Наталья Сарджанян. Фестиваль поэзии в Назарете

            Новым информационным поводом для встречи и беседы с мзвестным армянским русскоязычным поэтом и переводчиком Гургеном Баренцем послужило его участие в Первом международном фестивале русской поэзии и культуры в Израиле «Арфа Давида».

 

- Прежде чем приступить непосредственно к Фестивалю поэзии, хотелось бы узнать, какое впечатление произвела на вас поездка в целом. В каких городах вам довелось побывать? Какой вам представилась страна Израиль?

 

- Начну с того, что я попал из глубокой зимы в позднюю весну. В Ереване в день моего вылета, 12-го февраля, был шестнадцатиградусный мороз и полуметровый снег. В это же самое время в Израиле было плюс шестнадцать, вовсю цвели яблони и миндаль, на лужайках раскрылись маки, в парках звонко пели жаворонки и соловьи. Я увидел несколько городов, среди них Тель-Авив и Хайфу, в день приезда пересек Израиль на поезде и автобусе с юга на север, а в день отъезда – с севера на юг, но считаю, что получил определенное представление лишь о трех городах – Нацерет Иллите, Назарете и Иерусалиме. По три дня я провел в Нацерет Иллите и Назарете, и один экскурсионный день – в Иерусалиме.

 

- Как бы вы охарактеризовали страну Израиль в двух словах, касаясь наиболее характерных ее особенностей?

 

- Израиль – удивительная страна. Страна, имеющая развитое законодательство, неукоснительно соблюдаемые, «работающие» законы, но при этом не имеющая Конституции. Впрочем, это вовсе не мешает ей быть высокоразвитой, процветающей и преуспевающей страной. А какой еще быть Израилю, если его экономикой и хозяйством управляют блестящие, известные на весь мир специалисты? Но при этом в Израиле очень дорогой бензин, литр стоит дороже двух долларов. При ввозе автомобилей в страну взимается более чем стопроцентная госпошлина. За автомобиль, который в Америке или в Европе обошелся бы тысяч в пятнадцать долларов, в Израиле вам придется заплатить порядка тридцати пяти тысяч.

И еще это страна небольших городов, в которых практически равномерно распределено все ее население. Многое в Израиле непривычно. Непривычная архитектура, у которой есть свой неповторимый стиль и которую ни с какой другой не спутаешь. Назвать ее красивой не могу, но зато дома здесь очень прочные и практичные. В городах мусор убирается дважды в день, работу и заботу мэрий ощущаешь на каждом шагу. Что еще? В израильской армии напрочь отсутствует понятие «дедовщины», юноши и девушки считают для себя большой честью службу в армии. И очень гордятся этим. Необычным было и то, что пятница – неполный рабочий день, суббота – выходной. Это так называемый «Шабат». Не работает общественный транспорт, закрыты магазины и т. д. Первым рабочим днем недели является воскресенье. Еще одна характерная особенность: в Израиле совершенно нет нищих. Попрошайки, оккупировавшие окрестности церквей и монастырей, в расчет идти не могут. Все люди в этой стране социально защищены, безработные получают различные пособия, старики получают достойную пенсию и дополнительные пособия. Так что если кто-то вам  скажет, что в Израиле какой-то нищий умер от голода – не верьте. Это ложь и навет.

 

 

Здесь и зверятам страх не ведом

 

- В Израиле, насколько известно, довольно много иммигрантов из России. Вам довелось с ними встретиться? Как им живется у себя на родине?

 

- В Нацерет Иллите, городе с пятидесятитысячным населением, три четверти жителей - выходцы из бывшей советской страны, в большинстве своем приехавшие в Израиль в начале 90-х гг., во время самой массовой репатриации в Израиль, так называемой «Большой Алии» (ударение на последнем слоге). Я имел возможность воочию убедиться, что они искренне любят свою родину и гордятся своей страной. А гордиться там действительно есть чем: средний класс, а это – абсолютное большинство населения – не испытывает денежных затруднений, имеет возможность купить по четырехпроцентной ипотеке дом, автомобиль, может позволить себе частые зарубежные поездки. Самое главное, они живут действительно свободной, интересной и полнокровной жизнью. Конечно, ворчуны, недовольные «обиженники» есть и в Израиле, но они сравнивают свою страну с Норвегией, Швецией, Канадой, США...

 

- Очень много говорится и пишется о противостоянии еврейского и арабского населения в израильских городах. Вам приходилось сталкиваться с проявлениями такого противостояния? В какой форме оно выражалось?

 

- Во многих городах Израиля евреи и арабы живут по соседству, как правило, компактно. В одном районе живут арабы, в другом – евреи. Хотя такое расслоение сегодня вовсе не является обязательным. Арабское население освобождено от уплаты налогов, от службы в армии. Оно имеет еще массу льгот и привилегий. Но при этом считает себя ущемленным в правах, по каждому поводу и без повода выражает недовольство. Многие арабы давным-давно выехали из Израиля, их дома закреплены за ними сроком на пятьдесят лет. Они могут вернуться, никто и ничто им не угрожает, но они, тем не менее, предпочитают жить в другой стране, они считаются беженцами и получают соответствующие пособия. Евреи не без оснований считают арабов «пятой колонной». Между противоборствующими сторонами установилось очень хрупкое равновесие, которое держится на понимании той простой и непреложной истины, что каждое действие приведет к противодействию, что за любой акт насилия непременно последует адекватное возмездие. В Назарете вы не увидите ни одного еврейского дома. По взаимной договоренности арабы, в свою очередь, не должны проживать в Нацерет Иллите. Но этот паритет нарушен, и теперь чуть ли не треть населения Нацерет Иллита составляют арабы. Демографическая картина меняется очень быстро, причем, как нетрудно догадаться, отнюдь не в пользу евреев.

 

- Но если все-таки есть такая постоянная, перманентная напряженность, и если вы в Назарете были в окружении арабов, то не приходилось ли вам ощущать какое-то чувство душевного неуюта?

 

- Нет. Мы там чувствовали себя вполне уютно и комфортно. Дело в том, что туристы являются для местного арабского населения, которое занято исключительно торговлей и сферой обслуживания, чем-то вроде «священных животных», хороших дойных коров, которых ни в коем случает нельзя обижать и к которым необходимо относиться со всей почтительностью, как к потенциальным наполнителям их карманов.

 

- Что из увиденного произвело на вас самое большое впечатление?

 

- Самое большое впечатление на меня произвели озеро Кинерет (Галилейское море), являющееся практически единственным источником пресной воды для всей страны, а также река Иордан. В Иордане ко мне подплывали огромные, метровые сомы и карпы, подходили нутрии, и такая доверчивость этих пугливых рыб и зверюшек была мне в диковинку. Ничего подобного я никогда не видел. Я был также просто потрясен обнаруженным археологами Городом царя Давида.

 

Крещение водой

 

- Можете ли вы привести какой-нибудь памятный случай из вашей поездки? Какое-нибудь маленькое или просто забавное приключение?

 

- Я стал случайным очевидцем забавного случая. Какой-то подросток поставил ногу на «зебру» нерегулируемого перехода. Водитель притормозил, позволяя ему перейти дорогу. Это строгое предписание закона. Но подросток снова убрал ногу с проезжей части. Машина снова тронулась с места. Юный хулиган снова поставил ногу на «Зебру». Машина снова затормозила. И так несколько раз. Оказалось, что подросток не думает переходить дорогу, а просто забавляется. «Фишка» была в том, что если бы машина все-таки проехала, то водитель тут же был бы оштрафован на крупную сумму (600 шекелей, то есть почти двести долларов).

 

- Перейдем к Фестивалю русской поэзии и культуры «Арфа Давида». В каком городе он проходил? Сколько дней он длился?

 

- Фестиваль проходил в двух городах, расположенных по соседству: в Нацерет Иллите и Назарете. Он длился три дня – с 16-го по 19-го февраля. Участники Фестиваля разместились в гостинице «Сант Габриель», расположенной в самой верхней части Назарета. В рамках Фестиваля были проведены два турнира: турнир переводчиков и турнир поэтов. Была организована также викторина для участников Фестиваля. Все эти мероприятия прошли в Назарете и были посвящены библейской тематике, библейским сюжетам, в частности, эпохе царя Давида. В Нацерет Иллите, в Доме Культуры «Эшколь Паис» прошло торжественное закрытие Фестиваля и состоялось выступление замечательного израильского вокально-струнного трио «Март».

- Кем был организован Фестиваль русской поэзии и культуры?

 

- Фестиваль был инициирован и организован израильской поэтессой Людмилой Чеботаревой и ее супругом Михаилом Чеботаревым. На плечи этой супружеской пары легла вся трудоемкая организационная работа по подготовке и проведению Фестиваля. Сегодня задним числом не перестаю удивляться, каким образом им удалось довести дело до конца, осуществить такое грандиозное мероприятие. Ведь каждый участник требует к себе индивидуального подхода. У каждого – свои проблемы, которые необходимо решать.  В определенном смысле я был «трудным ребенком» Фестиваля, поскольку был в Израиле впервые, был чуть ли не единственным участником нееврейской национальности и к тому же приехал на три дня раньше. Так что не будет большим преувеличением сказать, что организаторы Фестиваля сделали возможным невозможное, объяли необъятное. Добавлю, что очень оперативно и качественно был издан объемистый сборник материалов Фестиваля. Этот сборник с оговорками можно считать своеобычной антологией современной поэзии на библейскую тематику. С оговорками, потому что по правилам Фестиваля «библейским» в обязательном порядке должно было быть только первое стихотворение подборки. Самым «правоверным» участником оказался я, представив цикл «Библейские мотивы».

 

Организаторы Фестиваля - Людмила и Михаил Чеботаревы

- Проведение Фестиваля поэзии и культуры – это не просто трудоемкое, но и довольно дорогостоящее мероприятие. Без реальной поддержки спонсоров мероприятия такого ранга и масштаба обычно не проводятся.

 

- И в этом отношении также Фестиваль поэзии в Назарете был необычен. В меру своих возможностей Фестиваль спонсировала мэрия Нацерет Иллита, но ее финансовой поддержки оказалось явно недостаточно. У других организаторов просто опустились бы руки, но в нашем случае, к счастью, организаторы не остановились перед возникшими финансовыми трудностями, а пошли по пути их преодоления – из личных семейных сбережений. Согласитесь, что это довольно редкий, если не сказать уникальный, случай.

 

- Сколько поэтов приняли участие в работе Фестиваля?

 

- На Фестиваль приехали восемнадцать поэтов из семи стран и семи израильских городов. В этом отношении также Фестиваль был довольно представительным. В общей же сложности свои стихи прислали на конкурс более тридцати поэтов.

 

 

- Расскажите в двух словах о Турнире поэтов и его победителях.

 

- Турнир поэтов проходил в два круга. В Назарете проводился второй, очный круг Турнира, в котором принимали участие те финалисты, которые смогли приехать в Израиль. Каждый участник читал три первых стихотворения из десяти представленных на конкурс. Первое стихотворение было «обязательной программой» и должно было быть посвящено Царю Давиду.

Первый приз жюри присудило Нахуму Виленкину (Израиль, Петах Тиква).

 

Второй приз достался Геннадию Куртику (Россия, Москва).

 

Обладателем третьего приза стала Ирина Спивак (Израиль, Афула).

 

В рамках Фестиваля поэзии был проведен также Турнир переводчиков.

 

Места распределились так:

 

1-е место: Марина Викторова (Эстония, Таллинн)

 

2-е место: Марк Луцкий (Израиль, Хайфа)

 

3-е место: Аркадий Шляпинтох (США, Чикаго)

 

Были учреждены на Фестивале и два специальнвх приза. «Приз зрительских симпатий» был вручен Людмиле Левиной (Израиль, Герцлия), а Специальный приз жюри "За улыбку" - Марку Луцкому (Израиль, Хайфа)   

 

- Были ли на Фестивале поэзии какие-то моменты, которые вызывали у вас недоумение, неприятие, возможно даже, разочарование?

 

- Поэзия, как известно, очень капризная и взбалмошная дама. Разный менталитет предполагает различное восприятие, разные подходы и оценки. К моему удивлению, в самое «яблочко» попадали откровенно посредственные, плакатные, сюжетные стихи, заурядная стихотворная публицистика. И напротив, «не звучали», не находили отклика уже апробированные стихи, «срывавшие аплодисменты» в других аудиториях. И сразу же выяснялось, что своя боль понятнее и роднее чужой боли, что своя рубашка ближе к телу, и противопоставить что-то этому просто не представлялось возможности. Это вполне естественно и нормально. Если провести в Ереване фестиваль народной песни, то для нас, армян, роднее и ближе будут наш «Оровел», «Дле Яман», наш Саят-Нова, песни армянских гусанов. Даже самые первоклассные исполнители популярной музыки и жанра «кантри мюзик» не сумеют сказать армянской душе то, что говорят Шарль Азнавур, Марк Арьян, современные армянские этстрадные певцы. Замечу, кстати, что неспроста многие американские поэты сетуют на то, что их недостаточно ценят и плохо воспринимают в Европе, в восточных странах. Не скрою, что-то похожее на разочарование, было и у меня – в момент оглашения имен победителей, среди которых меня не оказалось. У меня даже было такое ощущение, что жюри конкурса меня элементарно «прокатило». Но разочарование и апатия длились не очень долго. Мимоходом замечу, что работа жюри вызвала нарекания и даже активное неприятие со стороны некоторых участников. Ну что тут поделаешь: поэты – народ амбициозный.

 

- Вы – не только поэт, но и активный переводчик поэзии. В Армении вас больше знают как переводчика современной армянской поэзии. Почему вы не приняли участия в Турнире переводчиков?

 

- Этому есть очень простое объяснение. Я очень поздно узнал о Фестивале и о конкурсах поэтов и переводчиков. Стихотворение о библейском Царе Давиде я успел написать, хотя у меня никогда не получается писать «по заказу». А вот Турнир переводчиков я проглядел, просто не заметил. Когда спохватился, было уже поздно. Я не захотел нарушать установленных правил. Кстати, в Турнире переводчиков приняли участие всего пять поэтов, и меня это очень удивило.

 

- В программе Фестиваля было еще одно соревнование – Викторина, посвященная жизни Царя Давида. Как прошло это мероприятие?

 

- Сама идея проведения подобной Викторины не вызвала у меня большого энтузиазма. Страшно не люблю, когда проверяют мои знания, тем более, таким образом. Все участники были хорошими знатоками Библии, большинство из них знает ее с самого раннего детства, для них это – Книга книг, настольная книга. Было задано тринадцать не очень сложных вопросов, я умудрился запутаться в порядке вопросов, растерялся и допустил одну досадную ошибку. Первое место заняли Марк Луцкий (Израиль) и Лиана Алавердова (США).

 

- Когда мы говорим «Первый Фестиваль», мы как бы подразумеваем, что в последующем будет второй, третий... Будет ли у Фестиваля русской поэзии и культуры в Назарете продолжение? Может ли он стать традиционным, ежегодным мероприятием?

 

- Есть такое выражение: лиха беда начало. Так вот, начало положено. Я считаю, что Фестиваль не просто состоялся, а вполне удался. Такое удачное начинание просто не может не иметь продолжения. Это будет нелогично и несправедливо. Результаты этой инициативы обнадеживают и позволяют смотреть вперед с оптимизмом. Уверен, что мэрия Нацерет Иллита вправе гордиться проведенным мероприятием. Более того, руководство города должно быть заинтересовано в том, чтобы на этой библейской земле фестиваль славянской поэзии на библейскую тематику стал традиционным. Сегодня многие считают это нереальным – из-за финансовых соображений. Но если своевременно довести идею Фестиваля до правительства Израиля, то деньги на это во всех отношениях благое мероприятие непременно найдутся.

 

- Можно ли говорить о каких-то уроках, которые вы вынесли из Фестиваля?

 

- Лично для меня Фестиваль получился довольно поучительным. В Нацерет Иллите и Назарете я познакомился с замечательными людьми. Это не обязательно поэты. Огромное впетатление на меня произвели супруги Рузанна Оганесян и Евгений Наумов, которые приютили меня, практически совершенно незнакомого приезжего человека на три дофестивальных дня. Кстати, они оказались моими соседями по Еревану, выяснилось, что мы даже ходили в одну и ту же школу. Я в день отъезда заметил, что приехал в Израиль армянином, а уезжаю «немного евреем». Среди других поучительных и важных уроков Фестиваля хочу указать следующие.

Сейчас я читаю Библию другими глазами, она раскрывается передо мной другими гранями и не замеченными до сих пор подробностями. Другой важный момент: изменилась моя самооценка. Мне ясно, что отныне я буду более требовательным к себе и другим. В предстоящих поездках меня уже решительно не будет устраивать статус «бедного родственника», с которым я до сих пор мирился.

 

Более полную информацию о Фестивале русской поэзии и культуры "Арфа Давида" в Израиле можете получить, посетив сайт Фестиваля: arfadavida.com/       

 

                                                                                                      Беседу записала

Наталья Сарджанян