Александр Гронский. Небесные братья

http://kulibin.com.ua/ кромка защитного кожуха мотокосы цена.
- Догоняй, Василек! – крикнул Ваня, сделал в воздухе задиристый кувырок и прыгнул с отвесного обрыва в веселую речку. Василек помешкал секунду и бросился вслед за братом. Они были близнецы, но Ваня появился на свет на несколько минут раньше и поэтому считался старшим. Он был моторным холериком и всегда бегал впереди паровоза, а Василек чуть поспокойнее и рассудительнее, но старался не отставать от брата. Они все делали вместе. Вместе ходили в детский сад и школу, лазили за соседскими яблоками, шалили во дворе и вместе пошли в армию. Затем вместе поступили в один институт, и даже влюблялись в одних и тех же девчонок тоже вместе. Но поскольку девушка не могла полюбить сразу двоих (не приняты у нас такие экзерсисы), а Ваня по природе был инициативней, то девчонка доставалась ему. Василек из скромности и доброте душевной оставался на вторых ролях. На подхвате, так сказать. Зато, когда Иван влипал в какую-нибудь дурную историю, Василек отважно за него бился. Местная шпана из микрорайона предпочитала не связываться с братьями. Поскольку дрались они друг за друга отчаянно. Обидишь одного – значит, сразу обидишь двух. Бывало и между собой братья выясняли отношения, но до крови ни разу не дрались, а только силами мерились, как молодые породистые щенки. Те ведь тоже белые зубы скалят, но знают меру и никогда сильнее, чем можно не кусаются. И еще с детства мальчишки любили ставить над собой разные экстремальные эксперименты. Кто дальше плюнет, например, или дальше сикнет в туалете пионерского лагеря, где вместо унитазов были обычные дырки, и поэтому мальчишки мочились прямо на белые стены, обработанные хлоркой. Кто сможет дольше продержаться без воздуха под водой? Кто быстрее проплывет Волгу, по которой опасно курсировали «Ракеты», прогулочные теплоходы и огромные баржи с буксирами. Короче, слыли парни совершенно безбашенными. Их каким-то непостижимым образом все время тянуло на разные «подвиги», но при этом, они, как заговоренные, оставались невредимыми. То им хотелось сигануть башкой вниз с какой-нибудь вышки. Например, прыгнуть с высоченного моста через Волгу или полететь на лыжах с 90-метрового трамплина. Поэтому они почти забросили учебу, когда стали каждый день посещать секцию по прыжкам в воду, а затем увлеклись прыжками с трамплина. Школьные учителя смотрели на их успеваемость и прогулы сквозь пальцы, поскольку братья защищали спортивную честь школы почти по всем видам спорта и непременно выигрывали призовые места.
Вскоре все мыслимые и немыслимые «подвиги» были ими совершены, братья стали мастерами спорта и чемпионами страны по прыжкам с трамплина и немного заскучали. Они были великолепно сложенные, улыбчивые, дерзкие, невероятно физически развитые. Как юные древнегреческие полубоги. В то время, пока их сверстники ставили над собой совершенно другие эксперименты, например, кто больше выпьет пива с водкой, и кто больше соблазнит в таком виде податливых девчонок, братья отправлялись на поиски экстрима и почти всегда его находили.
Жизнь изменилась коренным образом, когда они впервые прыгнули с парашютом в клубе ДОСААФ. Вот это оказался их размерчик! Их масштаб беспредельного горизонта! Их бескомпромиссная скорость! Это тебе не пять секунд над землей на лыжах лететь! Это ИХ ни с чем несравнимый глоток свеженького адреналина. Все остальное – детский лепет, по сравнению с небом. Здесь – есть, где развернуться и к чему стремиться. Они и в армию напросились в воздушно-десантные войска только потому, что надеялись часто прыгать с парашютом. Тяга к полетам у них оказалась в крови, как у лошадей любовь к скачкам. Правда и в армии они не смогли обойтись без некоторого хулиганства. Прыгать с парашютом, как мешок с дерьмом – не их удел. Хотелось испытать новые ощущения от затяжного прыжка. Как герои их любимого фильма «На гребне волны» - Киану Ривз и Патрик Свейзи. Понять, сколько же ты можешь парить в небе, как птица и где же границы недозволенного. Это неважно, что потом придется оправдываться перед начальством и сидеть трое суток на губе. Важно, что почти никто кроме тебя, сделать это не способен. Кишка тонка!
Однажды во время учений, у Ивана не раскрылся купол. Василий увидел, как брат летит камнем к земле. У него не было ни одной секунды на раздумья. Он каким-то только ему известным способом, прямо как Джеймс Бонд в лихом боевике, догнал Ваньку в воздухе, тот лихорадочно обхватил его обеими руками и Василек успел дернуть за кольцо. Их не посадили на гауптвахту. За такую посадку надо бы ордена давать. Им даже не объявили взыскания. За то, что остались живы, проявили мужество и, можно даже сказать, некоторый героизм. Начальство шепотом рассказывало своим подчиненным про этот удивительный случай, чтобы, упаси Бог, ничего не прознали в штабе Армии. Братья радовались, что все обошлось и мозговали, что бы еще такое им отчеблучить поэкстремальнее? А с ребятами из роты отшучивались: Ну, подумаешь, парашют один раз не раскрылся? Экая беда… Никто же не помер.
С тех пор прошло чуть больше десяти лет. Братья вернулись из армии, окончили институт физической культуры и стали почти профессиональными скайджамперами. Они прыгали со скал в Норвегии и в ущельях Колорадо, с Эйфелевой и Останкинской телебашни, но больше всего им доставлял удовольствие собственный трюк, когда один из них – Иван, выпрыгивал из самолета без парашюта чуть раньше, а второй – Василий, прыгал за ним на три секунды позднее, догонял Ивана в воздухе и они, как ни в чем не бывало, приземлялись вместе. Целые и невредимые.
Время шло, и однажды братьям понравилась одна и та же девушка – гимнастка Женя. Братья гордились, что привили ей любовь к небу. Стоило им всего лишь раз взять ее с собой. Жене так понравилось состояние свободного полета, что она стала ездить за братьями на все прыжки, переквалифицировалась в воздушные гимнастки, а через год вышла замуж за Ивана и родила двух чудных девочек-близняшек. Василий, который был также влюблен в Женю, оказался как всегда на подхвате. Он нянчился с близняшками, кормил из бутылочки и менял пеленки, когда Ванька с Женей уходили вечером в кино. А поздней ночью Вася деликатно выходил на морозную улицу, чтобы не мешать Ваньке с Женькой заниматься любовью. Это был период, когда они жили все вместе в однокомнатной хрущевке бедно, но счастливо. Возвращался Вася домой только под утро, чтобы не слышать сладострастных вздохов. Он старался не оставаться наедине с Женей, чтобы ненароком не смущать ее и не смотреть ей в глаза.
О сумасшедших русских парашютистах узнал американский телепродюсер Стив Кайлер. Он пригласил братьев попытать счастье в Америке. Теперь, когда они летели друг за другом в затяжном прыжке и один из них был без парашюта, за ними летело еще человек десять воздушных операторов и фотографов, которые непрерывно снимали их экстремальный трюк для популярных журналов и телеканалов. Неожиданно к ним пришла известность и невероятное благосостояние, о котором раньше они не могли даже мечтать. Но не слава и деньги были смыслом их жизни. Просто у них появилась возможность заниматься исключительно любимым делом, ездить по миру и совершать прыжки там, где до них еще никто не пробовал. Женя после переезда в Америку перестала прыгать с парашютом и попыталась хоть немного образумить Ивана, мол, хватит, напрыгались, слишком риск большой, пора о семье, и о детях подумать. Ведь теперь, казалось бы, все есть для беспечной жизни. Но ее уговоры заканчивались, как правило, только тем, что братья придумывали для себя еще более рискованные трюки.
-Что тебе еще надо? – раздраженно спрашивал Иван Женю. – У тебя все есть! Дом в Калифорнии, машина, дети. А я не пью, не курю, и даже баб случайных не трахаю. Единственное мое развлечение в жизни – прыгать с парашютом. И ты хочешь его отнять?
- Да прыгай, сколько хочешь, - отвечала, сдерживая обиду, Женя. – Но сколько можно искушать судьбу? Однажды Василек тебя не догонит, и что я тогда буду делать?
- Не бойся! Ты выйдешь замуж за Ваську! Какая тебе разница, мы с ним все равно на одно лицо, - шутил Иван и уезжал вместе с братом на поиски новых приключений.
Им хотелось еще более усложнить свой невероятный трюк, сделать его запредельным по технической сложности, почти невыполнимым для тех, кто вдруг рискнет его повторить. И они своего почти добились.
Однажды они снимались для рекламы парашютного снаряжения и прыгнули с самолета на высоте 5 350 метров. Иван играл менеджера, по недоразумению выпавшего из пассажирского самолета. Он летел без парашюта в лакированных ботинках, темно синем деловом костюме, белой сорочке, галстуке и ботанических очках на резинках, специально подготовленных для этой съемки и совершал в воздухе различные кульбиты. Это был уже пятый по счету дубль. Рядом с ним летели трое воздушных фотографов-операторов. Еще несколько операторов снимали эту сцену с помощью длиннофокусной оптики с земли. По замыслу режиссера рекламного ролика, в последний момент сверху должен был появиться спаситель Василек с запасным парашютом, и передать его Ивану, а затем должен последовать «Happy end». Васю снимала отдельная группа операторов. Иван комиковал в свободном падении от души, как Чарли Чаплин в своих лучших кинокомедиях, он самозабвенно корчил смешные рожи операторам и делал вид, что ему невероятно страшно. Все шло, как происходило до этого десятки раз и как было задумано по гениальному сценарию. Но в тот момент, когда Василек благополучно догнал Ивана и передал парашют, тот неожиданно выпустил его из рук. У операторов перекосились лица, а через две секунды автоматически сработали механизмы раскрытия парашютов, операторы зависли в воздухе и мгновенно остались позади. Однако Иван вместо того, чтобы схватиться за Васю, сложился стрелой к земле и дерзко попытался догнать свой улетающий рюкзак с парашютом. Васе ничего не оставалось делать, как еще раз пуститься в погоню за падающим братом. Однако рюкзак падал быстрее Ивана, а земля была уже гибельно близко. Расстояние сокращалось катастрофически и с каждым мгновением становилось понятно, что догнать рюкзак не реально. Для этого Ивану нужно было избрать другой угол падения. Но он с упорством достойным лучшего применения не хотел в это верить. Прошло мгновение, земля гулко содрогнулась. Тело Ивана пулей взрыхлило плотный грунт. А еще через несколько мгновений камнем упал Василек. Он так и не дернул за спасительное кольцо даже тогда, когда понял, что брата спасти уже невозможно.