Леонета Рублевская. Кусочек большого яблока...

Путевые заметки

Яблоко было большое, желто-красное, спелое, ароматное. Я надкусила его... Вкусно...

Прошло уже изрядно времени после моей поездки в Нью-Йорк, но каждый раз, проделывая эту процедуру с яблоком, я ловлю себя на одной и той же мысли: надо  все же написать о своем визите в прекрасный город, который ассоциируется вот с этим классическим плодом...

Кстати, почему все же – яблоко?!

Я вспомнила, как, разыскивая в Нью-Йорке какие-то адреса, я останавливала прохожих и задавала и этот вопрос.

- Почему яблоко? - повторила мой вопрос японка-китайка-кореянка. – Я где-то читала... Нет, не помню.

- Почему яблоко? – задал сам себе мой вопрос торопящийся черный прохожий. – Откройте интернет: очень легко найти ответ! – и побежал дальше.

...Да, нью-йоркцы – народ не просвещенный. Впрочем, «нью-йоркцы» - понятие весьма неопределенное. Неопределенное тем, что основная масса народа – отнюдь и не нью-йоркцы. Приехавшие изо всех частей Америки, близлежащих островов и полуостровов, а также из других стран других контитентов, они-то и составляют основное население. Разный язык, цвет кожи, религия, политика, взгляды... В каком же еще городе на нашем крошечном шарике есть такое многонациональное скопление?! Кажется, в этом смысле Нью-Йорк уникален! Уникален и тем, что все это множество национальностей уживается здесь отлично. Во всяком случае, у меня, как у гостя, сложилось такое впечатление. Кого бы я не останавливала в городе: гуляющего, спешащего, - все любезно мне отвечали, с терпением объясняли и согревали известной американской улыбкой. Однако про яблоко я ответа на улице не нашла.

Пришлось-таки воспользоваться советом и пошарить в интернете. Кстати, а вы знаете?

Ну да ладно. Вот что я нашла.

Оказывается, существует несколько версий, а точнее - 3. Самая известная из них –  джазовая. В 20-ые годы, когда в Нью-Йорке был чрезвычайно популярным джаз, стали появляться клубы, где выступали музыканты. И наиболее «сладким» местом, где собирались джазисты со всей страны, оказался клуб с названием «The Big Apple», что в переводе и означает «большое яблоко». Очень быстро это имя стало нарицательным. Уже так музыканты и говорили, собираясь в Нью-Йорк, что едут в «Большое Яблоко»...

Еще одна версия, которая тоже берет свое начало в 20-ые годы. Тогда, после обвала рынка ценных бумаг, брокеры вынуждены были искать себе дополнительный вид заработка. А так как большинство из них жило на фермах, вблизи многочисленных яблоневых садов, то они и стали собирать яблоки в бочки и продавать их на улицах Нью-Йорка.

Может, вытекая из этой версии, появилась и третья – версия со скачек. Тогда же на ипподромах большого города завсегдатаи заметили, что лучших лошадей кормили большим количеством яблок. Так и говорили, собираясь на ипподром, - «Идем к Большому Яблоку»...

В город Большого Яблока я попала в начале лета. Когда  цвело все вокруг. Я открывала себе новый город в его лучшую пору. И даже то, что каждый день, выходя из гостиницы на улицу, я натыкалась на огромнейшие контейнеры с мусором – результат «отработанного» вчерашнего дня, - не омрачало моего настроения, а позже я к этому даже привыкла, так как контейнеры эти (или огромнейшие кучи мусора в черных целлофановых кульках) были на каждом шагу. Впрочем, утешало лишь то, что подобные свалки все же находились на второстепенных улицах. А, скажем, проникая по ним на Бродвей, я наслаждалась чистотой и свежестью, благоуханием и блеском этой одной из самых известнейших центральных улиц Манхеттена да и всего Нью-Йорка.

Мне нравилось здесь находиться: бродить неспеша, рассматривая витрины; присаживаться на скамейку в крошечном садике прямо на островке перехода по центру улицы; останавливаться у театров, изучать их афиши... Кстати, вот так, остановившись у театра, я, что называется нос к носу столкнулась со звездой театрально-киношного мира – Дензел Вашингтоном. Не верите? Вот вам фото, которое я незамедлила сделать в ту секунду, когда актер выскользнул из театра на улицу и попал в окружение толпы. А мне повезло стоять в ее первых рядах... А вечером я-таки пошла на спектакль Беласко театра, где он исполнял одну из главных ролей – Марка Брута. Честно скажу, спектакль (а это был «Юлий Цезарь» по Шекспиру в постановке Даниель Сулливана) произвел очень серое, если не сказать, используя цветовую палитру, - бесцветное впечатление. Известная трагедия Шекспира была «втянута» в современный политический мир, неся в себе определенные ассоциации, и напоминала мне спектакли наших театров в период навязывания им производственно-политических тем. Тогда «повезло» очень многим великим произведениям быть перенесенным на современный грунт, в нашу тогдашнюю жизнь... Думается мне, с тех пор многие зрители навсегда отбили себе охоту ходить на классиков. Здесь была та же история. Но не буду на этом подробно останавливаться, потому что спектакль (да и роль известного артиста!) не оставил следа в моей памяти. Разве что фото...

Зато другой спектакль на том же Бродвее – в Маркус театре (Marquis Theatre) – “La Cage” (клетка) – я помню до сих пор. Веселая, остроумная, изобретательная режиссерски и актерски музыкальная комедия ярко «сидит» в моей памяти, принося до сих пор радостное настроение, улыбку и удовольствие от увиденного и услышанного. И незря в годы своего пика спектакль был удостоен высочайшей награды в театральном искусстве – Tony Award – за лучший мюзикл, а также получил и в других номинациях: лучший актер - Гарри Бич (Gary Beach), лучшая хореография - Джерри Митчел (Jerry Mitchell), лучший дизайн, костюмы... И – за лучшее возрождение произведения.

Спектакль был поставлен по французскому кинофильму с подобным именем в 1996 году режиссером Джином Пойретом (Jean Poiret). Музыкальная история базировалась на сюжете, где двое партнеров ночного клуба – супруги Албин и Джорж – потеряли свой налаженный покой, когда их сын сообщил о своей предстоящей женитьбе... Все заканчивается, конечно, happy end’ом, но нам, зрителям, придется пройти через все перепетии консервативного устоя родителей и всей веселой суеты ночного клуба. Прекрасные песни, танцы, блестящая игра актеров, - кстати, почти все женские роли артистов ночного клуба исполняют актеры-мужчины, что привносит в спектакль некоторый сюрприз и комедийность, - хорошая музыка, изобретательные костюмы – все это сделало спектакль запоминающимся надолго. Я до сих пор счастлива, что посмотрела эту удивительную комедию!

О театрах на Бродвее можно говорить долго, потому что их много. Много спектаклей – хороших и не очень. Это все отдельная тема. Но считается, что, каждый, приехавший в Нью-Йорк, должен обязательно увидеть хоть одно шоу, хоть один спектакль. Я свою программу выполнила. Надеюсь, что в будущем, поддержу это правило не один раз.

Впрочем, в Нью-Йорке есть много чего, что нужно увидеть, посетить обязательно. И, если вы собираетесь с визитом на очень короткий срок, вам нужно очень хорошо спланировать время и... не переоценить свои силы.

Итак, Бродвей с его театрами, площадь Таймс-сквер, которая не только сногшибающе красива своими зданиями, огнями, блеском; она также имеет очень непосредственное отношение к театральной жизни Бродвея. И не только потому, что здесь тоже вы найдете театры, а и тем, что с утра прямо на северной окружности Таймс-сквер (в той части, где она называется Даффи-сквер) стоит невзрачная стеклянная касса. Вот к ней-то и устремляются заядлые театралы. Каждый день, примерно за полдня до спектакля, здесь «выбрасывают» нераспроданную «бронь» за полцены. Это вам узелок на память. А вообще эта площадь - точно центр Америки, причем, центр положительной полярности. И каждого влечет сюда. Одни – ротозеют, другие - бегут сюда по важным и неважным делам, третьи – ждут встречи, свидания, четвертые делают покупки, балдеют за чашечкой кофе, чатают за лаптопом или  занимаются творчеством... А между всеми,  как бы по второму ярусу, важно прогуливается конная полиция. И совсем не прогуливается, а пристально следит за порядком. Я обнаружила, что полицейские совсем и не суровые, а очень добродушные и улыбчивые, правда, очевидно, - до поры до времени...

Конечно, в свою обязательную программу я включила и посещение символа свободы и демократии, символа Нью-Йорка и США –  скульптуры Леди Свободы! Чтобы добраться до нее, нужно потратить немало времени, так как на остров, на котором она находится, везут катерами. Желающих очень много, а катеров не очень, и потому длиннющая змея-очередь обвивает причал, медленно двигаясь, проводя время в разговорах, рассматривая, вытаптывая и съедая все вокруг. Кстати, некоторые смышленные нью-йоркцы используют это время туристов, предлагая купить какие-то сувениры, шляпки, фотографии, проспекты, а также устраивают короткие выступления. Моя камера запечатлела весьма интересный объкт: человек в кубе... Многих это просто завораживало на месте, глядя на эту процедуру, а я подумала, что ему сделать это как говорится раз плюнуть, если он залезает в этот куб раз пятьдесят на день каждый день...

Итак, я заглянула в глаза 46-метровой Леди, полюбовалась ею со всех сторон и заметила, что она не только держит факел и табличку с датой подписания  Декларации Независимости, а также ее одна ножка стоит на разбитых оковах. Вот теперь я поняла, что увидела настоящую Богиню свободы!

Кстати, небольшая информация из раздела «Знаете ли Вы»: сегодня существуют более 200 копий статуи Свободы — в 39 штатах США, в нескольких нынешних и бывших владениях Штатов, в том числе и в Зоне Панамского канала, и на Гуаме, и на Филиппинах... В копенгагенском квартале Кристиания — «городе хиппи», где царит анархия, — тоже есть своя статуя Свободы, вернее, пародия на нее, остроумно сделанная из подсобных материалов, напоминающая и оригинал, и огромное чучело. Что ж, каждому — свое понимание этой самой свободы...

Чтобы физически ощутить свободу, вернувшись с острова Свободы, я направилась в Центральный парк. Скажу сразу: это удивительное место, где прямо с неба на вас льется какая-то блажь, и ваша душа и тело в секунду насыщаются энергией и гармонией! Тут действительно все расчитано для прекрасного отдыха. И нью-йоркцы этим чудесным источником пользуются вовсю. Прекрасный ландшафт холмистых лужаек, пешеходных тропинок и идиллически тихих каналов влекут сюда и влюбленных, и прогуливающихся молодых родителей с их чадами, и деловитых одиночек, вырвавшихся из своих офисов в небоскребах на свой небольшой ланч, и расслабленных стариков, греющихся на солнышке, которым спешить, ну, совсем уже некуда... Тут непуганные белки, утки, да и птицы не сильно-то боятся людей. Тут царит гармония и покой. И только представить, что это в самом сердце Манхэттена, где бурный поток автомобилей, гам пешеходов, активная суетливая жизнь!.. Здесь я, приехавшая из Флориды, в которой обильная зелень и роскошные тропические растения, но где все не имеет никакого запаха, я увидела сирень и жасмин, цветущую липу и упилась их таким знакомым мне еще по Киеву ароматом!

...Для русского человека находиться в Нью-Йорке и не посетить Бруклин – невозможное явление! Никакой бы русский, живущий в городе Большого Яблока, вас бы не понял. Вы не были в Бруклине??? Вы не посетили русские рестораны??? Вы не заглянули в русские магазины???

Громыхающий вагон метро мчал меня в русский Нью-Йорк. По мере того, как мы приближались к нему, вагон формировался из людей, по внешнему виду которых я вполне угадывала, что это «русские». Каким клеймом нас всех клеймили, что мы всегда будем угадываться из любой толпы?! По яркой одежде что ли, или по громкому разговору и смеху, или по озлобленному, усталому взгляду?.. Не знаю. Но я вполне осозновала, что нахожусь в плотном окружении «наших» людей. Ну, почти, как в киевском троллейбусе после утомительного рабочего дня...

Вагончик выдавил из себя пассажиров, и я оказалась на остановке. Толпа понесла меня к выходу. Я прочитала название улицы – Brighton. А, вот какой он, известный Брайтон! Тесная серая улица, куда, кажется, не проникает солнце, так как над ней, по самой ее середине на высоких железобетонных козлах и бежит рельсовая дорога, по которой снуют туда-сюда громыхающие электрички. А так как метро работает почти круглосуточно, то звук не прекращается, он присутствует постоянно, повсюду; это неизбежный аттрибут этих кварталов. Здесь, по обе стороны, группируются русские магазины, рестораны и даже жилые дома. Снуют прохожие, которым даже в голову не приходит замечать, вслушиваться в этот звук. Он тоже «свой», с ним сжились, к нему привыкли.

- Взвесьте мне, плиз, два паунда докторской! Нет-нет, не режьте, целым кусочком. И чизу столько же, но послайсайте. Только бумагой не перекладывайте! Я не хочу платить за вашу бумагу! – это в русском магазине. Здесь все напоминает годы расцвета Советского Союза. Там мы, правда, к полному изобилию не дошли, а вот тут – получили! Чего только вы не увидите на прилавках бруклинских русских магазинов! Ну да не хлебом единым...

Пробираясь по здешним улочкам к набережной, я заглянула в одих из дворов. О, как он похож на те, из которых мы все поуезжали! Я даже не могла себе представить это. Я увидала дощатые столы и скамейки, на которых восседали наши мужики и играли озадаченно в домино! Они тряскали косточками по столу и орали: «рыба!» Другие стояли рядом, болели за кого-то, советовали и переживали за игру, нервно курили, сплевывали и растирали ногами окурки по земле.  Кого-то дергал за штанину сопливый пацан, писала рядом собака... До боли знакомая картина! Возник вопрос в голове: нужно ли было уезжать?..

...Скоростной лифт остановился на 86 этаже. Импаер Стейт Билдинг - самое высокое здание Нью-Йорка – привлекает многих туристов. Я оказалась в их числе. Взглянуть на Нью-Йорк сверху – разве можно отказать себе в этом удовольствии?!

...Каменный лес зданий простирался во все четыре стороны. Почти не было видно улиц из-за могучих глыб, которые поблескивали на солнце стеклом, металлом; остроконечные, башенные, плоские крыши вздымались к небу, соревнуясь в высоте. Захватывало дух от этой картины. Толпа вокруг прильнула к металлическим прутьям смотровой площадки. Кто-то старался угадать с этой высокой точки города, где что находится, выкрикивал и показывал руками, клацал камерой. А кто-то просто молча рассматривал все вокруг, не в силах оторваться от этого чудесного вида. Мне тоже хотелось молчать. Я думала об этом городе, о тех нескольких днях, которые я провела здесь. Вспомнила прогулки по Манхеттену, визит в чудесную Церковь Святой Троицы (Trinity Church)... С великим наслаждением я вспомнила короткие визиты в Метрополиан музей, Гугенхейм музей и в Музей Современного Искусства... Театр и Центральный парк... Как немного дней и какие насыщенные впечатления!

Шорох крыльев заставил меня отвлечься от своих мечтаний. Это прямо передо мной на каменную изгородь смотровой площадки присел голубь. Как он оказался здесь, на такой огромной высоте! Какую весть он принес мне?

Что за вопрос! Ведь голубь – это птица-символ. Конечно же, он принесет нам всем мир. И мне, и всем тем, кто сейчас рядом со мной здесь. И этой брачующейся паре, которая в свой торжественный день захотела вознестись сюда, к облакам, над городом, в котором они встретились и в котором решили сложить свою совместную судьбу. Их руки соединил прямо здесь пастор. Мы все стали свидетелями их союза. Пусть жизнь их будет мирной!

И пусть она будет мирной  у всех, кто там, внизу. И дальше, - всем тем, кто за горизонтом. Далеко-далеко...

Я надкусила яблоко. Оно оказалось сочным и вкусным. Правда, я попробовала всего лишь маленький кусочек.

Фото автора