Владимир Хохлев. Подборка новых стихов

http://lg-online.club/ lg.
Городские сумерки

Сосулек борода, свет заслоняя окон,
Теряет свой убор - мороза седину.
Сворачивает день предсумеречный кокон
И звук, пропавший в нём не породит волну.

Застыли провода, как нити паутины
Опутали собой замёрзшие дома.
В окошке чердака смолк говор голубиный,
И снова сеет снег над городом зима.

Свивают фонари весёлые цепочки,
Прозрачные огни втекают в небеса,
И снова слышу я «сигнальные звоночки»,
И где-то над землей твердеют голоса.
09.01.10 20-55 

 

***
Лист ладонью ярко-красной
К моему окну приник,
За стеклом, на зорьке ясной
Вижу строгий Божий лик.

Смотрит Боженька с тоскою
На осенние поля.
На туманы над рекою...
Спит уставшая земля,

Сбросив свой покров цветастый,
Ожидая зимних вьюг,
Вспоминая щебет частый
Надоедливых пичуг.

Небо тоже спит устало.
Выжимает из себя,
И на землю сеет вяло
Капли серого дождя. Казино Х (Casino-X) http://onlinecasinolist.ru/kazino-x/

Смотрит Боженька на тучи.
На полупрозрачный лес,
На сопревших листьев кучи
Под зонтом сырых небес.

В доме холодно. Спросонья
Утро кажется концом.
Я к стеклу прижмусь ладонью,
Поздороваюсь с Творцом.

 

В итоге

Тяжёлый день висит на волоске,
Ещё немного и канет в лету.
Навязчиво пульсирует в виске
Тупая боль, невидимая свету.

Весомой плотью сокрушенный дух,
Сознание без ярких озарений,
Забитый шумом утонченный слух
И сердце без внезапных откровений.

Я целый день искал упругих строк,
Сплетал слова, не смея повторяться.
Азартный и раскованный игрок
Я так и не сумел ни в чем признаться.
12.02.2010 

 

***
Христос сидел на паперти у храма,
Невидимый, неслышимый... Один.
Визжала за оградой пилорама,
Под купою краснеющих рябин.

Сновали суетливые трудяги,
Над колокольней строили леса.
Церковные под ветром бились стяги,
И радовались стройке небеса.

Христос сидел, измученный, голодный,
Как после боя, раненый копьем.
Стоял над куполами грай вороний,
Все этим птицам в жизни нипочем.

Святыню восстанавливали люди,
Разрушенную красной саранчой.
На бронзовеющем небесном блюде
Сверкал восток негаснущей свечой.

Христос устал, Он был уже не молод,
Но теплилась в душе его любовь.
Сквозь человечий, равнодушный холод
Светил Он в души Вечною весной.

 

Уставший поэт

Когда душа уставшего поэта
Над миром суетным увидит свой исход,
Он не найдет достойного ответа:
Зачем он столько в жизни превозмог?

Зачем писал стихи, страдая, смея
Живую жизни ткань
                    стелить в бумажный ряд;
И ничего иного не умея,
Зачем бросал на мир
                    свой пепелящий взгляд?

Зачем ценил «так трепетно и нежно»
Весенние цветы и зимнюю росу;
Зачем швырял себя упорно и небрежно
На одиночество в запущенном лесу?

Зачем он столько выслушал, увидел?
Зачем страдал любовью и тоской?
Зачем нечаянно кого-нибудь обидел?

И удаляется
                           из мира...
                                                  На покой.

 

Я вырвусь

Я вырвусь на простор Руси
Из городской квартиры тесной,
Неси меня, метель, неси
Заснеженной дорогой честной.

Пусть за собой меня влекут
Капризы матушки-природы,
Под взором тихо проплывут
Берёз упругих хороводы.

Пусть на опушке ледяной
Голодных зайцев стынут уши,
А над задумчивой сосной
Могучих предков реют души.

Пусть ратный и бесстрашный люд
Стоит на страже жизни милой,
А поэтический салют
Бьет в небеса небесной силой.

 

***

Я вижу фиолетовый закат,
И подо льдом мерцающие тени.
Не громко меж собою говорят
Сюжеты ненавязчивых сомнений.

Над сонным озером скользит луна
По небосклону, как по снежной горке.
Вечнозелёная стоит сосна
На облысевшем осенью пригорке.

Серебряный бликует поясок
На талии, такой упруго-гибкой...
И слышится весёлый голосок,
Задорно спорящий с унылой скрипкой.

 

***

Седые в инее, деревья
Под снегом - чистые поля
Моя любимая деревня,
Святая Родина моя.

В тумане стройные березы
Плывут над вольною тропой,
И наворачивают слезы...
И грудь сжимается тоской.

 

***
Заждались снега крыши городские,
Дорожки в парках, камни площадей,
Устали ждать его глаза людские
И спины клодтовских бунтующих коней...

Морозный ветер, без пуховых шапок
Обледенил безлистые кусты,
Следов не видно от вороньих лапок,
Над белым не парят мосты.

Заждались снега купола и шпили,
Летящий ангел, медный Царь в седле.
О снежных вахтах дворники забыли,
Сметая пыль в не зимнем декабре.

И вдруг прорвало...
                    Днями и ночами
Снег валит... и забытый, и чужой.
Сугробы вырастают над плечами
Пока по городу бредёшь домой.

Дорог не стало - узкие тропинки,
Машин не видно - снежные холмы.
Вновь в дефиците лыжные ботинки...

Зато сияют чистотой умы.
11.01.2010, 20-25

 

***
Бог вошел в мое жилище, прикоснулся к голове.
Услыхал я голос птичий, вторящий людской молве
О хождении по водам, преломлении  хлебов,
Потреблении народом крох, упавших со столов.

Бог ходил в моем жилище, невесом и невидим,
Замер, тихо приглашая: посидим, поговорим...
Я присел на табуретку, не спеша, и не дыша,
Божьей воле подчиняясь, замерла моя душа.

Бог спросил: о чем мечтаешь, и мечтаешь ли о чем?
Я задумался, теряясь, долго тёр косяк плечом.
После вымолвил: Мечтаю на небо скорей попасть.
Усмехнулся Бог, вставая: Что за странная напасть?

Я людей создал для жизни, дал им землю, воду дал,
О безвременной отчизне все подробно рассказал.
Люди слушают, внимают, понимают... но потом
Многие, как ты, стремятся свой земной покинуть дом.

Бог в дверях на миг запнулся, взглядом нежно обласкал,
Хитровато улыбнулся, на прощание сказал:
Ты не понял, видно, парень, мысль великую мою -
Может и земля быть раем...
                                       Брось мечтать – живи в раю.

 

***
С высокой глубины небес,
Себя почти не проявляя,
В глубины Он глядит сердец,
Людей отторгнутых от рая.

Он не спеша руководит
Всем, через Ангелов своих.
И молча надо мной парит,
Диктуя мне вот этот стих.

Я сплю, но через стук колес
Ловлю душой простые строки.
С высокой глубины небес
Поэзии струятся токи.
21.03.09,
Ночной поезд СПб-Москва 

 

***
Встает заря шатром зелёным,
Гудят разбужено шмели,
И зажигаясь светом новым
Шумит река в лесной дали.

Над полусонными дворами
Из труб плывет молочный дым,
Березы с белыми стволами
За мной шагают - молодым.

Слышны кудахтанье наседки
И петуха призывный плач,
И песня вёдер у соседки,
И шёпоты забытых дач.

 

***
Чавкает осеннее болото,
Мы бредём, уставшие. Одни.
Подступает сонная зевота.
Вдалеке уютные огни
Манят теплотой и ждут с надеждой
Всех сегодняшних, лесных даров.

Ветерок прилипчивый и нежный
Топчется среди пустых дворов.
Сосны его ласки ищут, ели,
Без его наскоков лес грустит,
Мы с тобою рано поседели,
Но и нас он на ходу бодрит.

 

***
Моя душа сегодня плачет,
Как плачет небо за окном.
Какая жданная удача!
Небесным светом залит дом

И омывают струи грани
Моих простых и нежных чувств...
Устал в окне цветок герани,
Весь день смотреть на мокрый куст.

 

***
Рукой прикоснулся к солнцу,
              обжегся, отдернул пальцы.
Холодной морской волною
              и ветром их обернул.
Раскрылся душой природе,
              смахнув с пиджака пылинку,
Услышал в траве движенье
              и голову к ней пригнул.

Взглядом уперся в камень,
              прикрыв его тенью синей,
Заметил, что рядом с полем
              бликует дужка очков.
Увидел что по наклонной
              к земле, к плоскости неба
Верхушек сосен касаясь
              Скользит стрелка часов.

Встал и земля уплыла -
              вниз, далеко уплыла,
Мелкие скрыв детали
              и трещины на земле.
Бреду и глазам не верю -
              навстречу идут деревья
И ветками мне кивают
              колючими и в смоле...

 

 

***
Неуловимое дыхание земли,
Иду лесной тропою. Одиноко.
Над соснами плывет высоко
И светится в листве, вдали

Полуденное солнце. Небеса
Вдыхают ароматы лета
И выдыхают ароматы леса...
Забрезжила болота полоса. 

Дрожит нервически осина,
Щебечут птицы на сосне
Иду как будто в полусне...
С собой не взял сегодня сына.

Тревожат снова комары
И прочая лесная мошка,
Я потерплю еще немножко,
Смахну со лба росу жары.

Я слышу тихое дыханье
Грудная клеть природы мерно
Вздымается.
      И чисто... верно...
            О Вечности напоминанье.

 

Из Смольного

В Смольном тихо, не хлопают двери,
Не шумит суетливый народ.
Я без сил и считаю потери...
Мне сегодня опять не везет.

Где стихи мои, песни и сказы?
В голове протоколы, звонки...
Поручения, просьбы, приказы
Давят массой своей на виски.

По ковровой дорожке шагаю,
Свет потушен, паркет не блестит.
Лишь сигнальный «На выход» мигает,
И вечерний охранник стоит.

Не звенят о металле порталы,
Электронный сработал замок.
Выхожу на ступени устало...

И готов распрямиться в прыжок.

 

***
Безмолвное величие природы,
Молчание таинственных небес...
Ввысь уходящие готические своды
Хранит в немой тиши уснувший лес.

Подводных струй беззвучное теченье,
Гладь озера умолкнувшей воды,
Неслышимое воздуха паренье,
И облаков застывшие гряды.

Недвижимы, тихи, спокойны
Земля и небо... И душа тиха.
Из тишины величия, покойно
Течет по белому ручей стиха.

 

***
В ночном квартале тихо, тихо,
Фонарный свет ласкает окна,
Строчит дождем весна-портниха,
И прошивают струи стекла.

Намокли сонные газоны
Под сеткой черного асфальта,
Дождем  заполнены вазоны,
В них брызги исполняют сальто.

Упругих рукавов потоки
Свивают быстро лужи-блюдца,
Небесно-водяные токи,
Стремясь к земле, о землю бьются.
 
Могучий ливень звуки жизни
Вогнал в молчащие фасады.
Ему в оттаявшей отчизне
Не все еще упрямцы рады.