Люба Рубанова. От Сиднея до Окленда рукой подать

     Сиднейский аэропорт встретил нас чистым ионизированным воздухом и  9-этажной  парковкой для автомобилей. Известно, что на территории Австралии находились когда-то каторжные поселения, но  вот сейчас люди здесь живут лучше, чем те, кто когда-то ссылал сюда их  далеких предков. 

***

     Мы вылетели из России глубокой осенью, а прилетели в Австралию, где вовсю хозяйничала весна. Цвели нарциссы, лилии, ирисы. Липы и магнолии источали чудные ароматы, но покорила всех джакоранда. Это один из видов акации, только цветы ее не  белые, а ярко-васильковые, не собраны в крупные  соцветия, а разбросаны по веткам,  как новогодние украшения из тонкой бумаги.

     Мы неустанно фотографировали джакоранды и снимались на их фоне, ведь они были ничуть не  хуже, чем яблони в  цвету в России или  сакуры в конце мая в Японии. 

***

     Сиднейский ГУМ – это торговый центр в красивом здании ХIX века. Здесь фонтаны, стеклянные витражи, выставки. Ходишь и не знаешь – смотреть или покупать. 

***

     В сквере у дома правительства меня чуть не сбил с ног большой белый попугай. Он летел, как вертолет, низко, стремительно и уверенно. Эта птица оглашала воздух таким хриплым криком, что именно благодаря этому я едва смогла отскочить в сторону и не успела удивиться, как он скрылся в зарослях.

     Стою, озадаченная:

- Чем он так  недоволен? Или спешил куда-то?

Попутчица Лариса разъяснила:

- Конечно, спешила, а ты на его пути… 

***

      Сити здесь,  как и везде – от 60 до 100 этажей. Один небоскреб в центре города напомнил мне стопку круглого печенья. По нему я ориентировалась, гуляя в городе, и этот великан не подвел меня. 

***

     Приехать  в Сидней и не увидеть «оперы-хауз», или театра, как мы говорим, невозможно. Узнаю от гида Марины, что в нем 5 залов, драматический театр, библиотека – одним словом, культурный центр. Тридцать стран боролись за право проектировать это здание, победил норвежец Утзон. Строили театр долго и построили, наконец. Теперь гадают, что это? Один говорят – раковины на берегу моря, - похоже, другие – чешуя гигантской рыбы, - тоже есть сходство. Когда я подошла к нему ближе, согласилась еще с одним  сравнением – шлем рыцаря. Откроешь его и увидишь лицо красивого,  благородного, сильного человека. Может, это лик  самой музыки, которую мы, как только ни меняем, ни коверкаем, ни интерпретируем – а  она живет, и прекрасные ее черты неистребимы, потому что она хорошо защищена, и не только рыцарским шлемом. 

***

     Тоннель в Сиднее  - интересное сооружение. На его стенах хорошо  видны вулканическая порода и песчаник. С трудом представляешь, что ты едешь под проливом, а над тобой толща воды в 40 метров.

Когда гид Марина сказала:

- Хорошо, что сегодня нет пробки, - у меня мурашки пробежали по спине. 

***

     Старые судоверфи и причалы в центре Сиднея не снесли, а отремонтировали и  превратили в жилье. Сейчас в этих домах самые дорогие квартиры  в городе. Порт, суша и море рядом. За это надо платить, ведь мы так стремительно оторвались от природы. А как вернуться назад? Места свободного не осталось, так, узкая полоска вдоль берега. 

***

     Если хотите приехать через сиднейский залив по мосту – пожалуйста, въезд 3$ мост соединяет южную и северную сторону города. Это одноарочное пятидесятиметровое  сооружение. Ему более семидесяти лет. Сиднейцы любовно называют его «старая вешалка». Мост хорош в своем почтенном возрасте. Можно постоять на нем и  полюбоваться береговой линией, архитектурой зданий, бухтой, где множество яхт. И вот после такой прогулки ты увозишь с собой воспоминание. А сколько оно стоит – нет ответа. 

***

     Уличная проституция в городе запрещена законом. Для этого рода деятельности открыты муниципальные заведения, в которых даже профсоюзы имеются. 

***

      Военные австралийские корабли  пришвартованы в черте города, так что сделать  «шпионские»  снимки легко. 

***

      Чтобы попасть на заседание Думы в Австралии, достаточно пройти проверку металлоискателем. И все – проходите в зал на гостевую трибуну и слушаете дебаты или посмотрите, на рабочем ли месте депутат, за которого вы голосовали? 

***

     Если в Сиднее продается дом, то к нему прилагается папка с историей дома – кто построил, когда, кому принадлежал, сколько раз  перепродавался. 

***

     Сидней по площади в несколько раз больше Москвы, а автомобильные пробки тоже есть. Здесь, кроме автостоянок, актуальны стоянки для яхт. Их много, они расположены на берегу океана. Когда стоишь на возвышенности и смотришь на залив, многочисленные яхты похожи на бабочек-капустниц, слетевшихся на пир – пир жизни, благополучия и достатка. 

***

     Когда-то, в 1770 году, капитан Кук приплыл в Австралию. Он увидел каменистый берег, отсутствие заборов, разметок и решил, что земля ничья. Другой англичанин – лорд Сидни, министр внутренних дел королевства, - вскоре издал указ о переселении в эти безлюдные места каторжников. Их было 770 человек, они плыли к месту назначения 8 месяцев. Наконец, приплыли и увидели, что земля хороша, обширна и изобильна.

     «Еще бы, - подумает каждый россиянин, - не Воркута и не Магадан. Было за что благодарить министра». Так самый крупный и быстрорастущий город Австралии, основанный в  1788 году, назвали именем лорда Сидни.

     Первым наместником в Австралии был тоже англичанин – Артур Филипп. Прожил он в этих местах 4 года. Имена этих людей сохранились в истории за их трудолюбие, упорство и талант. А вот есть в Сиднее улица, которая носит имя не героя, не государственного деятеля, а авантюриста Бена Бойда. Его история  такова.

     Узнав о свободных отдаленных землях и решив разбогатеть, он открыл банк и выпустил акции. Бумаги быстро разошлись, деньги потекли рекой. С капиталом Бен  отправился в Австралию. Здесь он купил много земли. Но Бен не умел работать, он умел хорошо обманывать. Поэтому банк в Англии неизбежно лопнул. Суд разоблачил Бойда. Все его имущество было продано. Осталась только яхта, на которой он отправился в Америку искать золото -  не повезло и там. Решил вернуться в Австралию, однако на островах нашли лишь обломки его судна, сам он исчез при неизвестных обстоятельствах. Случилось это в ХIХ веке, а такое чувство, что вчера и не только в Австрии.

***

     В Сиднее сто пляжей. Самый большой – Мэнли-бич, покрытый золотым песком он тянется на несколько десятков километров. Вдоль парапета набережной – аллея араукарий, она чем-то напоминает ливанский кедр.

     Сёрфингисты, ныряльщики, просто отдыхающие чувствуют себя здесь комфортно. Одно плохо – слишком доверять солнцу в этой стране нельзя. Надо обязательно пользоваться специальным кремом,  чтобы предотвратить ожоги. Мне  солнце забралось даже за воротник. Возвращаюсь вечером на теплоход и чувствую дискомфорт.  «Что это?» Понимаю – ожог шеи. Вот покрутила головой на экскурсии. 

***

     В австралийских городах можно встретить улицы и целые микрорайоны, где с удивлением разглядываешь дома в стиле федерации. На первой взгляд – это типичный европейский стиль, но есть что-то и от американского бунгало. Дом прямоугольной  формы с террасой или эркером, могут быть и башни, навесы – все строго, просто, уютно, стены такого дома капитальные, прочные, крыша черепичная. Есть где укрыться от яркого солнца и в окно посмотреть на океан, или в сад выйти, без него тоже нельзя представить такой дом в Австралии. 

***

     Мельбурн – второй по величине город. Он начался в 1856 году с золотой лихорадки и бриллиантов. Сейчас эти ценности здесь под ногами  не валяются, но 49% от мировых запасов алмазов до сих пор принадлежат этой стране. 

***

     Посетили дом Кука. Австралия – страна молодая, своих достопримечательностей мало, вот и привезли из Англии дом  известного мореплавателя.  Он был разобран и снова собран на новом месте. Стоит этот небольшой домик в центре парка, и его очень любят туристы. Мы делаем снимки, гуляем, разглядываем экспонаты. А я пытаюсь рассуждать: «Что помогло Куку открыть Австралию? Одержимость или талант первопроходца?»

     Александр из Армавира прерывает мои размышления:

- Какие вы сложные вопросы задаете, Любовь Михайловна! Мы-то вон тоже дома не засиделись,  приехали  Австралию посмотреть.

     «Может, и правда, любопытство вело командора», - подумала я. 

***

     Поднялись на самую высокую точку города. Справа –  небоскреб, трубы, башни, слева – залив и наш теплоход, тоже не маленький.

Подумала: «Обаалдееть!»

***

     В ХIХ веке стыдно было сказать: «Живу в Австралии», или «Живу в Новой Зеландии». А сейчас на тех, кто так говорит, смотрят с нескрываемой завистью. 

***

     Мельбурн мне запомнился еще и тем, что в этом городе я купила шкуру кенгуру. Рассмотрела ее, погладила.  «Когда живого увидим?» - спрашиваю гида Даниэлу.  Она успокаивает: «Увидите, пообщаетесь, только осторожно». Я удивлена:  «Он же не хищник!» И Даниэла терпеливо объясняет: «Это милое животное может оцарапать, укусить или толкнуть хвостом. Он у него жесткий, мощный, как лапа большого зверя. Все зависит от его настроения».

     Вспомнила слова Даниэлы на острове Тасмания,  когда гуляли в лиственном лесу, где в естественных условиях живут сумчатые. С ними я, конечно, подружились, и кенгуру меня не оттолкнул, не укусил и  не оцарапал. Я его – тоже. 

***

      В Австралии цвела весна, а приехали в Новую Зеландию – лето! Тополиный пух летит, и все это в  конце декабря – ну  и ну-у-у! 

***

     Оранжереи очень популярны в Австралии. Такой способ выращивания цветов можно понять. Мы в России страдаем от мороза, а они здесь – от жары, вот и выход из положения. Ассортимент этих чудо-островов меняется в зависимости от времени года, моды или какого-либо события. В основном один раз в три месяца. Новые цветы, новый дизайн и даже новый ландшафт. Почему бы и нет? 

***

     В России каждый школьник знает: аборигены съели Кука, не важно какие,  не важно где. Только не оставили они человечеству ни могилы (подлинность  ее все-таки остается  под сомнением),  ни точной даты гибели знаменитого капитана. Вот так и живем с тех пор: кто умнее, сильнее или талантливее, того и грызем всем стадом, при этом икаем от сытности и ковыряем в зубах. 

***

     В Австралии  обитает очень интересная птица кокабарра. У  нее красные перья на хвосте, синие на крыльях, а брюшко серо-полосатое, как у кукушки. Мощный клюв и выразительные круглые глаза делают ее немного похожей на сойку. Однако при таком  роскошном оперении она не поет и даже не свистит, а смеётся, резко и пронзительно, как человек, да еще будто бы  с похмелья. И этим она вполне способна испугать любого человека, как в парке, так и в лесу. Услышишь такое, невольно вздрогнешь.

- Ой, кто это?!

А кокабарра  срывается с ветки и летит дальше искать другого мечтателя, чтобы вернуть его на землю. 

***    

     В Мельбурне по центру города протекает река Ярра. В ней нельзя намочить даже палец – опасно для здоровья. 

***

     Район состоятельных людей здесь называется Турак. Если вы из этого района, вас возьмут на работу в первую очередь, ребенка в детский сад - тоже

без проблем и поступить в университет больше шансов, чем у других.

     Интересно, мы их этому научили, или они нас?  

*** 

     Все фонтаны в городе работают по замкнутому циклу, однако периодически закрываются  - воды не хватает. 

***

     В новогоднюю ночь в Мельбурне +42 градуса по Цельсию. 

***

     Улица в Мельбурне, где живут в основном русские, называется Балаклава. Возле некоторых домов видим березы – раскидистые, белоствольные, крепкие. Хорошо им здесь и корни пустили, как люди. 

***

     Однажды, преодолев санитарный кордон в дамской сумочке, одно яблоко погубило весь урожай этих фруктов в стране. Так быстро распространилась случайно завезенная инфекция. Сегодня санитарные кордоны в Новой Зеландии и Австралии очень строги – вещи досматривают педантично, но вежливо. Могут задать вопрос: есть  ли семена растений? Понять это можно, и никто не в обиде. Но люди на отдыхе забывчивы и беспечны. Так случилось с Татьяной и Михаилом: у этой супружеской пары при въезде нашли  в пакете огурец – обыкновенный, свежий, зеленый, с пупырышками.

     Все, кто был рядом, замерли в ожидании: штраф за нарушение закона  не маленький -  две тысячи долларов.  Татьяна, как мать семейства,  забеспокоилась и первая  пошла в атаку.  Она стала громко разговаривать, будто монолог со сцены читала,  периодически прикладывала ладони то к груди, то ко лбу, хлопала себя по бедрам, переступала с ноги на ногу, нервно смеялась, и при этом будто не обращала внимание на женщину-офицера. Знай, себе, говорила. Одним словом, искала спасения в собственном красноречии, буквально сотрясала стены:

- Подумаешь, огурец! Да что мы со злого умысла что ли? Кончилась выпивка в дороге – закуска осталась, со всеми бывает! Вы о нас россиянах плохо не думайте – у нас с продуктами полный порядок! Не верите? А тогда огурец откуда?

Мы хотим помочь Татьяне - улыбаемся и киваем головой, но служащая таможни вежлива, однако непреклонна. И вдруг видит лицо Михаила. Он абсолютно спокоен, будто ничего не случилось. За все это время муж Татьяны не сказал ни слова. Его уравновешенность  подействовала на таможенников более эффективно, чем эмоциональные рассуждения  жены.

     Забытый огурец констебль бросает в специальный контейнер, офицер машет рукой, и супружеская пара пересекает границу.

     Иногда все-таки бывает, что конец происшествия не становится концом света. 

***

     Мне было забавно услышать, что австралийцы называют себя «эму» (страусы), а новозеландцы – «киви» (тоже птицы).  Мы же, россияне, всегда были медведи – неплохо, даже солидно, но главное не в привлекательности этих животных или особом к ним расположении, а в том, что наши страны не страдают самодовольством, болезнью превосходства и чрезмерным умствованием. 

***

     Борис – не атлет, он – мозг. Невысокий, подтянутый  мужчина в бейсболке и с кинокамерой. Он ничего не пропускает из экскурсионных объектов, а если я оказываюсь рядом, возникает разговор. Мне нравится, как он говорит. В его речи почти нет ошибок, интеллектуал и при этом не возвышается перед собеседником, не выставляет себя  напоказ.  Сразу понимаешь – человек образованный. Яркое, из ряда вон  в путешествии заметит каждый. Борис же умеет смотреть на обыденное и очень, очень понимет его. Со стороны он производит впечатление человека, который много работает – и вот вырвался на свободу. Его голубые глаза блестят, на  щеках появляется румянец, он готов объять необъятное – и что-то удается. А я созерцатель, который слушает свое настроение, поэтому свободное время мы проводим  по-разному. Когда встречаемся, обсуждаем увиденное. Бывает, всей группой ждем Бориса. И тогда я забываю, что хотела ему рассказать, и лишь периодически смотрю на часы.

     Наконец, он появился довольный, улыбающийся, и под общий недовольный ропот пробирается к месту.

Я шепчу:

- Вы опоздали!

Он отвечает:

- На возвращение я всегда оставляю десять минут.

- Во всех странах?

- Да.

- А изменить это нельзя?

- Можно, но для этого мне надо изменить себя.

     Как часто мы самоуверенно утверждаем, что хорошо знаем людей, но бывает так, что и одного человека понять трудно, хоть он общительный, без комплексов и вполне адекватный. 

***

     В Австралии и Новой Зеландии много частных парков и заказников. Птицы, рыбы, другие животные чувствуют себя в них великолепно. Для животных созданы все условия. В одном из таких парков увидели киви. Эта птица ночная, как, например, сова. Она ночью бодрствует, кормится и размножается. Днем ее не найти, она проводит время в норе или где-нибудь под деревьями.

     Чтобы туристы могли пообщаться с ней, сделаны специальные павильоны на земле с деревьями, невысокими кустарниками и даже цветами. Это что-то вроде ангара, в котором днем царит ночь. Мы входим в такой павильон с экскурсоводом, у которой в руках фонарик, и наблюдаем за киви. Издалека она похожа  на ежика. Когда эта птица двигается, то переваливается  с ноги на ногу, как толстячек. Это часто вызывает  улыбку умиления.

     У киви нет крыльев, они покрыты пухом коричневого цвета. Нос киви тонкий, длинный, гибкий, чтобы было удобно пищу добывать из почвы. Эти птицы добродушны, не агрессивны, они не идут на контакт, а уходят от него: Киви живет сама по себе, и это неплохо. Биологи, изучая их, обнаружили сходство  киви с млекопитающими. Кости у этих птиц не полые, в них есть мозг. На туловище отсутствует хвост, а оперение внешне чем-то напоминает шерсть. Несмотря на охранные мероприятия, численность их с каждым  годом уменьшается, поэтому принят закон: если вы, находитесь в лесу, нашли яйцо киви, вы обязаны отвезти его в центр разведения этих птиц. Таким образом, вот уже много лет популяция этих очаровательных и беззащитных птиц удается сохранить, но, увы, лишь в заказниках.

     А беды в том, что в Австралию и Новую Зеландию было завезено переселенцами много животных, которые ранее здесь не обитали. Часто они уничтожают киви. Ласка,  например, - небольшой хищный зверек, похожий на норку. Она пролезет везде и найдет, что хочет, в охоте неутомимая и ловкая, с хорошим аппетитом. Как укрыться от нее киви? Хотя когти у этой птицы острые, сильные, но служат для добывания корма. Глаза у киви маленькие, круглые, как бусинки, обоняние развито хорошо, и это помогает ей ориентироваться в ночи. Весить она может от 1,5 до 4 кг. Живут киви скрытно вечнозеленых лесах. Где-нибудь в укромном  месте делают нору и откладывают одно - два яйца. Насиживает кладку в основном самец 77 дней. Появляются на свет цыплята и самостоятельно начинают кормиться уже через неделю. Основная пища киви – черви, насекомые и опавшие ягоды. Ходит эта птица, ночью не спеша, осматривает каждый куст, каждое дерево, добывает себе еду, никому не приносит вреда, скорее, пользу, но врагов у нее много. Каждый норовит полакомиться ею, но главный враг все-таки – человек. Это ведь он вторгся на ее территорию, все перемешал, изменил до неузнаваемости, а теперь с той же энергией и почти героически спасает эту птицу. Спасет ли? 

***

     Если есть на свете чудо-остров, это Тасмания, шестой штат Австралии, царство эвкалиптов и папоротников. Они на острове повсюду. Тасмания буквально создана  для тех, кто любит тишину, природу и умиротворение. Здесь хорошо людям и животным, потому что  на Тасмании нет городов с изнурительными пробками, с шумом и загрязненностью – спокойно, просто, естественно и красиво. На зеленых лужайках пасутся чистенькие коровы, ламы и овцы, в водоемах плещутся утки и неспешно плавают лебеди, на склонах  холмов – плантации малины, прикрытые сеткой от птиц. Смотришь на все это и начинаешь верить, что весь мир может быть таким. У кромки суши – море с множеством причудливых скал и маленьких бухт, поэтому сюда любят приплывать пингвины и котики. Остров небольшой, но места всем хватает. На микроавтобусе мы объехали пол-острова за один неполный день сделали остановку в заказнике. Гид Хобарт объясняет: «Здесь обитает латопуз. Его можно увидеть в реке или на берегу, но для этого наберитесь терпения. Он редко выходит из воды. Хорошо, если мы хотя бы спину его заметим». Все с интересом стали ждать встречи с невиданным животным. Перестали громко разговаривать, ходили осторожно, чтобы под ногами не хрустели и не ломались ветки. Даже фотоаппараты на время зачехлили.  Каков же он, этот загадочный латопуз? Одни предполагали, что он похож на динозавра, только меньших размеров, другие опровергали: «Скорее, млекопитающее, кругом лес и река рядом».

Прошло десять минут, двадцать, интерес стал ослабевать, люди постепенно разбрелись кто куда. На одной тропе я увидела рекламный щит.

- Смотрите, здесь утконос живет!

- Не утконос, а латопуз, - поправил Хобарт.

Вот тебе и таинственный динозавр! 

***

     На Тасмании между автострадой и береговой линией острова натянута сетка высотой 50 см. так защищают пингвинов от происшествий на дороге. Днем эти птицы охотятся в море, а ночью выходят из воды. Поэтому после восьми часов вечера водители особенно внимательно смотрят на дорогу во избежание столкновения. 

***

     Гуляю в эвкалиптовом лесу, встречаю мишку коалу. Слово «коала» означает «без воды». Он действительно не пьет, сидит на дереве и питается  исключительно листьями эвкалипта, а они тяжело перевариваются в желудке, и это влияет на его темперамент. Он медлителен, сонлив, глаза чаще закрыты, сидит на ветке, обняв лапками ствол, и дремлет. При этом  острые коготки помогают держать равновесие. Я подошла ближе, погладила его по спинке (шерсть жесткая, но не колкая), сказала:

- Мишутка, хороший…

Животное медленно повернуло голову в мою сторону. Я увидела, как нехотя мишка открыл глаза, в которых читалось:

- Что, приехала? Ну, и иди дальше, не мешай спать. 

***

     Вдоль железных дорог здесь нет деревьев или кустарников. Чтобы местность хорошо просматривалась, посажены цветы. Бесконечно длинные клумбы, на которых петуньи, анютины глазки, резеда. Где это еще можно увидеть? 

***

     Посетили сырную ферму, где производят несколько десятков сортов сыра. Один называется «Красная площадь». Купили, попробовали – вкусно. 

***

     В национальном парке Тасмании нас встретил научный сотрудник, который с первого же взгляда не понравился мне. Это был невысокий, располневший мужчина средних лет в потертых джинсах и несвежей рубашке. На голове – ковбойская шляпка, из-под которой выбивались длинные, давно немытые волосы.

- Ничего себе внешность, - подумала я, - как же он будет работать с нами, такой неопрятный?

И на всякий случай отошла подальше.

     Прошло пол часа. Замечаю, что чистыми его джинсы и рубашка  быть просто не могут. Животные легко идут с ним на контакт, он часто берет их на руки, отсюда многочисленные пятна на одежде. Более того, они обнимают его своими лапами и рвут ткань.

     Как же они доверяют ему! Даже самая ядовитая змея Австралии проделывала под его руководством трюки в угоду нам, туристам.

     Стало окончательно ясно, что накрахмаленная, пахнущая одеколоном рубашка здесь неуместна. Запахи должны быть природными. Так постепенно гид-ковбой стал казаться мне другим, и я подошла к нему ближе. Более того, в его светлых глазах разглядела доброту, спокойствие, глубину, что свойственно уравновешенным людям. Было заметно, что он все видит, все понимает, но реагирует на разные ситуации без резких движений, без крика и нервозности. Он был естественен, как его братья меньшие. От этого человека буквально исходили спокойствие и надежность. Даже агрессивные животные, такие как тасманийский дьявол и ехидна, вели себя в его присутствии относительно спокойно. Когда закончилась экскурсия, и мы стали прощаться, мне так хотелось, не обидев его, посоветовать, ему сменить прическу, но я сдержалась.

- Пусть ходит лохматый. Видно же, что человек хороший!                                                                                      

***

    Когда идешь теплоходом из Австралии в Новую Зеландию, хорошо, если не проспишь Фьорды. Это место с причудливыми круглыми скалистыми берегами   и островами, покрытыми лесом. Море в этих бухтах спокойное, тихое и сюда приплывают киты самки, чтобы воспроизвести потомство.

    В шесть часов утра, вооружившись фотоаппаратом и биноклем, мы с Ларисой выходим на палубу и, осмотрев поверхность моря, замечаем что-то огромное и черное. Вот они, киты! Многотонная мама и ее детеныш держатся на значительном расстоянии от теплохода. Мама кит общается с  новорожденным, учит подниматься вверх и набирать воздух, нырять в глубь.

    Лариса буквально мечется по палубе, а я стою, подняв воротник куртки и грею  руки в карманах, потом, прислонившись к борту, закрываю глаза. Приятно задремать на свежем воздухе, особенно, если вечер провела в баре.(!)

Резкий голос заставляет меня вздрогнуть.

- Что ты спишь! Ну что ты спишь! Посмотри, какая красота вокруг! - тормошит меня Лариса.  Я открываю глаза.

- Да!? А я спать хочу.

- Ты с ума сошла, как можно спать в такой обстановке!

- Я сплю в любой!

- Я знаю. Уже видела - быстро отвечает Лариса, машет рукой и  уходит в нос корабля, где уже собралась толпа созерцателей природы.

    Моя попутчица мгновенно растворяется в людском потоке. А я отправляюсь спать. А что еще делать?!  Китов увидела, Фьорды тоже.  Они  напомнили мне берег Телецкого озера на Алтае. И  я иду в каюту в надежде, что увижу это во сне. 

***

     В Новой Зеландии все наоборот:  весна наступает в сентябре, лето  в декабре, осень длится с марта  по май, а июнь, июль, август – зимние месяцы.

В этой стране  на территории 268,7 тысяч кв.км. присутствуют самые разные ландшафты и климатические различия: субтропики, горы с заснеженными вершинами, вулканы, термальные источники, непроходимые леса, озера, субарктический юг, ледники, Фьорды – все это на двух островах Северном и Южном, которые разделены проливом Кука. Протяженность суши с севера на юг 1600 км. Как мало и как много! Неповторимый затерянный в океане прекрасный мир, где красивые люди в красивых одеждах, где животным не тесно, не страшно и не голодно. 

***

     Когда мужчина из племени Маори во время танца высовывает язык, крепко сжимая при этом копье – это означает конфликт, война, скандал. Помириться и достичь взаимопонимания все-таки можно – достаточно подарить ему ветку кустарника иди  чайного дерева.  Все это показалось мне вполне симпатичным и даже естественным, потому что проходит без бранных слов – язык занят. Без долгих переговоров, где один всегда пытается перехитрить другого, но зато с готовностью к миру в любой момент. 

***

     Ягоды киви давно перестали быть экзотикой.  Их хорошо знают и с удовольствием употребляют в пищу в разных странах мира. Изумрудная мякоть киви богата витаминами. Ее используют в кондитерской, парфюмерной, химической и легкой промышленности.  К традиционному киви добавили новый сорт с желтой мякотью. Он более сладкий по вкусу. Родина киви Китай, но большое распространение он получил в сельском хозяйстве Новой Зеландии. Первые деревья были посажены в  1918 году, а в 60-е года  выращивание киви стало индустрией. Самые  крупные плантации в стране находятся в Роторуа. Это место спящих вулканов и страна киви.  Плантации киви здесь действительно множество.  Издалека они чем-то напоминают виноградники, подъезжаем ближе, рассматриваем. Высота ствола

1,5 метра, толщина с человеческую руку, вверху крона раскидистая и  образует шатер. Сами ягоды яйцевидной формы, покрыты коричневыми волосками. За внешнее сходство с птицей киви и происходит такое название. Эта опушка плода очень важна, если ее снять или содрать при транспортировке – фрукт быстро испортится и высохнет. Поэтому, чтобы сохранить ценность продукта, сбор урожая происходит только вручную в конце лета, т.е. в марте, апреле. Новопосаженная плантация начинает плодоносить через  пять лет. Урожай собирают ежегодно  25 - 30 лет. Так,  что киви – это надежно выгодно и долгосрочно.  От старого дерева, после обрезки, идет новый росток, корчевка необязательна. В поливе плантации киви не нуждается, хватает дождей, если год выдался сухой, корни дерева уходят в глубь до 30 метров и урожай все равно бывает хороший.

    Экспортируется киви во все страны мира,  где не произрастает в естественных условиях. 

***

     В Новой Зеландии 70 миллионов овец, 15 миллионов коров, а  населения 4 миллиона.

***

     Татуировка в Новой  Зеландии и Австралии – это не краски комедии, а язык, информация  о человеке и статус его в обществе. У местных жителей оно называется мокко. Народы Маори наносили линии на лице, прокрашивая их специальными природными красителями. Эта традиция с годами исчезла, но сейчас опять в моде. И не только в этих странах. Молодые люди ходят с разрисованным лицами и телом.  И  даже, если они с вами не общаются,  по характеру рисунков  вы кое-что о них узнать сможете. 

***    

     Вулканы очень полезны – они создают сушу. Город Окленд расположен на потухших вулканах, их здесь 48! Стоим на смотровой площадке: телебашня и небоскребы в этом городе, как и везде в цивилизованном мире, а вот когда с высоты птичьего полета видишь с одной стороны Тасманово море, а с другой  Тихий океан – это здорово! И хочется сидеть на небольшой скамейке, где-нибудь в стороне от других туристов, смотреть в даль и ни о чем не думать. И почему у человечества понимание счастья ничегонеделание? 

***

     Ира и Женя сестры, совместное путешествие немного сблизило нас. Мы симпатизируем друг - другу, поэтому иногда в свободное время обмениваемся впечатлениями. Женя - темноволосая брюнетка, с короткой стрижкой и в очках от Версаче, она строга и сдержана, а Ира – блондинка  с яркой внешностью актрисы или топ модели, смеется подолгу и с удовольствием.

     Встречаемся в центре города. Я сижу на скамейке и ем мороженое.

 Ира:

- Отдыхаете, Любовь Михайловна?

- Не совсем, сижу на вулкане! Мы же в Окленде!

Они понимающе  улыбаются и переглядываются.

Женя:

- А не боитесь, что извержение начнется?!

     Я встаю и начинаю внимательно разглядывать  место, где сидела. 

***

     Осматриваем город Нейпир. Руководитель группы, Андрей Николаевич, хорошо владеет английским  и прекрасно ориентируется на местности. Это позволяет нам наслаждаться отдыхом. Между собой мы, иногда, называем  его Андрюша. Он легок в общении, к тому же интеллектуал и лидер хороший. Все идет благополучно и в  этом путешествии пальмы нам кажутся выше, цветы ярче, а шутки смешнее.   Небольшой приморский город не стал  исключением, здесь нам комфортно, несмотря на отсутствие автобусной экскурсии. Мы самостоятельно осматриваем парк с фантаном-мелньицей, гуляем по улицам, делаем снимки на площади и веселой дружной компанией идем в Ботанический сад. Территория его огромна и мы преодолеваем ее успешно. Вдруг, становится ясно -  оказались на окраине города, а не у главного входа. Заблудились! А на улицах, при этом, ни души. На помощь любимому руководителю приходят мужчины, Александр и Михаил.

-  Стойте на месте, сейчас языка приведем.

Андрей Николаевич тактично замечает:

- Вы же английским не владеете!

- Зато в армии служили, кое-что умеем. 

***

     А город Данидин основан выходцами из Шотландии. Поэтому нас встретил оркестр волынщиков в расшитых куртках и клетчатых юбках. Здесь проживает 125 тысяч жителей. В городе преобладает одно – двух этажное здание. Данидин студенческий город, поэтому на улице много молодежи. Русскоговорящий гид Таня (родом из Хабаровска) встретила нас  так душевно и тепло, что мы сразу поняли – скучает по соотечественникам. Хотя молодая женщина вполне счастлива, у нее муж и ребенок, которых она любит. Город находится на холмах, в нем много зелени, уютные скверы и красивые клумбы разнообразных  цветов. Толи солнечный день способствовал приподнятому настроению, толи звучала еще в ушах незамысловатая шотландская мелодия, но настроение у всех было замечательное и с Татьяной мы общались, напоследок, в форме блиц.

- Таня! А кто мэр города?

- Китаец!

- А что это за невысокое здание справа, темно - коричневое с сахарно белыми узорами вокруг окон.

- Вокзал.

- А напротив?

- Городской суд!

- Тоже веселенькое здание! И на тульский пряник похоже! 

*** 

     В Ларнах Замке узнаем печальную историю. Барон много лет строил это красивое здание,  где только деревянная резьба внутри делалась 13 лет лучшими английскими мастерами. И хозяин мог бы быть вполне счастлив в этом большом доме, но не случилось. Три брака были неудачны, две жены умерли, а третья оказалась неверной. Причем изменила барону с его старшим сыном. Вынести такого позора Вильям Ларнах не смог и застрелился, оставив детей без наследства. Замок отошел государству, сейчас это музей, где можно увидеть в полной сохранности обстановку, картины, посуду и одежду того времени. Говорят, что по ночам в замке появляется привидение – первая жена борона, она осматривает свои владения и, удостоверившись, что все осталось, как было при ее жизни, под утро исчезает.

     По узкой лестнице мы поднимаемся вверх, осматриваем  окрестности и, воспользовавшись паузой,  я спрашиваю стоящего рядом Бориса: «Почему борон не был счастлив? Кажется, для этого было все». На что мой попутчик отвечает в свойственной ему манере, иронично и точно: «Не сотвори кумира, да не построй замок».

*** 

 В Новой Зеландии много скворцов, они здесь повсюду, такие же черные, непоседливые, как в России, только нос ярко – оранжевый. 

***

     От Сиднея до Окленда рукой подать! Главное, оказаться в начале этого пути – перелететь океан из Москвы через Сингапур  в Австралию. И вот уже все идет своим чередом: мелькают страны, проливы, города, острова. Смотришь люди кругом приличные и красивые, транспорт ни разу не подвел, поводов нервничать нет. Отдыхаешь! Везде встречают, улыбаются, ты отвечаешь, тем же и вдруг вижу, глаза с огоньком и костюм дорогой и манеры. Вечером ресторан – он денди, ты в вечернем платье, пьем вино, сидим почти до закрытия, последнее танго и попытка поцеловать.

- Что Вы, что Вы! У нас на теплоходе  отбой в 11 часов.

Утром соседка в автобусе заботливо протягивает таблетку глюкозы.

- Держи! Нейтрализует и бодрит, после возлияний.

- Лучше бы ты «до» предложила и ни это.

Все перестают слушать экскурсовода, соседка удивлена.

- Что ты имеешь в виду?

- Свежее дыхание! А ты что подумала!?

Сегодня мне весело, хочется шутить и говорить глупости, смеяться, пусть даже над собой. А в это время за окном горы, первозданная природа, экзотические животные и ты среди них. Сафари! Наконец обед подоспел. Неспеша  смакуем каждую косточку, каждый фрукт. Через 30 - 40 минут все размякли, осоловели, даже устали немножко неизвестно от чего. Ах,  отдых, как  же  ты хорош! Вот только, что важнее в нем – эмоции,  мимолетное увлечение или открытие нового для тебя мира? Не знаю, не знаю, не берусь судить. 

***

     В баре встретила земляков. На другом полушарии это впечатляет. Пьем «Хеннеси», произносим тосты, потом возгласы начались, поиски общих знакомых, воспоминания, в какой школе учились, в каком ВУЗе, на какой улице жили с родителями и кто мы сейчас.

     Последний вопрос задаю соседке по каюте:

- А ты не помнишь, во сколько я вчера пришла домой?

Ее ответ:

- Сегодня!

- Неуже-е-ели? 

***

     От Северного острова Новой Зеландии до Арктики всего 3 тысячи километров. В ясную погоду с самой высокой точки острова вы можете увидеть другой континент – Латинскую Америку, берег Чили. Интересное место расположения страны.

     В городе Крайстчёрче посещаем Международный Арктический Центр. Здесь имеется комната с северным климатом. Мы в ней, будто в огромном холодильнике, стоим одетые в выданные специально на этот случай пуховики и теплые бахилы, топчемся на месте. Холодно! А рядом в открытом бассейне, практически в естественных условиях, у подножия скалы плещутся пингвины. Они собираются небольшими группами, дремлют на солнышке. Чуть дальше на вершине утеса находится станция по разведению альбатросов. Это морские кочующие птицы семейства буревестников. У них короткое мощное туловище, вес которого достигает 8 кг., а размах крыльев от метра до трех. Когда взрослый самец и самка переступают с одной лапы на другую, кажется, они танцуют вальс.  В кладке у альбатросов лишь одно яйцо. Семейная пара высиживает его по очереди три недели. Гнездо их находится на земле, поэтому за ним нужен постоянный присмотр. Кормление и воспитание птенца продолжается шесть месяцев, и в дальнейшем он сам питается беспозвоночными и рыбой. В день нашего посещения 26 пар высиживали яйца, но мы их не увидели – беспокоить птиц в этот период категорически запрещено. Однако летящие альбатросы во время экскурсии встречались нам. Мы смотрели, на них запрокинув, головы и улыбались. Красивое зрелище – на фоне чистого голубого неба бело-серые гигантские птицы. 

***

     Где альбатросы, там и котики. Они приплывают в небольшие бухты вблизи центра и отдыхают, распластавшись на камнях. В это время животные не любят, когда их беспокоят, но где вы видели туристов, которые бы четко соблюдали запреты или просьбы смотрителей: «Не входить!», «Опасно для жизни!». Вот и мы выбрали бухту относительно доступную и пробрались на звериный пляж. Один из котиков (немаленький) лежал так близко от нас, что мы не только фотографировали его, но и норовили сняться на его фоне. Самец этого вынести не смог. Он открыл глаза, оскалился, закричал и сделал несколько шагов в нашу сторону, шлепая по гальке мощными ластами. На время мы отошли от него.  Он снова задремал, но кому-то захотелось опять подойти к зверю. И тогда котик сделал такой мощный прыжок, что мы бросились  врассыпную вверх по скале. Я, конечно, оказалась последней и, поняв  это, завопила на всю бухту:

 - Борис,  ты где? Снимай!

 Когда подняла голову, то  увидела, что  Борис бежал по камням впереди всей группы. Вот что значит у человека спортивная фигура, и он не переедает. 

***

     Русский ресторан в Крайстчёрче называется «Красная площадь». Здесь можно поесть борщ, блины с икрой, винегрет. Почему название «Красная площадь» встречается уже не первый раз в странах Океании? Или они нашу страну так уважают, или наши бывшие соотечественники, живущие здесь,  Россию забыть не могут.  

***

     На станции разведения альбатросов на меня покакала чайка. Кто-то пошутил:

- Это к деньгам!

В Ботаническом саду сделал то же самое попугай Жако. Туристы в группе стали посмеиваться:

- Разбогатеешь!

Экскурсия закончилась, я вышла на улицу и решила отдохнуть в тени, где был выложен  бордюр из камня, но, всегда заботливая, Лариса остановила меня:

-Осторожно, там же нет лавочки!

- Ничего, - ответила я, - сяду в говно,- богатым все можно! Никто не осудит, а подражать будут. 

***

     Зимой тюрьмы Новой Зеландии переполнены. Если человеку нечем оплачивать счета за свет и отопление, он норовит пересидеть несколько месяцев за государственных счет, то есть в заключении. Каждую неделю этому бедолаге муниципалитет платит 50$, еду, фильмы и книги он заказывает ежедневно. У заключенного индивидуальный телевизор, телефон, санузел. Имеется общая спортивная площадка. Важно еще и то, что сколько-нибудь серьезного преступления  совершать не обязательно, чтобы оказаться в таких условиях. Попытался  дать взятку автоинспектору – и ты осужден на три или шесть месяцев тюрьмы. Сиди себе в комфорте и размышляй, как встать на путь исправления.  

***

     Оранжерея в Окленде состоит только из папоротников, здесь их 80 видов. Самый настоящий  искусственный лес из этих растений, папоротникарий. Среди других показался самым привлекательным серебристый папоротник. Обратная сторона его листьев покрыта белым налетом, который светится в ночи. Говорят, индейцы в лунную ночь клали листья этого папоротника на тропу, чтобы хорошо ориентироваться в лесу после захода солнца. Может быть, отсюда пошла разметка на дорогах?

     Серебристый папоротник растет долго и с годами  становится похож на пальму. Листья отмирают, формируют ствол, а раскидистая шапка всегда свежа и красива.  

*** 

     Веллингтон – столица Новой Зеландии, здесь проживает 400 тысяч жителей. По климатическим условиям этот город напомнил нам Петербург. День нашего приезда был пасмурный, холодный, с моря дул пронзительный ветер и шел дождь.

- Здесь это часто бывает, - говорит экскурсовод Эля, – хотя у нас средняя температура  летом  плюс  25 градусов. И, невзирая на все эти преграды, она показывает нам город вполне профессионально.  Мы осмотрели Парламент, даже вошли в здание без дополнительной договоренности. Затем отправились в кафедральный собор Св. Павла, поднялись на гору Виктория, и увидели знакомые пейзажи по фильму «Властелин колец». Улицы в Веллингтоне то резко поднимаются вверх, то опускаются вниз, ведь горы и потухшие вулканы основой ландшафт Новой Зеландии. С удивлением узнаем, что в городе  преобладают  деревянные постройки: 2-х, 3-х и  4-х этажные дома. Они буквально совершенство архитектуры и художественного вкуса. Разнообразная окраска по фризу или вокруг окон создает определенное настроение и подчеркивает свежесть и новизну проэкта. Когда смотришь на внешние стены таких домов, то не сомневаешься, что они красивы и внутри. Такие улицы, показались какой-то огромной выставкой под открытым небом. Вот что значит, в стране не спешат избавиться от дерева любым способом, чтобы получить за него деньги, а используют его для себя умело, со вкусом и профессионально. Да и ресурсы сберегают для будущих поколений. 

***

     На верхней станции фуникулёра увидели дерево, подстриженное в виде цилиндра, высота его была  примерно 50 метров. Все стали фотографироваться, все-таки гигант! Когда группа ушла, я решила  посмотреть, что там за ветками? Огляделась, нет ли рядом полицейского, и влезла внутрь растения. Переплетение мощных веток у ствола  оказалось еще красивее, чем зелень снаружи, и я сделала снимок, которого в этом путешествии не было ни у кого.