Виктор Бирюлин. Неспокойная душа

«Всё, что я ищу – бальзама для сердца

прежде, чем я оставлю эту Землю».

Карлос Кастанеда

 

Побывал в зимнем саду. Температура плюсовая, снег мягкий, но держится. Безветренно. Первобытная тишина. Присел в беседке на скамейку возле старинного круглого стола, стоящего летом у кострища. И сидел-то каких-нибудь 10 минут. Но успел задуматься, переворошить мысли.

Чего же я хочу на склоне своих лет?

Остановить, наконец, внутреннюю болтовню. Научиться хоть в краткие мгновения достигать полного душевного спокойствия. Жить по-библейски – веселиться и делать доброе в жизни своей, наслаждаться делами своими, в дни благополучия пользоваться благом, а в дни несчастья размышлять.

Читать Омара Хайяма, воспаряя мыслями и чувствами. Писать эссе, радостно ощущая в себе живое творческое начало. Пить домашнее красное сухое вино в небольшой компании таких же ценителей жизни. Летом жить за городом, бесконечно возиться с деревьями, цветами и виноградом, наслаждаясь цветущим садовым миром, восхищаясь его неунывающими жителями.

По-прежнему выходить летним вечером на высокий берег Волги. Широко открытыми глазами вбирать её ширь, острова, редкие яхты, постоянно меняющийся отражённый водою свет, наполняющий душу тихим восторгом и надеждой.

Одним словом, жить в радости, не теряя веры в будущее.

И ещё хотелось бы постичь тайну окружающего мира, вновь и вновь ощущая его могущество и красоту. Может быть, поэтому очень хочется быть звездочётом. От этого полузабытого слова веет ароматом седой мудрой древности.

Разумеется, пока всё ложное, искусственное не преодолеешь – в полной мере свободой, садом, открытым со всех сторон миром не насладишься.

К тому же всё под луной, как заметили уже древние китайцы, может быть совершенным не больше, чем наполовину. И этой половины достигнуть не просто, вся жизнь может пройти, а ты ещё в пути и недалеко ушёл. Тянуться к высотам совершенства это ведь не в сундук добра напихать и усесться на него, чтобы никуда не делось.

Что же беспокоит душу?

Например, хорошо, что рукописи не горят, а книги не умирают. Досадно, что всё плохое случается с их творцами.

Может быть, мы и счастливы неведением. Но избавь нас, Господи, от умственной унылости в старые годы.

Проблема и в том, что жизнь порой кажется бессмысленной. Ставишь себе цели, достигаешь их, но смысла в этом не видишь. Можно загрузить себя под завязку, чтобы не было времени на пустые размышления, но мысль о бессмысленности всё равно пробьётся и настигнет тебя. Кто-то каждую минуту борется за жизнь, ему не до её смысла, лишь бы выжить. Выжил, а дальше что? Человек дряхлеет, умирает, мир во время его жизни мог бы обойтись и без него. В чём же здесь смысл? «Всё проходит». Вот и смысл. «Надо жить!» Что ж, продолжим это занятие. И не станем спрашивать: «Зачем?»

Наступает, наконец, момент, когда бесконечные цитирования чужих слов, даже самых справедливых, начинают становиться неубедительными – искусственными, надоедливыми и даже смешными.

Бывает, хочется поменять национальность, как меняют веру. И в какую бы нацию перейти? Где меня заждались?

Дурацкие мысли, конечно, неприличны. Настаивать на своём до крайностей бесполезно. Жизнь всё равно окажется несовместимой с тем, что ей мешает и проторит себе дорогу. Не забывать бы ещё, что мы живём на необъятном монолитном фундаменте эволюции. Но если под нашим неуёмным напором фундамент накренится вправо или влево, мы все полетим в этом же направлении. А если он треснет, мы провалимся в трещину. Вместе с непобедимыми армиями, перспективными политиками и олигархами. Жаль, что в эту трещину устремится с общим потоком и мой сад.

И вот что ещё беспокоит. В России власть, как бы она не называлась, всегда печётся о благе народа, о чём трубит с утра до вечера. И всегда ей что-то мешает добиться заявленной благородной цели. При этом сама она живёт припеваючи. Поэтому простые люди должны вести себя предельно осторожно и не торопиться принимать в политике чью-либо сторону. Потому что настоящие, а не показные интересы сторон непосвящённым неведомы. Потянешься к добру и перевесишь чашу зла. Пожалеешь, но будет уже поздно. Зло свершится, в том числе и с твоей помощью.

Да и стоит ли тратить драгоценное время на политические и прочие дрязги? Не по душе мне звериная ненависть к чему и кому бы то ни было. Не лучше ли избегать пустых забот? Не благороднее ли служить красоте, не уставая удивляться сказочному разнообразию мира? В качестве путеводной звезды держась разумного, ответственного отношения к себе и людям. Жить бодро, с широко открытыми глазами, но не в интересах господствующей власти, а в своих собственных, порядочных, радостных интересах.

Это сладкое слово «домой!»

Тонино Гуэрра однажды спросил у Феллини: «Ты не боишься умереть?» На что тот ответил: «Откуда мы знаем, может быть, смерть это неизвестное нам увлекательное путешествие».

Внук от полноты переполняющих его радостных чувств подбегает, доверчиво охватывает мои ноги, утыкаясь в них, задерживаясь на какое-то мгновение – вот оно, мгновение счастья. Младший сын с невесткой празднуют каждый месяц своего первенца. Они правы. И для них, и для Тимоши месяц сейчас стоит года. Хотя дети по-своему внутреннему состоянию бессмертны.

Осуждение других и восхваление себя – две стороны одной глупой медали. А ещё напрягает само мироустройство, приводимое в действие борьбой «добра» со «злом». Вся эта ситуация бесконечного выбора, когда на самом деле выбора нет. Нам ещё рано становиться бессмертными. Мы слишком несовершенны для такого состояния и только замусорим его. А мусор и бессмертие несовместимы. Это ведь мы, бывает, возвращаем собакам их природное зверство. Собаки, кошки и другие домашние питомцы, напротив, стараются сделать из нас людей.

Сразу почувствовать себя свободным, выйдя из жизненного тупика, не каждому дано. К свободе ещё привыкнуть надо. А умение красиво говорить ничего не доказывает. Вот что значит прожить жизнь: много мудрости скопилось, да мало лет осталось. Но из стареющего тела душа смотрит на мир прежними молодыми глазами. И поэтому она не может не печалиться, не плакать.

Несправедливость – это воздух, которым мы дышим. Но не повод, чтобы не радоваться светлому дню. Ведь впереди вся оставшаяся жизнь.

…Сад не меняется со сменой времён года. Меняется только его очарование. Всё суета сует, но не сад, да простит мне Соломон моё несогласие с ним. Не могу насладиться им, как утомлённый жаждой путник не может оторваться от родника. Вот и зимой желанную власть сада чувствую так же остро, как и летом.

Твёрдая земля под ногами словно намазана снегом. Виноград под плёнкой и снежным порошком. Яблони в ещё не опавших коричневых листьях. Местами проглядывает зелёная трава. Вдалеке печально каркнула ворона. На мальт неожиданно взлетела яркая сорока.

Какое-то хорошее спокойствие наполняет душу. Всё суетное уходит. Сад не мёртв, он даже не спит. Он готовится к встрече весны, набираясь сил для нового расцвета и продолжения вечной жизни.