающая сила человека, человека-света. Вечная память павшим. Вечный завет – живым".

Темная ночь, только пули свистят по степи,
Только ветер гудит в проводах, тускло звезды мерцают...
В темную ночь ты, любимая, знаю - не спишь,
И у детской кроватки тайком ты слезу утираешь.
Как я люблю глубину твоих ласковых глаз,
Как я хочу к ним прижаться сейчас губами...
Темная ночь разделяет, любимая, нас,
И тревожная черная степь пролегла между нами...

Верю в тебя, в дорогую подругу мою.
Эта вера от пули меня темной ночью хранила.
Радостно мне, я спокоен в смертельном бою:
Знаю, встретишь с любовью меня, что б со мной ни случилось.
Смерть не страшна, с ней не раз мы встречались в степи.
Вот и теперь надо мною она кружится...
Ты меня ждешь и у детской кроватки не спишь,
И поэтому знаю: со мной ничего не случится.

Андрей Можаев

 

А это - принцессы Ольга и Татьяна - "угнетатели трудового народа", жертвы двух революций ради "всеобщего светлого будущего".