Владлен Каплун. Запоздалое счастье

– Давай зайдём, сынок, хуже не будет, – отвечает мать.
Кабинет директора оказался в этом же коридоре, почти рядом. На скромной табличке под стеклом начертано: «Директор завода Михаил Ан¬дреевич Луговой». Оказавшись в кабинете, Крайновы увидели сидящего за столом мужчину средних лет, облик которого сразу выдавал его, как чело¬века доброго, отзывчивого.
– Чем могу быть полезен? – спрашивает он, широко улыбаясь, с любо¬пытством рассматривая посетителей.
Мишина мама, стремясь разжалобить директора, кратко рассказывает об их семейном положении, и о работе мальчика в артели. Директор, про¬смотрев документы, на минуту задумался.
– Я ещё радиоприёмники умею собирать и утюги ремонтировать. Я радиолюбитель! – вдруг выпаливает Мишка. Директор озорно посмотрел на подростка, взял его заявление и что-то на нём написал.
– Ладно, тёзка, возьму грех на душу. Пойдёшь учеником в сборочный цех. Просто пока не будем оформлять трудовую книжку. Учись Миша, кол¬лектив цеха очень хороший. Всё будет зависеть от тебя. И смотри, чтобы школу не бросал! – сказал он строго, по-отечески.

Радость переполняет Мишкино сердце. Он сразу мчится в контору ставшей ему ненавистной артели и берёт расчёт. А утром следующего дня парнишка впервые переступает порог заводского цеха. Вдоль длинного светлого помещения располагались рабочие места сборщиков, к каждому из которых опускалась труба системы вентиляции. На стенах висели какие¬то плакаты, лозунги. В кадках зеленели фикусы, цветы. Всё это было так не похоже на покинутый артельный «цех».
До начала рабочего дня остаётся минут десять. Начальник цеха, Пётр Васильевич встречает Крайнова очень приветливо. Оказывается, что пока в цеху Миша – единственный ученик.
Сборочный цех производил нехитрую, но нужную людям продукцию. Это были детекторные радиоприёмники «Комсомолец», которые в комплек¬те с наушниками позволяли прослушивать республиканские радиостанции в сельской местности, где после войны ещё не везде было электричество.
Начальник цеха подводит Мишу к рабочему месту пожилой женщины, занимавшейся сборкой радиоприёмников.
Мария Игнатьевна, поручаю тебе этого парня, поделись с ним своим богатым опытом. Нужно готовить смену, а то придёт время, нам уходить на пенсию, а передавать дела-то некому будет.
Да поняла я, поняла, Пётр Васильевич. Всё сделаю, научу парня тому, что сама умею.

Женщина внимательно, с ног до головы, осматривает парня и, по¬видимому, оставшись довольной, приступает к обучению. Вначале Миша просто смотрел, как ловко работает Мария Игнатьевна. Поняв процесс, он садится на своё, рядом расположенное место, и начинает работать. Глядя на движения Мишкиных рук, наставница удивлена. Она ведь не знала, что паяльник в руках её ученика оказался не впервые и что он уже давно «бало¬вался» ремонтом бытовой техники.
В самом начале обеденного перерыва к Мише подошли работницы цеха. Они с интересом рассматривали новичка.
– Девчонки, смотрите, какого красавца сегодня подарила нам судьба! – восклицает Галина, статная женщина бальзаковского возраста, с длинными черными волосами.
– Уймись, Галка! Не смущай мальчика! – Это мой ученик, зовут его Михаилом, – заступается за своего подопечного Мария Игнатьевна.
Вмиг покрасневший Миша стоит в окружении женщин, потупив взгляд. Обстановку разряжают подошедшие рабочие. Оказалось, что ребят, отслуживших в армии уже после войны, было всего несколько человек. В цехе преобладал женский состав. Причем, среди них было много одиноких женщин, которых война лишила мужей.
Рабочие знакомятся с Мишей и, не скупясь, начинают давать ему со¬веты, не только о производственной деятельности. Невзирая на его мало¬летство, они принимают его в свой небольшой коллектив, так сказать на равных, как мужчину.
С того дня, жизнь Миши пошла в довольно-таки напряженном, ритме. С 8 часов утра до 5 дня он с завидным упорством осваивает все процессы сборки, применявшиеся в цеху. Четыре раза в неделю с 7 до 11 часов вечера парень продолжает посещать вечернюю школу.
Казалось бы, нагрузка была предельной, но молодость не знает устало¬сти! По выходным дням и средам, когда вечера были свободны от занятий в школе, Крайнов начинает осваивать французскую борьбу в спортивном клубе общества «Труд». Кому-нибудь может показаться странным, но, в не¬малой степени, на принятие такого решения повлияло женское общество, окружавшее парня теперь не только в школе, но и на работе. Цеховые жен¬щины буквально не давали ему прохода, заигрывая с ним, а иногда даже старались ущипнуть.
Примерно через полгода ученичества Миша предстал перед квалифи¬кационной комиссией завода. После успешной сдачи пробной работы и от¬ветов на вопросы, Крайнов был переведен на сдельную оплату труда. Это была победа, он почувствовал себя полноправным представителем рабоче¬го класса, что в те времена справедливо считалось почётным.
И вот наступает день получения первой заработной платы, начислен¬ной сдельно. У заводской кассы молодого рабочего уже поджидают мужич¬ки из его цеха. Мишина зарплата оказалась не на много меньше, чем у ка¬дровых рабочих. Его старания, его упорство дали результат.
– Так, Мишка, слушай сюда! Согласно нашей рабочей традиции первую сдельную зарплату нужно обмыть. Так что, айда с нами, ларёк здесь близко, за углом, – настойчиво предлагает один из старейших рабочих, дядя Остап.
Миша уже слышал об этой традиции, поэтому безропотно идёт за товарищами. Они оказываются на улице у ларька. Ритуал был предельно прост. В руках у каждого из «приглашенных» и у виновника торжества по¬являются гранённые, наполовину наполненные водкой стаканы, а также не¬большие бутерброды с колбасой.
– Ну, парень, поздравляем тебя с началом самостоятельной трудовой жизни, от души желаем тебе успехов! – кратко говорит Остап.

Домой Миша приходит навеселе. Он отдаёт деньги маме, рассказы¬вает о причине своего «пьянства». Фаина со слезами на глазах принимает деньги, воздержавшись от поучений по поводу выпивки сына. Проклятая война раньше времени заставила повзрослеть младшего сына, вынудила его уже работать. Был бы жив её муж, Григорий, да разве бы так складыва¬лась жизнь их семьи?!.
Некоторое время Миша оставался единственным молодым рабочим в сборочном цехе. Наконец появились его сверстники, начавшие, как и он, с ученичества. С одним из них, Аликом, у Миши оказались общие интересы, радиолюбительство. И они быстро подружились. Другой парнишка, ярко¬рыжий Игорь, держался от них обособленно...
В один из дней в цехе появилась и ученица. Тамаре Коваленко было уже около семнадцати лет. Она была высокой, стройной девушкой. Тамара не была красавицей, но правильные черты лица и две толстые, туго запле¬тенные косы делали её облик привлекательным.
Миша с интересом посматривал на новенькую. Знакомиться с ней он никогда бы сам не решился.
– Крайнов, вот познакомься с нашей ученицей. Ты недавно прошёл тот путь, который предстоит одолеть ей. Помоги советом, покажи на практике всё, чему так быстро и хорошо научился – обращается к Мише мастер цеха Лёва, подойдя к его рабочему месту с девушкой.
– Тамара, – бойко называет себя девушка, и первая подаёт руку немно¬го растерявшемуся Мишке.
– Михаил, – как всегда краснея в таких ситуациях, робко произносит он и отвечает на рукопожатие...
Передача опыта проходила очень вдохновенно. Рядом с Мишей нахо¬дилась очень приятная девушка, которая внимательно слушала его, наблю¬дала за его работой. Ему это очень нравилось. Миша не обращает внимания на косые взгляды его сверстников, вероятно завидовавших ему. Так про¬должается дней десять, после чего девушку переводят на участок намотки катушек, где работали одни женщины. Но общение между молодыми людь¬ми не прерывается. Они теперь встречаются в любое подходящее для этого время: перед началом работы, в обеденный перерыв. И, наконец, наступает такой момент, когда они оба почувствовали, что им этого мало. У Миши со¬зревает план действий. Приближался выходной день.
– Тамара, давай завтра встретимся в городе, например, в сквере у клуба кондитерской фабрики, – смело спрашивает он, глядя девушке в глаза.
– Давай, – не скрывая своей радости, отвечает она. – Я постараюсь с утра справиться с домашними делами и часам к 12 буду на месте, это как раз не далеко от моего дома.

Это было первое в жизни Михаила Крайнова свидание. Он очень вол¬новался. Не решаясь признаться матери о своём намерении, он, также впер¬вые в жизни, был вынужден сказать ей неправду, что поедет на встречу со своим заводским другом, Аликом. Перед выходом из дома Миша, незамет¬но для матери, покрутился перед зеркалом, расчесал свой чуб и двинулся навстречу с неведомым.
Он пришел первым. Вдруг она не придёт? Он нервно прохаживается туда сюда вдоль сквера, ругая себя за свою стеснительность. Может быть, нужно было честно признаться маме во всём да ещё взять у неё денег на цветы или на мороженое. Но вдруг показалась она, и все посторонние мыс¬ли вмиг исчезают. Улыбаясь, Тамара идёт ему навстречу. Мишкино сердце, как от быстрого бега, бешено заколотилось.
Здравствуй, Миша! – первая говорит она
Привет! – всё ещё робея, отвечает он и пожимает протянутую руку.

Молодые люди заходят в сквер и садятся на скамейку. Теплый солнеч¬ный день, но в скверике безлюдно. Наверное, горожане разъехались по да¬чам, на берега Днепра. Они, счастливые, сидят, о чём – то говорят. Миша посматривает на девушку. Она кажется ему такой красивой, такой прекрас¬ной. Ему хочется не только смотреть на неё. Она, пышущей свежестью, невидимой силой как будто бы притягивает его к себе. Когда они встали, он несмело берёт её под руку. Это тоже происходит впервые в его жизни. Свидание продолжается всего несколько часов. Оказалось, что Тамаре нуж¬но было обязательно вернуться домой к определённому времени. Михаил провожает девушку до её дома, утопающего в саду. Они распрощались, до¬говорившись о будущих свиданиях.
Коллектив цеха замечает возникновение дружеских отношений между Тамарой и Михаилом. Не обходится без подшучиваний, догадок и предпо¬ложений. Всё прояснилось в одночасье, в тот день, когда Михаилу испол¬нилось 16 лет.
Утром, как обычно, он пришел в цех немного раньше и начал гото¬виться к работе. Вдруг, он увидал Тамару, прямо со входа направлявшую¬ся к нему. В её руках был огромный букет цветов и книга. Не обращая внимания на тех, кто в этот момент оказался вблизи, она подходит к ото¬ропевшему Михаилу.
– Привет, Миша! Я поздравляю тебя с днём рождения, желаю крепкого здоровья и большого счастья на долгие годы! – говорит она, и, обняв абсо¬лютно растерявшегося парня, целует его.
Звучат громкие аплодисменты, одобрительные возгласы. Миша не успевает поблагодарить девушку, как к нему с поздравлениями подходят работники цеха. Не поздравил его только наблюдавший со стороны эту кар¬тину рыжий Игорь.
Когда все разошлись по своим рабочим местам, Миша взял в руки кни¬гу. На её обложке изнутри красивым почерком было написано:
«Моему любимому другу Мише на добрую память от Тамары»!
После этого «происшествия» в цеху уже ни у кого не оставалось со¬мнений насчёт взаимоотношений между Михаилом Крайновым и Тамарой Коваленко. А они, пока было тепло, продолжали встречаться по выходным дням в городе, иногда гуляли после работы.
С некоторых пор Миша стал замечать, что кто-то делает ему мелкие пакости, причем так скрытно, что поймать злоумышленника за руку никак не удавалось. Оставалось только предполагать, строить догадки. У Крайно¬ва сложились отличные взаимоотношения со всеми работниками и адми¬нистрацией цеха. Он никогда не отлынивал ни от грязной, ни от тяжелой работы. Миша всегда был готов оказать помощь товарищам, за что его все уважали, особенно женщины. По другому относились люди к его сверстни¬ку, Игорю. И причиной тому, конечно же, не был цвет его волос. Просто он не проявлял рвения в работе, недовыполнял нормы, боялся погрузо¬разгрузочных работ, к которым иногда привлекались мужчины цеха, когда не хватало грузчиков. Короче говоря, числился Игорь в числе отстающих. Поэтому, вполне можно было предположить, что Михаилу он мог завидо¬вать и считать его своим соперником.
Однажды, вернувшись в цех после обеденного перерыва, Крайнов увидел на фанерном стенде своего рабочего места выжженное электропа¬яльником непристойное выражение о дружбе с Тамарой. Терпение у парня лопнуло. Он тотчас вызывает обидчика, сразу сознавшегося в содеянном, на «дуэль», а проще говоря, померяться силами в присутствии «секундан¬тов». На следующий день, в обеденный перерыв, когда на заводском дворе рабочие, как обычно, уселись на лежавших там брёвнах и начали кушать, соперники сошлись друг против друга. В Мишке, в общем миролюбивом парне, кипит ярость. Ему очень хочется изо всей силы ударить обидчика. Но что-то сдерживает его. Медлит и Игорь, не решаясь первым начать схватку. Внезапно Мишку осеняет мысль: он хватает запястье руки соперника, лов¬ко разворачивается, подставив под его туловище своё бедро, и резко дергает его за руку. Игорь моментально перелетает через Мишку и под одобритель¬ные аплодисменты зрителей, как мешок, шлёпается на землю. Так был ис¬пользован один из приёмов французской борьбы, изученных Крайновым. Наверно, Игорю было больно и обидно, но он без звука понуро побрёл со двора. Миша торжествовал, он защитил честь девушки и своё достоинство. В цеху к нему подошла сияющая Тамара.
– Ты молодец, Миша! – сказала она и, поцеловав парня в щёчку, бы¬стро удалилась. После этого случая проделки Игоря прекратились, а через несколько месяцев он вообще уволился с завода.
Периодически для сборки радиоприёмников необходимо было изго¬тавливать детали на огромном прессе, установленном в подвальном поме¬щении, под цехом. Пресс использовался только в ночное время и работали на нём специально обученные люди. Так вот, начальство, почувствовав спо¬собности Крайнова, обучило его работе на этом прессе и, при необходимо¬сти, он выходил на работу в ночную смену.
Осенью Миша идёт в десятый, выпускной класс. Свободного време¬ни становится катастрофически мало, а встречаться с Тамарой хочется всё сильней. И тогда у него появляется дерзкая идея. Он предлагает девушке в те ночные часы, когда он будет работать на прессе, приходить к нему туда, в подвал. Тамара соглашается. Более того, она решает просить у мастера вторую, многими не любимую смену, как раз в те дни, когда Миша будет работать по ночам. Это должно было позволить им встречаться, не волнуя родителей Тамары, которым она могла сказать, что после окончания второй смены будет ночевать у подруги, живущей рядом с заводом, опасаясь идти домой в ночное время. Как совмещать свидание с работой Миша представ¬лял себе очень хорошо. Он прекрасно освоил весь процесс и в течение ночи мог свободно перевыполнить норму. Но так поступать ему не советовали, а точнее «запрещали» цеховые ветераны, потому что перевыполнение норм сразу приводило к их повышению, не дающему рабочему человеку ничего, кроме увеличения нагрузки. В этом заключался один из парадоксов и тор¬мозов социалистической системы хозяйства.
В тот осенний дождливый вечер, сразу после окончания пятого урока, Миша направился на завод в предвкушении скорого свидания с Тамарой. Не заходя в цех, он спустился в подвал. Не теряя времени, он быстро начи¬нает прессовать детали. Работа спорится. Один за другим в коробку летят готовые изделия. А вскоре в комнату входит она. Миша останавливает пы¬шущий жаром шумящий пресс. Наступает тишина.
А вот и я, привет Миша! – радостно сказала девушка, глядя на парня влюблёнными глазами.
Здравствуй, Тамара! – проходи, я так рад тебя видеть, присаживайся, взволновано отвечает он.

Молодые люди садятся на скамейку. Девушка осматривает комнату, которая приютила их в столь ненастную погоду и необычное для свиданий время. Несмотря на расположенное в ней оборудование, там было уютно. Другими словами, обстановка вполне располагала к приятному проведе¬нию времени ни чуть не хуже, чем на скамейке в каком-нибудь парке.
Они сидят рядышком, тесно прижавшись друг к другу... Они говорят на разные темы. Им очень хорошо. Периодически Миша включает пресс. При этом, количество готовых деталей постепенно увеличивается. А время летит как никогда быстро. Ранним утром, когда начал ходить транспорт, не чувствовавшие усталости молодые люди, расстались. Они договорились в будущем стремиться к таким свиданиям. Тамара уехала домой, а Крайнов остался в ожидании начала первой смены, чтобы сдать продукцию кон¬трольному мастеру.
В цеху никому в голову не могло прийти, что Мишка и Тамара встре¬чаются по ночам. Как-то один из бывалых ребят Борис, уже отслуживший в армии, вызвал Мишу на откровенный разговор.

Миша, я так понимаю, ты встречаешься с Тамаркой? – вкрадчиво спрашивает он.
Да, конечно встречаемся, но не очень часто. Я же учусь в вечерней школе, в десятом классе, – отвечает Миша.
Ну а как вы проводите время, целуетесь ли, обнимаешь ли ты её? Не удивляйся, я старше тебя, имею опыт общения с девушками и знаю, что им нравится, и что не нравится. Если я не ошибаюсь, Тамара в твоей жизни первая девушка, с которой ты начал встречаться. Поэтому, может быть я смогу подсказать тебе что-нибудь полезное.

Миша оказывается в очень неловком положении. Откровенничать о своих чувствах, о свиданиях? И всё же любопытство берёт верх. Он решает, ничего не рассказывая, просто выслушать советы Бориса, кото¬рого он уважал.
– Боря, скажи, что ты можешь мне посоветовать?
– Прежде всего, собираясь на свидание, нужно постараться красиво одеться, по погоде, конечно. Не будет лишним освежиться хорошим одеко¬лончиком, например «шипром». Мне кажется, друг мой, что тебе уже пора начать бриться, убрать с лица этот детский пушок. Конечно же, в кармане у тебя всегда должны быть деньги на кино, мороженое. Очень любят де¬вушки цветы, которыми их встречают на свиданиях.