Михаил Смирнов. Свободная зона

 Отталкиваясь шестами, они медленно подплыли к берегу. Подхватив длинные заостренные колья, внимательно прислушались к ночным звукам и, стараясь не шуметь, перепрыгнули на маленький клочок суши, укрытый со всех сторон густым переплетенным кустарником и корявыми деревьями с раскидистой кроной.

 – Полукровка, – тихо сказал старик, проталкивая узкий плот под нависшие над водой кусты, – Крысачей поблизости нет?

 Одетый в старую одежду, сделанную из шкур, Полукровка прищурился и, с шумом вдыхая влажный воздух, начал всматриваться в заросли, принюхиваясь к запахам. Насторожившись, он долго вглядывался вглубь кустарника, затем повернулся к старику, сидевшему на камнях:

 – Нет, не почувствовал, – рыкающе, сказал он. – Лишь какой-то зверек прошмыгнул и скрылся под землей, – и присев рядом со стариком, неподвижно застыл.

 Запустив руку за пазуху, старик достал зеленовато – бурый брикет, с трудом разломил его и половину протянул Полукровке:

 – Погрызи, – сказал он, размачивая свою долю в воде, – легче станет. Силу надо беречь и дар, каким владеешь, а то всякое может случиться в пути. Без него мы пропадем.

 – Разве мы не первые, кто прорывается в Свободную зону? – сказал Полукровка и, морщась, быстро разгрыз небольшой кусочек и проглотил. – Никак не могу привыкнуть к вашей пище.

 Старик взглянул на него слезящимися глазами, не ответив на его вопрос, собрал упавшие крошки и бережно слизнул.

 – Чем же вы питались? – сказал он и, сорвав несколько шершавых листьев, сунул в беззубый рот и начал перемалывать их голыми деснами. – Мне говорили, что ты недавно попал в нашу резервацию. Как же тебя Крысачи поймали?

 – Наше племя кочевало вдоль большой воды, – сказал Полукровка, резко взмахнул рукой, поймав на лету какое-то ночное насекомое и, быстро съел, сплюнув жесткие чешуйчатые пластинки, – там, где вечные пески. Спасаясь от племени Длинношерстных, попали в сильную бурю, которая длилась несколько лун и чтобы от нее укрыться да уйти от погони, случайно забрели на территорию Крысачей. Не успели разбить лагерь, как нас окружили. Луна еще не скрылась, а от племени почти никого не осталось. Крысачи забрали в плен самых сильных и молодых, а с остальными расправились. Меня, когда рассмотрели, сразу закрыли в клетку и просидел в ней до тех пор, пока ты не освободил.

 Старик внимательно всмотрелся в лицо Полукровки:

 – Я видел раньше твоих соплеменников. Ты не похож на них. Кто твой отец?

 Тот пожал широкими плечами:

 – Женщина, что родила меня, говорила, будто мой отец тоже был Полукровкой и жил в племени Длинношерстных. Поэтому я могу различать запахи и видеть в темноте. Но его убили, когда узнали, что он хотел остаться у нас,

 – Мне говорили, что ты не только видишь и чувствуешь, но лучше других умеешь бегать и прыгать, – сказал старик, продолжая жевать листья, – и силы в тебе столько, что не каждый Крысач с тобой справится. Благодаря этому, ты идешь сейчас со мной в Свободную зону.

 – Старик, ты не ответил, зачем мы туда направляемся, – повернулся к нему Полукровка. – Кто в ней находится? Я мало знаю о Крысачах. Откуда они пришли? Почему мы попали в резервации? Так было всегда? Но откуда тогда взялась Свободная зона? Ответь…

 Долго старик молчал, смотрел на темную воду, изредка вытирая слезящиеся глаза узловатыми пальцами, поглядывал на небо с мириадами звезд, затем тихо дотронулся до плеча напарника и показал:

 – Видишь большую звезду?

 – Я давно заприметил, что ты на нее посматриваешь, а что?

 – Если получится, к восходу следующей Луны мы достигнем территории Свободной зоны, и тогда нам не страшны станут Крысачи, – сказал старик, запахнув безрукавку. – Главное – успеть добраться, чтобы предупредить жителей, что на них готовится нападение. Сколько раз пробовали Крысачи захватить Свободную зону, у них ничего не получалось. Там, везде стоят излучатели, которых они боятся. Звук, какой мы не слышим, их убивает, и они решили пробить подземные ходы, чтобы пройти под ограждением. И для этого, гонят сейчас всех пленных, всех жителей резервации, чтобы заставить не только работать, но и под их прикрытием прорваться внутрь. Если получится, как они задумали, тогда все – конец Свободной зоне и Крысачи станут хозяевами над всеми оставшимися племенами.

 Ты, Полукровка, хотел знать о Крысачах? Я молодым был, когда отец рассказал о том, что произошло здесь, где мы живем. А ему говорил его отец, а тому тоже отец. Так и до меня дошло. Сейчас тебе рассказываю. Может, когда-нибудь, ты передашь своим детям…

 – Старик, не тяни, – нетерпеливо сказал Полукровка и, снова взмахнув рукой, поймал крупное насекомое и с хрустом начал жевать.

 Старик опять взглянул на небо и, поеживаясь от речной прохлады, начал рассказывать:

 – Когда-то, очень давно, здесь, в каменных коробках, жили племена людей. Ты видел развалины, да и они почти исчезли. Чего только не было у людей: и еда всякая, и одежды столько, что за всю жизнь не износить, по небу их катали огромные птицы и каждого мужчину ждала в коробке женщина и дети. Почти не работая, они имели все. И это их погубило. Людям захотелось еще больше. Они покинули Землю и решили жить на других звездах, и где-то там, наткнулись на более сильный народ. И началась великая звездная война. Не такая, что бывает у нас между племенами, а еще больше, куда втянули всех людей и жителей той звезды. Втянули, не подумав, что губят жизнь на Земле. И тогда пришли чужаки, и поднялся до неба огонь, сметающий все на своем пути. Города превратились в развалины, люди исчезли, жившие в каменных коробках, Пламя охватило почти всю землю. И в живых остались лишь те, кто успел спрятаться глубоко под землей. Долго находились они в убежищах, дети детей выросли и состарились, а когда вышли на поверхность, увидели зрелище страшное. Вместо городов остались руины, на выжженной земле росла чахлая растительность, и кое-где текли мутные реки. И направились они на поиски новой земли. Многие погибли в дороге. Их место в толпе занимали люди из других племен, что попадались на пути. Но тот огонь, что пронесся над землей, продолжает до сих пор делать черное дело. Не только люди, но и звери, птицы, деревья и растения стали менять свой облик, превращаясь в чудовищ, мутантов. Дошел слух до них, что под большой звездой живут свободные люди, успевшие отгородиться от мира неприступными стенами и глубокими подземельями, где не только сохранили жизнь, но и увеличили свое племя. И сейчас, на Земле, их территория становится все больше и больше. Снова жизнь на Земле возрождается.

 Вожаки, кто вел народ, долго спорили, как им поступить: пойти в Свободную зону или разойтись в разные стороны в поисках незатронутых мест. Но так и не смогли решить, и надумали они разделиться. Лишь одна группа захотела направиться к людям. Но едва разделились и пошли, как появились Крысачи. Раньше, говорят, они были всего с ладонь величиною, но народ столкнулся с мутантами: умными, сильными и беспощадными, которые стали уничтожать непокорных людей, а оставшихся загонять в подготовленное место, в резервацию, чтобы люди работали на них, прислуживали им. Лишь те группы уцелели, кто раньше всех ушел на поиски. А остальные попали в рабство к Крысачам, где за каждое неповиновение грозила смерть. Но люди не хотели смириться с судьбой, убегали, чтобы добраться до зоны, но никто еще не дошел. Сейчас Крысачи решили любым путем пробраться в Свободную зону, чтобы уничтожить излучатели. Единственное оружие, имея которое, можно полностью избавиться от них и Крысачи это знают, хотят разрушить его, и тогда они станут непобедимыми…

 – Старик, откуда ты знаешь дорогу и зачем меня взял? – перебил Полукровка.

 Тот замолчал, снова сорвал несколько листьев и начал жевать, перетирать беззубыми деснами, исподлобья посматривая на напарника. Сплюнув зелень, неохотно сказал:

 – Меня взяли Крысачи проводником в один из набегов. Им известно, что я родился в Свободной зоне. Они захватили меня в плен, когда я вышел за периметр. И с тех пор охраняли, зная, что я понадоблюсь им. Но они не подумали, что я решусь на побег, тем более по реке. Мне говорили, что ты, Полукровка, не боишься воды, умеешь плавать, можешь любого обогнать, да и сила большая в тебе чувствуется, поэтому я взял тебя с собой. А сейчас, когда мы сбежали, они будут идти за нами до тех пор, пока не поймают, – он взглянул на небо и поднялся, – пора в путь. Немного осталось, хоть бы прорваться…

 Раздвинув ветви, они осторожно вытащили небольшой плот на мелководье, положили на него заостренные колья, взяли в руки длинные шесты, взобрались на него и, отталкиваясь, медленно выплыли на стремнину, где течение подхватило плот и быстро понесло вперед.

 – Старик, – не оборачиваясь, сказал Полукровка, – правь на середину, – резкими толчками подгоняя связанные бревна, он внимательно смотрел по сторонам и шумно вдыхал воздух, стараясь уловить запах Крысачей.

 Бесконечные повороты, заросшие берега, скалы, нависшие над водой, мелькали перед ними, но никаких признаков Крысачей они не замечали. Уже солнце перевалило на закат, когда до Полукровки донесся хрипловатый голос старика:

 – Заворачивай к берегу, – сказал он. – Сейчас, впереди будет самый опасный участок реки. Быстрее…

 Полукровка упираясь шестом, погнал плот к заросшему берегу, не отрывая взгляда от густых зарослей. Шумно задышал и решительно оттолкнувшись, скрылся с плотом в кустах, нависших над водой.

 – Ты говорил, что скоро доплывем, – сказал он, повернувшись к старику. – Что за участок впереди?

 – Там, за поворотом, река резко сужается, – держась за ветви, старик махнул рукой. – Деревья склоняются над водой. Хорошее место для засады. Боюсь, что нас могут ждать Крысачи. Не верю, что они оставили нас в покое. Слишком тихо все дни, пока плывем. Подозрительно…

 Раздвинув куст, Полукровка внимательно стал всматриваться в излучину реки, следить за течением, заметив, что оно ускоряется, поглядел на густые ветви и быстро начал их ломать, складывая в кучу.

 – Что задумал? – спросил старик, наблюдая за напарником.

 – Хочу проверить, есть Крысачи или нет, – сказал Полукровка и, столкнув две большие охапки в воду, скрылся за ними и поплыл к середине реки.

 Оставшись один, старик оторвал несколько листочков, сунул в рот, медленно их, пережевывая, и глядел, как Полукровка, добравшись, отпустил одну охапку и, прячась за второй, осторожно выглядывал, дожидаясь, когда первая достигнет поворота. Едва куча веток поравнялась с нависшими деревьями, как сверху в нее воткнулся заостренный шест, и появилась большая голова Крысача, который внимательно осматривал плывущую охапку. Отпустив вторую, Полукровка медленно скрылся под водой. Прошло две-три минуты, как возле плота из воды появилась его голова:

 – Фу-у-у, – выдохнул он и легко взобрался на бревна. – Тебя, старик, не обмануло чутье. Скажи, есть другой путь?

 Сплюнув, старик снова положил в рот лист и принялся жевать, осматриваясь по сторонам.

 – Нет, – прошепелявил он. – Если Крысачи сидят в засаде, значит, они ожидают и в лесу. Мы почти добрались. Осталось пробиться через поворот, переплыть на другую сторону, а там, вскоре появится опушка. Дальше нее Крысачи опасаются выходить. Это уже территория Свободной зоны, где излучатели могут их достать.

 Полукровка задумался. Он сидел на краю плота, смотрел на реку и молчал. Оглянулся на старика и снова стал смотреть на воду. Поднялся, перебрался на берег. Выбрал высокое дерево с густой кроной и, подпрыгнув, ухватился за нижнюю ветвь, быстро взобрался на вершину, скрывшись в листве.

 Прошло несколько минут. Донеслось шуршание и он, спрыгнув, присел рядом со стариком:

 – Излучина большая? – сказал он.

 – Нет, – сказал старик, сплюнув зелень. – Очень крутой поворот, а за ним река становится шире и течение слабеет.

 – По всему повороту растут деревья? – снова спросил Полукровка.

 – Нет, сказал старик. – До середины нависают над водой, а потом лишь по берегам.

 – Кусты есть на другой стороне?

 – Да, густые, как тут, – старик дотронулся до ветвей, – а что ты задумал?

 – По реке на плоту не проплыть, – сказал Полукровка, – даже охапку веток проверяют, в лесу тоже нас ждут, хоть до опушки совсем близко. Это единственное место, где мы сможем пробиться, но до него нужно добраться. Как? Слушай меня, старик. На плот накидаем веток, чтобы Крысачи не сразу поняли, что плывет. И сделаем еще одну кучу веток. Вперед пустим плот, а сами, прячась за второй охапкой, поплывем следом. Сильное течение идет ближе к другой стороне. Пока Крысачи будут проверять плот, а они поймут, что он наш, мы, поравнявшись с деревьями, ныряем, быстро проскакиваем опасный участок и появимся на поверхности в кустах.

 – Полукровка, я не умею плавать, – сказал старик.

 – Обхватишь меня за шею и крепче держись. Главное – набери побольше воздуха. Оружие, – Полукровка показал на заостренные колья, – придется взять с собой. Если Крысачи нападут, мне не мешай – сразу влезай на дерево и наблюдай за мной. Я подам сигнал, когда можно прорываться. Все, укрываем плот и в дорогу.

 Вскоре из-под прибрежных зарослей появился плот и подхваченный течением, устремился к повороту. Немного погодя, за ним поплыла большая куча веток.

 Осторожно посматривая между ветками, Полукровка заметил, как с нависших над водой деревьев в плот резко воткнулось несколько заостренных шестов, и раздался громкий писк. Ветви деревьев закачались и на плот прыгнули несколько Крысачей. Быстро работая передними короткими лапами, они стали сбрасывать в воду ветви, надеясь, что беглецы спрятались под ними.

 – Все, пора, – тихо шепнул Полукровка. – Хватайся за меня и крепче держись. Набери воздуха. Ныряем…

 Отпустив охапку, Полукровка беззвучно скрылся под водой и, изгибаясь всем телом, делая мощные гребки, рванулся вперед, увидев вдалеке на поверхности светлое пятно – место, где он должен вынырнуть. Сквозь толщу воды до него донесся яростный протяжный писк – Крысачи поняли, что беглецы их обманули. Полукровка еще быстрее поплыл, чувствуя, как задыхаясь, задергался старик. Сделав несколько мощных гребков, он, почти касаясь дна, мелькнул в светлом пятне и, перехватив старика, медленно вынырнул в нависших кустах и осторожно осмотрелся, принюхиваясь к резким запахам – это был запах Крысачей, который доносился отовсюду. Полукровка взглянул на побледневшего старика, наклонился к нему и тихо что-то прошептал. Тот, вздрагивая от резкого писка, что доносился до них, протянул руку, показывая направление. Полукровка опять что-то тихо сказал и, оставив старика, сам медленно направился вдоль берега, скрываясь за кустами и принюхиваясь.

 Спрятавшись между корнями, старик внимательно прислушивался к звукам, что доносились со стороны леса. Лежа в воде, он старался понять, что там делают Крысачи, которые пустились в погоню за ними. То, что впереди их ждет засада, он не сомневался. Изучив привычки Крысачей, пока находился в плену, старик знал, что ждет, если их поймают. Лучше пойти на верную гибель, чем оказаться в лапах мстительных мутантов – крыс, подчинивших почти всех оставшихся людей. Почти всех…

 Раздался едва слышимый шорох, старик вздрогнул, заметив, что шевельнулись ветви и облегченно вздохнул, увидев перед собой перемазанного грязью Полукровку. Без всплеска погрузившись в воду, он лег рядом со стариком и, стараясь сдержаться от возбуждения, быстро прошептал:

 – Старик, ты не обманул меня, – и махнул в сторону, откуда вернулся, – там, где заканчивается лес и начинается голая земля, я видел Свободную зону! В сверкающей стене находится огромная дверь, и везде, над странными стенами торчат во все стороны какие-то непонятные решетки, которые крутятся, а в середине из них торчат длинные колья с дырками.

 Старик посмотрел на Полукровку и еле слышно засмеялся, подрагивая худым телом.

 – Излучатели, – шепнул он. – Скажи, Крысачей видел?

 – Да, их много в лесу, – сказал Полукровка. – Некоторых заметил на деревьях, какие стоят наклонно, другие норы выкопали. Лишь в одном месте их запах слабеет. Там, где скала находится большая и деревья реже растут. Если прорываться, думаю, что в этом месте. Крысачи хорошо различают запах человека. Нам нужно измазаться грязью, чтобы им труднее было нас обнаружить. И еще… Если нарвемся на них, ты, старик, влезешь на дерево, чтобы мне не мешать. Я буду с ними биться. Понял? Вечера ждать не станем. Сейчас начнем пробиваться. Иди за мной…

 Он подхватил заостренный кол и, раздвигая ветви, медленно направился туда, куда уходил, слыша за спиной шаги старика. Добравшись, Полукровка остановился, немного раздвинул кусты и кивнул старику:

 – Смотри, – шепнул он и показал, – вон Крысачи прячутся. Видишь между деревьями скалу? Дальше лес становится редким. Думаю, Крысачи туда не станут соваться. Если мы доберемся до него, считай, что прорвались. Ложимся, и крутись, пачкай грязью всю одежду.

 Медленно, очень медленно они выбрались на берег и, скрываясь за корнями деревьев, поползли к одинокой скале. Застывали, сливаясь с землей, когда до них доносился громкий писк и снова двигались вперед, когда наступала тишина. Вот уже скала и небольшая полянка перед ней, как вдруг, сверху разнесся пронзительный писк, зашуршали ветви, ломаясь и, на спину старика прыгнул Крысач, стараясь добраться до горла. Резко вскочив, Полукровка сильным ударом вогнал кол в спину Крысача, опрокинул его и, схватив старика, бросился бежать к скале, заметив, что к ним несутся другие.

 – Прижмись к камням и не мешай мне, – прохрипел, прорычал Полукровка и, рванув с себя одежду, обнажил мускулистое тело, сплошь заросшее густой шерстью.

 Он пригнулся, поднял голову и в воздухе разнесся долгий протяжный вой. Держа в руках кол, Полукровка заметил, что Крысачи на мгновение остановились, услышав его голос. Не дожидаясь нападения, он первым бросился в гущу Крысачей и, рыча, завертелся, закрутился между ними, нанося смертельные удары заостренным колом, рвал руками и острыми клыками. Стряхивал с себя толстые туши и резким рывком сворачивал им головы. Сколько шла битва, он не знал, но чувствуя слабость от укусов, от потери крови, понял, что долго не продержится. И снова раздался долгий вой, от которого Крысачи застыли в оцепенении. И тогда Полукровка подхватил старика, и огромными скачками рванулся вперед, перепрыгивая стоявших Крысачей.

 Прошла минута, вторая, в воздухе разнесся резкий писк, и большая стая бросилась в погоню за беглецами, не заметив, как выскочили на опушку леса, но было уже поздно. Полукровка мчался по выжженной земле к сверкающей стене, где увидев их, приоткрыли большие ворота.

 Он слышал, как позади громко заверещали Крысачи, оглянувшись, увидел, как падали они под невидимыми лучами и, сделав последний огромный прыжок, ворвался внутрь зоны и тут до него донесся слабый голос старика:

 – Мы свободны теперь, человек…