Наталья Леванина. Колобок

Жил-был Вадик у бабушки с дедушкой в провинциальном городе на берегу большой реки. Мама Тома про отца ребёнка никакой информации не оставила, просто  подкинула его своим родителям и укатила за границу.

 Мальчик получился справным, упитанным и смышлёным. Он со всеми ладил, но почему-то ни к кому не привязывался. Когда умерли бабушка с дедушкой, ему было семнадцать. За ним взялась присматривать соседка Катя. Была она на пятнадцать лет старше Вадика. После развода у неё осталось трое ребятишек, мал-мала-меньше. Так что присматривать она умела. Вадику Катя очень понравилась: она вкусно готовила, чисто убирала и ненасытно любила.

Детишки звали Вадика папой, а Катя считала своим мужем. Но через шесть лет ему встретилась девушка Даша и тоже  очень ему понравилась. Даша была моложе его на три года, у неё была дорогая машина и богатый папа. Они поженились и уехали в свадебное путешествие на остров Бали.

Несмотря на то, что Даша оказалась неумехой и совсем не ухаживала за Вадиком, у них были прекрасные отношения.  Он не мешал ей гулять по клубам, а она давала ему денег и не возражала, чтобы Вадик не работал. Он днями сидел в Интернете, попивая пивко и общаясь с разными дружками и подружками.

Через три года выяснилось,  что бурная ночная жизнь  подорвала здоровье Даши, и ей нужна срочная медицинская помощь. Пришёл  тесть и велел Вадику катиться к чертям собачьим.

Вадик переселился к девушке Зое, которую буквально за неделю до этого  нашёл в «Одноклассниках». По школе он её совсем не помнил, но это не помешало их прекрасным отношениям.  У Зои была какая-то болезнь суставов, и она припадала на левую ногу при ходьбе. Но инвалидом себя не чувствовала, работала на трёх работах и была настоящим кулинаром. Ей нравилось смотреть, как Вадик кушает. Любила сидеть напротив и провожать взглядом каждый кусок. Ещё любила делать ему подарки. Очень радовалась, если Вадик был доволен обновками. Правда, возможности у Зои были скромные. А Вадик  к тому времени нарисовался в  мужчину видного и гладкого.

Когда через пару лет  на Набережной он встретил даму Ольгу Тимофеевну, и   они разговорились, то оказалось, что  между ними сразу начали складываться прекрасные отношения. Ольга Тимофеевна в годы своей сползающей к закату зрелости уже вдоволь напостилась без мужского внимания – вдовела третий год, жила одна, квартира генеральская, машина в гараже. Дети взрослые, разъехались, у обоих свои семьи.

Вадику всегда нравились взрослые женщины без лишних проблем и комплексов. Договорились они быстро. Уже назавтра, пока Зоя корячилась на своих работах, Вадик упаковал вещички и переехал к Ольге Тимофеевне в её «сталинку» на Набережной.

Зажили она дружно. Ольга Тимофеевна заказывала еду в ресторане, занималась гимнастикой и гуляла по два часа в день. Вадику это очень нравилось. А он очень нравился Ольге Тимофеевне.  Она называла его «мой колобок», тискала и целовала,  а также брала с собой на прогулки. Целый год Вадик катался как сыр в масле, пока не приехала дочь, у которой возникли какие-то семейные проблемы.

Лиза, так звали дочку, целый день о чём-то громко спорила с матерью, а потом  вызвала Вадика на кухню для разговора. Она предложила  ему оставить мать в покое, а самому выметаться из квартиры подобру-поздорову.  Она кричала: «Чего нужно молодому мужику от старой бабы? – Ясно, денег!» Других вариантов у неё не было.

 Вадик был потрясён таким цинизмом. Он хотел немедленно бежать куда глаза глядят, но тут в дверях возникла Ольга Тимофеевна, которая, вспомнив   старые генеральские замашки, скомандовала ему басом: «Сидеть!», а  дочери  велела немедленно возвращаться домой, к своей семье, и там распоряжаться. А  со своей жизнью она разберётся сама, без сопливых.

Лиза, отступая с завоёванных позиций, кричала о  колбаске и Малой Спасской, угрожала старшим братом Тимофеем, который приедет и надерёт Вадику его круглую задницу.

После её отъезда Вадик сделался грустным. Чтобы ободрить его, Ольга Тимофеевна велела ему на ней жениться и оформила на него всё своё добро.  Тут зажили они лучше прежнего. Но ненадолго.  Через некоторое время характер у Ольги Тимофеевны начал портиться. Стала она какой-то нервной и подозрительной. Всё ей чудилось, что у Вадика кто-то есть.  Вот и доревновалась до инсульта. Теперь лежала пластом на диване и, глядя на здоровенного Вадика и такую же здоровенную  медсестру Люсю, всё время тихо плакала.

Вадим по-хорошему попросил Лизу и Тимофея забрать свою мать, ведь не мог же он при живых  детях определять её в лечебницу!  Хотя пришлось.

 К счастью, Ольга Тимофеевна мучилась недолго. Дети, конечно, пошумели, поскандалили, побегали по судам, но через пару лет утёрлись и смирились.

 А он открыто сошёлся с медсестрой Люсей. И стали они жить-поживать. А добра наживать им не надо было. Нажито оно было до них генеральшей Ольгой Тимофеевной.

Вот только денег Люся зарабатывала мало. И снова стал Вадик думать: к кому бы ему подкатиться?

Люся недаром столько лет проработала в хирургическом отделении. Почуяв неладное, она объявила Вадику, что отчекрыжит ему все его мужские отростки, а всё остальное намажет на булку и скормит собакам. Это несколько охладило его страсть к перемене жён и мест, но не надолго.  Всё-таки с его внешностью, возрастом, а главное – приданным, он мог рассчитывать на кого-то поавантажней, чем драная кошка Люся, к тому же психически неуравновешенная кошка.

Благодаря Ольге Тимофеевне Вадик теперь следил за своим здоровьем,  у него вошло в привычку ежедневно пробегать три круга по Набережной, вытрясая лишние калории и килограммы. В одну из таких пробежек впереди мелькнули стройные ножки и  роскошный рыжий хвост. Их обладательница была также недурна. Её не портили мелкие черты лица и хищный интерес в глазах. Говорила она ласковым голосом, почти пела, а решения принимала быстро. Вадиком она заинтересовалась, и тёплые  отношения между ними сложились практически сразу.

Рыжая Алиса оказалась майором милиции,  и  медсестра Люся  съехала от Вадика уже на следующей неделе, суетливо и без слов.

Они поженились и зажили. Алиса служила, Вадик ей прислуживал.  Он взял на себя всю домашнюю работу, носился целый день по магазинам, стирал и готовил. Он гордился своей женой и, одновременно, побаивался её. Не был в ней уверен. Всё казалось, что Алиса с чужими кобелями хвостом крутит.  А в случае чего – сомнёт его в крендель. И то сказать! Он кто? – Да никто! Колобок, как звала его Ольга Тимофеевна. А она? -  рыжая красавица при должностях и погонах. С положением и характером.

Очень скоро Алиса пристроила Вадика на службу - в охрану, сторожить автостоянку. Дежурить надо было сутками, спать там было нельзя, разве – подремать чуток в деревянной будке на грязном матрасе.

В будке сифонило изо всех щелей, в матрасе водились клопы, а питаться приходилось всухомятку.

 Вадик  сдулся и затосковал. Он бы  давно смылся от майора Алиски, но жаль было генеральской квартиры. Жена пообещала, что в случае чего схавает его и не подавится! И он понял: так и будет.  Причём очень скоро.