Валерий Пасичный. Борьба за души 

Лица

 

Художник, 55 лет, в девяностых годах работник Генеральной прокуратуры, старший  

                 советник юстиции, бард.

 

Супруга художника, 52 года, дипломированный географ, работает секретарём у нотариуса.

 

Александр Геннадиевич Мучник, 57 лет, заслуженный юрист Украины, Президент

                   института демократии и прав человека, автор книги «Философия достоинства,

                  свободы и прав человека», известный правозащитник, близкий друг и

                  единомышленник Художника.

 

Девушка в красном купальнике, представительница «золотой молодёжи».

 

Девушка в синем купальнике, представительница «золотой молодёжи».

 

Влад, молодой парень в больших чёрных очках, представитель «золотой молодёжи».

 

Стас, молодой парень в ковбойской шляпе, представитель «золотой молодёжи».

 

Молодая девушка в белом халатике, отдыхающая на пляже.

 

Пожилой мужчина в военной кепке и майке, отдыхающий на пляже.

 

Действие происходит в июне 2011 года в квартире художника в российском городе Калининграде (бывшем немецком городе Кёнигсберг) и на берегу Балтийского моря на пляже в Калининградской области (на территории бывшей Восточной Пруссии)

 

Действие первое

 

Комнатка в двухкомнатной квартире. В левой половине комнаты стоит большой современный мягкий диван, небольшой плазменный телевизор на тумбочке. На правой стороне комнаты компьютерный столик с монитором, компьютерный стул. В столе процессор. Посредине комнаты стоит мольберт с большим холстом. Перед мольбертом стоит стул, на котором лежат палитра и кисти. На экран сцены в левом углу проецируется картина, на которой изображён суд над Иисусом Христом (Иисус Христос, иудейское духовенство, римский прокуратор Понтий Пилат на троне, иудейские стражники и римские воины). Картина ещё не закончена.

 

Сцена первая

 

У мольберта с кистью в руке стоит художник небольшого роста с совершенно лысой головой, внимательно смотрит на картину и периодически наносит кистью мазки на холсте. На диване, поджав под себя ноги, сидит супруга художника со спицами в руках, вяжет Оба в очках. Каждый сосредоточен на своём. Из динамиков сцены громко раздаётся голос художника. Он мысленно разговаривает с супругой.

 

Художник (медленно, рассудительно). Милая моя, как всегда сидит на своём любимом месте со спицами и ковыряется словно китаец за обедом…На хирурга слегка смахивает… Лицо строгое, серьёзное…А что делает? Вяжет. Женщина, что с неё взять? Мне повезло больше! И дело делаю, и получаю удовольствие от творчества! А красочки одни чего стоят? Мужик – есть мужик...

 

Супруга (голос из динамиков). Не надоело ему мазать! Мажет и мажет, как конь хвостом! Хоть молчит и то ладно…не дёргает…Лишь бы самой не забыться и не спросить у него что-нибудь…

 

И тут же, неожиданно для себя, спрашивает нежным голоском у художника.

 

Супруга. Так! Валерик, не пора ли нам обедать?

 

Художник (слегка раздражённо). Опять своё «Так!». Стоило кисть в руки взять и на тебе, обедать… Сколько можно есть, завтракали же!

 

Супруга. Так это было четыре часа тому ! Ты же от холста не отходишь, не присел… Так и свалишься под свой мольберт с голодухи! Я, что ли твой шедевр дописывать буду?

 

Художник (уже мягче, спокойно). Так! Так! Так! Зарядила как пулемёт! Надо будет – допишешь…(небольшая пауза). Танюша, давай чуть попозже покушаем, ещё часик поработаем, а пока вот послушай…

 

Супруга (голос из динамиков). Затронула таки «балоболку», кто меня за язык тянул? Теперь не остановишь. Сейчас достанет меня своими вопросами!

 

Художник (уже вслух). Вот уже третий месяц я пишу картину неправедного суда над Христом. По сути, ничего не имею против иудеев, настаивавших перед римским прокуратором Пилатом «Распни его!». Да и римлян, на первый взгляд, не в чем винить, тем более, что Пилат не желал казнить Христа. А ты как считаешь?

 

Супруга. Это тот редкий случай, когда я с тобой согласна. Нельзя винить никого в распятии Христа!

 

Художник. Но Иисуса всё же люди распяли! Они заставили его испытать нечеловеческие муки и страдания, смерть, наконец!

 

Супруга. Они не виновны в распятии Христа.

 

Художник. Зато люди виновны в применении к Нему изощрённой по жестокости казни, причинении сильнейших физических страданий и смерти! Тут людям в природе равных нет…Тем более, что Христа, безвинно пригвоздили к кресту! Люди – они, зачастую, подлые!

 

Супруга. А Христос принял все людские грехи на себя и пострадал за них со словами «Не ведают, что творят…» и простил их.

 

Художник при этих словах поперхнулся и закашлялся, почесал затылок, затем продолжил говорить.

Художник. Долго я шёл к этой картине и к Христу, пытаясь понять, почему люди способны на подлость, предательство, обман и преступления? Почему людей умных горе никогда не обходит стороной? Почему бессмысленная жестокость, хамство, безнравственность, наглость и насилие берут верх над порядочностью, культурой и добротой?

 

Супруга (продолжает мысль художника). Пороки у россиян от того, что они, в большинстве своём, как и прежде, прозябают в нищете и унижении, в рабском труде, бесправны и беззащитны, а порой, лишены куска хлеба и крова над головой!

 

Небольшая пауза, из динамиков раздаётся голос Супруги.

 

Супруга. Опять не сдержалась, теперь до конца дня будет языком молоть.

 

Художник. Людские пороки и состояние моей души заставили меня взять в руки кисть, краски и холст…Они подвели меня к Христу…

 

Супруга. Так, кто-то, помнится, хотел писать путинскую Россию…

 

Художник. Ехидничаешь! Ты не можешь без своего «Так!», чтобы не зацепить за живое!

 

Не отрывая пристального взгляда от картины, художник делает несколько шагав назад и, помолчав минуту, продолжает тихо говорить.

 

Художник. Вот на холсте уже вся композиция, и перспектива, и действующие лица, и Иисус…Ещё не выписан, а его образ, взгляд, готовность к самопожертвованию, страданию и прощению рода человеческого, у меня самого вызывают лёгкий озноб где-то в глубине души, и, одновременно, приносит мне радость.…Иудеи, римляне…все на своём месте, у каждого своя роль, характер и лицо…Свой интерес, можно сказать… И как же на холсте всё хорошо видно, ясно и понятно…Да, вдохновение – великая сила, всё идёт как по маслу и мысли, слово к слову и по полочкам в собственном мозгу…

 

Супруга У тебя не мозг, а арбуз! В нём мозгов, как семечек…

 

Художник. Тебе подкинуть!

 

Супруга. У самой хватает!

 

Художник (вновь молча с минуту пишет картину, недовольно кряхтит). Я о святом, а ты о семечках…Как мне жалко Вас женщин! У Вас один арбуз только на уме с морковкой и ещё один красивый на плечах… вместо головы!

 

Супруга. А Вы, мужики, о чём всегда думаете и куда зенки свои пялите? Смотреть на Вас, порой, противно!

 

Художник. Куда надо, туда и пялим! Иногда можем и осчастливить. Это нам как орешки щелкать…

 

Супруга. Тоже мне, Щелкунчик! Уже лысый, а туда же…

 

Художник. Да ладно тебе! Что ты за человек?!

 

Небольшая пауза.

 

Художник. Ты знаешь, Таня, изначально мне хотелось писать путинскую Россию – истинную Россию таковой, какая она есть, с вопиющей роскошью и нищетой, с олигархами, чиновниками, преступниками, бомжами и водкой с табаком...Да не хочу уподобиться Глазунову. Собрал, понимаешь, на огромном холсте всех в кучу на фоне храма – и вот тебе Русь! В этом ли величие Руси? А протест где? Где ответ на вопрос что делать, чтобы народу русскому жить по-человечески? Придворный художник…любит ручки президентам целовать. Даже композицию может изменить по указанию Кремля…А лица на холсте пустые…

 

Супруга. Зато академик живописи…

 

Художник. Да Бог с ним, с академиком! Надеюсь, что Христос и время помогут мне в моём творчестве.

 

В микрофонах раздаётся голос Супруги. Пора идти, свою скотину кормить, а то не успокоится… (а сама вслух, нежным голоском)

 

Супруга. Валерчик, пошли уже обедать!

 

Художник. Ладно, давай пообедаем.

 

Супруга встаёт, берёт за руку художника. Оба, обнявшись, уходят со сцены.

 

Занавес закрывается

                                     

Сцена вторая

 

Обстановка прежняя. На сцену выходит Супруга, проходит к дивану и садится на прежнее место, берёт спицы, начинает вязать.

 

В микрофонах раздаётся голос Супруги. Ну, где его черти носят? Пропал! Возится с посудой как баба…

 

Входит Художник, берёт кисть, макает её в краски, продолжает писать картину

 

Художник. Ох и хорош у тебя зёлёный борщ, я ещё тарелочку приговорил…Со сметанкой…И как же дома хорошо!

 

Долго смотрит на холст. Задумался... Работает телевизор. Супруга сидит на своём месте, вяжет. Иногда поглядывает в Экран. В микрофонах звучит голос Художника.

 

Художник (мысленно). Пушкин, Пушкин…При чём тут Александр Сергеевич? Из головы не выходит. Вот опять мысль к нему возвращается…Пушкин…Кстати, идея, сейчас Танюху удивлю, блесну эрудицией.

 

Художник (обращается к супруге). Послушай, Тань, а тебе не кажется, что Александр Сергеевич не только гений русской и мировой поэзии и литературы, но и великий провидец и предсказатель? Вот, послушай, к примеру, в своей маленькой трагедии «Пир во время чумы» на нескольких страницах текста он попросту заглянул в будущее, дал анализ и оценку событиям, происходящим в нынешней России, и назвал их чумой. Как и многие, он спрашивает, что делать и сам же даёт ответ. Сейчас, одну секундочку…

 

Подбегает к столику, берёт маленькую брошюрку, лихорадочно листает и начинает читать.

 

Вот это место, нашёл.

 

«Царица грозная, Чума

Теперь идёт на нас сама

И льстится жатвою богатой;

И к нам в окошко день и ночь

Стучит могильною лопатой

Что делать нам? И чем помочь?»

 

Художник. Ну как тебе?

 

Супруга. О Пушкине поговорю с удовольствием! Лишь бы не о политике…Тем более, что ты, к моему удивлению, прав. А это бывает не часто…

 

Художник. Ну, ты и язвочка!

 

Супруга. Да, уж... Какая есть. Кстати, Валерик, Пушкин в трагедии действительно даёт очень недвусмысленный ответ на им же поставленные вопросы, вот послушай.

 

Супруга посмотрела в сторону художника озорными глазками и начала наизусть цитировать Пушкина. Художник с удивлением посмотрел на супругу.

 

«Как от проказницы Зимы,

Запрёмся также от Чумы…»

 

И далее

 

«Есть упоение в бою,

И бездны мрачной на краю,

И в разъярённом океане,

Средь грозных вод и бурной тьмы…»

 

И далее продолжает.

 

 А ведь это призыв. И бурная тьма…Уж не о традиции ли невежества русского народа говорит Пушкин? Он же подталкивает и к действию…

 

Художник (с удивлением восклицает). «Звезда в шоке!» На секунду я почувствовал себя в шкуре Сергея Зверева.

 

В этот момент на экране на несколько мгновений высвечивается смешной портрет Зверева и исчезает.

 

Художник (восторженно и удивлённо). Ты, что помнишь трагедию наизусть!

 

Супруга (с гордым видом). Ещё со школы, ты забыл? На Пушкине я была просто помешана, даже влюблена была в него…В отличие от тебя, он был кучерявенький. Вот, решила блеснуть слегка эрудицией…

 

Художник. И это тебе удалось!

 

Художник с восхищением подбегает к жене, хватает её на руки, кружит со словами.

 

Художник. Очень тебя люблю за твой маленький, умненький лобик! Кстати, это ты забыла. В школе мы ещё не были женаты!

 

Целует её в лоб.

 

Супруга. Да поставь же меня на место, где взял, дурачок. Голова кружится! Сколько лет можно меня таскать на руках и вертеть!

 

Художник. Как минимум тридцать четыре годика уже!

 

Художник нежно и аккуратно посадил супругу на диван, подошёл к столику, налил в стакан минеральной воды.

 

Художник. Не хочешь водички, Тань?

 

Супруга. Пока нет, чаю только что попили.

 

Художник залпом выпивает воду, возвращается к мольберту, берёт в руку кисть и продолжает писать картину.

 

Художник. Ах, хороша, водичка!

 

Супруга. Ты знаешь, Пушкин упоминает в трагедии и о себе .

 

Цитирует:

 

«Его рассказы; невозможно быть,

Чтоб мы в своём весёлом пированье забыли…».

 

И дальше

 

«…Его здесь кресла стоят пустые,

Будто ожидая Весельчака-

Но он ушёл уже в холодные подземные жилища…

Хотя красноречивейший язык

Не умолкал ещё во прахе гроба…»

 

Художник. Тем самым, Александр Сергеевич обращает внимание потомков (наше с тобой внимание) на особую значимость его трагедии в будущем… Смотри, каков молодец, он же назвал свою трагедию «Пир во время Чумы»…

 

Супруга. Повторяешься.

 

Художник. Не перебивай! Другими словами, он предсказал все события, которые должны были произойти с нашим Отечеством и народом... И назвал это чумой. Суди сама, разве это не чума, когда после развала Союза преступность слилась с властью, отмылась и образовала вместо государства монстра – власть преступников, олигархов и чиновников, замешанную на коррупции, ошибочно назвав его рыночной экономикой.

 

Супруга. Ну, тебя понесло! Давай о Пушкине…

 

Художник. Да я о нём же. Не сбивай с мысли! (Сосредоточившись, трёт рукой висок, продолжает свою мысль). До сегодняшнего дня этот монстр продолжает безнаказанно пожирать наши природные ресурсы, вывозить капитал за границу и до нитки обирать собственный народ. Запад и Штаты шарахаются от русских как от проказы! Взяточники в России сегодня правят бал…Наши люди тысячами гибнут в пьяном угаре, от грабежей и насилия, а молодёжь от наркотиков! В стране реально существует рабство… А президент призывает «Россия вперёд! Жить станем лучше!

 

Супруга. Так! Интересно, это кому же станет лучше жить?

 

Художник. Да нам с тобой. Мы же народ!

Вот, прочитал в новостях за 20 июня. Президент Медведев считает, что за три года его работы Россия не только не допустила драматического падения жизни, но и успешно преодолела кризис, 4,5 % роста, в то время как в 2009 году было падение 10 %. Стало быть, говорит президент, наши люди чувствуют себя более или менее нормально…И премьер заявляет о том же…

 

Супруга. Что это он имеет ввиду? Что росло, и чего падало?

 

Художник (лукаво). Такая большая выросла, а не знаешь…

 

Супруга. Тьфу на тебя, старый дурак, а туда же…

 

Художник. Да ладно! К словам цепляешься! Пушкин говорит о народе и мы о народе Ты лучше вспомни, как мы с тобой на днях ходили к твоей знакомой в общежитие на улицу Звёздную! Я до сих пор успокоиться не могу…Там и живёт наш народ…

Входная дверь с улицы выбита, ноги ступают по битым бутылкам. На стенах подтёки высохшей мочи. Всё исписано нецензурщиной и пошлыми рисунками. В подъзде стоит нестерпимый смрад, повсюду по полу разбросаны шприцы наркоманов… И это в центре нашего прекрасного города…Слава Богу, что этого не видят жители Кёнигсберга, пережившие, кстати, настоящую чуму. Куда там той чуме до нынешней, разъедающей Россию, словно серная кислота…

Вот что мы имеем сегодня, господин президент! Деградирующий народ, и горы трупов на кладбище! А Вы «Вперёд!» У Вас получается шаг вперёд и десять шагов назад…

 

Супруга. Кстати, Александр Сергеевич по этому поводу тоже высказался.

 

«И селенье, как жилище

Погорелое стоит,-

Тихо всё. Одно кладбище

Не пустеет, не молчит…

Поминутно мёртвых носят,

И стенания живых

боязливо Бога просят

Упокоить души их.

Поминутно места надо,

И могилы меж собой,

Как испуганное стадо,

Жмутся тесной чередой!»

 

Небольшая пауза.

 

Художник ( смотрит в телевизор и сосредоточенно прислушивается, поднимает палец вверх.

 

Художник.  А ну ка, Танечка, сделай громче телевизор, похоже, там о коррупции говорят, в тему…

 

Супруга берёт в руки пульт и делает громче телевизор. Художник бросает кисть и присаживается на диван рядом с супругой. Оба уткнулись лицом в телевизор. В громкоговорителях раздался голос диктора.

 

Диктор. 14 июня 2011 года минэкономразвития представило исследование бытовой коррупции в России. Общий объём взяток в прошлом году составил 164 миллиарда рублей. Эта цифра не учитывает воровства государственных денег. Так, бывший министр финансов Подмосковья Алексей Кузнецов пустился в бега…За месяц до бегства он и его жена Жанна Булах (она же Буллок) выдали свою дочь замуж. Для торжества арендовали памятник архитектуры Архангельское. Костюмы шили итальянские кутюрье, поваров и продукты заказали во Франции. Цветы на пяти фурах доставили из Англии. На угощения и развлечения ушло 20 тысяч долларов. Общая смета торжества составила пять миллионов долларов. Это была самая дорогая свадьба в современной России.

Объём выявленных нарушений в пределах девяносто двух миллиардов рублей! По данным из открытых источников, сейчас у четы Кузнецовых в собственности два пятизвёздочных отеля в Куршавеле, особняки в Лондоне за 30 миллионов фунтов, в Нью-Йорке за 20 миллионов долларов, квартиры в Париже и Сан-Тропе по 10 миллионов евро каждая. А также яхта, самолёт, многомиллионные счета в банках и прочая мелочёвка по выражению Кузнецова. Предположительно, Кузнецов присвоил земельные участки в Подмосковье на сумму не менее 20 миллиардов долларов.

 

Художник. Тань, у меня волосы на голове просто дыбом встают!

 

Говоря последние слова, художник встаёт на ноги, демонстративно и тщательно поглаживает свою лысину рукой. В другую руку берёт пульт и отключает телевизор.

 

Художник. Не могу больше слушать этот беспредел!

 

Подходит к мольберту, берёт кисть и продолжает наносить аккуратные мазки на холсте.

 

Супруга. А у нас, Валерчик, как и у большинства россиян, в банках в лучшем случае огурцы и помидоры…

 

После небольшой паузы.

 

Художник (с возмущением). А президент с премьером рассказывают нам «бабушкины сказки про белого бычка»…

 

Художник бросает кисть и вновь садится на диван рядом с Супругой, при этом, возбуждённо произносит.

 

Художник. Не могу после этого картину писать, руки трясутся…Мы с Сашей Мучником спорим, доказываем друг другу, что же мы имеем, какое общество сегодня, и как в нём живётся нашему любимому народу? А эти гниды уже страну растащили и по банкам пораспихивали…А народу уготовили водку, табак и кладбище… не за так!

 

Супруга (бросает спицы и гладит художника по голове). Валерик, успокойся! Не всегда же так было и будет! Вот и Пушкин пишет в трагедии

 

«Было время, процветала

В мире наша сторона»;

«И сверкали в светлом поле

Серп и быстрая коса».

 

Художник ( с иронией). Смотри ка, Пушкин чуть ли не написал «серп и молот»…намекает на социализм, что ли…Кстати, рыбой жаренной так пахнет! Вчера жарили, а запах до сих пор по всей квартире…

 

Супруга. И я почувствовала…Погоди, но утром же не пахло!

 

Художник (хватается обеими руками за голову). Ё-ё-ё- моё!!!

 

Резко выбегает за сцену. Через минуту возвращается с обгоревшей, ещё дымящейся кастрюлей в руках, держа её прихваткой. Лицо и руки в саже.

 

Художник. Тань, я тебе сюрприз хотел сделать, поставил картошку на ужин в мундирах…К жареной рыбке хотел…

 

Супруга. Так! Значит сюрприз! Я вот тебе сейчас покажу сюрприз! К жаренной рыбке…Третью кастрюлю уже спалил! Теперь скажешь что Пушкин у тебя виноват?

 

Вскакивает с дивана. Художник пытается проскочить мимо неё, но получает хороший подзатыльник. Оба скрываются за сценой. Слышатся лишь слова художника.

 

Художник. Вот так всегда…Не баба, а ядерный реактор!

 

Занавес закрывается.

 

Действие второе

 

Высокий морской берег. На сцене на песке под балтийской сосной стоит маленький Форд-фиеста. Недалеко от него пляжные кресла, раскладной столик

 

Сцена первая

 

В пляжных креслах под зонтом отдыхают художник и его супруга. Между ними раскладной столик, на котором разложены помидоры, огурцы, бананы, нарезной батон, бутылка минералки и пакет с соком. Супруга читает книгу, художник спит. У них за спиной Балтийское море и над головой чистое голубое небо. Слышны шум морского прибоя, крики чаек и лёгкий храп. Внезапно Художник «хрюкнул» и храп прекратился. Он причмокнул языком и проснулся. Открыв один глаз, смотрит в морскую даль.

 

Художник. И как же хорошо! Люблю наше холодное Балтийское море. Водичка в море – как в бассейне. Так и хочется туда нырнуть. Один морской воздух чего стоит! А главное – морской простор и …свобода!

 

Супруга. И тишина. Проснулся? Так было хорошо. Теперь опять начнёшь болтать. Может поспишь ещё?

 

Художник. Да ладно тебе! Я же тебя не трогаю, читай себе на здоровье. Я сегодня добрый.

 

С минуту смотрит вдаль и продолжает диалог.

 

Художник. Народу, как тюльки в банке. Ногой негде ступить. А мы с тобой молодцы, что под сосной устроились. Здесь спокойнее, никто не мельтешит перед глазами .

 

Супруга. Да, можно храпеть на всю прибалтику! Потом болтать как помело!

 

Художник. Таня, ну ты даёшь! Даже на пляже не расслабляешься. Ты же не в своей нотариальной конторе! Лежи себе, читай и радуйся жизни! Нет, ты не меняешься. Но я терпеливый, подожду.

 

Супруга. Не дождёшься! Сам бы лучше изменился. Вечно борешься с ветряными мельницами, Донкихот!

 

Художник. Поистине чудеса. Сама святая, но такая вредная! За что только я тебя люблю?

 

Супруга. За вредность. Без меня и дня не протянешь. С кем будешь спорить, кому будешь доказывать? Ты думаешь, что ты расслабился на пляже? Морской простор, свобода! Да в твоей головешке куча неразрешимых проблем! Помолчи лучше и дай почитать.

 

В этот момент слышится шум мотора.

 

Супруга (взгляд из-под очков). Валера. Кажется, у нас гости. Считай, что отдых закончился!

 

Художник. Крутой джипчик, и водный мотоцикл на прицепе…Верно в нём длинноносые буратинки приехали. Жаль, да чёрт с ними. Поверь, им с нами будет не интересно.

 

Под грохот хип-хопа на сцену выходит шумная компания. Две девушки в купальниках и два парня в шортах и черных майках. Пританцовывают. Один в ковбойской шляпе с миниатюрным музыкальным компьютером на шее, другой в бейсболке и очках. Все слегка под кайфом.

 

Художник. Так и есть, золотая молодёжь, ну, ну..

 

Нетвёрдой походкой к столику подходит девушка в красном купальнике.

 

Девушка в красном купальнике. О, динозавры! Хе-ге! Можно к Вашему столу?

 

Икает.

 

Вот!

 

Ставит на стол бутылку с вином.

 

Небось, не пили ни разу вино за тысячу баксов? А может вместе покайфуем?

 

Неестественно громко смеётся.

 

Девушка в красном. Стас, открывай!

 

К столику блатной походкой подходит парень в  ковбойской шляпе. Жуёт жвачку, бросает пакеты.

 

Парень в шляпе. Гы-гы, и точно, мамонты! Нигде от вас покоя нет, везде суют свой вонючий нос и учат, учат. Ненавижу дармоедов, умные!

 

Выхватывает из рук Супруги художника книжку и швыряет её на землю.

 

К столику подходит Девушка в белом купальнике.

 

Девушка в белом купальнике. Давай, поддай им! Вот-вот развалятся, а туда же, на пляж

 

Корчит капризную гримасу.

 

Прогони их отсюда, Стасик, я так хочу. Весь кайф нам испортят!

 

Художник встаёт с кресла, обращается к парню в шляпе.

 

Художник. А ну ка, малыш, подними ка книжечку!

 

Обращается к девушке.

 

Художник. А ты, красавица, убери своё пойло со столика.

 

Супруга. Валерик, не надо! Не трогай их!

 

Парень в шляпе хватает двумя руками Художника за грудь, трясёт. Компьютер обрывается с шеи, и падает. Хип-хоп умолкает.

 

Парень в шляпе. Да ты знаешь, кто мой пахан! Я тебя сейчас порву, старпёр!

 

Не договорив, начинает верещать, как поросёнок, художник применяет к нему болевой приём.

 

Парень в шляпе. А-а-а-а-й-я-я-й. Больно! Отпусти, быдло! О-о-о-

 

Воцарилась гробовая тишина, парень в шляпе перегнулся пополам, затем уткнулся лицом в песок.

 

Художник. Теперь, сынок, бери свободной ручкой книжечку и аккуратненько положи на столик.

 

Парень в кепке, корчась от боли, берёт книгу и кладёт её на столик.

 

Художник. А теперь повторяй за мной потихонечку. Извините меня, пожалуйста, Татьяна Фёдоровна! Я больше так не буду!

 

Парень в шляпе (отчаянно кричит). А-а-а-й! О-О-О!

 

Далее медленно говорит.

 

Извините Татьяна Фёдоровна, я не бу-у-ду больше!

 

Приходит в себя парень в бейсболке, бежит к джипу, кричит.

 

Парень в бейсболке.  Ну, старпёр, тебе хана!

 

Художник (громко). Не успеешь. Сейчас я сломаю ему руку, а потом шею…

 

Парень в шляпе (в этот момент опять начинает кричать от боли). А-А-А-, больно… Влад, заводи машину, сваливаем скорее, тут дед отмороженный! О-о-о!

 

При этих словах обе девушки быстро побежали к машине, послышался звук захлопывающихся дверей и шум работающего двигателя, который начал удаляться…

 

Художник отпустил парня в шляпе, тот бежит со сцены.

 

Художник. Вот теперь живи, недоносок!

 

Парень в шляпе (из-за сцены). Теперь ты покойник! Задержался на этом белом свете!.

 

Художник. Давай поторопись, а то не догонишь.

 

На столике так и осталась стоять бутылка вина за тысячу долларов…

 

Супруга. Что теперь будет, Валерик! Поехали домой от греха!

 

Художник (спокойно). Да ничего не будет! Приехали отдыхать, будем отдыхать! Как говорил Ленин, «Каждая революция должна уметь себя защищать!» Вот и мы будем себя защищать.

 

Подходит к столику, берёт бутылку с вином и швыряет её вдаль.

 

Художник. А без этого дерьма мы как-нибудь обойдёмся

 

Возвращается к столику, наливает минералку в стаканчик.

 

Художник. Ты как Тань, в порядке? Не желаешь минералочки?

 

Супруга. Да нормально всё, ведь не впервой! Минералочки попью с удовольствием.

 

Выпивает стакан воды.

 

 

Занавес закрывается.

 

Сцена вторая

 

Декорации те же, морское побережье Балтийского моря

 

Художник сидит  в кресле, перебирает струны гитары.

Супруга . Валерик, что-то ты молчишь уже минут пять, это на тебя не похоже. Спой что-нибудь лирическое, из своих!

Художник. Хоть сто порций, я и сам уже хочу спеть «Ты не моя…». Помнишь такую песню?

 

Играет на гитаре, поёт.

Ты не моя,

И никогда моей

Не будешь!

Не можешь быть

И скоро всё

Забудешь

Я сам тебя

Придумал

Для себя

И о последствиях

Не думал…

 

Теперь же

Не могу забыть

Глаза,

Тревожащие душу…

Без них мне жить

Так тяжело,

Послушай

Что сердце

Говорит во сне

И обращается

К тебе,

Мне выпал

Туз пиковый

Тебе ж,

Валет крестовый,

Тебе ж,

Валет,

Тебе ж,

Валет крестовый…

 

Я очень виноват,

Что дал понять,

Но счастьем было

Испытать

Святое чувство

Вдохновенья,

Прекрасные

Прикосновенья

К прозрачным

Белым женским

Ко-гот-кам….

 

Теперь же

Не могу забыть

Глаза,

Тревожащие душу…

Без них мне жить

Так тяжело,

Послушай

Что сердце

Говорит во сне

И обращается

К тебе,

Мне выпал

Туз пиковый

Тебе ж,

Валет крестовый,

Тебе ж,

Валет,

Тебе ж,

Валет крестовый…

 

После окончания песни раздались неожиданные аплодисменты. Это во время исполнения песни к столику подошли и присели рядом девушка в халатике и пожилой мужчина в кепке и майке защитного цвета.

 

Девушка в халатике. Спойте, пожалуйста, ещё что-нибудь для души.

 

Художник. Да пожалуйста,

«Дождь из детства»

 

Поёт песню.

 

Какая прелесть этот дождь

Кипит и пузырится в лужах

Как много лет назад, точь в точь

Всё небо в серых тучах

 

Уж много лет прошло с тех пор

Лишь потемнел слегка забор

Под водосточною трубой

Полно ведёрочко с водой…

 

Под шелест доброго дождя

Стояли мы в сторонке

И целовались до утра

Вдвоём с девчонкой

 

Уж много лет прошло с тех пор

Лишь потемнел слегка забор

Под водосточною трубой

Полно ведёрочко с водой…

 

Прилипли капельки к глазам

Промокли мы ужасно

Прижалась ты к моим плечам

И как же ты прекрасна!

 

Немало лет прошло с тех пор

Лишь потемнел слегка забор

Под водосточною трубой

Полно ведёрочко с водой…

 

Аплодисменты

 

Художник. Приятно, чёрт возьми…

 

Девушка. И нам приятно.

 

Пожилой человек . Спойте что-нибудь о России.

 

Художник. «На Москва-реке»,

песня из октября 1993 года

 

Играет на гитаре, поёт.

 

Опустилось вновь

Горе чёрное

Сердце вздрогнуло

Беспокойное

Распростёрлись

Руки в стороны

Кружат, каркая,

В небе вороны

 

Ждут добычи

Птицы гнусные

Насмерть бьются

Люди русские

Чтоб клевали им

Клювы смрадные

Лица мёртвые

И прохладные

Лица мёртвые

И прохладные

 

Смерть на радость им

Чёрным воронам

Разлетелись все

В разны стороны

Зорко видят всё

Смерти жаждают 

Как убьют кого

Громко каркают

 

Вороньё кругом

Ненасытное

Очень наглое

И элитное

Кровь для них нектар

Полилась рекой

Смерть же хитрая

Машет им рукой

Смерть же хитрая

Машет им рукой

 

Манит глупых птиц

За собой ведёт

Соберёт всех в круг

И косой махнёт

Не простит им Бог

Смерть детей своих

И мечом святым

Покарает их

 

Успокоились

Волны быстрые

На Москва-реке

Воды тихие

Вся людская кровь

Растворилась в них

Колокольный звон

Над крестами стих

Колокольный звон

Над крестами стих…

 

Все молчат.

 

Супруга. Вы смотрите, что творят негодяи! Там же везде люди!

 

Закрывает лицо руками. Все смотрят в сторону моря.

 

Пожилой мужчина. Да, подонки…на джипе по песку

 

Девушка в халатике. И на водном мотоцикле чуть не по головам

 

Художник (в зал). Бедные, бедные наши люди!

 

А ведь в 1991 году после развала Союза они были просто бедными и бледными… (обращается к Супруге). А помнишь, Танюша, мою песню «Судный час», написанную ещё в октябре 1991 года?

 

Играет на гитаре, поёт.

 

Из могил сырых

Миллионы глаз

Всё на нас глядят

Мести ждут.

Ваш поднимем крест,

Вы простите нас, что

Убиты Вы там и тут!

 

Полегли полки и дивизии,

Генералов всех расстрелять!

А до этого, красной линией,

Людей лучших всех - в лагеря!

 

(развернувшись лицом к зрителям, художник продолжает петь)

 

Люди бедные, люди бледные,

Люди серые как туман,

Некультурные, лица грустные

И способные на обман…

 

Не ценили мы Бога- Батюшку!

Растоптали свой святой крест!

Вспоминали лишь его Матушку,

Пропивая с ней свою честь!

 

Мать история, что наделала?

Ты куда же нас завела?

Развалила всё, что построила,

За столетия создала!

 

Люди бедные, люди бледные,

Люди серые как туман,

Некультурные, лица грустные

И способные на обман…

 

Судный час пришёл, наказание,

С торбой по миру уж идём…

Что ж наделали Вы проклятые,

Всё за стенами, за Кремлём?!

 

Полуголая и голодная,

Беззащитная моя Русь!

Всё с нуля начнёшь, непокорная…

В ноги я тебе поклонюсь!

 

Люди бедные, люди бледные,

Люди серые как туман,

Некультурные, лица грустные

И способные на обман…

 

Закончив петь, художник смотрит в зал и обращается к залу с вопросом.

 

Художник. И что же стало с нашим дорогим народом сейчас?

Что же ты с собой сделала, Россия?!

 

Занавес закрывается

 

АНТРАКТ

 

Действие третье

 

Прежняя обстановка в квартире художника. На большом экране новая картина, на которой изображена молодая женщина с маленьким ребёнком за спиной. Слева внизу холста водоворот, вверху тёмная тень и тёмная рука. Справа над головой ребёнка светлая, тёплая рука, с пальцев которой свисает цепочка с православным нательным крестиком. За спиной женщины по направлению слева-направо и сверху-вниз усматривается светлый луч.

 

 

Сцена первая

 

 На столике светится монитор компьютера. На диване сидит Супруга художника, вяжет. Художник отсутствует.

 

Внезапно раздаётся характерный звонок системы Skype .

 

Супруга. Валерик, иди скорей, Скайп звонит! Это, наверное, Саша Мучник на связи…Киев…

 

Художник вбегает, садится за компьютер, настраивает вебкамеру. На большом экране за сценой появляется изображение Мучника Александра Геннадиевича, друга Художника. Чуть ниже аватар - изображение Художника меньшего размера.

 

Художник. Спасибо Танюша! Здравствуй дорогой Саша!

 

Мучник. Здравствуй дорогой Валера! Не помешал ли твоему творчеству? Ты, верно, трудишься над своим очередным «шедевром»?

 

Художник. Да Саня. Скоро закончу свою Мадонну. Она же – «Мать Россия». Так картина теперь и называется. Как только сделаю последний мазок, так сразу и отправлю фото картины в твой адрес.

 

Мучник. Буду рад увидеть картину! Как твоё здоровье, как Танюша?

 

Художник. Всё хорошо, вижу и ты в порядке. Саша, я изучил твои последние статьи в Украинской Правде, в том числе сегодняшнюю за 28 июня «Мы и Конституция: 20 лет порознь». Ну, ты умница! Ты же описал ситуацию, характерную не только для Украины, а для всего постсоветского пространства, в том числе и для России. Такое чувство, что эту статью написал я сам, что у нас с тобой одно сердце.

 

Супруга. Ох, уж, точно, два сапога – пара…

 

Мучник. Какие сапоги?

 

Художник. Да это тебе послышалось. Таня говорит, что мы с тобой неугомонные в своём творчестве и одинаково сильно любим народ.

 

Мучник. Так и есть. Танюша как всегда права. Судьба народа нам с тобой всегда не была безразлична. Извини, я тебя перебил.

 

Художник. Дорогой ты мой человек, Дружище! Твоя статья имеет не меньшее значение для всего постсоветского пространства, чем твоя гениальная книга «Философия достоинства, свободы и прав человека» для всего мирового сообщества. Мой ты правозащитник. Признаюсь тебе откровенно, книга твоя тянет на Нобелевскую премию мира и должна стать настольной у президентов, у любых представителей власти и чиновников, работающих с людьми, в том числе в правоохранительных и судебных органах. Целесообразно её изучать и во всех высших учебных заведениях мира. Поверь мне, так и будет!

Книга ещё не оценена по достоинству!

 

Мучник. Мне кажется, что ты дал несколько завышенную оценку моего скромного труда.

 

Художник. Ни сколько! Это моя личная оценка. Ты же знаешь, что я никогда не кривлю душой. Тем более, что я просто в восторге от твоей книги. Она в значительной степени поспособствовала даже развитию моего художественного творчества!

Что касается статьи, то ты расставил все точки над «и», коротко, четко и ясно назвал вещи своими именами. Ты словно скальпелем хирурга вскрыл язву, разъедающую государственность и калечащую души людей!

 

Мучник. Так и есть. Приватизация общенародной собственности (а по сути прихватизация) предопределила драматическую судьбу народа. Государство всецело осталось в цепких руках бывшей советской номенклатуры вместе с ключом к бывшей общенародной собственности.

 

Художник. Саша! Как точно ты в статье сослался на Гавриила Попова, утверждавшего, что Бюрократия пошла на сосуществование с частным сектором в виде сверхкрупных собственников – олигархов, особенно близких по духу номенклатуре.

 

Мучник. Да, хотя номинальным учредителем государства и собственником национального достояния продолжал числиться народ – реальным распорядителем и того, и другого  оказалась бывшая советская номенклатура. В ходе прихватизации произошла конфискация общенародной собственности в пользу узкого круга лиц. Ещё Анатолий Чубайс откровенно заявил по этому поводу, что собственность государством была передана тем, кто был к ней ближе: бандитам, секретарям обкомов, директорам заводов. Это и определило всю несправедливость приватизации. Иными словами, имело место «легитимность» ограбления народа с помощью государства, которое само оказалось приватизированным.

 

Художник. В статье ты называешь его квазигосударством.

 

Мучник. Именно так! Поэтому, Конституция, принятая таким государством, в части прав человека изначально является фиктивной. По сути, народ остался без собственности и без государства. Более того, квазигосударство безжалостно обрекло на вымирание и эмиграцию значительное число наших соотечественников. В такой ситуации народ должен сам стать творцом своей Конституции и своего государства.

 

Художник. На все сто с тобой согласен, дорогой Саша! Единственно, хочу тебе заметить, что народ кто-то должен подготовить и подвести к исполнению этой его исторической миссии. А такой личности сегодня пока ещё не просматривается на политическом горизонте.

 

Мучник. Да, к сожалению, таких политиков я тоже назвать не могу.

 

Художник. Свои комментарии к твоим статьям в Украинской правде, посвящённым роли и значению суда присяжных, соотношению нации и Конституции, порядочности -

как источнике Права я отправил тебе по электронке. Особо хочу отметить последнюю статью из названных, так как считаю порядочность – основным качеством каждого культурного, цивилизованного человека! Спасибо тебе, Саша за твой титанический труд во имя блага людей. Кстати, тебе большой привет из Нью-Йорка от Володи Мациборчука! Только вчера я с ним общался тоже с помощью системы Skype. У Володи есть что тебе сказать о роли суда присяжных!

 

Мучник. И тебе спасибо! Твоё мнение для меня всегда имеет значение. Особое спасибо за привет из Нью-Йорка! Сегодня же переговорю с Володей!

 

Художник. Жму твою дружескую руку. Желаю удачи!

 

Мучник. И тебе удачи во всех делах и творчестве. До связи!

 

Экран компьютера гаснет.

 

Художник. Да, Танечка, как я благодарен судьбе за то, что она послала мне в друзья такого умнейшего человека! И сколько же у нас с ним общего!

 

Супруга. Это, уж, точно. Гениальный человек, очень скромный и доброжелательный!

 

Художник. Сколько я его знаю, он всегда делал что-нибудь полезное для людей…

 

Занавес закрывается

 

Сцена вторая

 

 

Супруга художника сидит на диване, вяжет, Художник стоит возле мольберта с кисточкой в руках. На холсте картина (проецируется на большой экран сцены). Художник внимательно смотрит на картину

 

Художник.. Танюш, а ведь моя «Мать Россия» по сути и закончена… Сейчас я это очень хорошо вижу. Как ты считаешь?

 

Супруга. Тебе виднее.

 

Художник. Да ты глянь хотя бы одним глазом

 

Супруга. Ну, глянула, всё нормально. Мадонна, как Мадонна, ребёнок… всё на месте. Только вот опять ты наворотил…При чём тут Россия мать?

 

Художник. Позволю тебе заметить, Мать Россия…Вот ты и подошла к самой сути. Раз вопросы задаёшь, значит, картина удалась…Символизм как раз и характерен своей недосказанностью…Человек сам должен додумать и понять смысл картины и суть замысла художника. Но сейчас не об этом…

 

Супруга. Ну, давай, раскрывай свой замысел.

 

Художник. Танечка, я ведь не случайно перед этим писал Христа! Обе картины существенно дополняют друг друга…Видишь светлый луч, а может путь за спиной у Мадонны. Это – дорога к лучшей и достойной жизни. Там надежда и спасение ... Это ведь свет от Иисуса! Его луч встал непреодолимой преградой тёмным силам к душам Мадонны (России) и её ребёнка. Синеглазый малыш за спиной женщины и есть наш народ, которого нужно беречь как зеницу ока, выкормить и вырастить, научить читать и писать, воспитать человеком! За их души сегодня не на жизнь, а на смерть идёт непримиримая борьба между силами света и тьмы. Впереди или бездонный тёмный смертельный водоворот или путь к свету. Лишь тёплая рука человека и вера смогут вывести их на дорогу к новой жизни…И Христос им в этом поможет.

 

Супруга. И чья же на картине тёплая и добрая рука? Кто поведёт Россию и защитит её народ!?

 

Художник. Боюсь показаться не скромным, но натурой для картины стала моя собственная рука. Я добрый…Что касается второй части твоего вопроса, то это рука нового сильного лидера, которого сегодня просто нет на политической арене! Нет его и на картине. Изображена лишь рука, несущая тепло, добро, защиту и, главное, надежду. Такие политики, как Зюганов, Жириновский, Явлинский и старший сержант ВДВ Серёга Миронов – совсем не лидеры нашего народа. Хотя, на выборах будут изображать демократию… Я уже не говорю о беззубости Каспарова…А сильный лидер обязательно придёт и совсем не из команды известного политического дуэта. Уже сегодня, прямо сейчас, каждый из фигурантов дуэта начинает тянуть одеяло на себя. У каждого своя команда. К примеру, ситуация с Медведевым и Прохоровым. Один продолжает видеть себя президентом и гарантом Конституции, второй с дальним прицелом– не менее, чем премьером.

 

Супруга. А новую Партию народной свободы «Парнас» минюст отказался регистрировать.

 

Художник. Какая ты у меня умница! Так и есть, чтобы не создавать известным лицам препятствий на выборах. Как и прежде, всё шито белыми нитками. В ответ на все программные заявления лидера партии Правое дело Прохорова, Грызлов только усмехается. Ведь, с его слов, в России только одна правящая партия, способная выдвинуть реального кандидата на президентских выборах – Единая Россия. У коммунистов повсюду висел лозунг «Да здравствует КПСС!», а у этих «Сильная Россия – Единая Россия!»

 

Супруга. Тогда, чем же Единая Россия отличается от КПСС - руководящей и направляющей силы социалистического общества? Значит, новый президент будет просто назначен на должность?

 

Художник. Именно так! Перегрызутся пауки в банке, а «воз» никуда не сдвинется и останется на месте, независимо от того, кого изберут, вернее, назначат в президенты.

Хочешь пророчество?

 

Супруга. Какое ещё пророчество?

 

Художник. Россия ещё долго будет оставаться путинской …Кстати, кто-то говорил, что готов говорить о Пушкине, лишь бы не о политике!

 

Супруга. Ты тоже – язва ещё та! Разве с тобой возможно говорить о Пушкине, не говоря о политике! Ты кому угодно голову заморочишь своим языком и не только. Картины начал писать такие же. Деться от тебя некуда…Прокурором работать не хочешь, адвокатом тоже. Вести судебные дела не желаешь! Дома, хоть шаром покати, а он до народа уже добрался…Картины пишет!

 

Художник. Танюшечка, родная моя! Не желаю я быть причисленным к нынешней власти ни в каком качестве. Не хочу иметь вместо лица «квазиморду». Честному и порядочному человеку там делать сегодня нечего…Буду картины писать!

 

Супруга. Картинами на хлеб не заработаешь!

 

Художник. Кто его знает…Зато совесть чиста перед людьми, детьми и самим собой!

Вот, с коррупцией я бы поборолся на государственном уровне и при условии, если бы сам написал национальный план по объявлению ей войны, а не по противодействию коррупции, как сейчас («Филькина грамота»)!

 

Супруга. И что же ты лезешь в политику, зачем?

 

Художник. Да нельзя же сидеть и безразлично наблюдать за происходящим беспределом! Кто же простым людям сможет помочь разобраться в происходящем, если не такие, как мы с тобой? У нас настоящее, ещё советское университетское образование и здоровый образ жизни. Что, бомжи, пьяницы и наркоманы должны это сделать или наше телевидение, где кровь льётся рекой и секс с самого рождения? Где значительная часть эфирного времени отведена «Камеди клаб» и пошлому юмору, когда зрители в концертном зале завывают в экстазе от матерных слов Винокура, пьяного прапорщика, нетрезвого лётчика и бессмысленного холохупа? Апокалипсисом нас пугают! А видит ли наш народ спектакли? В состоянии ли приобрести билет в театр и на художественные выставки? Куда подевалась оперетта? Чем в России на самом деле занимаются центры современного искусства (в Москве и в Питере, к примеру)?

 

Небольшая пауза, оба некоторое время молчат, художник бросает кисть, вплотную подходит к Супруге.

 

Художник. Я не желаю, чтобы наш народ деградировал и превратился в бессловестное, безвольное, тупое животное, чтобы кучка негодяев под покровительством властей продолжала нещадно и безнаказанно грабить народ и страну. Я не желаю, чтобы история когда-то великой России закончилась внезапно и бесславно, когда чей-нибудь поганый сапог раздавит нас, нашу нацию и культуру как кучку муравьёв!

 

Садится на диван.

 

Супруга. Ничего не хочу больше об этом слушать! Надоело! Злость, с которой ты это говоришь, меня пугает! Пиши свою картину молча, достал уже своими проблемами мирового масштаба! Ты пока ещё не лидер партии «Единая Россия» и не кандидат в президенты!

 

Художник. И слава Богу! Ты думаешь порядочный, достойный человек сегодня может стать лидером правящей партии и кандидатом в президенты или, хотя бы, депутатом государственной Думы? Вспомни мою песню «Обезьяны», написанную ещё в сентябре 1992 года. Это про них, про депутатов.

 

Берёт в руки гитару, поёт.

 

Обезьяны разных рангов

Собрались на сессию,

Отозвалась бумерангом

Тайная агрессия

 

Против нашего народа

И его величия

Обезьяния порода

Полна безразличия

 

Жить неплохо в зоопарке

Люди как бараны

Дарят доллар, рубль, марки

И дают бананы

 

Против нашего народа

И его величия

Обезьяния порода

Полна безразличия

 

Обезьянам всё везут

Прямо в клетки даром

У людей же там и тут

Нищета недаром

 

Против нашего народа

И его величия

Обезьяния порода

Полна безразличия

 

Львы прожорливы и злы

Вот, что значит шкура

Понаели животы

Всё ж, номенклатура

 

Против нашего народа

И его величия

Обезьяния порода

Полна безразличия

 

Львам особый нужен корм

Прямиком из стада

Обезьяний на прокорм

Лучшего не надо

 

Против нашего народа

И его величия

Обезьяния порода

Полна безразличия

 

Художник. И что же изменилось с тех пор? Да ничего! Ведь, львы там не случайно. У них власть. Любую обезьяну они могут сожрать под настроение…Вспомни Серёгу Миронова, да и экс-главу «ЮКОСа» Михаила Ходорковского…Лишь одно их роднит: и у тех, и у других вместо человеческого лица – квазиморды!

 

Кладёт гитару.

 

Художник. Пойми Танечка, и чума сегодня настоящая, и пир настоящий! Уж поистине пир во время чумы, как написал наш любимый Пушкин!

 

Супруга. Словами Священника в трагедии Пушкин призвал:

 

«Я заклинаю Вас святою кровью

Спасителя, распятого за Вас:

Прервите пир чудовищный, когда

Желаете вы встретить в небесах

Утраченных возлюбленные души»

 

Художник. Ай да Пушкин, ай да молодец! Задуматься бы надо и народу…

 

Занавес закрывается

 

начата: 17 июня 2011 года

 

окончена: 29 июня 2011 года