Татьяна Касьянова. Литературная студия

Возможности быстрая печать любых конвертов corpconvert.ru.
(заметки руководителя студии)

Литературная студия (кружок, объединение) – это особый род духовной связи между педагогом (учителем, духовным наставником) и учениками. История знает массу замечательных примеров таких сообществ. В XVIII веке – «Ученая дружина», созданная писателем и сподвижником Петра I Феофаном Прокоповичем (1691-1736). В XIX веке: «Арзамас» (основатели В.А. Жуковский, А.И. Тургенев), «Зеленая лампа» (А.С. Пушкин, А.А.Дельвиг, Ф.Н.Глинка). В начале ХХ века только в Петербурге появляются: «Салон Мережковских», (Д.С.Мережковский, З.Н.Гиппиус), «Башня» Вячеслава Иванова, «Цех поэтов» - поэтическое объединение, основанное Н.С.Гумилевым и С.М.Городецким. Позднее в него вошли О.Э.Мандельштам, Г.В.Иванов, В.И.Нарбут. Все перечисленные выше литературные объединения зарождались в Петербурге, а если говорить о масштабах всей до-и после- революционной России, то это предмет особого изыскания, поскольку, в обозримой исторической дали они существовали всегда, везде и повсеместно.

Интересна теория Черниговской Т.В. на сам процесс передачи знания от учителя к ученику. Являясь доктором филологических и биологических наук, профессором СПбГУ, она разрабатывает вопросы когнитивных связей. Оказывается, что «цеховая» направленность творчества (когда происходит тесное взаимодействие между более опытными мастерами и начинающими свое обученье подмастерьями) совершенно необходим и уникален, поскольку такого рода взаимодействие способно на несколько ступеней поднять уровень ученика и стойко этот результат закрепить. Общеизвестен тот факт, что Анна Ахматова, общаясь с юными поэтами, предсказала блестящее поэтическое будущее Иосифу Бродскому, вывела в литературные круги Анатолия Наймана, Евгения Рейна.

 Естественно, при наличии таланта или простой одаренности и желания такой рост возможен и при длительной самодисциплине, чтении качественной литературы и многих прочих условий. Но в условиях, «цехового» взаимодействия скачок происходит быстрее и качественнее. Интересно, что еще Дмитрий Писарев писал:  «Поэтом можно сделаться точно также  как,  можно сделаться адвокатом, профессором, публицистом, сапожником или часовщиком. Стихотворец или вообще беллетрист, или, еще шире, вообще художник  - такой же точно ремесленник, как и все остальные ремесленники, удовлетворяющие своим трудом различным естественным или искусственным потребностям общества».[1]

В городе Ставрополе (Россия, Ставропольский край) существует уникальное образовательное учреждение дополнительного образования детей – краевой Центр эстетического воспитания детей им. Ю.А. Гагарина. В 26 студиях дети получают первые уроки по хореографии, вокалу, сценическому искусству, изобразительному искусству, теории стихосложения. Многих успехов достигли воспитанники Центра – есть среди воспитанников обладатель серебряного ордена «Национальное достояние России» (Ильяс Батчаев (тенор), вокальный класс-студия им. Л.В. Спеваковой), 8 обладателей премии Президента в рамках приоритетного национального проекта «Образование». Все это было бы невозможным без талантливого руководителя Жовнер Виктории Юрьевны, которая таланты умеет не только замечать, но и помогать им в развитии и становлении. железобетон  С благословения Виктории Юрьевны под руководством педагога Касьяновой Татьяны Яковлевны, была организована литературная студия «Изысканный жираф».

В названии студии - и ассоциация, и направленность деятельности. «Изысканный жираф» пришел на длинных ногах из стихотворения Николая Гумилева «Озеро Чад»:

Сегодня, я знаю, особенно грустен твой взгляд,

И руки особенно тонки, колени обняв,

Я знаю, далеко-далеко на озере Чад

Изысканный бродит жираф…

 

Николай Гумилев, являясь идейным вдохновителем «Цеха поэтов» (в начале XX века), подарил название студии «Изысканный жираф» (в начале XXI века), где творчеством занимаются увлеченно и серьезно. Дети проходят курс лекций по стихосложению (от простого - к сложному). Среди изучаемых тем: силлабо-тоническая система стихосложения, белые стихи, верлибры, анаграммы, тавтограммы, акростихи, палиндромы, звуковое письмо, аллитерации, ассонансы, причем, накопление знаний происходит поэтапно. Изученные на первом году обучения аллитерации «отыскиваются» во второй год в поэзии скальдов, «Старшей и Младшей Эдде», «Саге о Нибелунгах». Анаграммы из русских народных поговорок  (Черный конь прыгает в огонь – ко-чер-га), дают повод поискать их в более сложных и серьезных текстах, белые стихи находятся, в большом количестве не только в русской литературе, но и в зарубежной (У Борхеса, например) или в средневековой японской поэзии.

Дети любят играть и до определенного возраста они играют в языковые приемы точно так же, как играли бы их сверстницы, скажем XIX века в фанты и куклы, а дети XXI с не меньшим удовольствием играют в компьютерные стратегии. Если в этот период появляется педагог, который может и умеет научить любви к языку и процессам, в нем происходящим, эта любовь становится определяющей всю дальнейшую жизнь.

В студии «Изысканный жираф» занимаются девочки от 14 до 21 года. Не существовало принципиального отбора под  лозунгом – «только для девочек!», но случилось так, как случилось. Занимаются в студии «Изысканный жираф» девочки. Каждая из них уже имеет свой неповторимый голос.

Светлана Галкина (дипломантка I степени краевого литературного конкурса «Душа – птица вольная» (2008 г.) как победитель краевого конкурса и победитель Всероссийского конкурса среди школьников Neteratura.ru  зимой 2009 г.а читала свои стихи в Центральном Доме литераторов в  г. Москве.   Как победитель отборочного тура  Всероссийского литературного конкурса «Новые имена» Света приглашена на творческую поэтическую мастерскую в г. Суздаль под руководством Константина Рубинского.

Диана Костина (дипломантка I степени краевого конкурса «Дети и книги») стала победителем одноименного Всероссийского конкурса, проходившего в июне 2009 года в г. Геленджике.

 Есть у студийцев более скромные победы на краевом и городском уровнях, но главное, есть желание творить, учиться и расти.

         

С работами девочек можно ознакомиться ниже.

 

Светлана Галкина, 17 лет

 

Моя дорогая, день тянется, словно век,

Плетётся, как пёс в надоевшую конуру.

Сегодня я создал мелодию тёмных рек

И тёплых деревьев на летнем сухом ветру.

Совсем как ты любишь – там много искристых нот,

Она рвётся кверху, как стая безумных птиц.

И музыки этой, наверное, кто-то ждёт,

А я никогда не знаю имён и лиц.

Я помню, ты мне обещала найти восток,

Там очень спокойно и будут сбываться сны,

А я отвечал, рассмеявшись, что: «Не дай бог»,

Потом мы молчали и ждали всю ночь весны.

Ведь нет у тебя чёрно-белой моей тюрьмы,

А есть небеса и любая из всех планет.

Я глух, и прикован, я слишком тяжёл для тьмы,

Чтоб с бьющимся сердцем бежать за тобою вслед.

Моя неземная, я стар, бесконечно стар,

Во мне, милый друг, слишком много других людей.

Они – это бред мой, мой главный ночной кошмар,

А ты удивлялась, что я становился злей.

Они беспокойны, они говорят: играй,

Играй, будет легче, играй, а иначе – зря.

Я мчался за ними среди облаков и стай,

Садился за клавиши и создавал моря.

Я счастлив бываю, лишь если звучит рояль,

Но в снах и туманах, я вижу твоё лицо.

А ты удивлялась, откуда во мне печаль,

Я жил сотни жизней и сотни на мне рубцов. 

Тебя же, родную, не вытравить, не стереть,

Мне нужен твой смех, твои руки, твои цветы,

Ты – самая чистая нота в моей игре,

И я обречён умирать в волшебстве, а ты –

Ты, солнце над морем, ты, горечь, ты, соль его –

Растравливать раны того, кто приходит пить.

Зато, моя радость, не будет ни одного,

Кто сделал глоток и посмел бы тебя забыть.

Прости, я не смог разучиться дышать тобой,

Искать тебя взглядом и ждать на исходе дня.

Но всё хорошо, лето пахнет сухой травой,

И ангелы, кажется, слышат ещё меня.

Им нравится море и мой бесконечный путь.

Но стоит тебе улыбнуться и сделать шаг –

Они замолкают и смотрят, боясь вдохнуть.

И что б я ни делал, я, вряд ли, сумею – так.

 

Диана Костина, 17 лет

 

Не предавайся печали, мой друг,

Главное слово – звучало в начале,

Важно, чтоб мы его свет отличали,

Верь только мне, а обидчики врут.

 

Не предавайся печали, мой друг,

Неисповедным путем – исповедуй,

Звезд в небе много – за ними и следуй,

Чтобы увидеть попутчика вдруг.

 

Не предавайся печали, мой друг –

Есть в жизни бури, но есть и причалы,

Главное, чтоб на причале встречали,

Главное, чтобы маяк не потух.

 

Не предавайся печали, мой друг,

Просто ищи, и найдешь, и все сможешь.

К цели иди, пусть любовь нам поможет,

Знай, все получится – сразу и вдруг.

 

 

 

Настя Шипулина, 14 лет

 

Печенеженка

 

Приходи к моему шатру,

Я хожу босоного - небрежно,

Не ношу ни платок, ни чадру.

Кто назвал печенеженку нежной?

Приходи к моему костру. 

Приходи к моему шатру,

Если ветер оставил без крова

Человека и зверя в сестру,

В брата кровного взять готова.

Пополам угольки поделим,

Пополам полевой завет,

Мы полынь по холмам расстелем

Там, где солнце смывает рассвет!

Не просись ко мне на ночлег –

Приходи, оставайся без спроса,

Может, скинули нынче с телег

Тебя два расторопных росса.

Здесь не бойся воров – стервятников,

Здесь у брата не принято красть,

Алтари воровских обрядников

Несомненно, теряют власть.

Ничего за душой не держу,

Печенегов влекут дороги,

Только полю дары приношу,

Лишь бы пыль обжигала ноги.

Но богаче меня – не ищите!

Мак – рубины в моих закромах

Из росы – жемчужные нити

И ковровых полей – размах!

Приходи, мне не жаль половину

Всех ветров, что шатер теребя

Напевают: «отдам и сгину…

Половину»… Нет, всю себя!

 

 

Таня Притыко, 16 лет

 

ДЕТИ НЕБА

 

Ускользает снова счастье,

Так не хочется порою

Отделять просторы неба

От страниц забытых снов.

Мне бы хоть немного неба

На ладони - это счастье,

Окрылённой быть мечтою,

И, живущей пустотой.

Мы летали вместе в дали,

Рисовали на полотнах,

Взяв немного красок неба,

В чёрно-белые мосты.

Там, где кратеры вулканов -

Сила вольная стихии

И холодные рассветы

Не боялись высоты.

Окрылённые мечтою,

Оживлённые дыханьем

Струн гитарных, что играли,

Когда пели нам ветра.

Мы летели, разбивались,

Но потом опять взлетали,

Мы с тобою - дети неба,

Окрылённые мечтами…




Даша Сергеева, 15 лет


 

С древнейших времен мы знали, что наш мир должен на чем-то держаться. У жителей побережья океана – на трех китах, у древних индейцев – на четырех слонах и черепахе. Прошло много веков, пока люди, наконец, не узнали, что наша планета находится в невесомости, и, знаете, было разочарование. Ну, так невозможно, товарищи! Мир обязательно должен на чем-то держаться! Да, хотя бы на добром слове, а иначе он рухнет! Но добрые слова встречаются реже, чем пара «ласковых», но, на удивление – мы держимся…  Наш мир уже давно должен был упасть, а то, что люди живут без особых целей, живут себе и думают, почему планета не падает…

Так на чем же держится наша планета? На чем? На слонах? На людях? На идеях? На черепахе? На веревочке? Нет! Она держится на любви. Ведь мы любим нашу планету, нашу землю, нашу Родину, по-особому любим родителей. Любим кошек, собак, цветы, весну, стихи, музыку. Мы любим друг друга. Восьмое, а, может, и первое чудо света – любовь. Мы ищем жизнь на других планетах, а надо искать на них любовь, ведь без любви нет и жизни. Все самые великие и самые скромные дела также совершаются из-за любви. Мы – смельчаки, раз смеем любить – пусть страстно, пусть безответно, но мы любим… Мы ждем конца света, а я скажу вам, что он никогда не наступит – ведь мы любим, а пока мы любим – мы живы! Наш мир, наша планета держится не на ненависти, злости, желчи и цинизме, иначе давно бы упала она в невесомость. Держится на любви. Когда мы любим - мы тоже парим. Хотите счастья? Так полюбите все, что видите. Полюбите! У нас есть любовь, а это намного ценнее всех богатств мира! Берегите свою любовь, берегите! Любовь сильнее всего – она сильнее ненависти. Так  плачьте, так смейтесь, так живите, ведь сердце у вас – то маленькое и по-настоящему обыкновенное чудо, благодаря которому, мы, несмотря ни на что…

 

Марина Шишкарева, 17 лет

 

 

НАРЦИСС (отрывок)

 

ГЛАВА  ПЕРВАЯ

 

Я умираю…Мучительно и долго. Размеренно и постепенно. Я умираю…Я умираю не от старости и не от горя. Ибо тело моё молодо и жаждет жизни.  Не растерзало мою спину, взрываясь порохом, вражеское орудие. Не посмела рука неприятеля метнуть мне в грудь булатный нож. Ложный  друг не толкал меня с обрыва в бушующее, неспокойное море, пользуясь моей слабостью, моей любовью к созерцанию неистовой стихии предрассветной порою. Ни одно живое существо, ни одна живая душа не желала мне смерти. Но предчувствие скорой кончины, как могильный червь, точило моё усталое сердце. Силы покидали меня. Угасание огня мучительно. Мучительно прекрасно. Я умираю красиво, подобно цветку, распускающемуся лишь в ночи, при свете новорождённой луны, подобно цветку, увядшему, как только его нежные лепестки засияли ярче сотен тысяч звёзд. Дух мой соткан из праха и тёплой золы. И сладкий мороз, нашедший пристанище в моих венах, так нежно разрывает их болью и немой тоской. Но я так люблю её, мою тоску, её большие печальные зелёные глаза, белые тонкие, прекрасно очерченные, изысканной формы губы и аккуратные следы маленьких изящных женских пальчиков на моей шее. Я целую руки моей тоске за то, что эта тихая, молчаливая женщина одаривала меня силой, исполинской мощью. Хоть и это мощь могла разрушить, оставить лишь пыль от всего того, к чему я питаю трепетные чувства. Ведь столь легко сорвать, лишить жизни беззащитное растение, дитя ярого отца-солнца и плодовитой матери-земли. Легко попробовать на вкус его кровь. Легко напиться ею вдоволь. Сложнее порвать тончайшие струны души, для того чтобы стереть из памяти образ  прекрасного создания, который лишает покоя, дарует блеск романтики пронзительно спокойным глазам, а разуму - бессонные ночи, полные размышлений. Ночи полные дум о том, что слегка отдающий горечью, как каштановый мёд,  нектар, источник жизни испит до дна. Источник, дарующий процветание мёртв, а точнее убит. Убит собственной рукой…

 

Рита Перехода, 17 лет

 

***

 

Электронные машины, вычислительные мысли,

В глубине стального неба – интеграла полуось.

Мне в сознание улыбки поэтические вгрызлись,

Образы таблиц и чисел - все в смешении сошлось.

 

На асфальтовом скелете ты напишешь вычисленья,

Я все жилы прорифмую полуголых проводов.

Связь – увы! – несовместимых вызывает в нас сомненья,

Но слияние несхожих называется любовь.

 

Мудрость – в разном проявленье, то ли птицей, то ли камнем,

И не важно, кто что выбрал, важно двигаться вперед:

Находить в себе  стремленья, подавлять в себе желанья

И однажды наша правда выход из земли найдет.

 

Так слились число и слово.

 

 

          При всей разности и «неоперенности» текстов, у всех воспитанниц есть желание творить. Всему остальному они, конечно же, научатся.

         

Автор выражает признательность М.С.Блехману за творческую поддержку литературной студии.

 


 


[1] Д.И. Писарев Литературно-критические статьи. Избранное. «Пушкин и Белинский. Гл. 1», Государственное издательство «Художественная литература», М., 1940 г.