Виктор Бирюлин. Вкус одиночества

 

Жительница садов!

Товарищи внимают голосу твоему, дай и мне послушать его

Из книги Песни песней Соломона

 

После на редкость морозной зимы сад выглядел печально – листья проклёвывались с трудом.

Посчитали с женой, что лаконос погиб. Торжественный, нарядный многолетник, цветущий белыми «свечами». Ни у кого в округе нет. Но разгрёб холмик и увидел тянущийся к свету розово-белый росток.

Мелкоплодная слива теряла каждый год по ветке. Наконец, осталась одна. Закат жизни любого существа печален.

Но все жители сада постепенно вошли в привычный ритм жизни, и лето наступило в свой черёд.

Перед обедом ветер понёс на сад пыль и сухие листья из дубовой грядки. В доме потемнело. Стало вдруг холодно. Вертикальная молния сверкнула из-за дубов прямо в меня, стоящего на лоджии, и я спустился вниз. Прошёл сокрушительный звук грома! Яблони затрепетали. Начавшийся дождь хлещет всё быстрее. Ветер усиливается. Наконец гром стал реже, зато бьёт как из пушки. Дождь внезапно закончился. Ветра нет. Сад спокоен.

Над Волгой показались голубые небесные полыньи. Воздушные массы успокаиваются, воздух свеж, но уже не холоден.

Бродил по саду, душа всё больше проникалась покоем летнего отдыха. Где-то шумит городская жизнь, а я здесь, в затерянном райском осколочке, вхожу во вкус одиночества.

Вновь пошли тучки, загородили солнце, комарики оживились. Но солнце выглянуло, и всё засверкало. В обед лишь пару раз прогремело-простучало. Ветерок и дальше дул – упругий, свежий. Вечером опять громыхнуло, даже сверкнуло, ветер сильный промчался. И всё. Природа поприветствовала нас. Сад выглядит нарядно, богато, вернее, щедро.

Слегка терпкий, душистый, ярко-коричневый молодой мёд!

Молодой месяц с каждым вечером крепнет и поднимается всё выше в пролёте беседки.

Мой сад и в дождь радует. Бетонные дорожки, где надо, густая трава, можно бродить под зонтом, сколько хочешь. Заглянувшему приятелю особенно понравился «нижний» сад. Здесь укромно, дубы, трава, скамейки, мангал. Мне и самому скорее хочется к кострищу.

Чем хорош для меня сад? В нём я дышу чистым воздухом, пью родниковую воду, ем первоклассные овощи и фрукты, хожу в удобной одежде, живу в доме, стоящем на земле. Здесь с удовольствием собирается вся моя семья. Отсюда видна окрестная земля, рукой подать до лесов, полей и Волги, всюду можно наблюдать за птицами, насекомыми. В саду я ухаживаю за растениями, наблюдаю за небом, звёздами и Луной. Здесь зарождаются лучшие мысли и чувства.

Широта и смелость воображения важны не только для творческих людей, но и для садовников. Мы все живём на виду у Космоса.

"Разве не в шуме бамбука путь к просветлению? Разве не в цветении сакуры озарение души?" – риторически спрашивал дзэнский мастер Догэн, живший в первой половине 13 века.

Сидели с заехавшим проведать меня сыном на крыльце – пили чай, беседовали о жизни, а заодно слушали птичек и наблюдали за ними.

Перед этим шутили с соседом Петром Ивановичем, мол, загородить бы дубовую грядку, запустить туда белок, другую живность – пусть будет маленький, семейный, национальный парк. Белки, кстати, здесь и так бегают, а Пётр Иванович утверждает, что зимой по деревьям шныряли чуть не горностаи.

Сорвал первые четыре огурца. Пошли уже и базилик, и лук. Передо мной душистый чай, кусок лаваша и большая тарелка с тёмно-бордовой клубникой.

Первый день короткого отпуска так неожиданно длинен. Уже столько сделано, и отдых, и обед позади, а впереди ещё вечер. Тепло, солнечно, тихо.

Горячий вечерний душ в прохладной бане как бальзам на душу.

Весь следующий день ветер гулял сам по себе и нагнал не туч, а холода. Холодный ветер тут же выдул купание в Волге, обеденное пекло, тёплый послеобеденный сон, хождение в одних шортах, долгие чаи и вечерний костёр.

Разросшийся лилейник в палисаднике привлекает внимание прохожих. А до этого он рос неприметным кустом под яблоней.

Последняя клубника под мальтом – маленькая, душистая, сладкая. Хорошо мимоходом сорвать спелую горячую малину и в рот положить.

Прошёл-таки дождь. Настоящий, с порывами, но не долгий. Освежил зелень, прочистил воздух, прибил пыль. Установился смешанный климат – ночью-утром холодно, а днём и солнцем припечёт, и ветерком свежим протянет.

Вчера вечером любовался торжественным пролётом жука-оленя над мелбой. Сегодня наткнулся на красавца-самца, ползущего под синапом у сельдерея. Этот ещё только выбрался из земли, разминаясь для взлёта.

И опять утро выдалось серенькое. Но уныние надо упорно гнать. Выйти в сад. Пообщаться с животными, деревьями, цветами. И тогда вновь заметишь, как радостно блестит на солнце мокрая трава.

Какая-то птица резко, необычно кричала. Неспокойная душа не даёт хозяину безмятежно наслаждаться достигнутым.

Объявились новые соседи слева. Не было, не было и вдруг целый табор. Шумные, но, кажется, простые.

До обеда пахал за баней в буквальном смысле слова, только лопатой. Вскопал, заборонил, засеял газонной травкой всю полосу, дающую в обилии одуванчиков и несуразную высокую траву. Теперь очередь за дождём и солнцем.

Ещё не поздно, а сон уже дует на глаза. Тело потянуло к покою. Надо отдохнуть, переждать, дождаться нового прилива энергии. Жизнь надо вкушать, наслаждаясь самим процессом, отпивать по глоточку, медленно вдыхая её чудесный аромат.

Дождик ближе к вечеру несколько раз начинался, и ветер пришпоривал. Но вот проглянуло заходящее солнце со стороны полузаброшенной дачи на краю обрыва – всем своим ярким круглым диском. По небу пошли появляться голубые лагуны. Сад вновь преобразился.

Домик, луна, хризантемы и небольшой виноградник. Вдали от городской суеты, в уединённом месте меня окружают цветы, птицы, насекомые, ветер, дожди, солнце – все звуки и запахи живого мира.

Когда уезжаешь из сада, то душа щемит. Как же было невыносимо тяжело покидать райские кущи Адаму с Евой. Но жизнь слишком коротка, чтобы горевать.