Виктор Хатеновский. Стихи

Жизнь, как камни раскидала

Нас. Пресытившись хлыстом,

Тяжкой поступью вандала

Входит память в старый дом.

Без фанфар, без песнопений

Одолев промозглый тлен,

Входит, бродит... Чьи-то тени

Отделяются от стен.

Прорастает память телом:

Камнем высветлив версту,

Батька в платье чёрно-белом

Грудью тянется к кресту...

Прокричав веселью: " Трогай! ",

Слезы вытравив из глаз,

С повседневною голгофой

Мать смирилась ради нас...

Злая память сердце гложет:

Ощетинившись, как зверь -

Просчитает, подытожит

Горький перечень потерь.

Жизнь вбивает ногу в стремя,

Грудь рубцует мошкара...

Ах, как сладко пахло Время

В предвкушении добра!

 

30.06.1997  

***

Набычив лоб, сойдя с ума,

И умертвив в октавах звуки,

Вновь расторопная зима

Ребенком просится на руки.

Она предчувствует разлад...

Кричит: " Юродивый, покуда

В грехах замешкался Пилат

И от судьбы бежит Иуда -

Твори! " Пытаясь мне помочь,

Деревья вскакивают с места...

Вот только странно в эту ночь

Смерть разодета - как невеста. 

8.09.1994  

***

"Диалог со Смертью"

  "Эй,юродивый!" - О! Безносая?..

Ты пошто стоишь в стужу босая?

Али ждёшь кого? Не меня ли? Ой,

Ты ошиблась,Смерть! Щас черёд не мой!

 

Что ты ластишься, рвань заборная?

Уж давно не лил водку в горло я.

Не пою, не пью - мясо кушаю,

Да из форточки Бога слушаю.

 

А за стёклами - копоть, смрад и грязь.

Я кричу, задрав морду кверху: - Слазь!

Погляди - с вином, с песней, с плясками

Твой народ, как встарь, кормят сказками.

          

Погляди, услышь - как на площади

Люд простой орёт в небо - "Господи!"

Как в церквах с колен на распятия

Смотрят матери, сёстры, братия...

 

Сколько горечи в тех глазах больных!

Сколько муки там, сколько веры в них!

И под стоны те с четырёх сторон

В унисон - шальной колокольный звон.

 

Но, как встарь, на клич в небо - Господи,

Помоги хоть ты жизнь не скомкати! -

Тишина в ответ, копоть, смрад и грязь,

И плевать Ему что кричу я: - Слазь!

 

И с проклятьями, да с молитвами

Спим мы сутками, пьём мы литрами,

Век на привязи ходим, бродим мы...

Эй, безносая!..

                   - "Что,юродивый?"

 

1987 год

 

***

 

Хватит дрыхнуть, хватит спать! Хоть ещё не утро,

Расколол вечерний сон колокольный звон.

Егеря почти в упор расстреляли Зубра,

Обложив его со всех четырёх сторон.

 

Кожу с мясом от костей отдирали, рвали

И бросали через стол злым собакам в пасть.

Бабы прыгали на стол, на носки вставали,

Позволяли на себе даже кофты рвать.

 

Хохот, топот, злобный лай – пьяная потеха

Водку вёдрами лила в рот дырявый… Вдруг

От трёхсотого стакана поперхнулось эхо,

И стальные топоры выпали из рук.

 

И заглох надсадный лай озверевшей своры,

Шлёт веселье пузыри аж со дна реки;

И, забыв про рудники, сбив со ртов запоры,

Развязали мужики злые языки:

 

«Пусть на Кронверкском валу захлебнёмся кровью,

Пусть в сибирских лагерях околеем - всё ж

Мы заткнём гнилую пасть светскому злословью,

Окунём святую ложь в старческую дрожь!

 

Титулованная мразь балуется раем,

Мы, под красный календарь, чтя Господень гроб,

Пашем, сеем, спины гнём, отдыху не знаем,

Да от злости зверю в лоб запускаем дробь.

 

Хватит дрыхнуть, хватит спать! Громом с колоколен,

Въевшийся в печенки страх, враз – под топоры!

Звонари, давай, давай! Не жалей ладоней!..

Тихо, бабы! Это ж вам не хухры-мухры…»

 

Бабы в слёзы, бабы – в плач: « Ой, землёй могильной

Вас на Кронверкском валу забросают!» Но

По дороге столбовой, по дороге пыльной

Без боязни мужики вышли за село.

 

Всё ж традициям верны мужики - к тому же

На груди рубахи рвать, чай, не привыкать –

Потоптались за селом в придорожной луже,

Погорланили и вновь – тишь да благодать.

 

Хватит, бабы, глотки драть! Не тяните жилы!

В раввелине кровь со стен смоете не вы:

Звонари в блевоте спят кротки, как могилы,

Мужики в стаканах топят буйные умы.

 

Племя жалкое рабов, что вам клич Свободы!

Так и будете всю жизнь в страхе спины гнуть.

Взвыли трубы – егеря снова сводят счёты…

Вся надежда на авось да на как-нибудь.

 

1989  

*** 

                                           Отцу

 

Кто вразумит нас, Бога ради!

Осталось всё: вино, тетради,

В портреты втиснутые лица

И книга с загнутой страницей.

 

Остались в пачке сигареты,

Портфель, ремень, топор, кларнет.

В костюмы вешалки одеты...

Осталось всё! А - батьки нет. 

25.05.1985   

***

Под колокольный гром

Застывшего металла

Крестом воскресным днем

Смерть отсоборовала.

Сидеть бы - взаперти,

Когда судьба украдкой

Вдоль рыхлой паперти

Вприпрыжку шла за шапкой.

Друзья,врагов не зля,

С юродивой не споря,

Как крысы с корабля,

Бежали с поля боя...

В Саратове,в Твери,

В Санкт-Петербурге,в Курске,

Собачась,звонари

Горланят по французски:

"Ату его! Он трус -

Хоть был когда-то графом.

Не в состояньи Русь

Сражаться с Голиафом!"

Что ж,господа,пора,

Не тратя время даром

В шальные вечера

Кинжальных ждать ударов

В Саратове,в Твери,

В Санкт-Петербурге,в Курске...

Когда же звонари

Заговорят по-русски!? 

24.07.1991

 

***

                                                татьяне костандогло

 

Среди прочих напыщенных львиц ты, бесспорно,

Выделяешься запахом кожи. Звук горна

Твоего - как набат, предвещающий - вскоре

Эту землю волной смоет в Чёрное море.

 

Я - которого страх грозным скрежетом стали

В предстоящем бою обезглавит едва ли;

Я, который познал вкус борьбы, запах крови,

Трепещу, когда ты сводишь тонкие брови.

 

Обескровлен, сражён, припечатан к веригам

Тихим голосом, взглядом пронзительным, криком:

Из тибетских пещер повылазив, Атланты

Твоим недругам рвут причиндалы и гланды. 

31.10.2000 

*** 

                          " у тебя на каждый вечер

                            хватит сказок и вранья."

                                           Павел Васильев 

 

Не сурьми бровей, родная!

Хоть я набожен, не глуп -

Вместо ада, вместо рая -

Приласкай и приголубь..

Надорви мои печали,

Огради меня от бед;

Будь - какой была вначале

Восемь долгих зим и лет.

Я зубами землю рою,

Крою матом тишину.

То в загул уйду с другою,

То к верёвке шеей льну.

То в Крещенские морозы,

Разбавляя водкой яд,

Псом бездомным - под гипнозом,

Всё гляжу на циферблат:

Час, второй - четвёртый, пятый...

Надоело! Хватит! Впрок

Ночь, достойная расплаты,

Пыль дорог сбивает с ног;

Отблевавшись, кружит рядом

С чёрной стаей воронья...

Вот и всё - дышу на ладан:

Хватит - сказок и вранья! 

6.03.1990 

***

Жизнь обескровлена и зла,

Как голос к Богу вопиющий.

С утра гремят колокола,

Дохнуло плесенью. Из гущи

Косноязычной, злой орды

Звучат воинственные оды.

И мы беспамятством горды

В объятьях вспыхнувшей свободы.

Свободы от... свободы для

Разноречивых, лживых сплетен:

" Прогнило днище корабля.

Костюм безденежьем изъеден."

Кресты, хоругви, образа

Следят, предвидя перемены -

Чтоб в застеклённые глаза

Не просочился яд измены. 

25.01.1996  

***

Октябрь. Слякоть. Листопад

Флиртует с ветром. День обвалом

Надежд отмечен. Двое спят,

Укрывшись плотным покрывалом.

Ночная мгла не так страшна

Содружеству... В застенках рая

Жена, как смерть, ему нужна;

Ей нужен муж, как боль зубная.

Так - было, есть. Так будет впредь.

Вновь умертвив в октавах звуки,

Она рискует - растолстеть,

А он - состариться от скуки. 

21.10.1998  

***

Отстрадано. Зима в окно

Швырнула горсть кораллов.

Мы разошлись бы всё равно;

Без драк и без скандалов.

Мы были больше чем дружны.

Но, смерть зазвав на ужин,

То Вы мне не были нужны,

То я Вам был не нужен.

 

Бахвалясь фразой прописной,

Железом руки стёрла,

Разлука влажной пятернёй

Берёт меня за горло:

" Ну вот и всё! Зима в окно

Швырнула горсть кораллов.

Вы разошлись бы всё равно;

Без драк и без скандалов."

 

04.10.1994  

*** 

Жизнь как бы невзначай

Заглядывает в стёкла.

И жирная печаль

Берёт тебя за горло.

Ты - в ужасе. Душа,

Предвидя час разлуки,

Над бездной чуть дыша,

Стихами греет руки...

Растоптан, позабыт,

В предчувствии подвоха

Ты вновь почти навзрыд

О смерти просишь Бога. 

31.01.1996

 

***

Сказать по правде - мне, родная, некогда

Ни голосить, ни плакать над тобой.

Лежит печаль на застеклённых веках. Да

Народ с утра торопится в забой.

 

Смирилась Русь с наследием иудиным.

Москва - бомжатник. С некоторых пор

Мне всё равно - с Медведевым иль с Путиным

Ты добровольно ляжешь под топор.  

2.10.2009  

***

Сжав стакан густой отравы,

Расчехлив блудливый глаз,

Вновь сегодня, Боже Правый,

Я готов пуститься в пляс:

В нервный, громкий, одинокий,

Нужный - как собаке кость.

Приковала к танцам - ноги,

В сердце вспыхнувшая, злость. 

15.01.2010  

***

Осень. Бархатный сезон.

Солнце,море. День - в разгаре.

Мы тройной одеколон

Пьем в роскошном будуаре.

День взахлеб глотает дым.

И под гром кабриолета

Вновь выталкивает Крым

Нас - до следующего лета. 

8.12.1997   

*** 

Растормошив безмолвие страниц

И заручившись дружеской поддержкой,

Сквозь частокол меняющихся лиц

Кричу: " Пора! Юродивый, не мешкай!

Начать не поздно - с чистого листа,

Искоренив зловредные привычки..."

А рядом - в такт грохочут поезда

И, улыбаясь, мчатся электрички.

 

21.09.1995 

*** 

" Реплика радикально настроенного гражданина "

 

Жизнь повторяется, как встарь:

Взглянув враждебно на фонарь,

С утра к губам подносят чарки

Банкиры, воры, олигархи...

Доколе будет горстка сброда

Пить кровь безмолвного народа?!

Пора, сорвав трёхцветный стяг,

Развесить власть на площадях! 

22.01.2011  

*** 

С утра расцвела придорожная ива.

Возможно, чужую предчувствуя боль,

Природа сегодня так красноречива,

Что я над собою теряю контроль.

 

Забыты тревоги, бег в поисках хлеба,

Надуманный страх безвозвратно исчез.

Мне только бы видеть бездонное небо,

Рассвет и с туманом флиртующий лес. 

14.01.1997  

***

Я не люблю тебя. Давно

Об этом знают шкаф, булыжник,

Кровать, французское вино,

Лыжню насилующий лыжник,

Гламурно выкрашенный рот,

Небрежно сказанная фраза...

Об этом знает даже тот,

Кто в Минск привёз тебя с Кавказа.

 

12.06.2010 

*** 

" Монолог хронического пессимиста "

 

Наша жизнь полна обмана.

Мы порочны. Ученик

Я пропойцы Мопассана,

Ты - других тлетворных книг.

Мы отвыкли верить в чудо,

Красотой нас не пронять.

Ждём минуты - как Иуда,

Чтоб кого-нибудь распять.

Обезглавив на погосте

Тишину окрестных мест,

Ах, как мы вбиваем гвозди

В свежевырубленный крест!

Без порока - жизнь убога.

Под гортанный окрик: "Фас"

Вновь, примерив тогу Бога,

Мы плюём в иконостас. 

12.02.1997  

*** 

Страна, над убогим страдальцем не плачь:

Закончилось время - сплошных неудач.

Сегодня меня, в крайнем случае завтра,

Согреет в обьятьях своих Клеопатра.

 

Отныне прижизненной славой - согреты

Сократовский лоб мой, стакан, сигареты,

Московский коньяк в привокзальном буфете

И даже мои - нерождённые дети. 

23.03.2010  

*** 

Сдув пыль с нательного креста,

Мечтаешь ты сыграть - Христа?!

Опомнись! Ты в анфас и в профиль -

Готовый к бою Мефистофель.

Угомонись! Встряхнись! Без пауз

Вновь над тобой горланит Фауст.

Твоим притворным клятвам рада,

Комедиант - роль Герострата.

Тартюф, Нерон, Шпигельский, Квази...

Как много в жизни яркой мрази!

Зачем тебе, сдув пыль с креста,

Играть - распятого Христа?!

 

24.04.2010  

*** 

Жизнь непроста.

Смерть многогранна.

С верой в Христа

Спит Дона Анна.

Спит Командор.

Скромно и смело

Спят с давних пор

Гамлет, Отелло.

В гроб Дон Гуан

Снёс васильковый,

Модный кафтан.

Для Казановы -

Дочка, жена,

Сваха, невеста -

Где-то нашла

Тихое место...

Сколько их, Бог,

Тех, кто из блюдца

Выпив, не смог

Утром проснуться?!

Выскоблив лбы

Жизненным стажем,

Скоро и - мы

Где-нибудь ляжем.

 

10.01.2011

 

*** 

                                                   Т.К.

 

Ума не приложу - кому всё это надо?!

Вы - благородны. Я - эстетствующий хам,

Зачатый впопыхах и изгнанный из стада,

И потерявший счёт засаленным грехам.

 

Я - скопище червей, я - выблюдок клозета,

С восторженностью злой бичующий волхвов.

Но как же Вы смогли узреть во мне Поэта?!

Но как ошиблись Вы, любимица Богов?! 

14.06.1993  

***

Ах, Россия-матушка - сумасшедший дом!

Сколько слез замешано в голосе твоем!

По брусчатке каменной - загодя поплачь -

Вновь пройдется каином молодой палач.

 

С грохотом да с хохотом гаркнет: "Что ж ты,мразь,

Возле места лобного мордой месишь грязь!?

Брось скулить, уродина! Все-таки не зря

Строила ты, холила спецконцлагеря! "

 

19.08.1991

 *** 

Кружусь я вздыхая

Над раем, над адом:

Вас вновь, дорогая,

Со мной нету рядом.

Дав залп из орудий

В земные красоты,

Прекрасные люди

Со мной сводят счёты.

Вновь фразой упругой

Мне мстит Казанова:

" Ты с прежней подругой

Не встретишься снова."

Что ж, взглядом по карте

Блуждая, злой воин

В глухом арьергарде,

Как рыба, спокоен?.. 

19.09.2005  

*** 

                      Алексею Венжику

 

В подвенечном платье старом

Смерть, не тратя время даром,

Вновь сбивает с ног до срока

Тех, кого - и так немного;

Тех, кто - правду смазав йодом -

Мощным, хлёстким апперкотом

Излечить мог от экстаза

Гордых выходцев с Кавказа;

Тех, кто словом, делом, взглядом

В трудный час всегда был рядом;

Тех, кто мог спонтанно - снова

Ждать нас ночью в Одинцово...

В подвенечном платье старом

Смерть, не тратя время даром,

Вновь сбивает с ног до срока

Тех, кого - и так немного. 

12.03.2011 

***

Так это - всё?! А где - под грохот сбруи -

Проклятья, ласки, слёзы, поцелуи?

Где монолог: " Как долго, в самом деле,

Должна я ждать тебя в своей постели?! "

Где взрыв эмоций? Где - ответь мне быстро -

Французской водки полная канистра?..

Постель согрев, ждёшь агнца, Клеопатра?

Помру - сегодня. Ты погибнешь завтра. 

25.02.2011 

*** 

Декабрь без снега - благодать.

На ветках - гроздья спелых почек.

Ты с каждым призраком в кровать

Ложишься спать без проволочек.

Затем, проснувшись поутру -

Всплакнёшь над свежим некрологом:

" Ведь, я - когда-нибудь помру

И в гроб сойду в костюме строгом."

 

Твой мозг хандрит без топора.

Заправить снедь холодной водкой

Тебе - давно пришла пора;

И - в путь скользящею походкой.

Так - день за днём, за годом год:

Трактир, трамвай, завод, берлога.

И чернь подвыпившая ждёт

Очередного некролога. 

5.12.2005  

***

                                     п.к. 

Ах, мадам, играя в прятки

С расторопною судьбой,

Безрассудны Вы и падки

На разврат и на разбой.

Хохоча, рыдая, плача,

Приподняв сорочки край,

Вновь капризная удача

Вас подталкивает в Рай.

Пол-страны сдаёт на милость,

Города бросает в дрожь

Ваша лживая стыдливость,

Ваша искренняя ложь.

В Аргентине, в Риме, в Польше

Вами бредят... Ну и пусть!

Я люблю Вас - даже больше,

Чем расхристанную Русь!

 

23.08, 1990

*** 

Конечно, ты прав, борзописец бывалый:

Доцент-психиатр, врачи-коновалы,

Кулак санитарки, постыдная клизма

Тебя не излечат от патриотизма.

Тебя не излечат от склочности даже.

Ты будешь, как прежде, ходить в камуфляже.

И, может быть, только в обьятьях банкирши

Отвыкнешь писать бестолковые вирши.

 

22.03.2011

 

 

***

          моему деду Павлу Левшуку

 

В годовщину кончины

Сумасбродного дня

В голос плачут мужчины,

Причитает родня.

В майский, праздничный вечер,

Разбросав реквизит,

Вместе с Маргарет Тэтчер

Татарва голосит.

В день Великой Победы

Сквозь неправедный суд

Вместе с внуками деды

По брусчатке идут.

Жизнь смеётся открыто,

Жизнь рыдает навзрыд...

Здесь ничто не забыто,

Здесь никто не забыт.

 

9.05.2000

 

 

***

 

Над землёй колдует осень.

Лес - в оранжевых заплатах.

Я последние лет восемь

Не бывал в родных пенатах.

 

Многократно краской новой

Освежив пространство - в стужу

Белорусской, рОдной мовай

Не ласкал ни слух, ни душу.

 

Над землёй колдует осень.

Лес - в оранжевых заплатах.

Я последние лет восемь

Не бывал в родных пенатах.

 

10.10.2009