Леонета Рублевская. Мария. Счастливые минуты

...Кинокамера выстраивала для зрителей место события. Она скользила своим внимательным оком по глади водоема, вглядывалась в камышевые заросли и летела птицей к берегу, где вздыхали под ветром ветви огромных деревьев и застывали на миг в покое.

Мы еще не знаем, где ее взгляд остановится, но вполне можно предположить, что это будет там, где какое-то старинное здание готического стиля, интригующие зрителя фрагменты которого проступают сквозь этот прелестный пейзаж и так манят приблизиться...

Так начинается фильм Марии Герштейн о прекрасном и хорошо сегодня известном писателе Владимире Набокове. Эта живописная местность действительно явилась местом действия документальной киноленты «Набоков. Счастливые годы». А чтобы быть совсем точной, отмечу, что этот  прекрасный ландшафт, выбранный режиссером, является живописной территорией частного американского университета в городе Бостоне, штата Массачусетс, а еще точнее - в небольшом городке Уэллсли под Бостоном (Wellesley College). Именно сюда и направит нас  камера. Именно здесь Набоков провел 8 лет своей жизни – очень трудной, беспокойной и такой счастливой.

Мне повезло встретиться с режиссером Марией Герштейн во время ее визита в Майами.

Наш разговор был посвящен фильму о Набокове, самой Марии и  тем, кто помогал ей создавать эту замечательную киноленту.

- Мария, у меня в руках красивая открытка – приглашение на творческую встречу, которая произошла в Майами. Здесь только название фильма и Ваше имя. На встрече я не смогла побывать. Поэтому, к моему великому сожалению, это - вся информация, которой я располагаю. Мне бы и хотелось узнать о Вас побольше. Конечно, трудно рассказать о себе в короткой беседе, но все же...

МАРИЯ: Еще с юности я увлекалась постановкой школьных спектаклей и капустников. Думала даже поехать в Москву поступать в театральный институт, но не решилась. Вместо этого пошла в наш Горьковский Политехнический, так как там был хороший студенческий театр. После окончания преподавала физику в училище. Кстати, преподавание сродни театру – тут ты сам себе и режиссер, и актер, и если не сможешь «взять зал» - урок не получится. Одновременно с работой стала посещать курсы при Горьковском телевидении. Там мы писали и обсуждали сценарии документалльных фильмов, но до реальных съемок дело не доходило.

Никогда не думала, что удастся осуществить свою мечту в Америке!

- Вы переехали в Бостон и стали вплотную обучаться этому делу?

МАРИЯ: Я брала курсы документалистики в двух колледжах . Было интересно, но и здесь все ограничивалось теорией. В конце концов, мне подсказали связаться с городской телевизионной студией. Оказалось, что там действительно есть возможности снимать и монтировать фильмы, надо было только получить небходимые лицензии.

- И сразу, как говорится, в бой – стали снимать фильмы?

МАРИЯ: Мой первый фильм был о детской студии русской литературы. Туда ходили  и мои дети. Это замечательная студия, которая стала частью нашей жизни. Дети читали и обсуждали с ровесниками произведения русской классики, играли сцены из спектаклей, читали стихи.  И все это на русском языке! 

-  Где Вы его показали?

МАРИЯ:  Фильм был показан по городскому телевидению. Это была проба пера, первая работа.

- Как Вам показалось, был ли успех у этого фильма? Иными словами, дал ли он Вам толчок на дальнейшую работу?

МАРИЯ: Отклик на фильм был очень живой.  Это обрадовало.  Но, знаете, работа над фильмом - это настолько интересный процесс, что он сам вперед толкает.

- Tо есть – успех ли не успех – не играет никакого значения?

МАРИЯ:  Абсолютно. Я и не думала об успехе. Эта совершенно необыкновеная творческая работа полностью увлекла меня.

- Это прекрасно! Но эта работа, увлечение, хобби требует еще и материльных затрат.

МАРИЯ: Безусловно, и время. Но я вдруг поняла, что без этого я больше не могу.

Второй фильм был о русскоязычных детях в Америке.  Мы снимали детей разного возраста, - совсем маленьких, школьников, студентов, а также их родителей и педагогов.  Это - фильм-исследование. Было очень интересно понять, как с возрастом меняется восприятие и отношение детей к языку, к культуре, самоидентификация. Это были какие-то откровения для меня, несмотря на то, что я здесь вырастила двоих сыновей. Они родились в России, но выросли в Америке. Младшему было два с половиной года, когда мы уехали из Горького, а старшему - шесть. Они фактически сформировались и выучились здесь, в Америке. Мы все время старались сохранить русский язык и культуру для них,  дома было запрещено говорить на английском.

- Как зрители встретили эту работу?

МАРИЯ: Этот фильм мы уже показали не только по городскому телевидению, но и в кинотеатре. Поэтому я могла услышать отзывы зрителей непосредственно после просмотров. И публика его восприняла очень эмоционально.  Говорили, что этот фильм хочется обсуждать, спорить, хочется говорить на эту тему. Это был самый главный эффект.

- И - первая победа. Поэтому уже появилось вдохновение на следующий фильм?

МАРИЯ: Интерес, конечно, и радует, и помогает. Мой третий фильм был об Илье Эренбурге.

- Как возникла эта тема?

МАРИЯ: Интерес к Эренбургу в нашей семье был всегда.  Еще в школе я прочитала «Люди, годы, жизнь», - и эта книга стала откровением, она как будто раскрыла окно в большой мир. Кроме того мой муж - Михаил Герштейн - будучи сам поэтом,  увлекался Эренбургом и его поэзией.  Во всех моих фильмах обязательно звучат поэтические строчки...

Как фильм родился? Мы попали на лекцию. К нам в Бостон из Санкт-Петербурга приехал историк  литературы, ведущий эренбурговед Борис Яковлевич Фрезинский. На лекции сидело человек пятнадцать. А лекция меня совершенно потрясла...

- И, опять-таки, - дала толчок!

МАРИЯ: Не просто дала толчок, а я поняла, что хочу снимать фильм об Эренбурге! Это и было начало. К счаcтью, у Фрезинского оказался свободный вечер, и мы со съемочной группой просидели с Борисом Яковлевичем пол ночи. Потом встречались с Наумом Коржавиным, а он лично знал Эренбурга. Так что были и воспоминания очевидца. И еще у нас в Бостоне живет американский писатель Джоуш Рубинштейн (Joshua Rubenstein). Он много лет провел в российских архивах и написал книгу об Эренбурге, называется «Tangled Loyalties». Он у нас дома проводил презентацию книги, - мы с ним были хорошо знакомы к тому времени.

- Как на русском звучит название?

МАРИЯ:  «Клубок верностей». Книга переведена на русский, в ней очень много архивного материала.

Мы с моим мужем писали сценарий и работали в течение года. Фильм был показан в Бостоне, и его от нашей студии послали на всеамериканский фестиваль. Он занял первое место среди документальных фильмов малых студий.

- На наком же языке был фильм?

МАРИЯ: На русском и английском. Английский текст прочитал замечательный переводчик Илья Теплицкий.

Вот так сложился этот фильм. У него хорошая судьба. Его показали по русскому телевидению и прошли частные просмотры.

-  А следующий фильм был уже о Набокове? Как возникла эта тема?

МАРИЯ: Набоков прожил в Бостоне восемь лет, это были его первые годы в Америке. Писатель проходил через все этапы эммиграции, через которые проходили все мы. Это и язык : несмотря на то, что Набоков говорил с детства на английском языке и прекрасно им владел,  но, приехав в Америку, он сначала работал над текстом с переводчиком. В фильме есть глава «Искусство перевода» - именно об этом.

Он, по-моему, в 8-9 лет написал уже научную работу о бабочках на английском . Но как писателю ему важны были нюансы языка.

- Как Вы докапывались до всего, чтоб уже на экране отобразить этот период в подробностях?

МАРИЯ: Мы этот сценарий делали вместе с нашим бостонским писателем Леонидом Спиваком, и два года занимались исследовательской работой.  Работали с архивами...

Зная, что Набоков работал в Уэллсли-колледже, обращались в этот архив; также он работал в Гарварде в Музее Сравнительной Зоологии. Мы обращались и в этот музей, и в архивы библиотеки Гарварда. А также обращались в частные архивы. Мы нашли людей, которые знали Набокова и встречались с ним: мемуарист Маргарита Ивановна Зарудная-Фриман и Сергей Карпович. Маргарита Ивановна ушла, немного не дожив до 100 лет. Когда мы делали фильм, ей было 98 лет, она давала нам интервью. Еще девушкой она общалась с Набоковым. Она видела его и в частной обстановке,  и ходила на поэтические вечера в Гарвардский университет, где в 1946 и в 1952 годах Набоков читал свои стихи, Тютчева, Лермонтова и Пушкина на русском и английском языках. Я очень горда тем, что в фильме звучит запись голоса Набокова!

- Где же Вы разыскали эту запись?

МАРИЯ:  В Гарвардсом университете существует такая поэтическая комната -  Poetry room – и в архивах все это сохранено......

- Вы провели колоссальную работу! Как же Вы нашли людей, которые с ним общались?

МАРИЯ:  Сейчас трудно все восстановить. Но когда начинаешь погружаться... Мне, например, порекомендовали обратиться к одному журналисту, который занимался двуязычными писателями. А он в свою очередь сказал, что здесь живет сын Карповича, того Карповича, который близко дружил с Набоковым, и у кого на даче он провел в 1940 году какое-то время.

Вот одно за другим... Потом я прочитывала информацию о Набоковских конференциях – это уже на Интернете – и,  когда я встречала русские имена, я пыталась найти координаты, связаться. Таким образом, один из ведущих профессоров, который много в фильме рассказывает о Набокове – это Максим Шраер, профессор Бостонского колледжа, - его я нашла просто по Интернету.

- Так все же почему Бостонский период Набокова лег в основу фильма? Лишь потому, что здесь началась его новая жизнь?

МАРИЯ: Это был особый период его жизни: переход от известного в европейских иммигрантских кругах русского писателя Сирина в англоязычного писателя Набокова. Это очень насыщенные, сложные и интересные годы его судьбы!

- Он не только был писателем, он еще был и прекрасным лингвистом. Он писал статьи о языке...

МАРИЯ: Да, он писал статьи, эссе... Может быть, Вам встречалась книжка  «Набоков о Набокове», где собраны его эссе, интервью, статьи - целый том – очень любопытные материалы.

Бостонский период был примечателен именно тем, что успеха еще не было, а было формирование его как англоязычного писателя . Он безумно много работал, писал ночами,  был очень худым, курил по 4 пачки в день. Работал и в Уэллсли колледже и подрабатывал в Музее Сравнительной Зоологии в  энтомологическом отделе. Он изучал бабочек. Это была его страсть, любовь. И во все свои отпуска он ездил в экспедиции за бабочками.

Очень важная тема, которая в фильме только затронута – его жена. А жена его была совершенно замечатальной женщиной – это Вера Евсеевна Слоним, с которой они познакомились еще в Берлине и в 1923 году поженились.  Она, будучи очень образованной, просвещенной и одаренной женщиной, полностью  отказалась от своей карьеры и посвятила себя служению Набокову. Она взяла на себя не только бытовые обязанности, а помогала ему буквально во всем.  В его отсутствие  вместо него читала лекции по русской литературе, даже помогала ему с бабочками.

У Веры и Владимира Набокова был единственный сын Дмитрий. Мы с ним связывались. Благодаря его любезному содействию я получила разрешение на использование записей и некоторых фотографий.

- А где Вы этот фильм показывали?

МАРИЯ:  Мы сделали  две версии: русскую и английскую. Русский вариант был показан в Бостоне и Нью Йорке. Было несколько публичных показов англоязычной версии, она была представлена на международном фестивале независимого кино в Нью Йорке, затем на Бостонском фестивале, затем - на фестивале документального российского кино в Нью Йорке. О фильме появились статьи, публикации, отзывы, интервью на телевидении. Потом была сделана передача на канале «Культура» в России к 110-летию со дня рождения писателя. Кроме того было несколько показов в России. Фильм показали в Москве, Санкт Петербурге и в моем родном городе – Горьком, ныне Нижний Новгород. Потом фильм демонстрировался телевизионным каналом RTVI в Америке, Канаде, Европе,  Израиле и России.

- А вот теперь Вы показали еще и во Флориде, в Майами. Как прошла встреча?

МАРИЯ: Мне было очень приятно, что люди пришли, что есть интерес  к личности Набокова,  это очень отрадно. Был полный зал.

- Но, очевидно, есть и такие, вроде меня, кто не смог придти. Вы посоветуете, где можно посмотреть этот фильм?

МАРИЯ: Копию в DVD формате можно заказать на сайте mashastudio.com.

- Я думаю, что этой информацией воспользуются не только зрители из Майами. Фильм действительно заслуживает внимания большой аудитории. Желаю всем по-настоящему прекрасной встречи с фильмом Марии Герштейн!

А Вас, Мария, будем ждать в Майами с новыми фильмами! Успехов Вам! Пусть жизнь дарит вам побольше счастливых минут творчества!

МАРИЯ: Спасибо!

ИНФО:  Если кто-то из зрителей захочет поделиться своими мыслями с автором или с другими зрителями, советуем выйти на новый Майамский сайт, который только появился, -  myrussianmingle.com - и который создан, как сами творцы определили: «...для культурных и активных людей», то есть для вас!

 

Леонета Рублевская, Майами

www.leo-ru.us

Фото автора

(Фотография Набокова взята из Интернета)