Татьяна Миловирская. Дети неба

Ускользает снова счастье,
Так не хочется порою
Отделять просторы неба
От страниц забытых снов.
Мне бы хоть немного неба
На ладони - это счастье,
Окрылённой быть мечтою,
И живущей пустотой.
Мы летали вместе в дали,
Рисовали на полотнах,
Взяв немного красок неба,
Чёрно-белые мосты.
Там, где кратеры вулканов,
Сила вольная стихии
И холодные рассветы
Не боялись высоты.
Окрылённые мечтою,
Оживлённые дыханьем
Струн гитары, что играли,
Чтобы пели нам ветра.
Мы летели, разбивались,
Но потом опять взлетали,
Мы с тобою - дети неба,
Окрылённые мечтами.

* * *

Гудки в невесомость, минорные ноты,
И дрогнули струны до боли знакомо,
Забытые песни так редко звучали -
Всё чаще дожди нас с тобой разлучали.
Избитые тексты, в них боль, но нет смысла.
Всё ясно - любовь - и, запретные мысли.
Разбитое небо, прозрачные ткани,
И сквозь пустоту мы бежим за волнами.
Мы птицы, мы Боги - мы рушим, вновь строим
И красим печалью свои небосклоны.
Плывём за мечтою и просим молчанья,
Не знаем, кто будет нас ждать у причала.
Мы ценим мгновенья и плачем от счастья,
И рушим сердца своей болью на части.
Пусти - не вернусь я! Нужна? - буду рядом!
Я буду любить, если так будет надо,
Продам свою жизнь и куплю тебе крылья,
Я сделаю небо - бездонным и синим,
Я стану звездой, и не нужно награды -
Ты просто побудь на мгновение рядом.
Я знаю, ты здесь - где-то в голосе ветра,
Такой ты один в моём мире бесцветном.
Всё это внутри и, увы, неподвластно,
Влюблённый твой взгляд для меня - уже счастье.
Дари мне тепло, покажи своё небо,
С тобой полетим, где никто раньше не был.
В ладонях храни лунный блик от рассветов -
И вспомни на миг, ведь я жду тебя где-то...

* * *

Забери эту боль, отпусти эти дни,
Когда были с тобой на причале одни.
Когда ветер вдали подгонял корабли,
Мы смотрели в глаза - а сказать не могли.
В моей памяти письма, красивые строки,
И мы верили в чудо, творили, как Боги.
Создавали миры, острова, океаны,
А потом своим холодом всё разрушали.
Мы считали шаги, но в конце вновь сбивались,
Начинали сначала, мечтали, влюблялись.
Открывали окно и вниз падали розы,
Умиравшие вмиг от пришедших морозов.
А потом возвращались, прощали, любили,
И так малознакомое счастье ценили.
Забывали, со злостью все письма сжигали,
Разбиваясь об землю, сгорали с дождями,
Своё счастье опять по частям собирали
И, бросав все, по свету друг друга искали+

* * *
Никакой ты не принц+хладнокровный актёр,
Кто умело сыграл свою жалкую роль+
И в улыбке твоей больше нет волшебства,
Это грим, просто образ, искусство творца,
Трудно верить в судьбу и так просто ролям+
Звук знакомых шагов - иллюзорный обман.
Только слышать его - слишком мало, чтоб жить,
Но ты веришь ему - значит, будешь любить.
Серый холод домов пробивает твой лёд,
Одиночество, клятвы, что это пройдет,
Слёзы мимов+и вот так близка пустота,
И по мокрым дорогам ты снова одна+
Так зачем рисовать это небо, ведь дождь
Будет снова стирать эту грубую ложь?
Как скажи начертить идеальную боль,
Если искры тускнеют - протянешь ладонь?
Разве можно сжигать письма истинных слов,
Разве можно любить за красивую роль?
Отпускай+ птицы больше не спустятся к нам,
Они где-то+но нам не лететь к небесам+

* * *

Мы из карманов достанем звёзды и раздадим их, наверно, детям,
Если из звёзд хоть одна погаснет, они её вновь зажечь сумеют.
А мы такими уже не станем, нам остаётся лишь ждать за дверью,
Когда придёт пустота сквозь время, по окнам старые сны расклеит.
Всё те же чувства, глаза и небо. На вид, как раньше, в душе - другие,
Как будто разные вовсе люди. В глазах шестнадцать, в душе - седые.
И мы не ждём от судьбы прощенья и слабо верим чужому слову,
Когда печаль замыкает цепи, и снова нужно бежать по кругу.
Но нам уже неподвластны звёзды, и сколько будет всё счастье стоить,
Когда я стану твоею тенью, ведь воздух здесь лишь тобой наполнен.
А ты живёшь, проходя по краю, и больно мне быть совсем чужою,
Когда в глазах, словно отраженье, ищу себя, нахожу другую.
Но мне не жаль ни одной минуты, что мы с тобой проводили рядом.
И если б мне протянули руку, я всё могла бы вернуть обратно.
Сегодня я стала на год старше, но ничего не изменит время, все потому
Что в свои шестнадцать мы, как и раньше, всего лишь дети...

* * *

Одиночество стало мне домом, где не спит беспокойное сердце,
Где хранятся среди книжных полок отпечатки солёного детства,
Где на стенах среди фотографий виден детский рисунок гуашью -
Рассекая холодные лужи, уплывает кораблик бумажный.
Так теперь мой кораблик беспечно вдаль плывет, позабытый ветрами,
По черте моей хрупкой надежды, проводя по дождям парусами.
Мне теперь не поют звёзды в небе, и все меньше мечтаю ночами
Оттого, что мне стало так пусто среди улиц пришедшего мая.
Незнакомые снились мне чувства со страниц моих детских мечтаний.
Это теплое нежное небо, этот город с ночными огнями.
Там где лето. И мягкая вата облаков проплывала над нами,
Там, где чьи-то глаза были небом, где мы счастье держали руками. проститутки
И бежали навстречу рассветам, обещали хранить в своём сердце
Нежный запах цветов хризантемы, как последнюю память о детстве.

* * *

Я больна изнутри февральским вокзальным холодом.
Я пуста. Взаперти. Надеюсь, болезнь излечится.
Переход "С Ты на Вы", замыкаясь в себе как в коконе.
C'est la vie. Без тебя доживая едва до вечера.
Обесцветилась, обезвкусилась, зашила глаза,
Не найти покоя от этих удушливых снов
Про город, перечёркнутый белым, про начало конца.
И про снег, ободравший все крыши на исходе часов.
Знаешь, если не думать о нем, все равно бьет в висок.
У кого-то простуда, а, может, авитаминоз.
У меня все тот же диагноз и белый потолок,
Тонкие руки, недостаток слов и чувств передоз.

* * *

По законам сезона холодных рук,
Высоки слишком цены за чьё-то тепло и за свет

А часы, как и люди, все так же безбожно врут,
Загребая в охапку и кутая в осень, как в плед.
И кому рассказать, что уже ни за что не спасут
Ни падение вверх, ни желание выжить назло?
Если тратить себя (с этим тоже ведь как-то живут),
Резать руки на нежность, не нужно ни "после", ни "до".
Если тратить себя на все исключенья и "кроме",
Суметь перемолчать самых жадных на слово немых,
Не поможет закрыться на четыре стены в доме,
Потому что душа уже рассчитана на двоих.

По законам сезона холодных рук кое-как
Уже по привычке из дел понедельник сплетаем,
Не забывая высылать бандеролью на чердак.
- Ты боишься ветров?
- Да, я ведь живу по-над краем+
Они несут перемены, отобрав что-то взамен,
Отдают другим. Иди ищи себя в переулках!
Собирай тишину, отклеивай с покинутых сцен,
Закрывайся в тиски, вновь сдаваясь на третьи сутки.
То время жалеет, то сами гаснем у выхода,
Но как-то выжили друг без друга, и вроде переносимо.
Пусть вновь тратим время на повод быть рядом. Не беда.
Мы давно этим одержимы. Это ощутимо.

* * *

Дайте мне рубашку с длинными рукавами,
Этот дождь пришелся не по моей погоде.
Болит ноюще, хоть рви из себя руками.
Утром к полшестого, как обычно, проходит.
И не было в нас правды: ни грамма, ни мили-
Давай хоть раз не будем звать к себе скандалы,
Сама не заметила, как твой голос в меня вшили.
Во мне много тебя или себя так мало?
Пока Бог откручивал краны, затапливал
Асфальт солнцем. Сейчас тёплым, завтра холодным,
Пока дома небо крышами царапали,
Счастье было пустым, потому и бездомным.
Смотри, мы остыли, обменяли билеты,
Кровоточим одиночеством на изгибе.
Наши голоса хранят старые кассеты,
Мы бы их выкинули в хлам, если смогли бы.
Здесь так мало зонтов с такими прогнозами,
С выселяющими из тела режимами.
Исцарапан рояль шершавыми нотами,
Перестрочены швы в срок белыми нитями.
Ночь наливает кофе, обнимает плечи,
Караулит бессонницу, прижавшись к окну.
Затушить бы себя, но порой даже нечем,
Хоть привязывай тень к ногам и иди ко дну.