Леонета Рублевская. Иллюстратор... или художник?

Я давно уже не видела такого количества людей на выставке, как недавно в Арт Музее Форт Лаудердейла во Флориде. К тому же, замечу, что в большинстве случаев это были не одиночные посетители, а целые семьи. Народу было так много, что порой нельзя было дождаться своей очереди постоять у картины, насмотреться и почитать всю информацию подле нее.

Ну, конечно же, известный американский художник Норман Роквелл действительно заслужил такое внимание к своей особе, к своим работам, заслужил почет и уважение! Да его просто любят американцы!

Проведите приятный вечер с любимой. аренда катера петербург для Вас и для Ваших друзей.

У меня дома хранится большая книжка об этом художнике с красивой цветной обложкой. На обложке – иллюстрация картины, и я всякий раз, проходя мимо, бросаю на нее взгляд, потому что картина эта мне очень нравится. Впрочем, иногда я думаю, если б я даже  развернула эту книжку на другой странице, с другой иллюстрацией, я бы все равно получала бы удовольствие, любуясь и той, другой. Вот и выходит, что я тоже не равнодушна к творчеству этого художника...

Бывало, под настроение, я доставала эту толстую книжищу и переворачивала страницы. Снова и снова я вглядывалась в мир человека, которого в Америке назвали своеобразным классиком, летописцем. Это он создал подлинную иконографию Америки 20 столетия - вернее, ее стилизованный, идеализированный образ... Да, с одной стороны работы его были очень жизненны, близки; с другой стороны – наивны и идеализированы, похожи на сказку. И то, и другое меня привлекало, увлекало, и я снова и снова рассматривала и помнила все детали, подробности, и мне никогда не надоедало смотреть на работы Роквелла.

Именно поэтому я поспешила на выставку, от которой ожидала получить большее удовольствие. И я не ошиблась.

На выставке “Летописцы Америки: творчество Нормана Роквелла” были представлены работы художника из постоянно действующей экспозиции Музея художника - Norman Rockwell Museum, который находится в его родном городе Стокбридже (штат Массачусетс). Оттуда в Художественный Музей Форт Лаудердейла была доставлена большая партия экспонатов: от ранних рисунков и до работ в продолжение всей жизни, по сути, самое лучшее и значительное, что он создал.  И, прежде всего, – большая архивная коллекция титульных обложек филадельфийского еженедельника “Saturday Evening Post”, где Норман работал долгое время иллюстратором. Здесь Роквелл за четыре десятилетия сделал 322 рисунка на обложки и множество рисунков для материалов “внутри” журнала. Именно поэтому его больше считают иллюстратором, нежели художником. Впрочем, это нискольно не умаляет его таланта как художника.

Рисовать Норман начал с детских лет. Он получил классическое образование в американских художественных школах, а позже продолжил учебу в Париже. Да и успех к нему пришел рано. Свой первый заказ он получил в пятнадцатилетнем возрасте - четыре рождественские открытки. После этого заказа последовало великое множество других, последовало признание.

Но все же путь Роквелла не был легким — и сомнения его посещали, и студия его горела, и не сразу он нашел взаимопонимание  в редакциях, и важные критики писали о его искусстве со снисходительной усмешкой. Но Роквелл не унывал, по натуре он был оптимистом. Не унывал даже тогда, когда в 1960-е годы фотография стала вытеснять рисунок из журналов, вытеснять по сути дела то, чем он так преданно занимался. Но он нашел себя снова. Он создал серию об исследователях космоса, рисовал свой родной Стокбридж, ездил по свету, привозя много интересных путевых зарисовок.

Обо всем этом и многих других подробностях на выставке рассказал небольшой фильм. А каждая работа-экспонат сопровождалась отдельной информацией. Мне же было удобно взять наушники и путешествовать между картинами, нажимая на клавишу с номером и слушать рассказ.

На этой выставке я, прежде всего, отыскала свои любимые картины. Это – большая серия работ о детях. И “Девчонка с синяком”, сидящая у кабинета директора школы, и ожидающая наказания за свои шалости; и бегущие с одеждой в руках мальчишки, вернее, убегающие от кого-то, кто засек их, в месте, где “Плавать запрещается” - так и называется картина; и юное прелестное создание  - “Девочка у зеркала” с хрупкими плечиками и лебединой шеей, с такой печалью смотрящая на себя и не находящая в себе черты известной любимой киноактрисы... А сколько достоинства у чопорного мальчугана – одинокого путешественника, который так старательно подсчитывает деньги в оплату за обед в вагоне-ресторане! Мы глядим на него с такой же благоговейной улыбкой, что и официант, терпеливо ожидающий расчет. Необычайное тепло, юмор струятся из этих картин... Норман написал много работ, но, как, наверное, каждый творец, был неудовлетворен сделанным. Он говорил: “Я никогда не имел достаточно времени нарисовать все картины, которые желал”...

Удивительно, что у нас, на нашей родине, с искусством этого художника-иллюстратора мы были знакомы мало, а то и совсем не знакомы. Но, уверяю вас, вы сами, если вы хоть мало-мальски интересуетесь искусством, может быть даже того не замечая, зацепили глазом какие-то работы Нормана Роквелла в каких-то книгах, журналах, на интернете. А в Америке художник был настолько популярен, что его рисунки с журналов вырезали и развешивали повсюду. В те годы, когда он жил и творил, да и сейчас.

Я переходила от картины к картине и краем глаза наблюдада за посетителями, как они внимательно читали информацию, как они улыбались, рассматривая многие картины. А ведь, несмотря на то, что Норман был все же в первую очередь иллюстратором, он нарисовал много настоящих художественных полотен. Это потом они украсили обложки журналов. А вначале... Он приносил в редакцию готовую картину, показывал всем и говорил, что так будущая обложка смотрится лучше! Я думаю, делал это он потому, что в первую очередь он был все же художником, а не иллюстратором. Или точнее: он превратил жанр иллюстрации в настоящее искусство и вынес его за рамки журнальных страниц. Сам Норман говорил об этом: “Некоторые люди считают меня художником. Я же всегда называл себя иллюстратором. Правда, я совсем не чувствую разницу. Одно я знаю: за какую бы работу я не взялся, я стараюсь сделать ее лучшим образом. Живопись – моя жизнь”.

Мастерством иллюстратора Норман, конечно, владел безукоризненно. За каждой его работой стоял неимоверный труд. Он по сути дела придумывал сам сюжет, который и сам режиссировал с натурщиками. А потом мы смотрим на законченную работу и думаем: “Какие типажи, ситуации, сцены, просто выхваченные из жизни!”

Позже художнику очень помогала фотокамера. Именно фотография позволила ему, создавая композицию, искусственную сценку, остановить момент, а потом уже на основе фотографии рождать живописное полотно. Моделями работ являлись соседи, знакомые художника, а темами – обыкновенные и незаурядные моменты жизни, архетипы человеческого существования. Обладая даром глубокого, чистого отражения жизни, Норман Роквелл всегда находил в ее хаосе фрагменты красоты и неповторимости. Каждая работа – маленький рассказ, история, кусок прожитой жизни... А все его персонажи – обыкновенные люди, с которыми отождествляли себя миллионы американцев.

И на выставке был отведен отдельный зал, в котором разместилась любопытная экспозиция – “Норман Роквелл: за камерой”. Здесь собраны фотографии, где Норман как раз запечатлен во время выстраивания того или другого сюжета для своих картин, используя свой особый метод: идея, рожденная в голове, воплощалась в постановочном фото, а уже после этого перерисовывалась. Хорошо чувствуется, что это серьезный, кропотливый, многочасовый, многодневный процесс. Рядом помещен результат – уже готовая картина. Можно сравнить с оригиналом и увидеть, какие изменения, дополнения сделал художник.

Да, он имел старательных моделей, которые выполняли все его требования, но как результат всего то, что каждое лицо, поза, движение тела, обрастали фантазией настоящего художника. В своих рисунках Роквелл людей не приукрашивал, он просто немного идеализировал увиденное, но благодаря его проницательному взляду, крупице юмора – и, конечно, таланту – зритель верил, что оно “так и есть”.

Очень интересно рассматривать его остроумную работу “Сплетни”. Мы видим только лица.  И сколько в них экспрессии, юмора, примечательных деталей! А дело только в том, как чья-то выдумка, по секрету рассказанная кумушке, пройдя долгий путь, совершено неузнаваемая, возвращается к автору. Да, наблюдая за реакцией героев, за их взглядами, улыбками, мимикой, мы понимаем, как сказанное слово обрастает небольшими дополнениями каждого следующего собеседника, и, наконец, возвращается на круги своя “несколько” измененным... Все посетители задерживаются у этой веселой работы, и, может быть, некоторые делают свои выводы...

Но не только веселые сюжеты привлекали Нормана Роквелла. Есть картины, которые просто являются зрительными кодами. Четыре его самые знаменитые работы олицетворяют четыре конституционные свободы США – свободу слова, свободу вероисповедания, свободу от страха, свободу от нужды.  Его “свободы” в 1943 году во время турне по стране собрали для нужд Американской Армии 132 миллиона долларов. В краткие сроки было выпущено 4 миллиона плакатов. Развешанные в домах американцев, на улицах и в общественных учреждениях, они являли собой дух американского патриотизма и национальной гордости. Каким это кажется знакомым сегодня, после трагедии 11 сентября, когда видишь американские флаги и флажки на каждой автомашине и в окне каждой квартиры Америки!

На выставке было представлено несколько портретов известных людей Америки. Я долго стояла и рассматривала чудесный портрет Джона Кеннеди. Пожалуй, ни на одном другом рисованном портрете или фотографии не передана столь же верно спокойная уверенность, дружелюбие и благородство этого человека.

В 1977 году Роквелл получил “Medal of Freedom” (Свободы). “За живое и любовное изображение картин жизни нашей страны”, - так было сказано в наградном листе, который подписал президент Геральд Форд.

И несмотря на общественное глубокое признание творчества американского художника Нормана Роквелла, находились некоторые критики, которым художество Роквелла было не по нраву. Как писал один из них: “Роквелл – типичный продукт и производитель масскульта, в его случае – коммерческой живописи...”

А я так скажу в ответ на цитату из интернета: вряд ли этот “типичный продукт и производитель масскульта”, если б таковым был Норман, мог бы вызвать к себе такую любовь вот этих самых масс...

Интересно, что писатель Владимир Набоков как раз высоко оценил творчество Роквелла. Правда, с его точки зрения, он сожалел, что художник использовал свою блистательную технику для банальных сюжетов. Он писал в одной из своих книг, что: “...Дали есть в действительности братом-близнецом Нормана, которого украли цыгане в детстве”.

Каждый имеет право на свое суждение: одним нравятся работы Нормана Роквелла, другим – не очень... Одно ясно, - творчество не имеет равнодушного зрителя.

И нынешняя выставка в Художественном Музее Форт Лаудердейла еще раз подтвердила это.

Лично я имела увлекательное путешествие в страну, где обитают простые, добрые, наивные, симпатичные и гордые люди, люди, такие похожие на нас; в страну, которая носит название “Творчество Нормана Роквелла”! Иллюстратора? ...Или художника?

Иллюстрации картин Нормана подобраны в Интернете