Аркадий Маргулис, Виталий Каплан. Кибер-Крипта

Со стороны поведение пожилого господина могло показаться странным. Даже при беглом осмотре его фигура вызывала сожаление. Господин напоминал состарившуюся обезьяну, облачённую в модельную пару. Он стоял на тротуаре напротив старинного особняка, обвитого стереорекламой. Первый этаж здания занимал банк «Центурион», собственность концерна «VIRT-VIA-Z». Прочие службы концерна располагались на этажах выше.
Господин разглядывал свою тень. По её удлинённости можно было судить, что уже изрядно повечерело. Как обычно в такое время суток. Господин передвигался, наблюдая за своей долговязой тенью - как она вливается в тень здания. Втекает. Растворяется. Исчезает. Он поворачивал обратно. За ним выползала тень. Именно это обстоятельство завладело им. Он усмехнулся, повторил манёвр и лишь потом направился к входу. За перемещениями своего патрона и всемогущего владельца фармо-империи Иванира Адрана бесстрастно наблюдали четверо джентльменов, одетых в чёрное, его телохранители. И здесь же, на обочине, ожидал его возвращения лимузин, чудо модернизированного ретро.

***
Архитектор-навигатор Ритуального Пасада Таренс Морган взглянул на часовую развёртку, вздохнул и ударил в ладони. Этим жестом он привык предварять многообещающие начинания. Первый циферблат триптиха показывал час дня, второй - семь минут, третий - сорок две секунды. Именно сорок две секунды назад Таренс Морган получил заказ на Кибер-Крипту от Иванира Адрана. Заказ необычный, сложный, и, что особенно беспокоило, ограниченный по времени. Господин Адран слыл воплощением привередливости. Столкнувшись с небрежностью, он безжалостно менял исполнителей. Можно было отказаться, но потерю такого заказчика Таренс Морган считал абсурдом.
Изначально проект виделся осуществимым, несмотря на требование заказчика о соблюдении физических законов реального мира и, в особенности, сохранении естественной гравитации. Это означало, что преимущества виртуального конструирования, позволяющие изменять физические константы и тем самым выполнять фантастические прихоти заказчиков, в Проекте напрочь отсутствовали. Но это означало ещё и создание фрагментарной действительности, в идеале повторяющей физическую реальность.
По замыслу эксцентричного миллиардера Кибер-Крипта, как сооружение траура и горя, представляла собой трёхмерный лабиринт, закручивающийся в гигантскую спираль. Чтобы выйти на очередной виток, скорбящим полагалось распознать путевые знаки, понятные лишь близкому окружению усопшего. Таким путём, считал Иванир Адран, он окажет почтение умирающей тёще, ей-то и посвящалась Кибер-Крипта. Девяностолетняя Кларисса Ван Дениц, уже много недель прикованная к аппарату жизнеобеспечения, настаивала на эвтаназии. Дочь её, жена Иванира Адрана, страдала и не соглашалась. Её пугала предстоящая утрата и подспудно потеря материнской опеки. Всё это утомляло Иванира Адрана, договорные условия он проработал с всегдашней расчётливостью.
Одобрение заказчиком результатов работы обеспечивало выплату исполнителю части гонорара. Получение остатка должна была благословить госпожа Ван Дениц, что Иванир Адран считал маловероятным. Кларисса Ван Дениц, женщина голубых, или даже ультраголубых кровей, считалась прямым потомком Лордов Исконного Прибережья. Даже сейчас, на смертном одре, она продолжала твердить, что её дочь ошиблась в выборе супруга, разбавив благородную кровь субстанцией плебейского оттенка. Фармо-король, миллиардер, потомственный лейб-спирит - плохая партия! Но зять, несмотря на взаимность антипатии, стремился угодить тёще в преддверии её смерти.
Оценивая проект трёхстами миллионов реалов, полновесный миллион Иванир Адран предназначал зодчему. Миллион реалов! Это много, очень много даже для непревзойдённого мастера, но Таренса Моргана интересовали не деньги, а пиар. Пиар, возносящий туда, где гонорар в миллион реалов - банальность.И всё же. И всё же Таренсу Моргану представлялось загадкой, почему Иванир Адран добивался эксклюзивных условий, запрещающих Ритуальному Пасаду тиражировать проект. Ведь несанкционированное применение разработок в договорах с другими клиентами и без того противоречило бы закону. Что это - тщеславие Иванира Адрана, или предпосылка феноменального решения, ниспосланная провидением ему, Таренсу Моргану? Несомненно, просматривалось, что Иванир Адран предполагал получить за копейки виртуальный мир, идентичный реальному. Но не вынашивал ли он вселенские планы? Ведь жар легко загребать чужими руками. И тут Таренса Моргана осенило. Он подбежал к подвесному планшету, сдёрнул и перевернул испещрённый формулами лист, и на следующем, чистом, жирно вписал единственное слово - «Абсолют».

***
В экспресс-павильоне Ритуального Пасада усердствовали операторы во главе с Таренсом Морганом. Инженеры-коммуникаторы, программисты, зонд-оптимизаторы, аккаунт-менеджеры, вирт-энергетики. И для реализации проекта Адрана, несомненно, придётся привлечь историков, консультантов по генеалогии и опытных кодировщиков. Завершался первый сеанс работы над проектом. Господин Адран выбрал на пульте ключ "Выброс". Пространство экспресс-полигона подёрнулось дымчатым сиянием, и тотчас господин Адран почувствовал прикосновения. Служащие Плезир-клуба помогли освободиться от кибер-скафандра. Миловидная девушка поднесла стакан виталина - напитка, активизирующего организм после пребывания в условности.
- Интригующее начало, - сказал Иванир Адран, машинально, пока возвращал стакан, разглядывая её колени и чувствуя прилив раздражения, - но я хотел бы надеяться, что и впредь именно вы будете участвовать в проекте, а не перепоручать кому-нибудь из клерков.
- Господин Адран, для нас ваши желания святы, - ответил Таренс Морган, оторвавшийся от других забот ради дебюта, - конечно, будем контактировать, но я хочу предложить вам весь спектр услуг, предоставляемых Плезир-клубом для таких гостей, как вы.
- Я не страдаю от скуки, - усмехнулся Иванир, - подводные и космические приключения и ваши знаменитые туры "Султан-гарем" с толпами наложниц меня не интересуют. Я к вам пришёл с серьёзной целью.
Таренс Морган светло улыбнулся, как будто господин Адран включил его в список наследников. Ох уж эти напыщенные недотроги, облагодетельствованные жизнью! Смех, как пыжатся, и всё вхолостую! Скажем, до первого откровения в одной из приват-лож, и не приблизительных, а вкрутую реальных похождений во времени. Тематические города и впрямь расположены в географических резервациях, куда не только простакам, но и власть имущим без согласования путь заказан. Кого оставят равнодушным три дня в роли Великого Инквизитора, Джека-Потрошителя, или начальника концлагеря! Не следует опережать события. Чувствуется, господин Адран подпишет отчётные документы Кибер-Крипты. Но сначала ему придётся стать членом Плезир-клуба, ведь услуги предоставляются только им. Это безусловное требование договора. Исключению не подлежит даже Иванир Адран. Стало быть, составление психологического клише заказчика обеспечено! И, как следствие, коррекция сговорчивости и опосредовано - управление его финансами!

***
В блок-планшете Иванира Адрана, формирующем распорядок дня, появилась пометка: "Кибер-Крипта". На реализацию проекта по настоянию архитектора-навигатора посвящалось два часа в сутки. Немало, учитывая плотность расписания Иванира Адрана. Общению с женой отводилось каких-нибудь полчаса.
Утром лимузин доставил Иванира Адрана к зданию концерна. Вспомогательная команда Плезир-клуба помогла ему облачиться в комбинезон. Лейб-медик, проверив состояние Иванира Адрана, разрешил вброс. Пространство, пульсируя, сжалось в шестигранник и вскоре развернулось панорамой условности.
Воплощённая концепция Кибер-крипты пришлась Иваниру Адрану по вкусу. Творение оказалось сбалансированным, будто по Божьему замыслу. Всё созданное Творцом совершенно. Кто бы из гениев ни трудился над совершенствованием колибри, порхающей подле цветка орхидеи, любая поправка - кощунство. Кибер-Крипта, сработанная Таренсом Морганом, не требовала улучшений! Наружное полупрозрачное кремнеполотно лабиринта серебрилось цветами радуги. В путевых знаках отображались хронологические вехи рода ван Дениц. Они, как и поверхность лабиринта, имели трёхмерное исполнение. Любой из знаков менял очертания в зависимости от ракурса и всякий раз трактовался иначе. Ведь и жизненные события Клариссы ван Дениц слагались в непредсказуемые сочетания, очерченные различными, даже взаимоисключающими интерпретациями. Поэтому правильно выбранный угол зрения, зависящий от достоверного знания её жизненных хроник, обнаруживал ключ к пониманию рун и возможность продвижения по лабиринту. Добраться же до золотисто-хрустального саркофага, парящего в воздухе, могли лишь очень близкие ей люди. Предвидя настороженность клиента, господин Морган счёл нужным пояснить, что оболочка саркофага пронизана энергоаккумулирующими нитями. Они-то и позволяли магнитным зацепам удерживать конструкцию без опор. Иванир Адран добрался до саркофага с первой попытки - в памяти оживали откровения тёщи. Но он недолго пробыл внутри. У выхода из лабиринта его ожидал Таренс Морган.
- Чудеса, - удивился Иванир Адран, - и вы здесь?
- И я здесь, господин Адран, - ответил Морган, - держу своё слово, ведь мы же договорились, что буду опекать ваш проект.
И Таренс Морган пригласил Иванира Адрана на строительную площадку, для чего обоим пришлось переодеться в спецодежду. Увечья, полученные в условном мире, сопровождались ментальным шоком клиента. Виртуальный смертельный исход приводил к длительной депрессии. Соблюдение безопасности было обязательным условием в Плезир-клубе.
Размах строительства поразил видавшего чудеса света Адрана. Благоговейно трудились сотни рабочих. Фланировали, порыкивая, гигантские экскаваторы. И над этой суетой, над копошащимся муравейником простиралась в натуральную величину стереопанорама Пантеона. Величественного Пантеона Кларисы Ван Дениц. Иванир Адран не пытался скрыть восхищения. Кредо его жизни «То, что нельзя купить за деньги, - можно купить за большие деньги» здесь, в условном мире, возобладало могуществом заповеди. Два часа будто испарились. Предупреждающий сигнал застал Иванира Адрана в обсуждении с Таренсом Морганом глубины котлована и материала фундамента. Господин Адран, с сожалением отобразив на клавиатуре "выброс", уже через секунду смаковал виталит. И вместе с усталостью, почти бессилием, чувствовал удовлетворение. Ни один из его проектов, разбросанных по всему миру, не возбуждал так, как святилище тёщи.
Сутки прошли в ожидании вброса. Строительство продолжалось непрерывно и без него, но Иванир Адран ощущал необратимость. Именно так можно было назвать его привязанность к Кибер-Крипте.

***
Таренс Морган встретил Иванира Адрана у ограды. За ночь вокруг Пантеона возвели стену, уходящую вверх на десятки метров.
- На соседних участках уйма любопытных глаз, - пояснил Адрану Таренс Морган, - ничего не поделаешь, нашими архитектурными находками интересуются любители полакомиться за чужой счёт.
- За мой счёт, - уточнил Иванир Адран, - сколько участков прилегает к моему?
- Смотря как считать, - уклончиво ответил Морган, но спохватился и объяснил, - территория кладбища безгранична, как вы понимаете. Условный мир. Если бы не ваше желание соблюсти достоверность, смежных участков могло оказаться больше, чем есть. Видите ли, не все заказчики так щепетильны. Законы реального мира их не интересуют.
- Стало быть, теперь я застрахован от остальных любопытствующих голодранцев? - усмехнулся Иванир Адран.
- Увы, - ответил Таренс Морган, - хозяева внепространственных участков имеют право на перископический надзор за остальными.
Иванир Адран хотел поинтересоваться надзором, но пояснения Таренса Моргана прервал усиленный мегафоном голос:
- Прекратите работы! У меня на руках решение исполнительного комитета!
У входа, потрясая бумагой, стоял невзрачный человек.
- Что это? - растерялся Иванир Адран.
- Пока не знаю, - ответил озадаченно Таренс Морган.
Человек с мегафоном приблизился.
- Вы заказчик? - обратился он к господину Адрану.
- Позвольте, а вы - кто? - в свою очередь поинтересовался Иванир Адран.
- Я? - опешил человечек, - я уполномоченный мэра Кибер-сити. Ваш котлован вырыт незаконно. Или у вас есть согласующий документ?
- Простите… Я ничего не понимаю, - и господин Адран взглянул на Таренса Моргана, ожидая поддержку.
- Поясню, - внезапно смягчился чиновник, - как раз на этой территории обнаружен некрополь древних релятиваторов, охраняемый законом о неприкосновенности археологических ценностей. Полюбуйтесь, у меня на руках решение исполнительного комитета о прекращении работ. Если у вас есть возражения, можете подать апелляцию в межзональный суд Кибер-сити.
- Сначала встретимся на территории вот этого господина, - кивнул Иванир Адран в сторону Таренса Моргана и дрожащей от возмущения рукой отбил кнопку "выброс". Нетерпеливо, не дожидаясь помощи, содрал с себя комбинезон, оттолкнул руку с виталином и выбежал из экспресс-павильона. Ворвавшись в кабинет архитектора-навигатора, закричал ещё с порога:
- Таренс, чёрт бы вас взял, я требую объяснений.
- Господин Адран, - ответил Морган, комкая комбинезон, - примите мои извинения, но, даже ради вас мы не сможем переписать матрицу условного мира. Дело не в деньгах, а в репутации. У нас обязательства перед другими клиентами. Мы гарантируем, вы же знаете, не менее ста лет стабильности.
- Нет, что здесь происходит? На самом деле? Вы забыли, с кем говорите, у вас отшибло память? Усохли мозги? Хотите, я куплю ваш близир-клуб вместе с вами и отправлю всех переделывать матрицы в патрицы?! Или вообще - перешивать матрацы!
- Как вам будет угодно, господин Адран, но Плезир-клуб не подлежит продаже - ни при каких обстоятельствах. Попробую объяснить. Условный мир записан математическим алгоритмом на матрице в единственном экземпляре. Волноваться нечего, катаклизмы блокированы страховочными файлами. Кибер-кладбище лишь часть условного мироздания. Мир условности самодостаточный. Запущенный в жизнь, он существует по собственным правилам, и мы бессильны что-либо изменить. Естественно, нанимаем актёров на отдельные роли. Но и они послушны сценарию, предусмотренному алгоритмом матрицы. Так что насущные неприятности, дорогой господин Адран, вам придётся устранять самому, и не здесь, а там, в непредсказуемой условности.
Когда Иванир Адран вернулся на участок, его всё ещё дожидался чиновник мэрии.
- Как вас зовут, дружище? - постарался придать голосу дружелюбную окраску Иванир Адран.
- Мессер. Мессер, если хотите. Итак? Вы собираетесь подчиниться решению исполнительного комитета?
- Всенепременно. Не переговорить ли нам доверительно?
Чиновник неопределённо хмыкнул.
- Я состоятельный человек и обожаю свою тёщу. Она, - Иванир Адран поморщился для убедительности, - при смерти, и мне хотелось бы поскорее завершить Кибер-Крипту.
- Уж не намекаете ли вы на взятку, - вздохнул чиновник, но тут же строго добавил, - пустой номер. Другое дело, если возблагонамеритесь пожертвовать на нужды мэрии. Скажем, на стадион, парк, или, допустим, археологическую академию?
- Археология вредоносна, увольте, - усмехнулся господин Адран, - а парк подойдёт.
- Как вам будет угодно, - чиновник протянул собеседнику банковский чэйнджер, - набейте сумму и подпишитесь.
- И во что вы оцениваете парк?
- Пять миллионов реалов. В пять миллионов мы точно можем поместиться. Деньги поступят в городской бюджет по целевой статье. Кстати, если хотите увековечить своё имя, подарив его парку, сумма удвоится.
- Весьма заманчиво. А во сколько, любезный представитель мэра, обойдётся удовольствие исключить наши встречи?
-Добавьте к сумме ещё один ноль, - произнёс чиновник.
Иванир Адран проставил требуемую сумму и расписался.
Оставалось распрощаться, но Мессер не торопился.
- Что-то не так?- поинтересовался Иванир Адран.
- Примите мои поздравления, - ответил Мессир, - вам положена приличная скидка.
- О чём это вы? - изумился Иванир Адран.
- О следующей Кибер-Крипте. Конечно, если вы хоть напоследок станете уважать правила, - сказал Мессер, и, выдержав паузу, добавил, - аналитические акценты единого энергополя в отношении вас дали положительный результат - вы обозначены.
- Объяснитесь? - удивился Иванир Адран.
Зарокотала техника.
- Я посылал решение Этингеру. Вам пора распрощаться. Теперь вы под нашей юрисдикцией, - загадочно ответил Мессер и ушёл.
Сигнал двухчасового отсчёта застал Иванира Адрана за осмотром Пантеона. Ещё через час пульт замигал критическим красным. Оставаться далее в условности воспрещалось, сработали бы блокировки. Иванир Адран вошёл в "Выброс", и условность перешла в реальность. Затем, выпив подряд пару порций виталина, он направился к стоянке, где изнывали измученные бездельем телохранители. Монитор инфосети ожил вместе с двигателем лимузина. Вскипел не прочтёнными сообщениями. Но Иванир Адран чувствовал себя неспособным просматривать информацию. Изнурительные похождения в условности породили недомогание. Оно поднялось в полный рост.

***
Тревожное предупреждение поступило ночью, и клиника профессора Этингера приготовилась к экстренному приёму хозяина. Построенная на деньги Иванира Адрана и непосредственно для него, она была оборудована по последнему слову техники. На потребу Иванира Адрана в клинике круглосуточно дежурил персонал - врачи и медсестры, виртуозы своего дела, и лаборанты, способные выполнить любой анализ.
К утру Иваниру Адрану стало худо, поэтому он поторопился в клинику. Профессор Этингер встретил его у входа. Умея ценить время хозяина, профессор первым делом загрузил лабораторию - требовался развёрнутый анализ крови. В ожидании результатов господин Адран ублажался тайским массажем. Затем отдыхал в кресле и смаковал чай из трав непальского высокогорья. Было что-то не так во всегдашней размеренности. Иванир Адран безропотно прошёл эндоскопию, томографию, а затем смирился с повторным анализом крови. Его водили из процедурной в процедурную, пока, наконец, не появился профессор Этингер. На него было страшно смотреть. Он теребил полу халата и безвольно жевал губами. Иванир Адран почувствовал пустоту.
- Не может быть… Не верю себе… Никаких предпосылок, - дрожал голос профессора, - на фоне полного здоровья и… эта опухоль?
- Где? - спросил Иванир Адран не сразу и тихо.
Этингер с состраданием посмотрел ему в глаза.
- Господин Адран, - сказал он тяжело, но очень отчётливо, - это голова, мозг. Случилось непредсказуемое, необъяснимое. Полгода назад мы провели всеобъемлющее исследование и не нашли у вас сколько-нибудь заметных отклонений. Правда, в сети я встречал описание случая у какого-то Мессера. Но не было причин соотносить его с вашим состоянием здоровья.
Он говорил что-то ещё. Иванир Адран кивнул, отвернулся и прикрыл глаза. Мир рушился.

***
В течение следующей недели Иванир Адран побывал в лучших клиниках мира. Консилиумы и - неизменное подтверждение диагноза профессора Этингера. Злокачественная опухоль головного мозга. Последняя стадия. Необратимая. Два месяца жизни. Оперировать никто не брался. Вмешательство могло лишь ускорить распад. Метастазы паутиной опутали мозг. Требуемый объём хирургии уничтожил бы пациента, как личность. Аппараты жизнеобеспечения поддержали бы тело, но Иваниру Адрану претило состояние растения.
Вернувшись домой, он первым делом отправился в Плезир-клуб. Как ни прискорбно - на строительство собственного кибер-склепа. Заключив договор и передвигаясь по коридору к экспресс-полигону, на одной из дверей он обнаружил табличку с надписью: "Смерть - это только начало". Иванир замер, не в силах сделать ни шагу. Он смахнул со лба высеявшиеся капли пота и постучал. Никто не ответил. Подёргал дверную ручку. Оказалось заперто. И, не осознавая до конца направленности дальнейших действий, Иванир Адран повернул обратно, к кабинету архитектора-навигатора Ритуального Пасада. Таренс Морган встретил его приветливо и на вопрос о комнате со странным обозначением «Смерть - это только начало» рассказал о новом проекте "Логос", находившимся в завершающей стадии разработки. Проект предполагал новейший вид услуг, предоставляемых в Плезир-клубе наиболее состоятельным клиентам. Исключительность. Обожествлённость. Первостихия и соразмерность бытия. Сознание клиента отображалось на матрице замкнутым по объёму алгоритмом и после его смерти переносилось в условный мир. Предполагалось формирование мыслящей сущности Абсолюта - Творца с совокупностью формообразующих возможностей, то есть Господа Бога. Сознание, запечатлённое матрицей как Абсолют, переносилось на сконструированную в условности планету. Здесь начиналось всеобъемлющее. Абсолют, получив первозданную планету, приступал к сотворению собственного, неповторимого, существующего лишь по его законам мира. Иванир Адран оставался в кабинете, пока общими усилиями не был составлен договор. Теперь он, Иванир Адран, примет участие в проекте «Логос» в качестве испытателя, но одновременно первого Абсолюта условности. Каждая из сторон пригласила своих адвокатов, чтобы юридическая обоснованность документов не вызывала сомнений. Все бумаги были оформлены, банк Иванира Адрана перечислил в банк «Центурион» колоссальную сумму - восемь миллиардов реалов. И, наконец, когда Морган и Адран остались одни, фармо-король предложил архитектору-навигатору составить последнее соглашение. Иванир Адран подкрепил мысль количеством нулей на чеке. Испытатель Адран, находясь в ясном сознании, желал обрести новую ипостась, а затем, удостоверившись в её действенности, потребовать эвтаназию. На ускорение исследований архитектору-навигатору выделялся ещё один миллиард реалов.

***
День трансляции сознания Иванира Адрана совпал со временем угасания Клариссы Ван Дениц. Она ушла тихо, совсем не так, как жила. А в мир условности пришёл Абсолют. Он не спеша облетел планету, проверил связь с операторами реальности и его интеллектуальная сущность, всё ещё называемая Иваниром Адраном, потребовала эвтаназию.
- Не слишком ли резво, господин Адран, - раздался в голове Абсолюта голос Таренса Моргана, отслеживающего в присутствии адвокатов соблюдение договора.
- В самый раз, - произнёс Иванир с умиротворенной улыбкой, - это только начало.
- Напоминаю, вы сохраняете все юридические полномочия и вправе распоряжаться своим имуществом, как посчитаете нужным. Но здесь у вас семья, а завещание не составлено, - передал Таренс Морган реплику адвокатов.
- У меня впереди вечность, - был ответ Абсолюта.
Адвокаты разрешили эвтаназию, и условность стала миром Иванира Адрана.
Прошло несколько месяцев. Иванир-Абсолют наслаждался новыми возможностями. Он умел летать, передвигать материки и осушать океаны. Возникала мысль о творении, но, как ни странно, принципиального знания об этом у него не было. Он чувствовал себя ущемлённым. Пришлось связаться с дежурным оператором.
- В моём мире я до сих пор не встречал людей.
- Ты - Абсолют и волен создавать их по собственному образу и подобию, или, если хочешь, иначе.
- Но как? Из чего?
- Как обычно, из глины, будто не знаешь!
Иванир-Абсолют ответил вопросом:
- Где же найти глину?
- Глину... В твоём мире её нет. Товар завозной, закажи пару контейнеров и твори на здоровье.
- Подходит, - обрадовался Абсолют, - присылай.
- Но сколько же?
- А сколько идёт на человека?
- Килограмм семьдесят.
- Тонн сто для начала. Потом размножатся.
- Ты в своём уме? Это не просто глина, а самовозрождающаяся органика. Её килограмм тянет не меньше ста миллионов реалов.
Абсолют спохватился. Всё, что у него оставалось - жалких семь миллиардов реалов. Ровно на одного человека. Дилемма казалась неразрешимой.

***
Вдова короля фармо-империи Иванира Адрана не поверила своим глазам, обнаружив исчезновение из банка покойного супруга суммы в семь миллиардов реалов. Как снег на голову упали неоплаченные счета, и, чтобы поправить положение, пришлось поступиться недвижимостью. С молотка ушли даже фамильные замки и поместья, доставшиеся вдове, как единственной наследнице старинного рода - Лордов Исконного Прибережья. Демарш её адвокатов за разъяснениями в центральный офис Плезир-клуба принёс плачевное известие - деньги были употреблены в соответствии с волей их владельца. Единственным утешением, но одновременно источником существования вдовы стала аренда некрополей матери и мужа в качестве посещаемых рекламных объектов, устроенная Таренсом Морганом в память об Иванире Адране.

***
Концерн «VIRT-VIA-Z» непотопляемо процветал. Средства, вращающиеся на счетах Плезир-клуба в банке «Центурион», повергали в банкротство конкурентов. Дежурные операторы реальности развлекались, наблюдая за эволюциями в программе "Логос" какого-то шустрого бага, обладающего дьявольской силой самоуничтожения и возрождения. Творец в этой стратегии занимался тем, чем ему было положено заниматься - творил человека. Возможностей хватало лишь на одного. Из его тела лепил второго. Затем они размножались. Но всякий раз программа давала сбой. И Творец разрушал то, что создал. Разрушал и начинал всё сначала.

***
По пустынной планете бродила одинокая фигура мужчины, напоминающего обескураженную обезьяну. Со стороны его поведение могло показаться бессмысленным. Он прятался от палящего солнца за естественные возвышения местности, или поспешно возвращался обратно. Никто не мог представить себе, до какой степени раздражало его единственное обстоятельство - наиболее удручающим ему казалось отсутствие тени. Его тело не отбрасывало тени, где бы и в какое время ни находилось, согретое солнечными лучами! «Господи, - обжигала мысль, - куда она подевалась?» И ему, естественно существующему в таком состоянии, попросту не приходило в голову, что он, Высший Разум существующего мира, его непогрешимый Абсолют - всего лишь субстанция, интеллектуальный оттиск жившего некогда на земле Иванира Адрана.
Его смятённая, его неприкаянная тень.