Анна Полибина. Новые поэтические переводы из Эмили Дикинсон

Бедняжка жизнь
Цедить умею не спеша
Теперь я – чувства сок.
Чай, не на выданье душа:
Зачем ей сласть высот?
Фазенда страсти – как Перу:
Необозримый край!
Буэнос-Айрес глаз и рук –
Без устали вбирай!
Золоторудных копей я –
Не составляла карт.
Повторны – лики бытия,
Не слишком мир богат.
И что мне – роскошь королев?
Та, в общем-то, скучна.
Я знаю этих круг ролей:
Та явь мне не нужна.
Я б Индии вбирала зной –
Лишь видя милый лик.
Нет радости в том наносной:
Ведь истинно велик
Тот, кто душою – иудей
И знает цену дням.
На тусклом зареве идей –
Не проведёшь меня!
Есть в мире прииск золотой,
Руда хоть – не про нас.
И сердце не прельстит тщетой
Обычная страна.
А жемчуг подлинный уплыл
Ещё тогда из рук,
Когда сгибал ребячий пыл –
Под спудом взрослых мук.


Зов к небу – впустую
Зачем мне, милый, жить с тобой,
Явь на гроши менять?
За гранью – есть иная боль:
Прельщает та – меня.

Она как дорогой сервиз
На несколько персон.
Приди, фарфору удивись,
Ступай не евши вон!

Всё хрупко! С пылу не разбей
Какой-нибудь предмет.
Из севра, милый мой, теперь –
Сюда оказий нет!

Зачем мне плакать там, где ты?
Приметы я коплю
Твоих поступков золотых –
И эту жизнь терплю.

О, я тебя переживу,
Как мерзлота – всех нас!
Уход увижу наяву
Я твой – за кромку глаз.

Зачем с тобой мне воскресать?
Чтоб ты Христа затмил?
Тебя так вытесал резак,
Что только ты – мне мил!

Ведь мне уже ты – не чужой,
На твой молюсь я лик.
Тягаться с Богом – хорошо ль?
Удел и так наш – лих.

Зачем им – нас с тобой судить?
Ты небу угодил!
Тебе б мой грех мог повредить,
Коль ты б за мной ходил.

Пленил ты зрение моё,
Купил весь мой восторг.
И даром – в небесах снуёт
Божественный простор.

Не потеряться нам во тьме:
Ведь имена твои
Набатами звучат во мне!
Не скрыться – нам двоим.

Уж не придётся нам спастись:
Мой ясен приговор.
Дай Бог, чтоб боль ты не постиг:
Та мне туманит взор!

Ты тут, я там, и нет мостов –
Над омутом души.
И втуне – к небу чахлый зов
Тех, кто живёт и жил.


Я согласна – быть рядом!
Я тёмная лошадка.
Налью себе винца:
Напитка мне не жалко –
Во имя-то венца!

Восторгом – задолжала –
Твоих я бездне глаз.
Расплаты я бежала,
Но всё ж – той пробил час.

Мой дух – не эталоном:
Ты старше и мудрей.
Тлен – не тщете залогом,
А истине, скорей.

Ходить бы хоть прислугой –
В хороме мне твоём…
О, только б не в разлуке!
А возле – как вдвоём.


Фасон счастья
А счастье – бездна для живых:
За край зайдут ступни –
И тотчас расползутся швы,
Разлезутся ремни.

Колодка счастья – в самый раз.
Готова, на сой риск,
Я оценить размер на глаз:
Ведь туфли – самый писк!

Я б счастье без пример взяла –
Да модницей слыла села.

Но счастье – всей судьбы каприз:
Модель забудь – и рухнешь вниз.


Трапеза триумфа
Час триумфальный – запоздал:
Продрогли губы, стан устал.
Но капля счастья – рай на вкус:
Ведь из скупых то Божьих уст!
Как пышен ужин! До стола –
Душа едва ль хоть доросла.
А крошки щедрые – вкусны:
Не вишни с пирога, а сны!
Снедь для орла – не для клеста:
Изысканна и непроста.
В застолье – птиц не торопи:
Напьются в дым – и воробьи!


Дар свыше
Восторг сквозь призму ярых мук –
Лучистее стократ.
Ты заслужил! И – трубный звук,
И – выше сны парят.

Лежит за тучей – горный кряж –
Как вправленный в янтарь.
Ты думал, это всё мираж,
А это – Божий дар!


Былые горести
Печаль – разбуженным вчера –
Вовсю на ум идёт.
Что знали на былых порах –
Вновь на порог бредёт.

Душа – с большим наедине –
Недрёмно спички жжёт.
Всё, что приходит в мысли мне, -
Сгущается, не лжёт.

Печалей – не уврачевать:
Им и Господь – не рад.
Творцу бы – рай всё рачевать,
А горесть – сущий ад.


С пробуждением!
А кто тут погасил свечу?
Про серафима умолчу –
Трудился он и так:
Сомненья в сердце корчевал,
В порывах светлых оживал,
Мне добывая благ!

Наверно, засиял маяк:
Отчалила судьба моя
На путеводный свет!
Задули в горн, забил тромбон,
Зарю поставили на кон –
И пробудился век!


Мученики
По коридору горьких бед –
Пять мучеников шли на свет.
Соблазн вовсю стелился лет,
Но взор их – Богом был согрет.

Шли в ободе своих святынь –
Они по полотну пустынь,
Агонию неся с твердынь –
За росплески чужих гордынь.

И веры, твёрдой, как кремень,
Их тихоукрывала сень.
Им встречь – вставал полярный день,
Как к неизвестности ступень.


Успехи школяров
Мы боли изучаем курс,
Как негу дня – слепец.
Поблизости ручьи текут,
Но жажду нам – терпеть.

Печаль по дому нас томит –
На дальнем берегу.
А сердце без конца щемит:
Не перемочь тоску.

О, горечь не заговорить:
Терпи несчастий сноп!
Но песню – всем дно дарить –
Лауреатам снов.

«Осанна! Нам сияй! Явись!» -
В зенит взмывает тишь.
О, станем, правя трели ввысь,
Мы бардами, глядишь!


В поисках крова
А тело, как в саду цветок, -
Мужает и растёт.
Не плоть коль – наш бы дух продрог,
А в теле – жизнь идёт.

Радушен светлый куполок:
На огонёк зайди.
Вокрасться б в райский уголок –
И беды позади!


Почерпнутый у времени урок
Состарился заклятый враг –
И мести я от уз
Разрешена, и мира в знак –
Зла давний вышел вкус.

С душком – гарнир мой. Нелюбви
Заветрило мясцо.
Пресыщенность – мне Бог явил:
Не злюсь, в конце концов!


Поезд
Он мили щедрые метёт,
Над кряжами кружит:
До срока – к станции придёт,
Рубежья – сокрушит.

Заметит, что кругом, - едва –
И взмоет в высоту.
С обочин ляжет вкось трава –
Колёса ж не сойдут

С надёжных рельс. Ползёт состав –
Лишь о судьбе шипя.
Стальная музыка проста –
Настигнет та тебя.

А пунктуальность поездов –
С бессменным небом звёзд
Сравнима. Но нажми на стоп –
И станет грузный хвост!


Паранджа бытия
Сень друга в душный летний час
Найти совсем не трудно.
Зимой – согреться б при свечах,
В купели грёз минутной!

Исламский вековой устой
Понудит дух к востоку.
Но не согреться органзой,
Идя навстречу року.

Кого винить теперь? Ткача ль?
Шитво, не грея, светит!
В шпалерах вековых – печаль
Нам сны стежками метит!


Завоевание альпиниста
Взбиралась – тело навесу:
Боялась как упасть я!
Хваталась я за каждый сук,
За каждый выступ счастья.

В какой дали – маячит пик!
Рай, указуя, кажет лик…

Казалось бы, подобралась –
Впиясь рукой – в цель крепче.
Но рухнула – как верхолаз, -
Вмиг смазав безупречность!

Победа дорога далась!
А бед – необозрима власть.


Старосветская мода
Мои уездные шелка –
Сидят на пашнях ладом.
Чесали шёрстку коль века –
Гордишься и халатом.

А в Старой Англии – весьма
Умеренные нравы.
Светло сияет – и тесьма –
На серых шляпках, право!


Сладкий миф – для горестных
Нищим – спой-ка одностишье:
Копи злата, мол, горят!
Перед теми, кто постится, -
Блюда, вина выставь в ряд!

Пленных – вотчиною щедрой –
Безнадёжно растрави.
Даже у людей пещерных –
Тяга к небесам – в крови!


Дабы избегнуть расплаты
Мужеподобным дамам –
Бог ангельский дал ум.
Пройдёмся без стыда мы –
С красивейшей из лун!

Под ручку приговор мы –
Изящненько возьмём.
Запятнаны позором –
Но тот легко несём.

Улов вселенской славы –
Держи, судьбе грубя:
Бесполая расплата –
Чурается тебя!


Умозрительный подвиг
На подвиг – просто ли пойти?
Ум напитай и волю
Высоким, всё в одно сведи,
Чтоб дался шаг – без боли.

Поступок – схему довершит.
Но погрести тот можно
На дне сознанья и души -
Коль ты, мой друг, - набожный.


Бедный дух
Истерзан дух мой и изрыт:
Не обрести покой.
На фоне расписной зари –
День серенький такой.
Упала постепенно ночь,
Но духу не до звёзд.
Дух не прельстится вышиной:
В своём он горе – взрос.
Беднягу ангел раскопал –
В запыленном тряпье.
Судьба дух к небу подняла –
Чтоб он не гряз в репье;
Обула, отряхнула хлам –
И бездн печальных пыль.
О, доведёт нас змейка мгла –
До пристанек судьбы ль?


Дорогие мне письмена
В моём дремучем дневнике –
Замызганные строки.
Прославлена неужто кем –
За век я свой жестокий?

До выбора ль? Ветра снуют.
Гостям что поздним не нальют –
Те рады б лишь усесться.
И я коплю названья блюд –
В библиотеку сердца.

Кто тонет – тот и щепке рад:
Я ж веру – узаконю –
И бойкий не сверну парад,
Воздвигнув колокольню.

Я писарей озолочу,
Им вечность дам – в награду.
За книжников похлопочу –
И к дальним сказкам полечу…
Я грёзам только рада!


Возможности молитвы
А я нуждалась в небесах,
Чтоб било радость мне – в часах:
Тогда б я свой вершила путь –
Помалу, тихо, как-нибудь.

Но жизнь и то отобрала –
И я бессловно побрела,
Уж не торгуясь о дарах,
Боясь – о, только б не крах!

Молилась я, роняя крик:
О дух, ты истинно велик!
Толику счастья – мне подай,
Пусть и не бьёт то через край!

Как Иегова хохотал,
Когда настрой мой увидал!
И ухмылялся сонм святых,
У крыльев примостясь седых.

Я с силой духа собралась,
Отринула молитвы власть:
Пускай, мол, ту века сметут –
Да и ведут на Страшный суд!

О смертный, ты на веру взял
Всё, в притче что Господь сказал?
А Он сказал: «Лишь попроси –
Всё дам тебе: бери, неси!»

Взглянула хмуро я на Лик –
И усомнилась в Том на миг.
Да, сколько за нос не води –
Тебя обставят впереди…


Странствия
Препоны – есть. Стремленье ж – бесконечно.
Снаряжен белый парусник – за даль:
Кивнёт ли дама с пристаньки беспечно
Ему так снова, скинувши вуаль?


Детские горести
Глупа печаль та, невсерьёз,
Хоть – памяти на гребне.
Сломав песчаный замок грёз,
Она помалу крепнет.

Мы, яркую судьбу прожив
Невзгод и опасений,
Несём в углу своей души –
Сень первых невезений.


Внутри меня
Внутри меня – бессловный бог.
Молчу я: ведь Властитель строг, -
Не смею и шептать.
Я сплю и рада, Он что спит.
А зренье – грёзою рябит:
Та явью хочет стать!

Бывает, что мечта придёт.
Но в барабаны целый взвод
Бессонно бьёт в душе!
И счастья вовсе не слыхать…
И остаётся мне вздыхать –
С часовни миражей.

А не пробьётся коли свет –
В саду и трель сойдёт на нет,
Молиться мне нельзя.
«Пребудет воля здесь твоя!» -
И наказанье бытия –
Несёт моя стезя.


Цель бытия
Стремится каждый к Назначенью –
Лишь своему,
Хоть целям радужным, почтенным –
Не внять уму.

Признать – на зле свою природу –
Душе пора:
Ведь та влекла уделец скромный –
Слуга добра.

Попробуй продерись к высотам –
Сквозь тёмный сплёт!
И в вере – к лакомому солнцу –
Сверши полёт!

Туман клубится хоть на вёрсты –
Не отступай.
Рачуют свет – святые в звёздах.
А явь – скупа ль?

Копи мизерный опыт жадно –
Бессмертья в знак.
Земных отваг черпай ушатом –
Куш вечных благ!


Невнятные мелодии
О трубадуры с бездной сил!
Весь день – мелодией сквозил,
В тарелки бил и бил.
Задолго до хмельной зари –
Звенели улиц алтари:
Как будто рай к нам вплыл!

Летела трель – бесплотных птиц,
Скрипичных то ли верениц?
В какую били медь?
Церковный ли пыхтел орган,
Волынка ль – прочь гнала туман,
Осмелясь пошуметь?

Слух шёл, что ангел голосил,
Что голоса он воскресил
Тех, кто покинул твердь.
А может, мессу кто служил
По тем, кто в горечи здесь жил?
Господь, скорей ответь!


Проповедник
Он о великом говорил,
А сам вёл зря минуты.
Он, содрогаясь весь внутри,
Речь вяло вёл и нудно.
О правде он твердил, но с уст
Его – срывалась ложь лишь.
Высокопарный слог – был пуст,
Речь выходила пошлой.
На фразы – дух он покупал,
Вверял себя – личинам.
Иисус бы кроткий в краску впал,
С подобным встретясь чином!


В науку
Всё яркое – запоминай:
Простыми – будут времена ль?

Торжественных мгновений цепь –
Дана нам в наущенье:
Внутри – их неземная крепь –
До рая знобко щемит.


Иной удел
Какая скромная судьба!
В мёд – хоботок пусти –
И счастье разберёт тебя:
Цеди и не грусти.

Солдат, точнее цель пищаль.
Матрос, неслышнее отчаль.

Маршруты трудные – прями,
Свой парус – скромно вдаль стреми.

Удел кто ищет посправней –
Пусть жизнь оставят. Что им – в ней?


Всего довольно
По ломтю – каждой птахе Бог
Отмерил на земле.
Мне ж – крошку уделил. Неплох
Мой куш – о чём жалеть?

Мне вдоволь этого добра:
Лишь нюхай да смакуй!
Таков он – воробьиный рай:
Не нужен – счастья куль!

Не буду впредь голодовать –
Я с порцией такой.
Могу и впрямь запировать –
Гарнир сгребу рукой!

Чем – статус графа привлечёт –
Дремучих дикарей?
Смакуя кроху – я почёт
Себе воздам скорей!


Урожай
Со скудных я бы веток зла –
Пожала урожай,
Как виноград иль спелый злак.
Благ – осени не жаль!

Клубится пылью чернозём,
А земледелец – рад.
Песчаник даст ливийских сёл –
Нам фиников – стократ!

Переведено в 2012 г.