Елена Слаутина. Пусть с нами живёт...

В груди, под рёбрами, выше солнечного сплетения проснулась боль. Она напомнила ему, что он жив. И чтобы не оставаться с ней наедине, Женя вышел на улицу. Влившись в толпу, он начал считать про себя счастливые лица. Эта игра была придумана его первой любовью, но той любви уже нет, а игра осталась. Хорошо бы насчитать не меньше десяти «счастливых», и тогда он почти верил, что кошмар закончится и всё будет как прежде.

В один из вечеров Оля не вернулась домой.
Женя искал, звонил, кидался от милиции в больницы, морги, проходил сотни раз её путь с работы домой, показывая фото жены всем встречным на улице людям. Кто-то останавливался и участливо заговаривал, но чаще, люди, мотнув отрицательно головой, бежали дальше от взлохмаченного мужчины, с взглядом человека не в себе.

Прошло несколько месяцев, но найти хотя бы какой-нибудь след не удалось. Время от времени ему звонили из морга, и он приезжал на опознание. Каждый раз от мысли, что это может быть она, ужас проникал в его сердце длинным лезвием и отдавал болью при каждом шаге. А после, боль отступала, но и силы оставляли его. Выходя из морга, Женя присаживался на ближайшую лавочку и замирал на несколько часов.

Он заплакал один раз, в ноябре, а точнее пятнадцатого числа. Это был её день рождения.
Оля приснилась ему, и всё было по-старому в этом сне. Они были вместе, ждали ребенка, и Женьке, впервые за несколько месяцев, было хорошо и безмятежно легко.
Открыв глаза, по старой привычке, он потянулся к Ольге...
Он кричал так, что соседи стали стучать в дверь, а он всё кричал... Он выл зверем, с которого живьем содрали шкуру, а добить не добили...
Соседи вызвали милицию, милиция вызвала скорую...

Женя вышел из больницы. И снова пошел по моргам и улицам с фотографией жены.
Он постарел, одежда стала грязной и бесформенной, всем своим видом больше напоминал опустившегося интеллигента. С работы он ушел, устроившись сторожем на ближайшую стройку, и это его устраивало – не надо было общаться каждый день с людьми. Друзья навещали, но, натыкаясь на пустое выражение глаз Женьки, стали появляться в его доме всё реже.
Родители приезжали, убирали квартиру, наполняли едой холодильник и пытались пробиться сквозь немую стену Женькиной отрешенности, умоляя его начать жить заново.
Только один раз он ответил на уговоры смириться с пропажей жены. Ответил тем, что открыл входную дверь и попросил их уйти.

Однажды он увидел на улице сумасшедшую старуху, та танцевала прямо на проезжей части, выделывая нелепые па. Она подпрыгивала, изображая из себя балерину, махала руками, что-то кричала объезжающим её машинам. Люди столпились на тротуаре, наблюдая за бесплатным представлением. Смеялись, подбадривали выкриками «браво», а кто-то наблюдал молча, жалея её, или просто любопытствуя.

Женя шагнул на проезжую часть и взял «балерину» за руку, и та не сопротивляясь, послушно побрела за ним. За спиной раздались недовольные крики - толпе хотелось продолжения «концерта».
В ближайшем кафе он заказал разной еды, а потом просто молча наблюдал, как старушка ест.
Ела она аккуратно, с удовольствием облизывая свои худенькие пальцы. Да и сама она была как ссохшаяся шанежка, одежда сильно поношенная, но чистая и заштопанная. А взгляд не сумасшедший, а скорее детский, иконный, чистый.
- Я всё не съем, можно с собой забрать, что тут осталось? – прошептала старушка.
Женя кивнул, и та ловко извлекла из кармана аккуратно сложенный пакет, и бережно, боясь растерять хоть крошку, сложила остатки еды.
- Зачем вы танцевали на дороге? Вы же погибнуть могли.
Старушка улыбнулась и, посмотрев своими «святыми» глазами, ответила:
- Так и что, если бы померла, невелика потеря, я давно у бога прошу, да он про меня забыл. Про мужа не забыл, про сыночку не забыл, а про меня забыл...
Она затихла, словно онемела на какое-то время, а потом, вздохнув, добавила:
- Я по молодости танцевать очень любила, когда танцевала, думала, что летаю, так мне хорошо было. А сейчас танцую, когда плохо, да только улететь не могу...
Потом коснулась теплой ладошкой Жениной руки, и сказала:
- Спасибо, что накормил, пойду я, там еще Маня меня ждет, голодная небось...
- Кто это?
- Да кошка с котятами, на той неделе подобрала, кто-то выкинул, хорошая, ласковая, по шагам меня узнает.

Женька вернулся домой, долго сидел в коридоре на полу, не включая свет. Вспомнил, как Оля постоянно просила завести котенка. Мол, ребенок родится, а в доме животного нет, а так нельзя, малыш должен доброте учиться...

Он встал, подошел к телефону и набрал номер друзей, у которых всегда были кошки, что поочередно приносили котят.

- Дима, это Женька. У вас есть котенок? Могу прямо сейчас приехать и забрать? Зачем? Оля хочет, и я хочу... Пусть с нами живёт.