Радик Газиев. Полвека с авиацией

Видеонаблюдение, камеры видеонаблюдения Hikvision DS в Харькове. . Интернет магазин https://gorizontplus.ru/svarka/mig-mag недорогих сварочных полуавтоматов .

Выражаю искреннюю благодарность Владлену Каплуну за помощь, оказанную при подготовке рукописи к опубликованию.

 

 

Нет, не от страха, а от восторга, каждый раз у меня захватывает дух, видя круто взмывающий в небо огромный самолёт с пассажирами на борту… 

 

 

                       Книга представляет собой повесть о развития авиации, какой видел её долгие 50 лет второй половины прошлого века, авиационный конструктор Ташкентского авиационного завода, Радик Газиев.  Выпускник Ташкентского Авиационного техникума и Московского Авиационного института, успешно защитивший диссертацию на соискание ученой степени кандидата технических наук в области самолетостроения, он был свидетелем и участником зарождения и становления авиационной науки в Узбекистане.  Автор книги оказался на гребне бурного развития самолетостроения в СССР, видел соперничество авиации передовых государств мира, был свидетелем угасания  российской авиации.  В командировках ему довелось встречаться с интересными, известными людьми в различных городах и странах, столкнуться с проблемами восстановления повреждённой авиационной техники.  Книга, несомненно, будет интересна не только профессиональным авиаторам, но и широкому кругу читателей, особенно молодым, интересующимся историей и будущим  авиации.

 

 

Часть первая.

 

Предисловие.

                       

                       Большая часть моей жизни прошла в Советском Союзе, на окраине которого, в Узбекистане, я в полной мере ощутил все радости и трудности того времени.  Без ложной скромности признаюсь, что любопытство и стремление к идеалу постоянно сопровождали меня, заставляли заново пересматривать мир, начиная с маленького детского сада в поселке под Ташкентом и кончая апартаментами в высотных домах Соединенных Штатов Америки, в которой, волею судьбы, я оказался…

                       В 1948 году 15 летним пареньком, окончившим семилетнюю школу в Ташкентской области, с мыслями об авиации, впервые переступил порог  авиационного техникума в центре города Ташкента.  Над входом, на арке, был установлен истребитель времен войны.  С этого началась моя тернистая, но интересная  50 летняя жизнь в авиации.  На моих глазах выросло самолетостроение Узбекистана и мне, видимо, судьбой предназначено, быть свидетелем его развития и, к сожалению, застоя в период «перестройки».

                       Живя в Америке, я встретился с уже немолодыми, бывшими коллегами по совместной работе в Ташкентском Авиационном Производственном Объединении имени В.П.Чкалова, а также с бывшими преподавателями и организаторами факультета самолетостроения при Ташкентском Политехническом Институте.  С некоторыми из них мне удалось пообщаться дома в непринужденной обстановке, с другими по телефону.  Мы вспоминали многих знакомых работников, покинувших завод по разным причинам.  Вот тогда-то у меня и появилось желание отразить пережитое на бумаге.  Сел за компьютер, начал вспоминать...

                       К счастью, в моей памяти хорошо сохранилось всё, что было  пережито во время  работы на заводе в течение 40 лет, после окончания Авиатехникума, а затем и Московского Авиационного института.  Более того, возможно, я почувствовал, что  сумею восполнить тот пробел, который видел  в некоторых источниках информации о заводе.  К сожалению, в них почти, не упоминается о филиале Опытного Конструкторского Бюро имени Антонова, об объединении его с заводом, что, впоследствии, сыграло немалую роль в развитии авиационной промышленности республики.

                       В процессе работы над рукописью я использовал некоторые заметки из юбилейных изданий, посвященных заводу: «50 крылатых лет», «Создатели крылатых машин», а также, заметки центральных и заводских газет («Ударник», «Ташкентский Самолетостроитель») о нашей жизни на заводе, и, конечно, воспоминания сослуживцев.  Надеюсь, что совремённый читатель сумеет правильно понять и  оценить, как, в нелёгких условиях жизни на окраине большой страны, складывалось наше независимое отношение к отечественному и мировому самолётостроению…

 

 

Глава первая.

 

Ташкент город хлебный.

 

 

                       Моему отцу, старшему в семье Газиевых, проявляя инициативу, удалось добиться переезда всех родственников в Ташкент, жизнь в котором в те далёкие времена была несравнимо лучшей, чем в других местах огромной России.  Он смог поступить в энергетический техникум, затем окончил курсы повышения квалификации в  Ленинграде и в 1926 году, после непосредственного участия в строительстве  первой гидроэлектростанции в Средней Азии, стал ее директором. В Узбекистане успешно воплощался план всеобщей электрификации.  Под Ташкентом предусматривалось построить пока одну гидроэлектростанцию на канале Бозсу.   Интересно отметить особенности строительства первой гидростанции в Узбекистане. Турбины для неё были закуплены в Германии, генератор привезен из Харькова, а трубы из Петрограда.  Устройство  канала и возведение плотины,  поднявшей воду на 14 метров, были объявлены всенародной стройкой. Курировал строительство гидростанции всенародный староста  республики Ахунбабаев.

                       В должности директора отец проработал 7 лет, затем участвовал в строительстве каскада 14 электростанций на реке Чирчик, которые он возглавлял первые годы их эксплуатации. В то время сказывалась  нехватка национальных кадров в промышленности  и энергосистеме Средней Азии. Впоследствии, как ветеран строительства и эксплуатации гидростанций, отец  ездил  и делился опытом  при строительстве  Братской, Красноярской и других ГЭС  Советского Союза.

           Когда по призыву Советской власти молодым женщинам-мусульманкам предложили выехать в Среднюю Азию, моя мама вместе с другими девчатами приехала в Ташкент, где активно участвует в борьбе против ношения паранджи, темного сетчатого покрывала, закрывающего лицо женщины.  Ей пришлось перенести немало трудных и опасных  моментов  в стычках с местной властью и басмачами-националистами, отстаивающими старые порядки. Часто её жизнь висела на волоске.  Вскоре, в Ташкенте волею судьбы, мои родители встретились, поженились, и родился я…

                       В первый класс я пошел, когда началась Великая Отечественная  война, и хотя мы были далеки от линии фронта, прочувствовать ее нам пришлось в полной мере.  Город в течение короткого времени принял огромное количество беженцев и о  «хлебном»  Ташкенте остались одни воспоминания.  От голода спасались продуктами, выращенными на огороде, сбором колосков пшеницы после уборки урожая, из которых добывали зёрна и делали запасы на зимнее время. Держали одиночный мелкий рогатый скот на молоко и мясо.

                       В школе у нас был разнообразный состав преподавателей, начиная от высокообразованных беженцев из Ленинграда и Москвы, и кончая  солдатами без образования, вернувшимися с фронта.  Учитель по географии и истории, инвалид, потерявший семью во время бомбежки, часто приходил на урок пьяный и тыкал пальцем в карту, которую надо было успеть нарисовать за урок.  Сам же, он засыпал за столом.  Мы сидели тихо, рисовали линии рек и дорог на листочках. Кстати, при этом, вырабатывался глазомер, что помогло впоследствии в техникуме освоить черчение. Заучивая наизусть стихотворения русских поэтов, я смог развить память и познать мир поэзии.  Учащиеся школы  были разными и по национальности, и по возрасту.  Были корейцы с Дальнего Востока, немцы Поволжья, казахи соседних аулов, дети беженцев из разных республик.

                       Вспоминается наш клуб в поселке, куда иногда вместо военных фильмов привозили детей сирот, бежавших с оккупированных немцами земель, и просили разобрать детей по домам на воспитание.  Мы в течение года держали семью  москвичей из четырёх человек в нашей однокомнатной квартире, а сами, впятером, жили на кухне и на открытом балконе.  Спасало то, что взрослые отсутствовали днем, а спать в тесноте уже было не страшно. Наш поселок стал интернациональным, отцу часто приходилось ездить по районам и выступать о событиях на фронте на русском, казахском и узбекском языках.

                       Когда я заболел малярией, классная учительница своевременно предупреждала о приближающейся  лихорадке, которая начиналась всегда в одно и то же время, и я, срываясь с урока, бежал домой, лез в постель, накрывался теплыми одеялами и ждал приступа.  После непродолжительного озноба и лихорадки, с сорокоградусной температурой, я вылезал из постели потный, измученный и брел опять на урок. Научился самостоятельно пить лекарство - горький акрихин, повлиявший, впоследствии, на печень.  Моё детство проходило в познании фермерского хозяйства.  Я пас овец и коз, научился сажать и выращивать овощи и фрукты, делать папиросы из  табака и самогон из выжимки винограда. Верхом на лошади или на осле, вместе с отцом, ездил осенью на базар продавать картошку и другую продукцию хозяйства.

                       Не забывали мы и о книгах, но, в основном, читали сводки военных новостей в газетах и слушали выступления Левитана и Сталина по радио.  Я постоянно следил за военной хроникой, вплоть до Нюрнбергского процесса.  Наша школа была семилетней, десятилетка была далеко.  После окончания седьмого класса, причем с отличием, я решил идти в техникум, используя право поступления вне конкурса.  Уже тогда у меня начал появляться интерес к авиации, которая, как я считал, решала исход войны.  Итак, был оставлен сад за окном, небольшой огород, и, главное, дом родной, в котором чаще всего оставались одни женщины, так как отец часто бывал в командировках.

                       Все мое сознательное детство прошло в период войны и память о том времени не выходит из головы до сего времени. Часто, в трудную минуту, я напеваю песни военных лет, смотрю по телевизору старые фильмы, вспоминаю своих близких родственников, которые вернулись с фронта больными и умерли на моих глазах, оставив сиротами детей.

                      

                                                   Первый шаг к авиации…

 

                       Ташкентский авиационный техникум, которому впоследствии было присвоено имя первого космонавта Юрия Алексеевича Гагарина, был организован на базе Воронежского и Куйбышевского (Самарского) авиационных институтов, переехавших в Ташкент в начале войны.  А из подмосковных Химок в наш город был эвакуирован авиационный завод имени Валерия Павловича Чкалова.  В Узбекистан из центра было перебазировано много промышленных предприятий, что позволило, впоследствии, развить тяжелую, в том числе и авиационную промышленность в республике.

                       Преподавательский состав был почти сохранен, в результате чего уровень преподавания некоторых предметов поднялся до институтского.  Вечернее отделение техникума окончило почти все руководство авиационного завода, вплоть до директоров.  В учебном процессе большое внимание уделялось изучению черчения, начертательной геометрии, конструированию и расчету самолетов на прочность.  Большинство студентов были выпускниками десятилеток центральных школ Ташкента, поэтому тягаться с ними в учебе было очень нелегко, порой приходилось заниматься и по ночам…

                       Послевоенное  время было очень голодным.  В комнатах общежития, преобразованных из классов большой школы, расположенной на окраине города, жизнь была не легкой. Ужин поочередно варили сами, в общественной кухне, причем, делились, чем могли.  Тяжело было по ночам, когда некоторые пьяные старшекурсники издевались над младшими, подобно «дедовщине в армии».  Порой приходилось в борьбе отстаивать свою честь и существование.  Вспоминается  разрушительное землетрясение, происшедшее в Ашхабаде в 1948 году.  Нас по вечерам развозили на вокзалы грузить вагоны материалами для пострадавшего города.

                       До техникума, находящегося в центре города, добирались пешком, и затем, целый час на трамвае.  Приходилось висеть на его подножках, чтобы не покупать билет и сэкономить деньги.  Здание техникума, построенное  еще до революции, напоминало собой солидный особняк, с широкими лестницами, коридорами и окнами.  Во двор техникума, а также нашего общежития, свозили разбитые немецкие и советские самолеты времен войны и мы по вечерам лазили по их обломкам, изучая трофейную и отечественную авиационную технику.

                       Когда меня избрали профоргом группы, то совместно с комсоргом и старостой мы  занимались общественными мероприятиями.  Был организован  танцевальный коллектив под руководством преподавателя-музыканта В.Т.Козлова, спортивный и парашютный кружки.  Первые прыжки осуществлялись с самолета По-2 конструкции Н.Н.Поликарпова.  Для покидания самолёта необходимо было вылезти из сиденья впереди летчика, затем, перебирая руками стойки между крыльями, добраться до края крыла, и ждать команду на прыжок.  Честно признаюсь, что мне было немного жутковато выполнять эти упражнения, а комсорг так увлекся прыжками, что достиг уровня мастера парашютного спорта.

                       Хорошо помню друзей, помогавших нам в организации всех мероприятий в техникуме, перед окончанием которого нам удалось сделать в подарок студентам  аэродинамическую трубу из папье-маше, с весами для подвески моделей самолетов и набором самих моделей. Отрываемое окно в трубе позволяло следить за обтеканием модели самолета воздушным потоком и изменением его положения от  разных аэродинамических нагрузок.

                       Учеба в техникуме затянулась на долгие 5 лет из-за ежегодного выезда на сбор хлопка в дальние совхозы на юге республики по 3-4 месяца.  Иногда нас оставляли и на Новый год собирать промокшие коробочки под снегом.  Спали на соломе в пустых школах, на полу, без света,  Но это нас не пугало, романтика юности и вера в будущее были сильнее.

                       Вспоминаются вечерние зори на хлопковых полях, когда мы ждали приезда тракторов за собранным хлопком.  Вот слышится  душераздирающий, подобный детскому плачу, вой шакалов, и мы начинаем орать песни, чтобы его заглушить...

                       После окончания техникума наша группа «Ирокезов», как нас величали за неординарное поведение, регулярно собиралась на юбилейных встречах с преподавателями.  Мы заполняли наш традиционный альбом с пожеланиями на будущее, посещали занятия в классах техникума, делились своими воспоминаниями.  Кроме того, помогли организовать музей авиации, куда принесли оригинальные экспонаты.  Но годы брали свое, с каждым разом уменьшалось число участников…

                       Однажды, после очередной встречи, мы с цветами навестили старейшего преподавателя  курса «Конструкция самолетов», сторожила авиационного техникума, Федора Петровича Швец, который привил мне любовь к авиации и благословил после окончания техникума на дальнейшую учебу.  Он лежал в постели после инфаркта, и это посещение оставило у нас самые трогательные воспоминания.  Это была наша последняя встреча.  В его похоронах участвовал весь техникум и отделы авиационного завода.

                      

Колыбель  самолётостроения  республики.

 

 

                       Техникум был окончен в декабре месяце, до поступления в институт было далеко, и, чтобы не терять время, я поступил на Ташкентский авиационный завод технологом в сварочный цех.  В этом мне помог Главный технолог завода, который, будучи в то время председателем Ученого Совета по защите дипломных проектов в техникуме, обратил на меня внимание и предложил поступить на завод.

                       Вспоминаются трудности, когда рано утром нужно было бежать, чтобы не опоздать на работу, а вечером усталым, садиться  за учебники. Дело в том, что техникум не дал в полном объёме знаний, необходимых и достаточных для  поступления в институт.  На заводе я осваивался с производством, и помимо составления технологии изготовления деталей, работал на токарном станке, а также изучал сварочное производство цеха.

                       Под впечатлением известий о передовых методах обработки металлов ударниками труда, я предложил в цехе технологию ускоренной обработки  деталей.  Но, в связи с недостаточным опытом, не учел ряд обстоятельств, что привело к браку партии деталей.  И только покровительство старших товарищей спасло меня от серьёзной неприятности.  Это были люди военных лет, прошедшие «огонь, воду и медные трубы», трезво оценивающие обстановку и сочувственно относящиеся к нам, молодым специалистам.  С теплотой вспоминаю работников технического бюро нашего цеха.

                       Март 1953 года.  Заводчане собрались на площадке у репродуктора и плачут, слушая сообщение о смерти Сталина.  Переживали от души.  Это происходило во всём огромном Советском Союзе.  Мы искренне любили этого человека, считали «отцом народов», заучивали его труды.  Разве могли мы тогда думать иначе?..

                       Как я упоминал, авиационный завод был эвакуирован в наш город в самом начале войны.  Он по лицензии, освоил выпуск пассажирских самолетов ДС-3 американской фирмы «Дуглас».  Эта старейшая фирма США, выпустившая много интересных типов самолетов, когда-то возглавляла список основных  самолетостроительных фирм мира.  Впоследствии, она была объединена с фирмой «МакДоннелл», затем поглощена корпорацией «Боинг» и марка «Дуглас» прекратила свое существование.

                       Легендарный лётчик Валерий Павлович Чкалов курировал авиационный завод с 1936 года, испытывал опытные партии самолетов.  В 1937 году его экипаж, состоящий из трёх человек, совершил исторический перелет в Америку через Северный полюс на одномоторном самолете, пробыв в воздухе 63,5 часа.  Так был установлен мировой рекорд дальности. В  честь этого знаменитого перелета именем Чкалова был назван наш авиационный завод.  До этого перелет из Америки в Европу совершил на одномоторном самолете  летчик Линдберг в 1927 году.

                       В Ташкенте первый самолет был собран уже в 1942 году, сначала, под маркой ПС-84, а потом его назвали Ли-2, в честь Главного инженера завода Лисунова, активно участвовавшего в налаживании производства этого самолёта.  А первый полет нового самолета был осуществлен с президентом Узбекистана У.Юсуповым, затратившим много энергии в восстановление завода.  В то время авиационный завод был единственным крупным предприятием в республике, и ему уделялось большое внимание.  Впоследствии, наш завод выпускал самые большие транспортные грузовые самолеты и поставлял их всей стране и во многие государства мира.  Но все начиналось с небольших пассажирских самолетов…

                       Вспоминается время, когда нас, техникумовских студентов, на практике, приглашали в сборочный цех, и мы руками перекатывали самолет Ли-2 из цеха на летное поле, которое начиналось у ворот цеха.  Сборочные цеха завода размещались в ангарах бывших ремонтных мастерских  Гражданского Воздушного Флота.  В награду за нашу помощь нам разрешали влезть в самолет, он тут же разбегался, взлетал и делал круг над городом.  В то время все было проще, испытания самолета в полете, в то время, возлагались на самих пилотов.

                       В 1953 году завод начал осваивать новый отечественный пассажирский самолет ИЛ-14 конструкции С.В. Ильюшина с носовым шасси и двумя двигателями.  Чертежи самолета были готовы еще во время войны, но недостаток средств не позволил тогда запустить его в производство.  Первый полет этого самолета был совершен в 1954году.  Работа в техническом бюро цеха позволила мне, кроме основной, вникнуть и в смежные профессии, что давало возможность свободнее ориентироваться в составлении технологических карт изготовления деталей.  Кроме того, мне удавалось  практиковаться на токарном станке и осваивать сварку деталей из различных материалов, используемых в самолетостроении, что помогло мне в будущей работе и учёбе.

                       К лету я стал посылать заявления в авиационные институты страны и, несмотря на положительные ответы  некоторых из них, решил ехать в Москву, хотя оттуда еще никаких вестей не поступало.  Меня обнадёживала мысль о том, что студенты, с отличием оканчивающие техникумы, имеют право поступления в любой, в том числе и Московский авиационный институт, на льготных условиях. Но, увольнение с завода, связанное со сдачей участка в цехе и в техническом бюро непредвиденно затянулось.  А купить билет на единственный поезд, следовавший до столицы около 6 суток, было очень непросто...  Поэтому, многие считали мою попытку авантюрой.  Но я был молод, всего-то 20 лет.  Манила новая, неизведанная жизнь, а возрастающий интерес к авиации помогал преодолевать страх перед трудностями...

 

 

МАИ  Альма-матер авиационных конструкторов и не только их…

 

 

                       Не успев попрощаться с домашними, я отправился в Москву.  Поезд  вечером прибыл в столицу, в которой тогда у меня никого не было, пришлось переночевать в саду на скамейке.  А утром в приемной Московского авиационного института мне вернули документы и объяснили, что поздно приехал, прием закончен.  Но, как всегда, мир оказался не без добрых людей.  Один из членов приемной комиссии, видя мое состояние, посоветовал обратиться в министерство образования и партийные органы Москвы, дал некоторые адреса.  «Хождение по мукам» продолжалось месяц, но, наконец, меня таки приняли в институт, правда, без предоставления общежития.  Я был безмерно рад тому, что был оставлен на факультете самолетостроения, куда и мечтал попасть...

                       Смирившись со своей участью, мне пришлось жить на квартире, где хозяева выделили уголок, причем, за немалую плату. Уроки готовил  в библиотеке, или в пустых аудиториях.  Через два года я пытался получить общежитие в институте через представительство нашей республики в Москве. Но им было не до меня, они занимались ребятами, которых отчисляли из других институтов за неуспеваемость.  Чтобы помочь мне, моя старшая сестра отказалась от предложенной ей аспирантуры после успешной защиты дипломной работы в Ташкентском Государственном Университете. Она стала работать преподавателем в колхозной школе.

                       Первые годы учебы  оказались для меня очень нелегкими.  Подводило здоровье, не адаптированное к более холодному московскому климату.  Комната в нанимаемой квартире почти не отапливалась.  Особую трудность представляло занятие высшей математикой и другими предметами, уровень знаний которых в техникуме был дан недостаточным.  Однажды меня вызвал декан, который высказал жалобу преподавателей на мою слабую успеваемость.  Но, когда он узнал, что я силен в черчении и начертательной геометрии, то успокоил меня, отчисление из института как раз  шло за счет этих предметов.  Но преподаватель математики рассказывал, что, всё же из-за неуспеваемости по его предмету, был отчислен из института чемпион мира, шахматист В.Смыслов.  Однако, меня ожидала другая участь.  Ребята в группе вечерами помогли мне наверстать упущенные в школе и техникуме знания, за что я им очень благодарен.  Величайшее напряжение не прошло бесследно, я оказался в больнице, где больше месяца восстанавливали мою истощенную нервную систему.

                       Учеба на последующих курсах давались мне всё легче и легче.  И, наконец, у меня появилась возможность не только учиться, но и участвовать в общественной жизни.  Вначале работал по поручениям, затем был избран культурным организатором курса.  Мы успешно выступали на смотрах художественной самодеятельности московских институтов, что позволяло расширить кругозор студенческой жизни.  Триумфом моей культработы в институте была поездка в Санкт-Петербург (Ленинград) с нашей самодеятельностью, и затем участие в организации Международного студенческого фестиваля в Москве в 1958 году.  Мы принимали молодежь из разных стран и организовывали совместные выступления на московских площадках.  Самодеятельность нашего факультета была оценена, впоследствии, из нее выделился  самостоятельный коллектив под названием «Вертолет», его выступления даже транслировались по телевидению.

                       Я пытался подрабатывать в разных местах, но остановился на киносъемках в студии Мосфильм.  Работа была «не пыльной», однако давала некоторые средства к существованию.  Увлекся киноискусством, виделся со многими артистами, а на съемке у режиссера Г.В.Александрова, даже получил от него приглашение на режиссерские курсы.  Его фильм «Человек человеку» был посвящен студенческому фестивалю, где я выступал с накинутым на голову «бурнусе», как приезжий иностранный студент, и Александров ногой раскачивал купе «вагона», в котором сидели начинающие артисты.  Рядом с ним стояла Любовь Орлова, его жена.

                       Приглашали меня и на киностудию имени Горького, где виделся с другими режиссерами и артистами, числился в их каталогах, как начинающий артист.  В общем, снялся примерно в 20 фильмах в массовых и затем групповых эпизодах.  Гордился, когда с ребятами видел себя в кино, причем во весь экран. Мосфильм для меня стал почти родным.  Соблазна было много, но интерес к авиации и учеба требовали свое.  Однако, эти небольшие заработки помогали сносно существовать.  Из других общественных работ вспоминается участие в стенгазете факультета, и в лыжных походах по колхозам Подмосковья с лекциями о выборах в Верховный Совет и о международном положении.

                       В последние годы учебы при институте была создана конструкторская группа проектирования и постройки сельскохозяйственного самолета под руководством профессора Михаила Никитича Шульженко.  Он имел большой опыт самолетостроения, был начальником центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ), неоднократно встречался с первыми руководителями страны, в том числе и со Сталиным.  Затем стал ректором нашего института.  Им написано несколько книг об авиации, в том числе учебники, по которым мы начали познавать очень сложный процесс самолетостроения.

                       Наша дружба, начавшаяся в институте, продолжалась долго.  По приезду в Москву я всегда заходил к нему с фруктами из нашего солнечного края, с его семьей сидели за столом с приготовленной им самим наливкой из собственного огорода. С гордостью он показывал присланные ему первые экземпляры его книг об авиации, переведенные на разные языки мира. Несколько книг он подарил мне с дарственной надписью. Он жил в доме авиационных специалистов, на «Патриарших прудах», соседями по подъезду его дома была семья Генерального Конструктора Н.Н.Поликарпова, отца русской истребительной авиации.

                       В списке знаменитых конструкторов самолетов, посвященном столетию авиации и изданному в США, Поликарпову уделяется особое внимание.  Отчуждению, с последующим инфарктом, Поликарпов подвергся в 1938 году после неудачного испытания и падения опытного истребителя, который пилотировал В.П.Чкалов.  Со слов Шульженко, после отказа двигателя Чкалов направил самолет на заброшенный двор завода.  При ударе лётчика выбросило из кабины, и он ударился головой о торчащий из земли предмет.  По пути в больницу Валерий Павлович еще разговаривал...

                       Однажды я приехал к Михаилу Никитичу с пригласительным билетом на наш заводской юбилей, до этого он не возражал посмотреть Ташкент, но его уже не стало.  Остались, как память о нем, его  книги, фото, первые учебники о конструкции самолета с дарственными надписями и труд об истории нашего авиационного института, составленный им к 50-летию МАИ.  Упоминается там и о нашем студенческом бюро, которое он организовал, где помог нам почувствовать вкус работы авиаконструктора, что и определило мой дальнейший жизненный путь.  Вспоминается и его поддержка во время защиты моей кандидатской диссертации Москве.

                       В строительстве самолета для сельского хозяйства нас поддерживал весь институт, регулярно писали об этом в институтской газете «Пропеллер».  На других кафедрах института энтузиастами были организованы студенческие конструкторские бюро по оснащению оборудованием проектируемого самолета.  Наша группа обрастала начинающими конструкторами и опытными преподавателями.  Заведующим кафедрой самолетостроения в то время был Генеральный Конструктор Александр Сергеевич Яковлев, совмещающий работу в ОКБ и в институте.  Он регулярно посещал кафедру, курировал наше проектирование.  Бросалась в глаза его строгость и аккуратность, и нам непривычно было иногда выслушивать его замечания за наши опоздания и расплывчатость дальнейших планов.  Его ОКБ в то время переходило на большие реактивные самолеты и вертолеты, поэтому малой авиации, в том числе сельскохозяйственной, он не уделял достаточного внимания. Работа нашей группы ограничилась изготовлением чертежей самолета, продувочной моделью и некоторыми деталями в натуральную величину, но к защите наших дипломных работ не была завершена.

                       Мой сокурсник, Слава Светозарский, после окончания института был направлен в ОКБ Яковлева, где часто виделся с Генеральным Конструктором.  Он отзывался о нем, как о строгом руководителе, которого многие боялись.  Слава там вырос до уровня Главного Конструктора фирмы.  Он помог мне в сборе материалов о малой авиации, снабдив  схемами легких самолетов из ОКБ.  Они создали несколько интересных спортивных самолетов, завоевавших призы на спортивных мероприятиях, в то время как мы в Ташкенте собирались строить самолет для сельского хозяйства.

                       Защита моего дипломного проекта «Конструкция тяжелого транспортного самолета и выброс десанта и техники в воздухе» прошла успешно. Председатель Ученого Совета института Генеральный Конструктор Артём Иванович Микоян, поздравляя меня с отличной защитой, напомнил о малой авиации.  Мне было предложено остаться при институте в аспирантуре, но интерес к нашему незаконченному самолету оказался сильнее.  Небольшая группа  выпускников, увлеченных постройкой самолета сельскохозяйственного  назначения,  после встречи с Генеральным Конструктором О.К.Антоновым  решила ехать в Киев, чтобы начать свою конструкторскую деятельность в его КБ.  Шел 1959 год.

                       Московский авиационный институт, нашу «Альма-матер», я всегда помнил.  Где бы мы не находились, регулярно, раз в 5 лет, приезжали со всех концов Союза в институт на традиционные  встречи.  Мы ездили на Воробьевы горы с плакатами, перед банкетом фотографировались, шествовали по двору института и затем собирались в общем зале.  Мы рассказывали о достигнутых успехах, вспоминали студенческие годы.  Мне, как бывшему общественнику и жителю «окраины» страны, часто давали слово первому.  Вечером мы собирались в центральном ресторане Москвы, где, после веселья, иногда забывали фотографии, адреса и личные вещи.

                       В числе организаторов традиционных встреч был выпускник курса, В.Олейник, впоследствии работавший в ИКАО, международной организации Гражданской Авиации с представительством в Канаде.  В этом ему помогал наш сокурсник В.Шалашилин,  также заведующий кафедрой математики, Т.Богдан, начальник КБ фирмы Микояна, историк нашего курса и другие ребята.  На традиционных встречах и в командировках в «Звездном городке», центре подготовки космонавтов, я встречался с однокурсником Виталием Севастьяновым, космонавтом, дважды «Героем Советского Союза», который перед окончанием института ездил в «Звездный городок» и приглашал меня читать лекции об авиации.  В обществе Виталия однажды посчастливилось встретиться с легендарным летчиком, Героем Советского Союза Н.П.Каманиным.

                       Н.П.Каманин - один из первых семи Героев Советского Союза, участвовавших в спасении экипажа затертого во льдах ледокола «Челюскин». Родом он был из многодетной семьи заброшенной деревни.  Он смог самостоятельно многого добиться в жизни, и для нас был примером.  Во время войны возглавлял Туркестанский военный округ, штаб которого располагался в Ташкенте.  Он смог сформировать и отправить на фронт две воздушные дивизии, которые с боями дошли до Берлина.

 

 

Глава  вторая.

 

Пора созидания

 

                       В украинской столице Генеральный Конструктор Олег Константинович Антонов, как и обещал, обеспечил каждому отдельную комнату в общежитии молодых специалистов.  Направили меня в бригаду «планера и малой авиации», модное направление в то время.  Еще действовало убеждение, созданное первыми авиационными конструкторами, что руководителем ОКБ может стать только тот, кто своими руками соберет самолет или планер, опробует его сам в воздухе и даст добро на его производство.  Так начинали Генеральные Конструкторы Антонов, Ильюшин, Королев, и Яковлев.  Впоследствии, такой взгляд на создание авиационной техники, естественно, был отвергнут...

                       Во время работы Олег Константинович нередко подходил к нам, подсаживался к чертежной доске, подправлял нарисованное, объяснял непонятое о работе планеров.  Он до конца жизни увлекался малой авиацией, часто сам сидел за штурвалом своего детища, легкого пассажирского и сельскохозяйственного самолета «Пчелки», который модифицировался, впоследствии, в более крупные самолеты Ан-28 и Ан-38, Ан-140 и Ан-148.  Приятно было осознавать, что он один из первых испытывал планеры А-13 и А-15, спроектированные нами.  В выходные дни молодежным составом ОКБ выезжали за город, где вместе с семьей Антонова, лагерем располагались у речки.  Иногда он приглашал нас домой, знакомил с новой, нарисованной им картиной, дарил некоторые книги.  Он любил общаться с молодежью, и поэтому средний возраст конструкторов его ОКБ был самый низкий по сравнению с другими авиационными ОКБ Союза.  Конструкции его самолетов всегда отличались оригинальностью, были мало чем похожи на стандартные, проверенные типы.  Он смело внедрял все новое в конструкцию и технологию и прививал нам творческое отношение к работе.  В своих трудах Антонов подчеркивал, что красивый самолет снаружи, будет надежным и долговечным в жизни.

                       Я был свидетелем того, как представители других, солидных ОКБ, приезжали в Киев изучать новшества в проектировании самолетов.  Но внедряли эти новшества они не сразу, а выжидали, как они со временем проявят себя у нас. Кстати, при мне произошел случай, когда крупногабаритная штампованная деталь центроплана, выполненная из нового материала, вдруг самопроизвольно треснула на самолете Ан-22, без действия летной нагрузки.  Пришлось срочно разобрать конструкцию и повторно испытать образцы деталей из нового материала.  Пионерам всегда труднее…

                       При необходимости срочных работ, нас молодых конструкторов, перебрасывали в другие конструкторские бригады, где я набрался большого опыта проектирования разных агрегатов самолетов.  У старейшего работника, начальника КБ крыла Г.И. Гиля, я проработал около года.  Его отзыв о моей работе до сих пор бережно хранится у меня.  Он поручал мне проектировать узлы и детали стыковки крыла с фюзеляжем самолетов Ан-12, Ан-22, Ан-24.  Со мной уже считались члены его КБ.  Работали мы за большими чертежными досками, которые сейчас уходят в прошлое, уступая место компьютерам.

                       Для уточнения требований к эксплуатационным характеристикам сельскохозяйственного самолета Ан-2, я, как старожил хлопкосеющих районов, был направлен в командировку в Среднюю Азию, где проводили опыление хлопчатника ядохимикатами.  Это позволяло ускорить высыхание и сбрасывание листьев с куста хлопчатника перед сбором хлопка хлопкоуборочными машинами.  При этом достигалась меньшая засоренность собранного хлопка.  Этот процесс еще не был отлажен, и при опылении с самолета, ветер иногда бросал химикат на дома и фермы колхозников, что приводило к отравлению людей и животных.  Требовалось коренное усовершенствование аппаратуры опыления, а также обеспечение безопасности окружающих при эксплуатации самолета.  Мне впервые, как ведущему конструктору, пришлось решать накопившие вопросы по самолету Ан-2.  В частности, была разработана технология безопасной заправки ядовитой жидкости.  В Киеве, после моего отчета, бригадой была модифицирована навесная аппаратура.

                       После командировки наша группа уточнила чертежи проектируемого нами, самолета.  Вечерами мы собирались в нашем общежитии, доводили конструкцию до ума.  Но, к этому времени, у нас наметился разлад.  Руководитель нашей группы не согласился с некоторыми замечаниями Антонова.  Перспектива постройки самолета оказалась под вопросом, работа затормозилась.  Группа стала потихоньку распадаться, не имея поддержки свыше.  А после поездки в Ташкент, встречи с родителями, в моей душе поселилась ностальгия, воспрянуло чувство долга перед родителями, скучающими по мне...

 

                                     Возвращение «блудного сына»…

 

                       Однажды утром, Олег Константинович пригласил меня в кабинет и предложил включиться в организацию первого в Средней Азии филиала Опытного Конструкторского бюро по проектированию и модификации самолетов Киевского ОКБ в Ташкенте.  Для принятия решения мне дали неделю, которая оказалась трудной, бессонной…  Я решил принять предложение, хоть и далось мне это очень нелегко.  Слишком многое меня уже связывало с коллективом.  До сих пор храню длинное послание товарищей с нарисованными глазами, из которых капают слёзы…

                       Тяжело было расставаться с ребятами, с которыми подружился во время совместной работы в Киеве.  Киевлянин В.Егоров, с которым мы учились в институте, опекал меня, часто приглашал домой, вместе посещали культурные мероприятия города. Это было время, когда мы стали интересоваться местными девчатами…  Киев, своими зелеными днепровскими набережными и украинскими мелодичными напевами, завораживал нас...

                       Группа отъезжающих состояла из четырёх человек.  Со мной в купе ехали Г.Арутюнов и И.Салимов, работники Киевского ОКБ, которые пока в единственном числе представляли бригады двигателей и оборудования.  Мне одному предстояло работать в области проектирования конструкции и модификации каркаса самолетов, выпускаемых в ОКБ имени Антонова, именуемое, в то время почтовым ящиком.  Возглавлял нашу группу Я.Н.Приходько, выпускник Харьковского Авиационного института, имеющий достаточный стаж работы в бригаде.  Его отличало дружеское отношение к конструкторам и творческий подход к работе.

                       Прибывшим из Киева работникам ОКБ, заводом была выделена только одна служебная комната.  Мне, как первому и пока единственному конструктору из этой группы, сразу поручили изменить чертежи узла агрегата, впервые изготавливаемого на заводе транспортного самолета АН-8, “Летающий кит».  Широкий фюзеляж и грузовой проем этого самолета позволяли размещать в нем самоходную технику и большие грузы.  Но два двигателя, подвешиваемые на крыльях, ограничивали его возможности и он, после небольшой серии, был снят с производства.

                       Освоение всего нового шло в содружестве с более опытными конструкторами, которые оставили добрую память о взаимовыручке при совместном проектировании.  С благодарностью вспоминаю Чмиль В.Т. приехавшего из Киева, Ермохина И.Г, Голованова В.П., и Бурлаенко, которые впоследствии были приглашены на работу в Киев, но мы продолжали нашу дружбу, встречаясь в командировках.  В пылу творческих фантазий мы пытались спроектировать в Ташкенте на базе самолета Ан-8 вертикально взлетающий транспортный самолет.  Подобных самолетов нигде в мире тогда не было.  Была сформирована бригада из опытных конструкторов, выделена отдельная комната. Разработкой каркаса и размещением двигателей занималось мое КБ и мне приходилось самому сидеть за чертежной доской, решая сложные вопросы размещения вертикально расположенных двигателей.

                            Проектные работы велись под руководством приехавшего в Ташкент представителя ОКБ Н.А.Погорелова, близкого друга и ученика О.К.Антонова. Он умело и грамотно руководил проектированием.  Изучались все отечественные малогабаритные двигатели и возможности размещения их в различных зонах фюзеляжа.  Усиливался каркас фюзеляжа.  Чертежные работы были завершены, но в производство не запущены.  Был только выполнен макет самолета в миниатюре, сохранилось фото, так и не родившегося, вертикально взлетающего, транспортного самолета.  Впереди ожидало срочное освоение новых самолетов по заказам министерства обороны…

                       Было выполнено около 50 модификаций самолетов Ан-12, причем со значительными изменениями конструкции планера.  В частности, на базе самолета Ан-12 были спроектированы и изготовлены лаборатории, позволяющие проводить контроль, ремонт и замену агрегатов и систем разных типов самолетов, базирующихся у нас и за рубежом.  С одним из самолетов-лабораторий, я столкнулся в Алжире, где эксплуатационники головного ОКБ работали с авиационной техникой нашего завода.

                       Вспоминается один из самолетов Ан-12, над которым долго пришлось повозиться.  Для подавления радиолокационных сигналов при прорыве обороны противника самолетами использовались различные средства, начиная с шумовых действий, выводящие наземных операторов из нормального состояния и кончая сбросом различных блестящих элементов, так называемых диполей, которые дают засветку на экранах радиолокаторов.  Диполи могут быть разных размеров и расцветок и могут быть изготовлены из различных материалов.  Перед нами стояла задача: поместить аппаратуру в самолете и выбрать наиболее приемлемые типы диполей.  Во время испытаний летел самолет сопровождения и фиксировал выброс диполей на пленку.

                        Проблема заключалась в том, что воздушный поток, обтекающий самолет, забрасывал диполи на оперение и выводил из строя рули на стабилизаторе и на киле.  Тогда были спроектированы специальные желоба, вытягивающиеся из самолета во время выброса диполей, но и это не спасало от попадания диполей на рули.  В конце концов, остановились на использовании мягких диполей, тем более, что от жестких, острых диполей начал погибать скот на пастбищах во время испытаний.  Были также внедрены электронные системы подавления сигналов.

                       При завершении заказов на самолет Ан-12 мы пытались вдохнуть в него вторую жизнь.  Занялись проектированием увеличенного по весу, габаритам и грузоподъемности проверенного и испытанного в эксплуатации самолета.  Нашу документацию мы послали в головное ОКБ им. О.К. Антонова.  После некоторого перерыва, было объявлено о запуске новой модели самолета Ан-22. 

                       Вопросу модификации самолетов было уделено большое внимание.  Мы ездили по многим городам Союза, начиная с Западной Украины и кончая Дальним Востоком, где базировалась транспортная авиация.  Мне приходилось на месте разбираться с происшествиями, разрушением конструкций, и с помощью местных работников организовывать их ремонт.  С группой работников завода проводили доработки по бюллетеням, занимались дефектацией ответственных узлов и удалением  коррозии.

                        Однако, основные  командировки были в Киев, где я был своим, где прошло мое творческое становление.  Торжественные выкатки новых самолетов из сборочного цеха ОКБ им.Антонова О.К. не обходились без нас.  Иногда я привозил на свой завод сувенир для организованного здесь музея горлышко разбитой бутылки из под шампанского после традиционного удара ее о носовое шасси самолета.  Производили эту традиционную процедуру Генеральные Конструкторы под звуки оркестра и аплодисменты присутствующих.

                       Помню, во время выкатки самолета Ан-22 в 1965 году присутствовал Н.С.Хрущев, тепло поздравивший работников ОКБ с новым самолетом, который произвел фурор на всех авиационных выставках, как самый большой самолет в мире того времени.  Он был интересен и новшествами.  В его конструкциях была применена новейшая технология сборки панелей крыла и фюзеляжа с использованием точечной сварки с подслоем клея.  Широко использовались крупногабаритные детали.  Самолет Ан-22 прекрасно послужил во время холодной войны и до сих пор на вооружении армии.

                       Когда в Ташкент приезжал О.К.Антонов с своей женой Е.И. Шахатуни – руководителем отдела прочности КБ, то они приглашали к себе, беседовали, рассказывали о работе и жизни в новых условиях.  Елизавета Иветовна была в курсе всех событий в ОКБ и за глаза ее называли «мамой».  Ее простота в общении и доброжелательность вызывали у нас глубокое уважение к ней.  Она знала почти всех работников, и это помогало нам обращаться к ней в трудных ситуациях в быту и на работе.  Помнится случай, когда в период постоянных землетрясений, а их было более 800 в 1966г, во время встречи с ними в здании филиала ОКБ, вдруг началась очередная тряска силой примерно 5-7 баллов и мы, привыкшие к более тяжелым тряскам, следили за их реакцией.  Они не испугались, а продолжали беседовать, что вызвало у всех присутствующих чувство уважения к ним.  Они не скрывали своих проблем, был случай, когда они чуть не попали под следствие после катастроф одного за другим самых больших в то время самолетов Ан-22, причем, случилось это в полете за границу с ответственным грузом на борту (при подлете к Чили и в Индии).  Мы были тоже напуганы, самолеты делались только у нас, нашими руками, причем, я проектировал некоторые агрегаты.

                       Причина катастроф самолетов была определена: под воздействием больших центробежных сил разрывались лопасти воздушных винтов.  Куски лопастей попадали в фюзеляж и разрушали его силовую конструкцию.  Бывали случаи разрушения лопастей и на самолетах Ту-95, Ту-114, но, оторвавшиеся куски они почему-то пролетали мимо фюзеляжа и не приводили к катастрофе.  В результате проведённых доработок подобные случаи были исключены…

                       Второй раз О.К.Антонова, с его слов, стали беспокоить при катастрофах двух новых самолетов Ан-10, из-за разрушения профилей в зоне стыка крыла и центроплана.  При больших нагрузках на крыло, возникающих при взлете и посадке самолета, нижние панели разрушались, крылья складывались. Это было результатом использования новых, недостаточно проверенных в эксплуатации материалов.  Институты, разработчики материалов дали лестную характеристику этим высокопрочным материалам, но испытания образцов и даже узлов из них, проведенных в институте, не всегда соответствует условиям, которые возникают в полете самолёта, особенно при болтанке, взлете и посадке самолета, а также при резких вертикальных порывах ветра.

                       После этих неприятностей самолет Ан-10 был снят с производства.  В массовое производство были запущены конкурирующие самолеты Ил-18 той же грузоподъемности, хорошо себя зарекомендовавшие.  Но самолет Ан-10 оставил о себе хорошую память, он был первым широкофюзеляжным самолетом в мире, и идея применения широких фюзеляжей на пассажирских самолетах была принята, впоследствии, во всем мире.  Не всегда пионерам в науке встречается «широкая столбовая дорога».

                        Со следующим Генеральным Конструктором ОКБ имени Антонова Петром Васильевичем Балабуевым у меня сложились хорошие отношения с тех пор, когда он был руководителем Киевского Филиала ОКБ в Ташкенте.  Нравилось нам его строгость и отзывчивость, он способен был работать круглые сутки, глубоко вникая в суть вопросов.  В то время, я быстро преодолел все ступени становления конструктора и был назначен руководителем основного КБ планера в филиале, охватывающего все силовые агрегаты самолета.  Приходилось решать все вопросы, как при проектировании модификаций, так и при ремонте самолётов в эксплуатирующих организациях. 

                       На совещания с участием Петра Васильевича приходилось идти очень хорошо подготовленным к обсуждаемым вопросам, к этому он был строг...  Однажды, я не смог объяснить технологию изготовления монолитных панелей крыла различных самолетов.  Уже на следующий день, с чувством досады, я летел в Самару (Куйбышев) на секретный завод по производству панелей для самолетов и ракет.  А через 4 дня я подробно доложил ему технологию их изготовления и характеристики применяемых материалов.

                       В то время  в моё КБ-100 с помощью Генерального влились ребята из разных авиационных институтов, а также из центральных ОКБ.  Тогда произошло расформирование филиала ОКБ им. Н.И.Камова.  До этого я встречался с выпускниками курса, освоившими вертолет Ка-22 на нашем заводе.  Вместе с В.Головиным, Ж.Пак, Акиньшиным и другими ребятами мы после работы бродили по Ташкенту и засиживались в вечерних кафе.  У всех были радужные планы освоения летательных аппаратов на нашем заводе.  Производство вертолетов Ка-22 так и не смогли наладить, их филиал был расформирован, а конструкторы перешли к нам.  Им пришлось осваивать  самолетную тематику по ходу работы.

                       Мы встречались с Петром Васильевичем в Киеве, где мне помогли собрать материал для диссертации.  Впоследствии, киевляне дали положительную характеристику моей диссертационной работе, а совместные результаты испытаний образцов были использованы при проектировании последующих самолетов.  После слияния нашего филиала ОКБ с заводом в 1974 году. нам пришлось общаться реже и затем, после перестройки, вообще, потеряли с ними связь.  Последний раз я встретился с Петром Васильевичем в Ташкенте, куда он приехал с делегацией уговаривать руководство завода возобновить выпуск самолета Ан-12.  

                       В годы «холодной войны» правительство зорко следило за выпуском самолетов за границей и пыталось не отставать от них.  «С врагом необходимо воевать его же оружием», говорил Наполеон.  Почти, все самолеты Советского союза, по внешнему облику и конструкции, были похожи на иностранные, а некоторые, даже опережали их по своим характеристикам.

                       Неприхотливый транспортный самолет Ан-12 был спроектирован и построен одновременно с самолетом С-130 «Геркулес» американской фирмы «Локхид» в 1959 году.  У нас для производства самолета Ан-12 вначале были задействованы три авиационных завода, затем оставили один, наш головной завод.  Были изготовлены около 1500 машин, чтобы не отставать от США.  Самолеты продавались во многие дружественные страны Африки и Азии за небольшую цену, и даже в долг, который, впоследствии, не всегда удавалось получить.

                       Когда фирма «Локхид» прекратила выпускать свои самолеты и перешла на другой, более грузоподъемный тип С-141, то у нас отреагировали на это быстро, утилизировали оборудование, уничтожили заделы.  И вдруг, американцы возобновляет выпуск самолетов С-130 с новыми двигателями и высокоскоростными экономичными лопастями, успешно внедряясь в наши рынки сбыта.  У нас момент был упущен, пришлось осваивать новый тип трудоемкого самолета Ан-22.  Возврат к самолету Ан-12 потребовал бы новые производственные площади и огромных средств.

                                            

 

 

Ташкентское авиационное производственное объединение имени Чкалова

 

ТАПОиЧ.

 

                       Крупные иностранные делегации во главе с их президентами почти ежемесячно посещали наш завод.  Громадные сборочные цеха, величиной с футбольное поле, высокие, шириной 100 метров сдвижные ворота для выкатывания самолетов из цеха, очень впечатляли гостей.  Они с восторгом смотрели на стоящие у ворот цеха огромные самолеты, их большие грузовые отсеки, куда по спущенным трапам своим ходом въезжали и выезжали автобусы или тракторы.  Не каждая страна в Центральной Азии могла позволить себе построить такой крупный авиационный завод…

                       Наш завод был единственным в Советском Союзе по выпуску военно-транспортных и гражданских большегрузных самолетов.  Он входил в пятёрку крупнейших заводов мира.  Работа шла в три смены, из ворот ежемесячно выкатывалось до 6 самолетов. В производстве участвовали все 15 республик страны, более 2500 заводов поставщиков.

                       В 1966 году из сборочного цеха завода мы торжественно выкатили самолет Ан-22, самый крупный самолет в мире того времени.  Этому предшествовали ночи, проведённые в сборочном цехе, когда доводили самолёт до кондиции. На торжестве присутствовали Генеральный Конструктор ОКБ О.К.Антонов и президент республики Шараф Рашидович Рашидов, который постоянно интересовался изготовлением уникального самолета.

                       Также и любое происшествие с самолетом не проходило мимо руководства республики.  Вспоминается, как однажды при буксировке Ан-22 на аэродром, подломилось переднее шасси, самолет присел и подмял «брюхо», а вечером, на разборке инцидента, уже присутствовал сам президент…

                       В1973 году Шараф Рашидович присутствовал при первом полете нового самолета Ил-76.  Он как родных, обнимал летчиков испытателей после первого облета.  Я сохранил фото, запечатлевшее этот момент.  Сохранились в моей памяти и наши беседы с ним не только об авиации, но и о нашей жизни и работе на заводе.  По стечению обстоятельств, приходилось с Шарафом Рашидовичем встречаться и в семейном кругу, за праздничным столом дома и на его правительственной даче.  Обычно, темой наших бесед была авиация.  Президент много рассказывал о своей творческой жизни в качестве комсомольского работника и журналиста, участии в Великой Отечественной войне.  Им было написано несколько книг, связанных с развитием Узбекистана.  В период его правления было создано в Ташкенте КБ машиностроения, филиал ОКБ имени Королева, которое внесло лепту в освоение космического пространства.

                       Перед подписанием декларации о мире между Пакистаном и Индией в Ташкенте, обоих президентов водили по сборочным цехам завода, где собирали самолеты Ан-22.  Президент Пакистана Аюб-хан интересовался сборкой самолета.  Печально, что здесь, в Ташкенте, с президентом Индии Боходур Шастри уже после подписания документа случился инфаркт, и его не стало.  Его именем названа улица в Ташкенте и установлен бюст.  Подписанный ими договор позволил сохранить мир в Азии на многие годы.

                       Вспоминается случай, когда в составе делегации, я шел по цеху рядом с Б.Н.Ельциным.  Тогда он у нас вызывал уважение его новой политикой на посту секретаря московского горкома тем, что иногда ходил пешком и ездил на трамвае на работу...  Слухи о нем распространялись быстро, создавая образ истинного «слуги народа»...  С делегацией он осмотрел собранное в цехе крыло самого большого в мире самолета Ан-124 "Руслан", который готовился к отправке в Киев.  Ельцин восхитился смелостью завода перевозить крупногабаритное крыло и центроплан самолета Ан-225 на «спине» самолета Ан-22 в Киев и Ульяновск, где производилась полная сборка самолета.  Для сопровождения иностранных делегаций приглашали иногда нас, начальников КБ и мы шествовали рядом с руководителями, давая объяснения по ходу экскурсии.

                       Во время работы в филиале приходилось постоянно учиться проектированию и производству самолетов в других ОКБ и заводах.  На фирме Сухого, на базе большого стратегического самолета, выполненного полностью из нержавеющей стали, изучал точечную сварку с односторонним подходом, что было новшеством в то время.  Этот самолет, к сожалению, не был запущен в производство, но технология сварки была отработана и была использована.  Сварку замкнутых отсеков крыла истребителей изучал на фирме Микояна.  Изготовление монолитных панелей для производства крыльев изучал на заводе в Самаре (Куйбышеве), а сборку крыла из монолитных панелей в Воронеже.  В Киеве пришлось отстаивать все наши новшества.  Бывая в Москве, я часто выкраивал время для поездки в поселок Монино, где находится единственный музей авиации под открытым небом.  Переходя от одного самолета к другому, представляешь разницу в технологии их изготовления и сравниваешь с работой, выполненной у себя в КБ.  Впоследствии, изучать новые  конструкции самолетов приходилось и на некоторых международных выставках.

                       После 15 лет работы филиала ОКБ Антонова в Ташкенте, в 1974 году постановлением Совета Министров произошло объединение нашего Опытно Конструкторского Бюро с серийным конструкторским отделом завода.  Там конструкторы занимались только уточнением документации, поступающей от головных ОКБ, и сразу чувствовалась их осторожность в принятии решений.  Моему КБ было присвоено наименование КБ-100 и поручено вести по доработки планеров всех типов самолетов, изготавливаемых на заводе.  Хотя общее руководство осталось за заводом, органического слияния так и не произошло. После долгих препирательств, руководство завода оставило за нами право на принятие решений в проектировании и модификации основных изделий, а также о необходимости ремонта или списания самолета после летных происшествий. Вероятно, руководство завода убедилось в сложности реализовать накопившиеся у нас громадные объёмы документации.

                       В истории завода постоянно прослеживалась конкурентная борьба за место между двумя ведущими фирмами, проектирующими большие транспортные самолеты  Мнение руководства завода, естественно, имело большое значение.  Иногда, их требования в изменении конструкции шло в угоду удобства производства, но при этом ухудшали летные характеристики самолета.  В частности, по требованию завода большое крыло самолета АН-22 разделили на несколько отсеков, стыковые узлы которых увеличили вес крыла.

                       По рекомендации ОКБ Антонова, нам пришлось решать вопрос о доработке стыковых узлов крыла самолетов Ан-22.  А через некоторое время их эксплуатации возникли новые проблемы.  Была обнаружена коррозия фюзеляжа в зоне стыковки стрингеров с обшивкой, выполненной точечной сваркой с подслоем клея.  В то время это было новое направление в производстве, позволяющее уменьшить вес и упростить изготовление фюзеляжа.  Однако, при этом не были учтены климатические условия эксплуатации, способствующие развитию коррозия собранных деталей.  Ремонт предстоял дорогостоящий, и продление срока эксплуатации самолетов Ан-22 было ограничено.

                       Самолеты Ан-22 сыграли большую роль в событиях, происшедших  в Чехословакии в 1968 году, позволив командованию советской армии внезапно, за одну ночь, перебросить в район Праги большое количество людей и техники.  А в Афганистане, эти самолёты садились на неподготовленные, грунтовые аэродромы.  Это стало возможным благодаря турбовинтовым двигателям с соосными  винтами и крупным шасси  с расположенными тандемом колесами.  После снятия Ан-22 с производства, новые проекты крупных военно-транспортных самолетов одинаковой грузоподъемности были предложены двумя ОКБ: с 4 турбовинтовыми двигателями ОКБ Антонова и с 4 реактивными двигателями ОКБ Ильюшина.  Обсуждение шло с участием руководства завода. Директором завода К.С.Поспеловым было предложено изготавливать самолет Ил-76 ОКБ Ильюшина.  В министерстве авиационной промышленности это предложение было утверждено.

                       Работая в ОКБ на заводе, мы были рады, что судьба предоставила возможность прочувствовать конструктивные особенности агрегатов различных больших транспортных самолетов.  При обсуждении модификаций самолетов в ОКБ в Киеве или в ОКБ Москве приходилось иногда выслушивать нелестные мнения и противоречивые суждения относительно друг друга.  Мы были как бы посредниками в решении спорных вопросов проектирования модификаций и изготовления узлов и агрегатов.  И нам приходилось иногда отстаивать спроектированную нами конструкцию узла, или  заимствованную из одного ОКБ в конструкцию самолета другого ОКБ.  В частности, все самолеты ОКБ им. Антонова, в том числе и пассажирские АН-14, Ан-24, Ан-10, Ан-74, Ан-140, Ан-148 выполнены по схеме «высокоплан», что имеет некоторые преимущества в обзоре, аэродинамической устойчивости, компоновке двигателей и т.д.  Эта тенденция сохраняется до сих пор и считается их конструкторами наилучшей.

                       ОКБ им. Ильюшина проектирует все пассажирские самолеты по схеме «низкоплан» Ил-12, Ил-14, Ил-18, Ил-62, Ил-86, Ил-96, что имеет свои преимущества, в частности, в обслуживании крыла, замене агрегатов и, конечно, в эстетике, благодаря чему ОКБ чаще выигрывало в конкурсах.  И только транспортный самолет Ил-76, в силу необходимости был выполнен по схеме «высокоплан».  Но перечисленные, низкопланные схемы самолетов применяются и в транспортном варианте, считаясь наиболее экономичными.  Различны не только расположения крыльев на самолете, но и другие компоновки агрегатов и деталей.  Например, стыковка агрегатов крыла к центроплану и между собой в ОКБ Антонова осуществляется посредством стыковых профилей разъема, где нагруженные болты работают на растяжение, а в ОКБ Ильюшина применяют стыковку по ленточной схеме, где болты работают на срез.  Это снижает вес, но усложняет подгонку деталей и замену агрегатов при необходимости.  Таких примеров можно привести множество и по другим агрегатам самолетов, в частности по навеске двигателей, схеме закрылков и элеронов, установки шасси и других агрегатов.

                       Заметное различие между двумя крупнейшими фирмами наблюдалось в технологии сборки конструкции.  На фирме Ильюшина предпочтение отдавали проверенным опытом клепаным конструкциям, которые не позволяли распространиться возникшей трещине, замыкая ее на ближайшее отверстие.  Но, при этом, усложнялся процесс изготовления.  На фирме Антонова больше внедряли крупногабаритные штампованные и катаные детали, что упрощало производство, но, при возникновении, трещина могла быстро распространиться и разрушить деталь.  Нами выбирались наилучшие варианты, и внедрялось в производство.  Различие технологий изготовления однотипных самолетов наблюдалось и в других странах, в частности в США на фирмах Боинг, Дуглас, Локхид.  Причем, копирование конструкций других КБ порой доходило до международного суда.

                       Конструкция заграничных самолетов изучалась после происшествий с ними на границах государств во время холодной войны.  Достаточно было случайно залететь самолету за границу, как тут же его сбивали, и после разборки нас приглашали на ознакомление с конструкцией агрегатов и узлов.  Таким путем была заимствована и внедрена система крепежа деталей.  Анализ различия конструкций и материалов однотипных самолетов, но разных ОКБ, позволил нашим конструкторам усовершенствовать проектируемые самолеты.  Так, нами были доработаны конструкции пола салона, багажные люки, отсеки крыла и шасси самолетов, изготавливаемых на нашем заводе.

 

 

Вперёд, к  высотам  науки!

 

 

                       Заняться повышением своего научно-технического уровня меня надоумил  А.Я.Черняк, заведующий кафедрой технологии сборки самолётов  Ташкентского авиационного института.  Стать на этот, поистине, тернистый путь я решил не сразу.  Выбор диссертационных тем был довольно широк, но в серийном конструкторском отделе, куда мы влились, никогда и никем диссертации не защищались.  Как это воспримут сослуживцы и руководство?  Ведь такое не всегда приветствовалось на заводе потому, что нередко возникали трудные ситуации, авралы, когда начальник КБ всегда должен быть под рукой и оперативно решить возникшие проблемы.  Впоследствии, я действительно убедился в том, что мне катастрофически не хватало времени на основную работу и диссертацию.  Но когда, наконец, я решился, меня поддержали ребята с института, которые  вместе со мной выступали на конференциях, писали статьи в центральные журналы.  С благодарностью вспоминаю их: А.Черняка, А.Свердлина, И.Якубова, Б.Прощицкого, Ф.Шиф и других.

                       После объединения нашего филиала ОКБ с заводом, мы насторожились, и прошло немало времени прежде, чем мы привыкли к новым порядкам.  Некоторые начальники КБ и ведущие специалисты уволились и переехали в Киев, где им предоставили работу в головном ОКБ.  Многие конструкторы вошли в представительства ОКБ Антонова и Ильюшина по контролю  эксплуатации самолетов, которые организовали здесь, на заводе.  Часть конструкторов перешла во вновь организованное КБ машиностроения, филиал фирмы имени Сергея Павловича Королева в Ташкенте.  Я имел возможность вернуться в Киев, но «зов предков» удержал, меня в Ташкенте, на заводе.  Помогло и то, что мое КБ зарекомендовало себя на заводе положительно, нас уже знали в высших эшелонах власти, с нами считались и уважали.  И, конечно  же, семья тоже приветствовала моё  решение остаться на родине.

                       Ответственные и объемные работы поручали в основном моему КБ-100 (планера).  Нас часто поощряли за оперативное внедрение доработок самолета в эксплуатацию.  Состав КБ был сильным, в его составе были заслуженные изобретатели и рационализаторы, выпускники центральных ВУЗов.  Приём новых конструкторов проводился после проверки их способностей, затем их подключали к опытным конструкторам.  Нами выполнялись сложные модификации планера самолетов, с помощью которых иногда решались стратегические задачи государства.  Однако, после объединения, выдвижения наших сотрудников на появляющиеся вакантные места высшего звена, со стороны руководства завода не происходило.  Видимо, сказывалась осторожность по отношению к «чужим».  В то время руководитель серийного конструкторского отдела, который сам был из местных, почему-то недолюбливал молодых конструкторов, особенно окончивших центральные ВУЗы.  Молодых конструкторов он зачастую посылал работать в цеха.  В то время и я уже почувствовал застой... А душа требовала нового, неизведанного...

                       Директор завода Виктор Николаевич Сивец, выросший из производства, был строгим и справедливым руководителем, которого боялись и уважали. Он никогда не повышал голоса, выслушивал присутствующих и тогда принимал решение.  Когда, однажды, корреспондент спросил, какое у него хобби, он кратко ответил: «работа».  При нем на заводе были построены громадные цеха и возникли филиалы научно исследовательских институтов по технологии и материалам.  Предприятие заняло ведущее место в пятерке крупнейших заводов мира с численностью 50 тысяч человек.  Ко мне директор относился дружелюбно, подписывал необходимые документы, но чувствовалось, что наукой заниматься мне будет нелегко...

                       Тема моей диссертации была направлена на исследование стыковых узлов крыла, выполненных из различных алюминиевых сплавов.  Этим узлам уделялось большое внимание, т.к. они несли основную нагрузку крыла.  Я увлеченно работал над очередными темами в КБ и начал осторожно проводить на заводе испытания специальных образцов, изготовленных по моим чертежам, для диссертации.  Боялся, что руководство завода может остановить этот процесс.  Успокаивало лишь то, что почти все известные Главные Конструкторы, которых я знал и уважал, прошли через величайшие трудности.  Так, например, А.Н.Туполев, С.П.Королев, впоследствии ставший Генеральным Конструктором в ракетостроении, и В.М.Мясищев, ставший Генеральным Конструктором в самолетостроении, были репрессированы по политическим мотивам...  Но они, даже находясь в изоляции, продолжали работать, над новыми самолетами для нужд фронта, во имя победы над врагом.

                       Мы уже имели опыт в проектировании различных модификаций самолетов в нашем КБ и успешно конкурировали по качеству и срокам с центральными Опытными Конструкторскими Бюро.  Они доверяли нам крупные доработки самолетов.  Усилились режимные отделы, учитывающие наши интересы.  И это позволяло в некоторых случаях вести независимую политику от руководства завода.  Часто, по моему требованию, приходилось увеличивать численность своего КБ до 100 человек на время работы над трудоёмкими темами. Выезды в центр были непрерывными.  После завершения очередной модификации и внедрения в производство было приятно и тревожно присутствовать на первых испытательных полетах доработанного самолета. Тогда в Ташкенте собирались представители центральных ОКБ и Главные Заказчики.  Самолет медленно разбегался по летному полю и улетал на летные и другие испытания в Москву.  В общем, это проходило для нас торжественно, чувствовалось значимость наших работ, что придавало мне уверенность в борьбе за соискание ученой степени К.Т.Н. и сохранения своего имиджа.

                       Ко времени защиты диссертации я уже имел десятки статей, изобретений и несколько монографий.  Сама защита проходила вначале в Ташкенте, в Политехническом институте, затем в Москве на кафедре самолетостроения Московского Авиационного института.  Завершался процесс прослушиванием на Ученом совете Высшей Аттестационной Комиссии в Москве. Тема моей диссертации была засекреченной, поэтому её защита требовала контроля высоких авиационных инстанций и специалистов.  В Ташкенте я чувствовал поддержку со стороны В.В.Кабулова, руководителя Вычислительного центра республики.  С ним мы были знакомы еще со студенческих лет, когда он создавал центр.  Он представил меня некоторым ученым республики, а именно, М.Т.Уразбаеву, специалисту в области сейсмических сооружений, Х.А.Рахматулину, специалисту в области аэродинамики, и другим учеными, которые помогли мне советами.

                       В то время бурно развивались все отрасли науки в Узбекистане. Создавались центры математики, ядерной физики, химии, электроники, геологии. Мне приходилось сталкиваться со многими организаторами институтов, чтобы заполнить подписной лист их присутствия на защите.  В настоящее время их именем названы крупные научно исследовательские институты в республике.  В то время в Ташкенте был создан Академический городок по типу Новосибирского.  Мне нравилось, что многие интересовались развитием авиации в республике.  Чувствовалось их уважение к выбранной профессии и к разрабатываемой теме.  Дополнительным толчком в бурном развитии науки и производства послужило сильное землетрясение в г.Ташкенте, продолжающегося с апреля месяца по сентябрь 1966 года.

                       В МАИ мне содействовал в защите заведующий кафедрой самолетостроения доктор технических наук, профессор С.М.Егер.  Он длительное время работал заместителем А.Н.Туполева, в последнее время курировал самолет Ту-154, а после смерти Андрея Николаевича, перешел в авиационный институт.  С моей работой он подробно ознакомился на кафедре и в домашних условиях, куда пригласил меня, сделал ряд замечаний к диссертации.  Он дал советы по работе над модификациями самолетов.  В содружестве с работниками кафедры им написан учебник «Конструкция самолетов», который был настольной книгой у нас.

                       Материалы для диссертации я собирал в командировках в различных точках Союза и за границей, в зонах базирования наших заводских военно-транспортных самолетов, где я занимался  ремонтом и восстановлением неисправной техники.  Мне пришлось изучать закрытые материалы испытаний подобных образцов в Центральном Аэрогидродинамическом институте, где мы испытывали панели крыла самолета Ил-76К для тренировки космонавтов в условиях невесомости, а также в Испытательном Центре имени Чаплыгина в Новосибирске, где испытывался наш модифицированный самолет Ил-76 для министерства.

                       Все ОКБ стремились проектировать стыковые зоны с минимальным количеством сходящихся туда элементов, например, лонжеронов, стрингеров, панелей, и т.д.  Спроектировать монолитный узел, подобрать материал, изготовить и испытать его на разные виды нагрузок, а затем сравнить результаты с характеристиками существующих клепанных стыковых узлов, этому была посвящена моя работа.  Мне пришлось изготовить сотни образцов различных конструкций и провести их испытания в нашей заводской лаборатории  нагрузками, имитирующими полет самолета в различных условиях.  Кроме того, мне пришлось изучить результаты испытаний стыковых улов различных самолетов, полученных в разных ОКБ и сравнить их с моими данными.  Приятно вспомнить, что центральные журналы принимали наши статьи для опубликования без замечаний, и мы получали оттиски несекретных материалов, даже от иностранных журналов. Впоследствии, подобного типа стыковые узлы были применены на больших транспортных самолетах типа Ан-124.

                       Отзыв о диссертационной работе я получил из авиационных ОКБ Москвы и Киева.  Причем, наилучший - из ОКБ Туполева, проектирующего большие самолеты.  Самого Андрея Николаевича, скажу честно, я видел только со стороны, но с его приемником, сыном, А.А.Туполевым, встречаться по работе приходилось.  Он присутствовал и на прослушивании моего доклада на ученом совете ВАКа во время защиты диссертации.  Там же, были заместитель Генерального Конструктора ракетостроения В.Мишин, Генеральные Конструкторы других ОКБ самолетостроения и ректоры Авиационных институтов.  Защита была единогласно одобрена, и через некоторое время, я получил диплом Кандидата Технических Наук.

 

«Преподавать», - значит себя отдавать…

 

 

                       Непреложный закон диалектики о переходе количества в качество в полной мере начал проявляться в моей жизни после защиты диссертации.  Я ощутил, что поднялся на достаточно высокий уровень, причем, не формально, а действительно.  Почувствовались годами накопленный конструкторский опыт, обширные научные знания и широта научно-технического кругозора.  И я начал читать лекции студентам самолетостроительного факультета Ташкентского Политехнического института, а затем в Ташкентском Авиационном институте после его организации.  Естественно, темой моих лекций была «Конструкция самолётов», которую я отлично знал и любил.  Приобретая научно-педагогический опыт, готовился на должность доцента.  Поочередно, с Главным Конструктором И.А.Половниковым, возглавлял Ученый совет по защите дипломных проектов на кафедре института по курсу «Проектирование, конструкция и расчет самолетов на прочность».  В своей книге «Записки авиаконструктора», он упоминает о нашей совместной работе.  Во время защиты дипломных проектов мы присматривались к выпускникам, талантливых ребят приглашали на работу к нам ОКБ.  Нас уже знали по отзывам работников завода и публикациям в печати, и каждый стремился попасть к нам.  Готовясь на должность доцента в институте, помимо преподавания, я постоянно участвовал в составлении сборника статей по итогам ежегодных конференций студентов и преподавателей факультета.  На конференциях, обычно, присутствовали и выступали с докладами ведущие специалисты центральных организаций авиационной промышленности.

                       При заводе я читал лекции в филиале кафедры «Технология самолетостроения» Московского центрального института повышения квалификации инженерно-технических работников.  Отчеты ежегодно приходилось делать в Москве.  За успешную преподавательскую деятельность меня неоднократно поощряли в приказах по заводу и министерству.  Несколько лет я преподавал и вел курсовые работы в Ташкентском филиале Киевского института Гражданской авиации, который, впоследствии, был объединён с Ташкентским Авиационным институтом.

                       Приглашал меня читать лекции также и И.Якубов, в то время профессор, заведующий кафедрой аэродинамики Авиационного института, организовавший вместе с академиком Ш.Вахидовым авиационную космическую школу под Ташкентом.  Там часто бывали и выступали с лекциями космонавты В.А.Джанибеков, С.Шарипов.  Через некоторое время, эта школа стала известна за пределами страны.

                       Я выступал с циклом лекций о конструкциях летательных аппаратов и работе нашего завода по линии общества «Знание» в различных организациях города Ташкента.  По этому обществу было написано и опубликовано несколько брошюр, посвященных авиации Узбекистана и общему развитию самолетостроения в республике.

                       Внутри завода я подготавливал группы ремонтников цеха эксплуатации, для срочного выезда их за границу на ремонт наших поврежденных самолетов во время вьетнамского и афганского событий.  Был собран статистический материал и сделан анализ повреждений, затем обобщен опыт их восстановления.  Мы издавали книги по технологии ремонтов самолетов и их агрегатов, при их различных боевых повреждениях в воздухе и на земле.  Поврежденные в Афганистане самолеты восстанавливались по нашей документации.

                       В процессе преподавательской деятельности приходилось встречаться со многими работниками науки в институтах.  С некоторыми из них мы вместе писали статьи в институтский сборник и в центральные журналы.  Порядок в институте, в отличии от завода, был более демократичным.

                       Мне хорошо запомнился профессор, доктор технических наук Сарымсаков, некоторое время работавший заведующим кафедрой «Конструкции самолетов».  Впервые мы встретились с ним в Московском авиационном институте, где он готовил кандидатскую диссертацию.  Мы подружились, и переписывались, когда я переехал в Ташкент.  Хамид Газизович был человеком неординарным, имел и друзей, и врагов.  У него были заслуги перед родиной.  Во время войны с фашистами совершал боевые вылеты в качестве штурмана, попал в плен.  Его считали погибшим на фронте, была написана книга.  В пожилом возрасте он решился поехать в Лондон на встречу с ветеранами авиационного полка, сопровождавшего перевозку морским путем грузов из Англии в Советский Союз.  После этой встречи он заболел, и его не стало.

 

Глава третья.

 

Обзор модификаций самолетов.

 

                       За 40 лет работы в Опытно Конструкторском отделе было разработано около 200 модификаций почти всех самолетов, изготавливаемых на заводе по заказу Министерства Авиационной промышленности и Министерства обороны СССР.  Темы были в основном секретные, поэтому материалы о них, никогда в открытой печати не опубликовались.  За семью печатями держались такие наши разработки, как оборудованные самолётов для прорыва через ядерные зоны, для связи с подводными лодками, для размещения штабов на борту самолета и другие. Внедрение и отработка модификаций проводилась в Ташкенте и в филиалах Авиационного завода в Фергане и Андижане.  Самолет Ил-76 изготавливался из 800 тысяч наименований деталей, поставками которых занимались многие предприятия страны.  Многообразие типов самолетов увеличивало трудности их изучения, доработок и ремонта.  Поделюсь некоторыми разработками нашего КБ-100, которым я руководил свыше 25 лет, отвечающего за доработку и прочность самолетов и их модификаций.

                       Модификация самолета начиналась с изучения тактико-технических требований к теме, т.е. цели работы и комплекса аппаратуры, устанавливаемого на самолет.  Детально рассматривались объемные и весовые характеристики каждого блока комплекса.  Затем начиналась компоновка агрегатов самолета, при этом, было недопустимым ухудшение аэродинамических и конструктивных характеристик самолета. Иногда приходилось усиливать конструкцию в пределах допустимых прочностных и других норм, увеличивать габариты внешних агрегатов, создавать им новую обтекаемую форму по законам аэродинамики и эстетики, не забывая вопросы обслуживания аппаратуры.  И всё же, достигая поставленных темой целей, происходило изменение общей формы самолета, он обрастал, как грибы на стволе дерева, различными обтекателями, антеннами и выступающими за контуры  крыла конусообразными подвесными контейнерами с размещенными внутри блоками. Строго оценивался вес, центровка и управляемость самолета после доработки.  Мы не имели аэродинамических труб для продувки моделей с измененной аэродинамикой, поэтому приходилось рассчитывать на опыт и интуицию.  Приятно осознавать, что за время работы на заводе проектирование и изготовление модифицированных самолетов проходило, в основном, без крупных ЧП.

                       Вспоминается интересная тема по переоборудованию транспортного самолета Ил-76М в самолет-лабораторию Ил-76К для тренировки космонавтов в условиях невесомости.  Космонавты в течение двух десятков секунд могли парить в невесомости, пока самолет совершал сложную траекторию полета.  Конструкция самолета в это время испытывает значительные нагрузки, особенно крылья и хвостовая часть фюзеляжа, куда закладывался противоштопорный парашют, предназначенный на случай попадания самолёта в штопор при завершении траектории, так называемой «горки».  После разработки и изготовления модификации, приходилось изучать и контролировать наиболее опасные зоны конструкции планера, постоянно вносить изменения.  Эти самолеты списывались раньше срока, из-за значительных нагрузок на крыло.

                       В процессе проектирования и изготовления пяти самолётов для космонавтов в период с 1980 по 1990 годы, пришлось встречаться и беседовать со многими космонавтами, которые сами приезжали в Ташкент или приглашали нас в Москву в «Звездный городок».  Там я посещал часто кабинет Ю.Гагарина, самого его видел раньше, когда он приезжал в ОКБ им. Антонова на нашем заводе, заходил в кабинет космонавта Николаева при обсуждении спорных вопросов.  По окончании сдачи очередного самолета Ил-76К мы собирались вместе с участвующими в разработке темы космонавтами и фотографировались.  Несколько раз я встречался в Москве с дважды Героем Советского Союза В.Севастьяновым, с которым вместе учились в МАИ.  В Ташкенте он однажды навестил меня с космонавтом Ребровым по пути на Кубу.  Другой раз в Ташкенте вместе с ним мы стояли в почетном карауле, провожая в последний путь Ш.Р.Рашидова.

                       Мы спроектировали капсулы для космонавтов с подвеской в открытом проеме фюзеляжа самолета Ан-12 для сброса на парашюте на воду.  Испытания самолета со сбросом капсулы проводили в Крыму в летнее время, о чем остались приятные воспоминания.  Там же мы отрабатывали документацию на сброс спасательных катеров на парашюте.

                       Интересной была тема ИЛ-76 «Скальпель», над которой мы работали в 1982 году.  Хирургический госпиталь располагался внутри фюзеляжа и состоял из трех герметичных модулей, т.е. больших контейнеров, установленных на мягких опорах и соединенных между собой эластичными переходами.  В первом модуле располагалась операционная, во втором проводилась реанимация, а в третьем велась интенсивная терапия после операции.  Модули были снабжены автономными энергосистемами и колесами, что позволяло перевозить их на большие расстояния от самолета, а автономные системы кондиционирования обеспечивали нормальные жизненные условия.  Продуманы были вопросы герметичности и защиты модулей от воздействия шума в самолете.

                       Консультации по оборудованию операционного модуля, системе кондиционировании и палаты интенсивной терапии проходили в Московских медицинских институтах, госпиталях и в Научном центре хирургии Ташкента у директора института, опытного хирурга В.В.Вахидова.  Не считаясь с большой занятостью, он уделял нам большое внимание.  Самолет-госпиталь сыграл большую роль в спасении раненных и их в восстановлении, в Афганистане, во время  войны.  Также, он проявил себя при землетрясении в армянском городе Спитак.  О нем писали в центральной печати. В последнее время сообщалось, что по нашим чертежам в России увеличили подобные госпитали до трех самолетов. Операции и лечение проходили в самолете на стоянке, и на земле после выкатки модулей, а также в длительном полете при необходимости оперативного вмешательства. Врачи, использовавшие самолет- госпиталь, признавали, что благодаря ему было спасено немало раненных, особенно в чрезвычайных ситуациях, когда наспех оперированные больные доставлялись в центральные госпитали.

                       Возглавлял и субсидировал эту тематику Главный хирург Москвы Ю.Г.Шапошников, муж космонавта В.Терешковой.  Вернувшись с группой врачей из Афганистана, он подробно рассказал о работе в госпитале.  Такой самолет- лаборатория был создан впервые.  Позднее, они были созданы для других отраслей медицины, в частности, для офтальмологов.  На базе конструкции модулей, выполненных с мягкой подвеской, окнами и кондиционерами, были разработаны контейнеры для перевозки пассажиров в грузовом самолете Ил-76.  Пассажир, находясь в красиво оформленном под салон контейнере, не чувствовал неудобства и мог переносить длительные полеты.  Были сконструированы контейнеры для перевозки лошадей и скота по заказу арабских эмиратов.  Проектированием каркаса контейнера занималось наше КБ и нам приходилось изучать вопросы, не свойственные авиации.  Изготавливали контейнеры на Ферганском филиале нашего завода.

                       Много опасных, трудно разрешаемых моментов в работе возникало при разработке конструкции самолёта с грибовидным куполом над фюзеляжем.  Он был похож на иностранные самолеты дальнего радиолокационного обнаружения "АВАКС” и наш отечественный самолет "А-50“, но сильно отличался конструкцией кабины экипажа и размещением операторов в фюзеляже самолета. Наша модификация сохраняла характеристики серийного самолета, но ему дополнительно придавались новые функции.  Диск, диаметром 10,5м над фюзеляжем, на двух усиленных опорах, с антеннами внутри, вращался в разные стороны и позволял засечь любой предмет в воздухе на большом расстоянии.  В процессе проектирования возникали трудности, нарушалась аэродинамика самолета, требовались длительные испытания в воздухе и на земле...

                       Для контрольной проверки комплекса дальнего радиолокационного обнаружения на земле, было разработано уникальное сооружение, позволяющее с двух сторон наглухо закрыть гриб от влияния внешних помех.  Сверху это сооружение напоминало большую телескопическую антенну.  После установки самолета "А-50” с грибом на специальную площадку, подкатывались две платформы с двух сторон и замыкались в центре.  Точность их сближения составляла 5 мм.  Это уникальное сооружение было в Союзе единственным, поэтому для контроля комплекса, в Ташкент прилетали самолеты со всей страны.

                       В процессе защиты идеи модификации некоторых самолётов приходилось решать спорные вопросы с Генеральными Конструкторами, а также с заказчиками.  К этому иногда подключалось руководство завода.  Так, предложенная нами новая конструкция пола и багажных люков грузового отсека самолета ИЛ-76, позволяющая упростить их производство, руководство фирмы не торопилось принимать, ссылаясь на необходимость дополнительных испытаний.

                       Мне вспоминается долгая беседа с Генеральным Конструктором фирмы, построившей космический самолет «Буран», Г.Е.Лозино-Лозинским, уже пожилым человеком.  В присутствии директора завода В.Н.Журавлева мы поделили фронт работ, связанный с изготовлением целого ряда блоков и деталей для их самолёта.  После деловых встреч его заместитель Главный Конструктор Ю.М.Коссинский, кстати, мой однокурсник, водил меня по цехам и знакомил с производством «Бурана».

                       Вопросы специального оборудования военно-транспортного самолета Ил76, обсуждались с руководителем конструкторской фирмы В.Гризодубовой, легендарной летчицей, когда-то поставившей рекорд дальности полета вместе с членами экипажа П.Осипенко и М.Расковой.  Отец сажал её рядом с собой в самолет с открытой кабиной, когда ей было всего 5 лет.  В детстве мы восторгались отважными лётчицами, конечно, было очень приятно встретиться с одной из них…

                       В командировках в Москве, при отработке и запуске документации на модификацию самолета постановщика помех ИЛ-76ПП, часто виделся с Командующим транспортной авиацией ВВС генерал-лейтенантом Г.Н.Пакилевым, который подарил мне свою книгу об авиации.

                       Интересная информация о модифицированных нами самолетах, по возможности, освещались в центральных закрытых журналах, оформлялись изобретения.  Среди своих 10 изобретений наиболее интересными, мне кажется, были защита конструкции агрегатов от повреждения, конструкция трапа самолета для десантирования в воздухе и другие, которые приняты Всесоюзным патентным бюро в Москве. В моем КБ выросли два Заслуженных изобретателя Республики. Количеству изобретений в бригаде не было равных в отделах завода…

 

                                                Восстановление самолетов.

 

                       Руководство завода обязывало нас, работников ОКБ, заниматься не только проектированием, но и восстановлением всех типов самолетов, изготавливаемых на заводе, количество которых достигало сотни.  Конечно, удобнее посылать в эксплуатирующие организации нас, работников ОКБ, смело решающих вопросы по всему планеру самолета, чем работников служб завода, только по конкретному агрегату и согласующих затем все вопросы с заказчиком и руководством.  Любое происшествие с самолетом требовало быстрого анализа его состояния, и ремонта силами эксплуатирующей организации или вызова заводской ремонтной бригады.  Это возлагало высокую ответственность на нас.

                       Мы хорошо знали возможности и руководителей ремонтных заводов всех типов транспортных самолетов.  В то время за рубежом уже была налажена модульная система замены разрушенных агрегатов и узлов на новые, у нас же существовала система оценки степени разрушения и последующего восстановления.  Это позволяло экономить материалы и стоимость, но, иногда требовало большего времени.  В процессе обслуживания и восстановления самолетов нами был собран обширный статистический материал о происшествиях всех самолетов и потребовавшихся ремонтных работах.  Некоторые несекретные материалы нами обобщались и опубликовывались в журналах и институтских ежегодных сборниках.

                       Вспоминаетcя случай, когда, во время движения самолета Ил-76 по рулёжной дорожке в условиях ограниченной видимости, концом крыла, как бритвой, была срезана обшивка кабины другого самолёта под остеклением фонаря  пилотов.  Ремонт требовался значительный, и не только фюзеляжа, но и замены всего электронного и радиооборудования.  Месяцами ремонтировали самолет в Мелитополе, где базировалась транспортная авиация.  Замена передней части фюзеляжа была бы проще, но не для наших возможностей... Частые разрушения происходили и в зонах крепления шасси.  Нами были отработаны типовые решения, так называемые бюллетени, описывающие технологию восстановления повреждённых конструкций.

                       Нелегко приходилось, когда нужно было задержать или приостановить полеты, внушить чувство опасности заказчику, и в то же время сохранить имидж наших  конструкторов.  Были случаи, когда в эксплуатации заказчики заводили судебное дело на конструкторов после катастрофы самолета. Так пострадал мой однокурсник на фирме А.С.Яковлева после падения самолета Як-42 с пассажирами на борту.  Была обнаружена причина падения самолета, происшедшая по вине конструкторов.  Оказалось, что на чертеже не было указания о закалке вала винтового механизма управления стабилизатора.  Подобный случай произошел с американским самолетом МД-83, также с пассажирами на борту.  Мы нашли такие же дефекты на самолете Ил-76 и вовремя их устранили.  Часто мы чувствовали себя в роли спасателей, когда брались за восстановление самолетов после уже принятых решений об их списании после аварии.  Если самолёт удавалось восстановить, то участь виновных в аварии пилотов, облегчалась…  Кстати, согласно статистике, 70% всех аварийных случаев происходил по вине экипажей.

                       Никогда не забуду случай с нашим самолетом Ил-76ТД, когда с большим грузом на борту, при взлете он задел своими шасси и разрушил крыши нескольких домов и, не долетев до места назначения, выработав топливо, нормально приземлился в Семипалатинске.  Боковые панели фюзеляжа от перегрузок так сильно деформировались, что представители головной фирмы после осмотра приняли решение самолёт списать.  Но уверенность в наши возможности спасти самолет взяла верх и я решился попросить экипаж перегнать самолёт на нашу базу в Ташкент.  К счастью, моя инженерная интуиция меня не подвела, перелёт закончился благополучно. А вот в процессе ремонта у меня бывали минуты отчаяния, когда при замене разрушенных панелей фюзеляжа, самолет начал трещать и терять свою форму.  Однако, мы, не теряя надежды, упорно работали. Руководство завода колебалось, но доверяло нашему опыту, оперативно заказывало требуемые детали.  Через полгода ремонта, самолет был восстановлен,  И, по словам пилотов, даже «летал лучше, чем раньше».

                       А разве можно забыть, когда на заводе, готовый к полету модифицированный самолет постановщик помех Ил-76ПП, вдруг, по политическим соображениям периода холодной войны, подвергся списанию Министерством авиационной промышленности.  Была подготовлена площадка для утилизации этого самолета, т.е. превращения его в груду металлического лома.  Можно представить себе настроение, которое овладело конструкторами, затратившими на проектирование и постройку этого самолёта больше года. Взвесив все за и против, я решил попросить начальника технологической группы А.П.Двугрошева, старейшего работника и друга, задержать утилизацию.  Я понимал, чем рискую, если мы не сумеем вернуть Ил-76ПП в серийный самолет...

                       Ремонтную документацию на доработку, которые мы начали выпускать, принимали и подписывали с предупреждениями, никто не хотел брать на себя брать ответственность, действовать вопреки принятому сверху решению.  Было трудно убедить головное ОКБ Ильюшина согласовать ремонтную документацию.  Ставился на кон наш опыт, и заслуга прошлых лет.  Заместитель Генерального Конструктора ОКБ им. С.В.Ильюшина Р.П.Папковский, с которым мы были в  хороших отношениях, согласился на восстановление самолета, но поставил мне ряд условий.  Необходимо было обойти всех начальников ОКБ и согласовать ремонтную документацию отдельно с каждым.  На это процедуру мною была потрачено немало времени.  Другое условие запрещало летать на доработанном самолете за границу, чтобы пугать заказчиков.

                       Как всегда, появились заводские энтузиасты, которые поддержали нашу идею, с шумом входили и выходили из совещаний, работали по вечерам. Наша уверенность в успехе базировалась на том, что конструкция ещё ранее была усилена.  Мы заменили обтекатели шасси самолета на серийные, доработали проемы пола и отверстия в обшивке планера.  Внешний вид самолета отличался от серийного, но нас успокаивало то, что его аэродинамические качества не были ухудшены и, поэтому, он мог летать.

                       При заводских лётных испытаниях от ОКБ присутствовать пришлось мне одному, видимо, другие не решились...  С дежурным по полетам мы проверили предполетные листы, поговорили с пилотами.  Самолет поднялся в воздух, волнуясь, мы ждали его возвращения.  После благополучного приземления пилоты рассказали, что во время эволюций самолета в полёте ощущали тряску.  У меня возникло беспокойство, но не с кем было с ним поделиться... Выручили пилоты, чувствовалась их солидарность с нами.  Они помогли найти место и причину возникновения тряски и, главное, высказали хорошую мысль, о введении для этого самолёта ограничений тех режимов, которые предусматривались для военного изделия.  Впоследствии, после моих объяснений ввели некоторые изменения в летно-техническую документацию и, затем, самолет был сдан заказчику.

                       В приказе о поощрении работников завода за восстановление списанного самолета моя фамилия была первой, правда, премия оказалась небольшой. Но главным для меня было ощущение правоты и гордость за своих конструкторов.  Доработанный самолет, за несвойственный ему вид, был передан летному отряду завода, и он до сих пор летает и у себя, и за границу, принося доход казне завода.  А как флагман летного отряда завода, он низко проносится над зрителями на праздниках и торжествах, покачивая крыльями.  После этого мы доработали и переоборудовали в гражданский вариант второй незаконченный подобный самолёт.  Руководил в то время заводом  В.Н.Журавлев, что позволяло мне быть немного смелее в моих решениях. С ним я вел себя более открыто, расковано.

                       Бывали у меня и трудные времена, когда я находился в растерянности, не зная как поступить, как решить вопрос.  Так, однажды на Украине в Мелитополе, на всех самолетах двух полков транспортной авиации была обнаружена глубокая коррозия магниевой крышки контейнера сбрасываемого плота самолета.  В случае непроизвольного открытия крышки фюзеляжа плот автоматически выбрасывается и надувается.  Это удобно для спасения экипажа при посадке самолета на воду, он должен держаться на плаву в течение получаса, но если это происходит непроизвольно в воздухе, то может привести к аварии самолета, когда большой плот при сбрасывании зацепится за хвостовое оперение.  Я попытался поставить вопрос о приостановке полетов всех самолетов до принятия мер.  Заказчики растерялись и потребовали письменного решения.  Был субботний вечер, и на телефонные звонки руководство завода просто не отвечало.  Утром я шел на аэродром в полной растерянности, но спасло чудо, так как сверху поступил приказ о срочном перебазировании в одну из горячих точек, которых было немало в то время.  Меня уже никто не слушал, все срочно улетали.  Снималась ответственность за решение, за срок, но доработку, впоследствии, пришлось провести по бюллетеню на всех самолетах в различных зонах их базирования.

                       Некоторые самолеты, базирующиеся за границей, прилетали для ремонта на соседнее авиаремонтное предприятие в Ташкенте.  Существовала и взаимная помощь, и внутренняя конкуренция за размещение заказов на ремонт и обслуживание самолетов Ил-76 между двумя заводами.  В частности, там мы отремонтировали пригнанный из Семипалатинска Ил-76.  Мне нравился их музей авиации, куда я часто заглядывал. Этот завод начал функционировать раньше нашего, поэтому у них было много интересных экспонатов, связанных с историей авиации в республике.

                       При Летно-испытательном институте на территории ЦАГИ в городе .Жуковском находилась летно-доводочная база наших самолетов, где часто нам приходилось дорабатывать модифицированные заводом самолеты.  База строго охранялась, ибо темы модификации были секретными.  И требования к работникам, особенно к командировочным, также были высокими.  Вспоминается, как при летных испытаниях модифицированного нами самолета вдруг в воздухе была сорвана часть обшивки обтекателя шасси, и самолет подвергся тряске.  Срочно был изменен режим полета и самолёт возвращен на базу.  Если, при возникновении тряски, так называемого бафтинга, не принять срочные мер, то это может привести к катастрофе.  Пилоты, обычно, подготовлены к таким случаям, которые иногда происходят на новых, осваиваемых самолетах. Мы, вместе, с начальником КБ прочности Э.Шуппе, прилетели из Ташкента.  На совещании были выслушаны нелестные отзывы о модификации самолета, собирались вернуть его к нам на доработку.  Мы уговорили начальство дорабатывать самолёт на месте.  Нас поддержало головное ОКБ, время запуска поджимало.  В местном КБ нам выделили чертежную доску, по нашим ремонтным чертежам были изготовлены детали и бригадой завода доработаны разрушенные детали планера.

                       А в Алжире мне одному приходилось копаться на заброшенных французами складах, подбирая инструменты и крепежные нормали, чтобы восстановить наши самолеты, которые нещадно эксплуатировались в условиях пустыни с песком и пылью.  Некоторые самолеты имели течь из топливных баков, причем в пожароопасной зоне расположения двигателей.  Местных работников было много, они слушали объяснение на моём ломанном английском языке, но выполняли восстановление самолета неквалифицированно.  Не лучше было положение и в Чехословакии, где поврежденные самолеты надо было срочно отправить в Союз при сворачивании Западной группы войск.  Транспортная авиация уходила последней.  Не хватало материалов, необходимых инструментов и крепежных элементов, а сроки жесткие.  Высокопоставленное военное руководство, которое присутствовало на аэродроме, торопило нас.  Никаких разговоров о необходимых после ремонта испытаниях самолетов никто не хотел слушать.  Самолеты доверху загружали имуществом и улетали на родину.

 

Афганские события.

 

                       Это время было очень горячим.  Ташкент считался прифронтовым городом для авиационной техники, которая сюда, с боевыми повреждениями, прибывала, если возможность их долететь прогнозировалась положительно.  Нами была составлена документация на «Ремонт авиационной техники от боевых повреждений» с собранной статистикой наиболее частых повреждений конструкции.

                       Поставка моджахедам американских переносных ракетных установок типа «Стингер», очень сильно отразилось на наших тихоходных больших самолетах в воздухе.  Ракету не обязательно было нацелить с земли, их боевые головки реагировали на повышенную температуру.  Выпущенная ракета сама находила цель, излучающая тепло.  Обычно, пущенная моджахедом в сторону летящего самолета, она влетала в двигатель со стороны выхлопа и разрывалась.  Разрушение двигателя приводило к разрушению всего самолета.  Так было потеряно немало самолетов и вертолетов...  Впоследствии, самолеты Ан-22 прекратили летать в Афганистан из-за их тихоходности и величины, а более мобильные самолеты Ан-12 и Ил-76 доработали различными противоракетными установками.  На самолет Ил-76 с двух сторон фюзеляжа, были навешены кассеты с небольшими ракетами, излучающими при выстреле большее тепла, чем тепло от выхлопных газов двигателя (около 2000 градусов, против 600-700 градусов от двигателя).  Пилоты, периодически пуская их, уводили в сторону нацеленные на них с земли афганские ракеты.

                       Вспоминается рассказ стрелка пушечной кормовой установки самолета Ан-12 или Ил-76...  Он увидел летящую с земли ракету и закричал об этом пилоту, который мгновенно пустил «противоракетки».  На его глазах, пущенная с земли ракета изменила свое направление движения в сторону, у самого самолета, и разорвалась вблизи, поразив ложную цель.  Стрелок вздохнул с облегчением…

                       Ремонтировать приходилось и «счастливые» самолеты, когда разрушенный ракетой двигатель, висевший на пилоне на некотором расстоянии от крыла, не разрушал его, позволяя самолету дотянуть до аэродрома и приземлиться.  Силовые элементы крыла, куда попали и проникли как в масло горящие осколки двигателя, приходилось ремонтировать и дорабатывать.  Навесные агрегаты, типа элеронов, предкрылков и трех секционных закрылков, изготовленные из трехслойных панелей с гофрированной алюминиевой фольгой, необходимо было после ремонта проверять на балансировку и герметичность.

                       Были случаи, когда поражение самолета происходило на земле спрятавшимися вблизи аэродрома моджахедами.  Пущенные ими ракеты пробивали обшивку самолета и разрывались при выходе из неё.  С большими, зияющими ранами по бокам самолета или наспех залатанными листами алюминия, самолеты прибывали на ремонт.  Опыт восстановления самолетов и близость ремонтной базы позволяли нам оперативно вводить в строй повреждённую авиационную технику.  В частности, на самолете Ан-12 пытались спроектировать дополнительную пушечную установку, размещенную внутри фюзеляжа по типу установки на самолете С-130 “Геркулес", широко используемой американцами во Вьетнамской войне, однако, дальше выполненной нами документации дело не пошло.  Парк самолетов в Афганистане стал сокращаться в пользу мобильных бронированных вертолетов, а полк самолетов Ан-12 перебазировался в район Хабаровска, куда уже приходилось летать по обычному восстановлению техники.
                        

 

Глава четвёртая

 

 

«Перестройка».

 

                       Развал Союза остановил развитие авиации, как в России, так и у нас в республике.  Началось с проблемами заказов.  Руководство завода оказалось абсолютно не подготовленным к новым условиям жизни.  Мы брались за все, чтобы выжить и не растерять кадры.  Все наши авиационные заводы проектировали и изготавливали товары народного потребления, но они не все выдерживали конкуренцию с обычными традиционными предприятиями.  Генеральные Конструкторы взялись за создание малой авиации, не понимая, что она уже не пользуется прежним спросом ни за рубежом, ни у нас.  Все авиационные фирмы Союза Независимых Государств создали легкие самолеты, но, ни одного из них до сегодняшнего дня не продали.  Шло разбазаривание последних средств авиапромышленности…

                       Возглавлял наше министерство в то время А.С.Сысцов, выросший на нашем заводе с должности мастера сборочного цеха.  Жили мы в одном подъезде  большого трехэтажного дома в жилом городке, ходили до завода пешком, но отдельно, а при встрече кивали головой друг другу.  Потом он стремительно поднялся, возглавил Ульяновский авиазавод, а затем занял пост министра Авиационной промышленности.

                       Наше КБ с активным участием молодежи спроектировало и сделало оригинальный легкий самолет «Беркут», который всенародно на заводе презентовали, но, к сожалению, не нашли покупателя.  Мы спроектировали около 100 видов товаров народного потребления, начиная с детских колясок, автоприцепов и катамаранов, и кончая кухонным оборудованием, но наши товары не всегда покупались населением.  Дизайн продукции оставлял желать лучшего.  Мы привыкли жить широко, с размахом, не заботясь об экономике и дизайне мелких деталей.

                       Авиационные заказы отсутствовали вообще.  Завод, входящий в пятерку самых крупных авиационных предприятий в мире, почти остановился.  Были потеряны связи с поставщиками.  Опытные специалисты покидали завод, семьями уезжали в разные страны.  Оставшихся конструкторов спасали только небольшие заказы руководства республики, которое и сохраняло производство на плаву.  Эти работы хоть как-то поддерживали нашу творческую жизнь.

                       Впервые в республике нами были построены красивые, голубые купола над административными зданиями и музеями.  Первый купол моей бригадой был спроектирован и возведён в 1991году над ротондой «Храма поэзии», посвященной поэту Алишеру Навои.  В книге, выпущенной в честь 60летия  завода, это преподнесли, как первый шаг конструкторов в новом направлении.  Этот парк был также украшен нами вращающимися колесами с различными фигурами животных.  Конструкцию куполов я изучал по макетам в музеях, по иллюстрациям и описаниям древних сооружений Средней Азии.  Пригодился интерес к истории Узбекистана и его архитектуре, а также опыт дизайнерства в самолетостроении.  Внушительных размеров купола, до 40метров в диаметре, выполненные из легких алюминиевых сплавов и окрашенных в синие цвета, вызывали уважение и гордость, а вращающиеся флаги на флагштоках в центре купола или высокие ажурные шпили придавали оригинальность конструкции.  Было спроектировано и построено более 15 куполов различных габаритов и оформлений.  Они украшают города республики…

                       Очень сложным оказалось для нас проектирование раздвижных крыш размахом в 38 метров над зданием теннисного корта в ЮнусАбаде в Ташкенте.  Требуемая точность подгонки с учетом провисания конструкции доходила до 3х мм.  При монтаже крыш приходилось работать в непривычных условиях, на высоте…  Но, все удалось, и после успешной установки и испытания сдвигающихся по монорельсам половин крыш, мы сфотографировались с Главным архитектором города автором проекта В.А.Акопджаняном.  Гордились тем, что подобной конструкции крыши не было нигде в мире.  Конструкторы были награждены грамотами Республики.

                       По заказу правительства в то время КБ-100 проектировало и другие сооружения, например, силовую конструкцию пяти метрового глобуса, возвышающегося ныне на площади Независимости в Ташкенте.  Также были спроектированы: постамент под птицу Семург перед театром Туркестон, рельефные арки, украшающие входы к Алайскому и Мирабадскому рынкам, уменьшенная копия самолета Ил-76 на постаменте перед нашим заводом, стела в поселке Кибрай.  Мы улучшили дизайн лестничных проемов и окон некоторых министерств и правительственных зданий, изготавливали по заказу винтовые лестницы и другие сооружения.  Были изготовлены мраморные фонтаны и скамейки.  Город Ташкент похорошел не без нашего участия…

                       Выполняли спецзаказы других отраслей народного хозяйства.  Для нужд медицины мы спроектировали искусственные суставы колена и голени, регулируемые кровати для операционной и различные инструменты.  При проектировании регулируемых по высоте приспособлений для инвалидов Афганской войны, приходилось ездить и согласовывать документацию по различным медицинским учреждениям Москвы и Ташкента.  В итоге, был получен хороший отзыв, а спортивные команды инвалидов на регулируемых ручных колясках добились призовых мест на соревнованиях.

                       Большое внимание было уделено переделке документации на изготовление автомобильных деталей машин фирмы «ДЭУ» применительно к нашему производству.  Выполнение чертежей в автопромышленности сильно отличаются от чертежей, используемых в авиации.  Была запущена документация на изготовление колес, бензобаков, ветровых стекол и других деталей на головном и смежных заводах.  Заодно нами были выполнены чертежи на замену деталей наиболее часто повреждаемых агрегатов машин «Жигули» для Ташкентского авторемонтного завода.

                       По заказу «Ташгоскино» мы изготовили атрибуты и передвижные декорации для фильмов.  А для посадки семян хлопчатника под пленкой, была спроектирована автоматическая навесная аппаратура на трактор, что было признано изобретением.  Также мы проектировали сложные школьные приборы, позволяющих одновременно измерять тригонометрические функции и записывать их на вращающихся рулонах бумаги.  Впервые в Средней Азии наладили производство аквариумов.  Красиво оформленные пюпитры для выступающих руководителей республики были изготовлены в небольшом количестве и завоевали общее признание.  По заказу Министерства местной промышленности была изучена и спроектирована новая установка для мукомольных предприятий города. Требования заказчика были жесткими к  используемым материалам, влияющим на здоровье людей. В городе Навои мы привели в порядок разрушенные лопасти больших градирен, изготовленных за рубежом.

                       Конструкторы не гнушались заказами обувной промышленности.  Так, нами были изготовлены различные металлические элементы на обувь для шахтеров, рабочих горячих цехов металлургических заводов, проектировались переносные стеллажи для обуви.  В республике, по итальянской лицензии, развивалось изготовление деталей из пластмассы.  А для Министерства внутренних дел были изготовлены защитные щиты из алюминиевого сплава.  Проблема была в том, чтобы щит не отягощал руку при необходимости его длительного использования и сохранял достаточную жесткость при столкновении с летящими предметами.  При испытании использовались различные факторы.  Кто -то тогда пошутил, что для испытания щита можно использовать камни из композиции скульптора Вучетича «Булыжник-орудие пролетариата».  Горькая ирония…

                       Сложность проектирования детских конструкций и предметов домашнего обихода (детские коляски, стулья навесные и откидывающиеся, кухонные приборы, гриль шкафы различных модификаций, тележки и металлические сетки для овощей и фруктов и т.п.) заключалось в использовании современных легких материалов.  Необходимо было испытывать их не только на различные виды нагрузок, но и изучать влияние на здоровье людей.  Некоторые материалы и их декоративные покрытия при соприкосновении с различными видами химикатов вызывали нежелательные последствия.  Уходило много времени на согласование документации с различными организациями республики.

                       На Чарвакском водохранилище мы начали монтировать регулируемый по высоте плавучий док для ремонта катеров.  Разница в уровне воды в разных сезонах года составляет до 40 метров, поэтому док с мастерскими всегда должен быть на плаву, что представляло некоторые трудности при проектировании.  Сложные проблемы возникали при проектировании открытых автомобильных контейнеров, предназначенных для перевозки грузовыми самолетами.  Закрытые контейнеры с тепло и звукоизоляцией предлагались для разведчиков недр холодного Севера.  Крупногабаритные сооружения давались нам проще, чем декоративные изделия, рассчитанные на требовательного покупателя.

                       Неловко было, когда собиралась большая группа ответственных работников завода во главе с его директором для сертификации спроектированного нами и изготовленного в опытном варианте женского гарнитурного набора «Наташа».  Гарнитур состоял из туалетного и журнального столиков, навесного зеркала и подставки-пуфика для сидения.  Все элементы были орнаментированы узорами из художественного литья с кистями винограда.  Руководство завода расположилось вокруг, почтительно молчало и ждало решения директора, который в вопросах дизайнера был не сильнее нас.  Он, при его комплекции, пытаясь сесть на пуфик, провалил его до основания, оценивая его прочность…  Его замечания, в основном коснулись сроков, которые были для нас всегда решающими.  Набор получился слишком дорогим и не имел успеха у покупателей.

                       Внутри завода нами были спроектированы и изготовлены оригинальные ворота для нового цеха по изготовлению пластмассовых труб.  Они состояли из отдельных секций.  При открытии они поднимались к потолку, подобно гаражным воротам.  Трудность в проектировании заключалась в том, что ширина проема была очень большой, обеспечивающей возможность прохода большегрузных трейлеров с трубами.  Провисание секций было значительным и пришлось пересмотреть различные материалы и технологию их сборки. Предусматривалась легкость и бесшумность движение секций.  Подобных ворот по габаритам, и механизму их подъема мы не встречали, нигде.

                       Одной из последних работ в мою бытность было проектирование и установка купола на крыше дворца президента «Ок Сарой».  Руководство завода старалось быть подальше от этого заказа.  Больше месяца, вместе со строителями мы собирали купол, торопились к Новому году «Навруз», доработка шла месту, на крыше дворца.  Мне приходилось спускаться для консультации с Главным архитектором проекта, но принимать решения по доработке купола и установке на нем флагштока с обдуваемым флагом, приходилось самому.  Строители были опытными верхолазами, выручали, предлагали свои варианты.  Купол несколько отличился от проектного варианта, но выглядел красиво и был одобрен Главным архитектором и заказчиком.

                       Тяга к авиационному конструированию брала свое.  Мы с радостью ухватились за проектирование и восстановление речных катеров "Аист" для пограничной с Афганистаном реки Аму-Дарьи.  Теоретические обводы корпуса катера и алюминиевая конструкция со шпангоутами и стрингерами напоминали нам самолет, и в КБ дружно взялись за переделку палубы и отсеков корпуса.  При проектировании использовались последние достижения технологии самолетостроения.  Рубка, со светлыми стенами, стала выглядеть красиво.  Палуба катера была покрыта светлыми, рифлеными листами, используемыми в грузовых отсеках самолета и удобными для открытия крышками люков.  В кормовой установке разместили быстро убираемые сиденья.  Вносились новые элементы дизайна.  Были предусмотрены площадки над рубкой для  установки спецоборудования и пулеметов.

                       Построено было несколько десятков катеров, проведены испытания образцов на Ташкентском водохранилище.  Катера были небольшие, для экипажа из 12 человек, но они внесли лепту в защиту водных границ нашей Республики.  Поднимался вопрос и о переделке в заводских условиях более крупных катеров, базирующихся  на реке Аму-Дарье, но их транспортировка вызвала затруднение.  После пересмотра всех видов транспорта и маршрута ограничились ремонтом таких катеров на местах их базирования, куда была направлена группа конструкторов.  Проектирование и постройка катеров освещалось в печати. Приятно вспомнить, что в 1937 году, на заводе под Москвой, под руководством профессора В.И.Левкова были изготовлены и испытаны в Финском заливе подобные катера, но на воздушной подушке.  Эти катера принимали участие в Великой Отечественной войне.  Наши катера были таких же размеров, но имели привод с использованием водометной системы.

                       В 1992 году был поднят в воздух первый самолет Ил-114 ОКБ им. С.В. Ильюшина.  Нас подключали к доработке интерьера самолета, было выполнено несколько работ по размещению оборудования внутри кабины, конструкции кресла и пола.  На этом работы были закончены, а заказы ограничены, несмотря на рекламы и представления этого самолета на авиасалонах.  Вопросами маркетинга занимались опытные в самолетостроении производственники, которым доверялись по инерции.  Впоследствии, на самолете, как вариант, были установлены иностранные двигатели, но, в то время, это не увеличило интерес заказчиков к самолету.  Пока самолеты изготавливались для нужд республики в единичном количестве.  Приятно отметить, что после десятилетнего перерыва, появились заказы на самолеты ИЛ-76 и Ил-114, причем, не только внутри СНГ, но и со стороны иностранных заказчиков.

                       При всем уважении к заводу, с которым породнились и жили одними проблемами, в последние годы моей работы приходилось, молча переносить все тяготы бытия, когда задерживалась месяцами обесценивающаяся зарплата.  А налоговая система выключала телефоны и электричество и, чтобы позвонить, приходилось идти в главный корпус завода. Все понимали ситуацию, но не все мирились с этим…

 

Прощание с заводом.

 

                       В Ташкенте, в ОКБ, я все время занимался общественной работой по профсоюзной линии.  Мне поручали возглавлять почти все хлопкоуборочные компании от конструкторского отдела и завода, вплоть до выхода на пенсию.  Приходилось отвечать и за людей, и за сбор хлопка. Входил несколько лет в заводской совет по производству товаров народного потребления, возглавлял общество «Знание» и часто выступал с лекциями в городе.  Круг интересов и общения с людьми был большой, и это помогало мне проводить разные мероприятия и общаться с людьми.

                       Среди  различных наград и поощрений по производственной и общественной линии, около половины получены от ОКБ Киева и Москвы, а также от Министерства Авиационной промышленности.  В Книгу Почета и на Доску Почета я был внесен и на заводе, и в ОКБ им. О.К.Антонова.  И это для меня является наиболее значимым, т.к. среди 50-ти тысячного коллектива завода ежегодно отмечались только единицы.  Награжденным работникам выдавали скромные свидетельства.  Приятно было получить памятную медаль и от ОКБ им. С.В.Ильюшина в честь юбилея организации.  Наш менталитет в то время оценивался обществом и заказчиками, а не финансами.

                       К завершению творческой жизни в 1999 году, я решил провести большой юбилейный вечер во Дворце культуры завода.  Вечер был организован под лозунгом 40-летия существования ОКБ на заводе.  Были приглашены многие разбежавшиеся конструкторы и те, которые пошли на повышение, возглавили другие КБ и отделы, а также представители от ОКБ Антонова и Ильюшина во главе с их руководителями В.Батюком и В.Тулуповым, с которыми мы работали вместе все эти годы

                       На вечере присутствовало не менее 200 человек, многие выступали с воспоминаниями, танцевали, фотографировались группами и всем коллективом на фоне легендарных самолетов, установленных на постаменте во дворе завода. Была выпущена стенгазета с фотографиями, собранными участниками за весь период работы нашего ОКБ.  Подобный вечер мы, когда-то организовывали в честь 15-летия филиала ОКБ Антонова.  По иронии судьбы, после того вечера нас объединили с заводом, чем уменьшили нашу самостоятельность…

                       Были высказаны пожелания в мой адрес, причем от старейших работников завода: А.С.Арашуняна и М.Х.Хасанова и других, но чувствовалось, что это было завершение моей творческой жизни, а именно 50- летнего пути в авиации, 40-летней работы в ОКБ, и более 25-летнего руководства КБ в составе завода.  Кстати, многие чувствовали, что это был общий прощальный вечер.  Из небольшого, состоящего из 3х конструкторов филиала ОКБ им. О.К.Антонова, было создано большое Опытно-Конструкторское бюро, вместе с нашим серийным конструкторским отделом доходившее до 700 человек.  Этот отдел  прорабатывал и запускал нашу документацию в производство, и вел ее до серийной кондиции.  А теперь в его составе всего около 100 постаревших работников…

                       На вечере наше КБ-100 сидело за отдельными столами, в кругу соратников, увлеченных авиацией и стойко сохранявших наш коллектив многие годы.  Лично меня окружили уже не молодые ребята, когда-то окончившие центральные и местные ВУЗы, и посвятившие свою творческую жизнь нашему КБ.  Перечислю по памяти некоторых присутствующих из них: Б.И.Панин, Б.З.Рабинович, Г.А.Малков, А.Тишабаев, Т.И.Лазаренко, В.К.Наумова, Н.В.Сафотина и др.  Мы помянули рано ушедших из наших рядов.  О каждом из них можно рассказывать легенды и писать воспоминания...

                       Было отрадно вспомнить, что ровно 60 лет назад поднялся в воздух первый пассажирский самолет Ли-2 (ДС-3 фирмы «Дуглас»), с которого началось производство больших самолетов и летопись нашего завода.  Этот самолет в 1975 году. в канун 30летия Победы в Великой Отечественной войне, когда их было выпущено уже около 2250 штук для нужд фронта, был поднят на пьедестал Почета во дворе завода.  За ним на пьедестал были поставлены остальные самолеты, собранные нашими руками. 

                       Итак, наш прощальный вечер, с участием заводской самодеятельности, прошел замечательно, оставив в моей памяти незабываемые воспоминания…

                       А перед этим вечером, прошла последняя юбилейная встреча в Авиатехникуме.  Организовывали её директор завода, выпускник техникума В.Н.Журавлев и директор техникума, бывший начальник отдела завода, Помогалов, который тоже предчувствовал недоброе будущее...  На вечер собрались до 300 бывших выпускников, в президиуме сидел последний преподаватель из когорты организаторов техникума Кариновский.  Техникум, просуществовавший ровно 50 лет, после этого был расформирован…

                       Последний директор завода в мою бытность смотрел на наше КБ, как на придаток производства, и он был по своему прав.  Инициатива перешла в руки заводоуправления,  Сами нуждаясь в заказах, Центральные ОКБ уже с осторожностью смотрели на чужой им завод.  Они залечивали раны после общей перестройки и размежевания республик, не стремясь искать партнеров.  Некоторые заказы на изготовление самолетных деталей шли от иностранных фирм, и заводу было не до нас.  Заявление об уходе на пенсию я подписывал у руководства завода уже через секретарей и, только знающий меня, руководитель серийно - конструкторского отдела В.П.Близнюк понимал причину моего ухода.  Мы тепло попрощались с ним.  

                       После десятилетнего перерыва появились заказы на изготовление единичных самолетов, и хотелось бы надеется, что завод и ОКБ возродятся снова и ранее модифицированные самолеты будут востребованы.  Грустно, далеко от завода, в кругу встретившихся друзей вспомнить наши былые надежды, отсутствующих товарищей и все то, чему посвятили себя и преданно поклонялись всю жизнь…

                       Названия улиц, посвященных памяти известных писателей и артистов, ,встречавшиеся по всему городу., теперь сохранились не везде.  Было изменено наименование улицы легендарного революционера Германа Лопатина, который переводил иностранные труды на русский язык и прославился своими артистическими способностями.  Он, по заданию партии Плеханова «Народная воля», спас многих революционеров, в том числе Лаврова и других.  А переводя труд Карла Маркса «Капитал», он натолкнулся на ряд неточностей в этом произведении.  С этим он поехал в Лондон, где проживал Маркс, который признал ошибки и уточнил свой труд.  Улица Лопатина в настоящее время переименована в улицу композитора Ю.Раджаби, посвятившего себя музыкальному народному творчеству. Веление времени…

                       Возвращаясь к авиационной тематике, нужно сказать, что часто посещать город нам не представлялось возможным из-за нашего строгого режима, но интерес к истории подталкивал к изучению родного края...

                       Командировки внутри республики были постоянны, и её руководство относилось к нам доброжелательно.  Нам удалось посетить почти все города республики, часто бывать в Андижане, в Фергане, и в Чирчике, где были расположены филиалы завода.  В дальние края, например, на Новую землю или на Чукотку, где базировались наши самолеты, сам ездить уже не решался, в КБ выросла талантливая молодежь, и я старался посылать туда молодых ребят, имевших достаточный опыт и навыки восстановления серийных самолетов, изготавливаемых на заводе.

                       Уже находясь в Америке, в городе Рочестере, расположенном в западной части штата Нью-Йорк на берегу озера Онтарио, мне посчастливилось присутствовать на встрече с инициатором перестройки в СССР Михаилом Сергеевичем Горбачевым.  Пресс-конференция была организована местным обществом по линии встреч с «Главами Государств».  Ему уже не уделялось столько внимания, как тогда, когда мы в рабочее время часами простаивали вдоль дорог, по которым должны были проехать наши руководители.  Место встречи располагалось на окраине города в местном студенческом центре.  Михаил Сергеевич в своем выступлении не был настроен воинственно против руководства нынешней России.  При этом в памяти всплыла вся анархия перестройки и агония государства, в том числе и в авиационной промышленности, когда шараханье к производству несвойственных заводам товаров привело к разбазариванию последних средств, и застою всего народного хозяйства.  Видимо он сам не ожидал, что его призывы к демократии обернулись пагубной для народа  вседозволенностью…

                       Мне пришлось постоянно работать в общественных организациях, и я был свидетелем того, как рядовые работники по указанию инициаторов перестройки решали вопросы смены руководства на более «добрых», но недальновидных.  Самому же приходилось отчитываться в присутствии моих конструкторов о моральном духе коллектива, и только сложившиеся хорошие отношения в КБ отводили все претензии, идущие от некоторых руководителей перестройки.  Михаил Сергеевич был, конечно, прав, стараясь разрушить коррупцию, вскормленную при Л.И.Брежневе.  Она проедала все эшелоны власти, а партия перешла от контроля производства к его руководству, не имея на то ни опыта, ни знаний.  Возглавлять науку и производство в основном пришли люди из парткомов предприятий, и больно было смотреть на их деяния...

                       Народ не понял призывы Горбачева, слишком они были неожиданны для большинства.  А воспользовались ими лишь предприимчивые умельцы.  Затем начался всеобщий разгул демократии, каждый решал вопросы по-своему, и у власти уже встали предприимчивые.  На нашем последнем юбилейном вечере среди Главных Конструкторов ОКБ, руководителей крупных Научно-исследовательских институтов, лауреатов различных премий и других заслуженных работников мне не довелось встретить ни одного сокурсника, который имел бы приличную квартиру или просто машину.  Мы жили старым менталитетом и прозевали перестройку…

                       Михаил Сергеевич сейчас живет с дочерью, которая опекает его.  Внешне он мало изменился, старался шутить и быть доброжелательным.  В настоящее время он, наверное, осознал свои ошибки, но народ, ему никогда не простит то, что он допустил развал Союза.  Я не решился к нему подойти, потому что много уже осознал в новой жизни, интересы стали меняться, перестраиваться в ногу со временем.

                       Город Рочестер небольшой, но его посещают интересные люди.  Видимо, это связано с тем, что здесь находятся такие известные фирмы, как «Кодак», «Ксерокс» и других наукоемких отраслей.  Здесь много высших учебных заведений, и он по праву называется городом студентов.  При мне в 2005 году Рочестер посетил президент США Д.Буш.  Когда-то, этот город соперничал с Чикаго.  Он был образован раньше, каналами связан с Нью-Йорком, в строй введено метро.  Однако Рочестер больше не смог развиться, потому что заводы "Кодак" стали сокращаться или переводиться в другие страны.  В настоящее время он остался на правах провинциального города.

 

Глава пятая.

 

 

Встречи со знаменитыми, интересными людьми.

 

 

                       Бывая в командировках в различных городах, я интересовался жизнью всесторонне, бывал и в театрах и музеях.  Посетил свыше 30 городов Союза, где базировались самолеты, изготавливаемые на заводе.  В памяти остались встречи с интересными людьми, о которых имеет смысл упомянуть...

                       Мне посчастливилось встретиться с летчиком-испытателем Марком Галлаем, моим кумиром.  Он единственный летчик, который смог просто и доходчиво рассказать  читателям о технике пилотирования и поведении самолетов в полете.  Им написано несколько хорошо доступных читателю книг.

                        Вместе с другом В.Евстигнеевым мы знакомили со столицей Узбекистана летчицу-испытателя М.Попович, жену космонавта Поповича, которая при испытании самолета Ан-22 установила 10 мировых рекордов.

                       Ташкент преображался на моих глазах.  Глинобитные дома сносились, а многоэтажные занимали их места.  Но, при этом исчезали и памятные места, где когда-то останавливались наши герои не только авиации.  На моих глазах специальной клейкой жидкостью пытались спасти глинобитный домик в центре города, где во время войны жил писатель А.Толстой.  Хотели его сохранить как музей, но убедились в бесплодности этих попыток.  Такие домики, где останавливались и жили М.Зощенко, С.Есенин, А.Ахматова, артистка Комиссаржевская, и другие писатели и артисты были разбросаны по всему городу.  Не везде сохранились наименование улиц, посвященные их памяти. Веление времени…

                       Было изменено наименование улицы легендарного революционера Германа Лопатина, который переводил иностранные труды на русский язык и прославился своими артистическими способностями.  Он, по заданию партии Плеханова «Народная воля», спас многих революционеров, в том числе Лаврова и других.  А переводя труд Карла Маркса «Капитал», он натолкнулся на ряд неточностей в этом произведении.  С этим он поехал в Лондон, где проживал Маркс, который признал ошибки и уточнил свой труд.  Улица Лопатина в настоящее время переименована в улицу композитора Ю.Раджаби, посвятившего себя музыкальному народному творчеству.

                       Возвращаясь к авиационной тематике, нужно сказать, что часто посещать город нам не представлялось возможным из-за нашего строгого режима, но интерес к истории подталкивал к изучению родного края...

                       Командировки внутри республики были постоянны, и её руководство относилось к нам доброжелательно.  Нам удалось посетить почти все города республики, часто бывать в Андижане, в Фергане, и в Чирчике, где были расположены филиалы завода.  В дальние края, например, на Новую землю или на Чукотку, где базировались наши самолеты, сам ездить уже не решался, в КБ выросла талантливая молодежь, и я старался посылать туда молодых ребят, имевших достаточный опыт и навыки восстановления серийных самолетов, изготавливаемых на заводе.

                       Одной из моих последних больших работ, выполненных совместно с головной московской фирмой, было проектирование и постройка удлиненного на 6 метров фюзеляжа самолета Ил-76М.  Его модификация, оснащение с новыми двигателями, позволили увеличить грузоподъемность самолета в 1,5 раза.  Было принято решение: работу по подготовке документации поделить поровну с головной организацией, а в Ташкенте организовать производство самолёта и его основные испытания.  О новом варианте самолета, Ил-76МФ, много писали в открытой печати, надеясь на то, что он станет транспортным самолетом будущего

                       По роду работы мне приходилось встречаться с людьми, от которых зависело развитие авиации в России и в Узбекистане, и которые оставили след  в моей творческой жизни и доброй памяти.

 

Лётчик Фёдоров.

 

                       Однажды, в ОКБ  Антонова ко мне подошел бывший летчик испытатель, Герой Советского Союза,  Грацианский и пригласил в отдельную комнату, куда Генеральный Конструктор собрал особо заслуженных авиаторов, способных письменно изложить воспоминаниями о своей творческой жизни.  Это была хорошая инициатива, ведь до потомков нужно донести информацию об интересные событиях в мире, но, почему то, воспоминания чаще всего являлись уделом больших людей.  Все, собравшиеся в этой комнате, писали по выбранной ими тематике.  Грацианский попросил меня найти в Ташкенте, при очередном посещении, летчика Федорова, который был свидетелем знаменитой петли летчика Нестерова, выполненной им в бою во время первой мировой войны.  До сих пор было неизвестно, когда и где была выполнена эта первая в мире фигура высшего пилотажа.  Сам летчик Нестеров впоследствии погиб в бою при столкновении с австрийским самолетом.

                       В Ташкенте, после долгих поисков, я, наконец, вышел на запущенный 4-х этажный дом на краю жилого массива Чиланзара.  Мне осторожно открыл дверь благообразный старик, с отвисшими щеками, в чистой белой рубашке.  После моего представления, он усадил меня за скромный стол и начал воспоминать….  В скромной комнате присутствовала его жена, чопорная старушка.  Наша беседа затянулась на несколько часов и вышел я от них опьяненный мыслью об ушедших временах и происходящих интересных событиях.

                       Е. Федорову досталась нелегкая судьба.  После Октябрьской революции он отступал с боями вместе с Деникиным, затем с Врангелем.  В 1920 году перебрался в Турцию вместе с авиаконструктором И.Сикорским, который  скитался по Европе.  Затем они разъехались.  И.Сикорский уехал в Америку, а Е.Федоров в Марокко, где надолго задержался, пока Н.С.Хрущев не издал указ о свободном возвращении всех беженцев на родину.  По состоянию здоровья, привыкшему к жаркому климату, ему не рекомендовали ехать дальше Средней Азии и предоставили скромную квартиру в Чиланзаре, на окраине Ташкента.  Многих возвращенцев постигла та же участь.  Были и другие случаи. И.И.Сикорский долго не мог проявить себя в Америке, пока русский соотечественник, композитор Рахманинов, живя в Америке, не помог ему деньгами.

                       Но Е.Федоров был не простой личностью, он был приближенным к императору Николаю второму.  Он стал знаменитым авиатором России.  В частности, на свои средства он построил несколько оригинальных самолетов.  Император тоже увлекался авиацией, часто приглашал авиаторов к себе.  Е.Федоров вспоминает, как он держал на коленях детей императора или иногда рассказывал царю анекдоты, которыми увлекался.  Сам Николай второй сумел поднять уровень развития авиации в России выше других стран Европы.  Впервые были созданы большие, грузоподъемные самолеты.  В памяти Е.Федорова сохранились интересные встречи с А.Ф.Керенским, В.И.Лениным, Л.Троцким, М.Горьким и другими знаменитыми людьми, причем, с оригинальными случаями, которые нигде не описывались.  Часто в нашу беседу вклинивалась жена Фёдорова, которая, как все женщины, поправляла его…  Некоторое моё недоверие к рассказчику окончательно рассеялось, когда он показал мне толстую рукопись с фотографиями о развитии авиации в России.

                       Е.Федоров описывал конструкции малоизвестных нам самолётов первых русских авиаконструкторов: А.Можайского, Ж.М.Гаккеля, Н.Шишкова, С.Микулина, Н. Телешова и других.  Он предупредил, что скорее сожжет рукопись, чем отдаст, кому-то, использовать в своих интересах.  Назвал своих именитых знакомых таких, как например, Герой Советского Союза М.Водопьянов, начальник ВВС Туркестанского Военного Округа С.А.Микоян, которые бывали у него дома и консультировались по истории авиации.  Жаль, но впоследствии, я так и не нашел книг, изданных на базе его рукописи.  В трудах В.Б.Шаврова и других авторов об истории авиации нет даже ссылки на его заслуги.

                       А историей авиации я увлекался основательно.  От Фёдорова мне стало известно, что летчик Нестеров выполнил фигуру высшего пилотажа «мертвую петлю» над киевским аэродромом в районе «Святошино» во время воздушного боя с Австро-венгерской авиацией.  Приехав в Киев, я обо всём рассказал Грацианскому.  Ушло достаточно много времени, пока он выехал в Ташкент, но, Федорова в живых уже не застал, да и жена его переехала.   Сейчас все это уже позади, но тогда мы сильно переживали за упущенное. Через некоторое время Грацианский выпустил книгу «Красные самолеты», а я решил впредь обращать больше внимания на оригинальные моменты своей жизни с авиацией.

  

Никита Сергеевич Хрущев.

 

 

                       В «Воспоминаниях» Хрущева ничего не сказано о его влиянии на развитие авиации страны.  А по-моему глубокому убеждению, его роль была достаточно большой, причем, совершенно неоднозначной.  За годы его правления сильно менялась политика государства, в том числе и в авиации.  Произошло крупное сокращение вооруженных сил.  Отдавая предпочтение ракетным вооружениям, его волевым решением было утилизировано большое количество исправных военных самолетов, приостановлено проектирование и изготовление перспективных военных самолетов.  Но, всё же, авиация и космическая отрасль развивались усиленными темпами, причем, под его контролем и активным участием.

                       В 1954 году был запущен в производство в Ташкенте самолет ИЛ-14. Отличался он от своего предшественника, самолета ЛИ-2, большей грузоподъемностью, новым расположением шасси, но самое главное, герметичностью фюзеляжа, что было достигнуто большим трудом.  Не дождавшись конца летных испытаний опытных образцов самолета, Н.С.Хрущев решил лететь на Ил-14 в Китай на встречу с Мао Цзедуном.  Погода была дождливой, и вода просочилась внутрь салона.  Несмотря на то, что самолет произвел хорошее впечатление на правительство Китая, как первый пассажирский самолет отечественной конструкции, на заводе «полетели шапки». Был снят директор завода Л.А.Гуськов, понижены в должностях руководители производств и отделов.  Оспаривать наказание, в то время, никто не решался…

                       С подобным случаем, я столкнулся на Самарском авиационном заводе, где был построен первый экземпляр самого большого в то время пассажирского самолета ТУ-114.  Самолет необходимо было довести до летного состояния после переделки его с уже апробированного военного самолета Ту-95.  Требовались лишь дополнительные летные испытания.  Но открывалась сессия ООН, на которой Хрущев собирался выступить со своей, впоследствии, ставшей знаменитой речью.  И он решил лететь на новом самолете, ибо самолет мог лететь без посадок до самого Нью-Йорка.  Конечно, это могло произвести впечатление в Америке.  На заводе возникла паника, многие срочно заболели.  Но и на этот раз все кончилось благополучно.  Мне довелось побывать в оборудованном для Хрущева салоне, полежать на спальном диване и представить смелость и рискованность президента.  Самолет действительно произвел впечатление в Америке, но большая высота стоек шасси заставила администрацию аэропорта искать соответствующий трап под высоту двери самолета.  Подобного по габаритам самолёта и по высоте кабины не было в мире.  Самолет Ту-114 вскоре был введен в серию и летал на дальних рейсах.

                       Н.С.Хрущев, в некоторых случаях, по отношению к авиации, вел себя, как мне кажется, неправильно.  На заводе были построены опытные, уникальные в то время, летательные аппараты Ка-22, так называемые винтокрылы фирмы Н.Н.Камова.  На аппарате были установлены вертолетные лопасти, которые поднимали его вертикально и самолетные, позволяющие ему двигаться горизонтально.  Аппарат был спроектирован как грузовой, позволяющий садится на неподготовленные площадки и летать на большие расстояния, что было необходимо разработчикам нефтяных месторождений и другим отраслям народного хозяйства.  Первый, опытный образец, полетел в Москву на летные испытания, но в дороге случилась катастрофа, аппарат разбился, погибли члены экипажа.  Не изучив до конца причины лётного происшествия, был отправлен второй экземпляр в Москву, но и с ним произошел трагический случай.  Причины разрушения конструкции были определены.  Для завода это был удар, все очень переживали...

                       После этих инцидентов я был свидетелем того, как на заводе Хрущев беседовал с Генеральным Конструктором фирмы, создателем аппарата, Н.Н.Камовым, и на его просьбу продолжить финансирование программы, просто показал ему пустой карман.  Программа была свернута и директор нашего завода В.Н.Сивец, не считаясь с просьбой музея авиации в Монино, утилизировал недостроенный третий аппарат, чтобы вычеркнуть из истории завода неприятные страницы.  Уникальный аппарат остался только в воспоминаниях.

                       Благодаря помощи Н.С.Хрущева, возникло новое Опытное Конструкторское Бюро в Киеве во главе Антоновым, которое стало самым крупным ОКБ в Союзе и создало самые большие, уникальные самолеты в мире. Как это произошло, воспоминают очевидцы и сам Олег Константинович.

                       В Новосибирск на авиационный завод, где Олег Константинович работал представителем авиационной фирмы Генерального Конструктора А.С.Яковлева, в 1946 году, заехал Никита Сергеевич с делегацией.  Была затронута сельскохозяйственная тема и ему показали уже готовые чертежи самолета АН-2.  Самолет и идея его использования понравились правителю страны, и О.К.Антонову  был предложен выбор города для создания своего ОКБ и строительства завода.  Был выбран замечательный город Киев.  Раннее, идея создания подобного самолета стопорилась по некоторым политическим причинам, и эта встреча решила судьбу  самолета и его создателей.  Авиазавод в Новосибирске теперь принадлежит фирме П.О.Сухого и я, будучи в командировке в Сибирском НИИ имени Чаплыгина при этом заводе, ознакомился с цехами и восстановил этот случай в памяти…

                       С группой энтузиастов в 1946 году Олег Константинович выезжает в Киев, где разворачивает ОКБ и расширяет авиационный завод, в стенах которого когда-то начинали первые конструкторы И.Сикорский, К.Калинин и другие.  В Киеве создается первый самолет Ан-2 «Кукурузник», завоевавший, своей простотой и неприхотливостью, признание всего мира.  Их было изготовлено несколько десятков тысяч и у нас, и за рубежом.  Ан-2 был востребован всеми сельскохозяйственными регионами страны и до сих пор эксплуатируется в народном хозяйстве различных стран.  Находясь в городе Рочестере, штата Нью-Йорк, я посетил авиавыставку, посвященную 100-летию авиации, со дня первого полета самолета братьев Райт.  Там представлены самолеты США, Канады и других стран. И каково же было моё удивление, когда я увидел самолет Ан-2, перекрашенный по вкусу организации, выставившей его.  Вокруг крутилась толпа любопытных, и хозяин самолета, с гордостью, знакомил их с интерьером.  Так, оказалось, что Самолет Ан-2 оценили и в США

                       7 февраля 2006 года исполнилось 100 лет со дня рождения О.К.Антонова.  Остаётся надеяться, что благодарные потомки никогда не забудут этого легендарного авиатора.

 

Леонид Ильич Брежнев.

 

                       Мы ждали приезда на завод Генерального Секретаря Коммунистической партии Л.И.Брежнева.  Все было готово для встречи в сборочном цехе завода.  Когда объявили, что встреча переносится на следующий день, народ потихоньку стал расходиться.  Близился конец рабочего дня, что, скорее всего, и расслабило охрану…  И вдруг, появляется группа машин у ворот цеха, они тот час открываются настежь...  Заводчане устремились в сборочный цех, и беспорядочно полезли на стремянки, которые обычно окружают самолет при сборке.  Никто не обратил внимания на таблички, где была указана грузоподъемность стремянок, не превышающая веса 5-7 человек.  Каждому очень хотелось увидеть Леонида Ильича, причем, сверху.  Одна из стремянок не выдержав, подкосились, и народ посыпался на делегацию…

                       Брежнев упал на руку, а охрана оказалась не в состоянии оградить его от падающих на него чрезмерно любопытных людей.  Кругом суматоха, крики… Его отвезли в правительственный стационар, где сам директор В.В. Вахидов наложил генсеку повязку на предплечье.  На ключице с помощью рентгена была обнаружена небольшая трещина.  На следующий день ранее запланированное городское совещание прошло по плану,  Леонид Ильич выступил на нем, но поднимал другую руку.  Руководство завода тяжело переживало случившееся, и больше всех, конечно, директор завода В.Н.Сивец.  Он взял на себя всю ответственность, хотя ему не было предъявлено обвинение.  Ранее он усиленно занимался спортом, был чемпионом по боксу в институте, а во дворе своего коттеджа руками крутил стальные прутья.  Но, после этих событий, он почувствовал недомогание, были обнаружены несколько болезней, и вскоре его не стало.  В знак заслуг директора, его именем назван Дворец культуры завода.

 

К.С.Поспелов.

 

                       Константин Сергеевич был назначен директором завода в 1962 году после семилетней работы в должности Главного инженера.  Он был на редкость культурным и образованным руководителем и, при своем правлении усиленно уделял внимание науке.  Будучи Главным Инженером завода, он организовал вечерний факультет самолетостроения при Политехническом институте в Ташкенте, и там читал лекции в профессорском звании.  С его помощью, институт был оснащен рядом лабораторий по авиационной тематике.

                       По инициативе К.С.Поспелова была создана группа соискателей на звание ученой степени кандидатов технических наук, куда пригласили и меня.  Я показал свою тему «Сварное крыло транспортного самолета» с чертежами основных узлов, в основе технологии производства которых, вместо традиционной клепки, применена сварка.  Тема на совете была всесторонне обсуждена и одобрена после некоторых замечаний.  Константин Сергеевич предложил стать моим руководителем и я с радостью согласился.  Он собирал совещания по обсуждению  моей темы, включал в производственные планы.  Впоследствии, тематика работы была доработана с учетом нужд завода.  Меня не обязывали, а подсказывали необходимость и важность изменения тематики.  Завод переходил на освоение нового транспортного самолета, и надо было двигаться в ногу с передовой технологией.  Времени свободного было очень мало, мне приходилось по вечерам работать над диссертацией и в этом немалая моральная поддержка, оказанная мне Поспеловым К.С.

                       Ранний отъезд Константина Сергеевича в Москву на повышение, усложнил мне и другим соискателям работу над диссертацией.  Трудностям защиты научного звания кандидат технических, способствовало еще и то, что это проходило впервые за всю историю Конструкторского отдела завода, где работали свыше 1000 сотрудников.  Многие воспринимали мою защиту не совсем однозначно.  Насколько мне известно, моя защита остается пока единственной в Конструкторском отделе завода…

                       На нашем заводе, с числом работающих в то время около 50-и тысяч человек, насчитывалось всего 10 КТН.  Тематика их диссертаций была различной, но не конструкторской, что поднимало мой престиж…

                       В Москве я часто бывал в доме К.С.Поспелова, где рассказывал о последних новостях жизни завода.  В новой должности, ему приходилось часто бывать в командировках за границей, посещая при этом авиационные заводы и ОКБ.  Сам он воспитывался в трудных условиях, но сохранил оптимизм и юношеский задор. Он рано потерял отца, а воспитывал его отчим, командир Красной Армии.  В Казани он окончил Авиационный институт и возглавлял Серийное Конструкторское бюро на авиационном заводе.  Затем, в 1955 году его направили в Ташкент на должность Главного Инженера, где директора нашего завода С.И.Кадышев, уходя, предложил Поспелову возглавить завод.

                       В последний раз я был у него дома, когда он уже был на пенсии и болел.  В память о нашей совместной работе он подарил мне несколько фотографий и «Курс лекций по конструкции самолетов», написанных им самим от руки, которым я пользовался при чтении лекций в институте после своей защиты.

 

Василий Николаевич Журавлев.

 

                       После Сивца в 1985 году завод возглавил В.Н.Журавлев, выросший с должности рядового технолога.  Мы были с ним одногодками, вместе жили в заводском общежитии после окончания институтов, виделись на совместных вечеринках, и имели общих друзей.  Позднее, встречались уже только на деловом уровне, и он меня представлял, как руководителя КБ завода по проектированию и ремонту авиационной техники, что давало мне возможность свободно посещать различные объекты в эксплуатирующих организациях и в Министерстве Авиационной промышленности.  Василий Николаевич часто брал меня в командировки на различные мероприятия или встречи с делегациями, или с близкими ему работниками.

                       Интересным было посещение Авиасалона в Жуковском, куда летали мы с группой работников завода на своем самолете Ил-76, захватив с собой автобус для передвижения внутри города.  В памяти остались интересные фотографии о салоне, где я встретился с бывшими однокурсниками по учебе в Авиационном институте,  А побывав на Авиасалонах в Америке, я смог сравнить разницу в организации этих, интересных мероприятий.

                       Вспоминается наша поездка на объединенный юбилей: ОКБ им. Ильюшина и 100-летия со дня рождения Генерального Конструктора С.В.Ильюшина, куда Василий Николаевич пригласил меня и Главного Конструктора завода И.А.Половникова.  Летели, как обычно, на нашем заводском самолете Ил-76 с попутным грузом.  По традиции был накрыт небольшой стол на свободном участке грузовой кабины, и мы сидели вокруг, обсуждали планы участия на юбилее.  С собой везли подарок узбекских мастериц, ручной вышивки, ковер с портретом С.В.Ильюшина.

                       В ОКБ им. Ильюшина нас пригласил к себе Генеральный Конструктор ОКБ Г.В.Новожилов, по-русски, расцеловал и посадил за небольшой столик в своем кабинете.  Мы были знакомы по работе, но в такой обстановке я оказался впервые.  Рядом с ним был нынешний руководитель ОКБ В.Ливанов.  Беседа за трапезой не могла тянуться долго, нас ждал торжественный юбилейный вечер и банкет в центральном ресторане.  На торжественном вечере ковер с портретом С.В.Ильюшина преподнес посол республики в Москве, и нам осталось только присутствовать рядом, и слушая его речь.  Там выступали с поздравлениями от правительства премьер министр Черномырдин и от всех ОКБ и авиационных заводов страны.

                       Вечером в ресторане «Аэропорт» мы с Половниковым не отходили друг от друга и вместе представляли наш завод.  Василий Николаевич сидел за отдельным столом с руководителями министерства.  Выступающие предлагали тосты за дружбу наших ОКБ, заводов и городов, и было приятно чувствовать нашу немалую роль в самолетостроении.  На следующий день, его дочь Марина, раздала нам пригласительные билеты на праздничный юбилейный концерт с участием знаменитых артистов. Возвращались мы назад опять на нашем самолете, но с попутным грузом.

                       Вспоминается поездка в Москву на выставку товаров народного потребления.  Василий Николаевич собрал небольшую группу, куда пригласил и меня.  Два дня мы бродили по выставке.  Возвращались домой на своем самолете, но в Ташкенте резко ухудшилась погода, и нас посадили в аэропорту Манас города Бишкек.  Наступила ночь, и все руководство завода разместилось на сиденьях в зале ожидания.  Буфеты ночью не работали, делились, чем могли.  Утром поехали осматривать город и только к вечеру разрешили полет домой. 

                       При В.Н. Журавлеве я смело предлагал идеи о ремонте и восстановлении заведомо списанных самолетов, чувствовал поддержку в трудную минуту.  При нем были выполнены самые крупные работы в нашем КБ по проектированию и восстановлению самолетов.  Он поддержал нашу инициативу взять на себя проектирование основных агрегатов удлиненного самолета ИЛ-76МФ, которому сейчас нет равных в мире.  Вместе с ним мы отстаивали идею равного разделения проектных работ с ОКБ им. Ильюшина.  Нами была выполнена наиболее трудоемкая часть работ, связанная с удлинением обтекателя шасси.

                       Однажды Василий Николаевич позвал меня по телефону к себе в кабинет и представил Главнокомандующему дальней авиации и Начальнику Штаба морской авиации, которые пригласили в срочном порядке лететь с ними на базу для определения причин некоторых разрушений конструкции самолетов не нашего завода.  Нам не разрешалось вмешиваться в восстановление таких самолетов, но дать оценку разрушения и определить примерный объем их восстановления, не возбранялось.  Летели в их штабном самолете Ан-26, в салоне которого, по-русски был накрыт стол.  Приземлились вначале в Элисте, где базировалась стратегическая авиация, затем на Кубинке, где производился показ нашей авиатехники иностранным покупателям, и затем уже в Остафьево, где базировались их штабные самолеты.  У меня осталось очень хорошее впечатление о доброжелательности этих авиаторов…

                       И, наконец, с Василием Николаевичем и моим товарищем по работе Б.Кононовым мы обсуждали вопрос, о совместном написании книги о заводе и авиации.  Начали собирать материалы, но времени свободного не было.  Началась перестройка и многие предприятия стали работать на последнем дыхании.  Завод держался на плаву, в то время, когда другие авиационные заводы страны уже встали, не имея заказов.  Но, мне кажется, нашего директора подвела доверчивость к помощникам, которые его окружали.  Они стали проявлять инициативу в политике завода, причем, не там, где нужно.  А «шишки» повалились на директора.  Некоторым людям это было на руку, обвинить его, и затем, понизить в должности.  Василий Николаевич это перенес очень тяжело и, как обычно, появились неизлечимые болезни…  В одной из московских больниц его не стало…  У многих он оставил хорошую память своей непосредственностью и простым обхождением с людьми.  Он был последним директором, при котором завод еще жил за счет выпуска авиационной продукции и, видимо, в память о былом, на заводском дворе, им была собрана галерея почти всех самолетов завода в натуральную величину и впервые выпущена книга в заводской типографии, посвященная 60летию завода

 

Ислам Абдуганиевич Каримов.

 

                       И.А.Каримов, как и многие руководители в республике прошел закалку на нашем авиационном заводе.  Он начал работать в Отделе Главного технолога среди опытных ребят, окончивших центральные вузы и наш авиатехникум.  Среди них были мои товарищи, с которыми я учился в техникуме в одной группе и часто сталкивался по работе. 

                       Однажды, во время посещения завода немецкой делегацией во главе с президентом Каримовым, мой товарищ, начальник КБ оснастки Л.Воронов, осмелился громко позвать его в КБ, в котором когда-то начинал работать президент.  В толпе произошло замешательство, а Ислам Абдуганиевич, услышав знакомый голос, вдруг передал делегацию другому товарищу и пошел вместе с Л.Вороновым и его работниками через цех, между стапелями и агрегатами самолетов.  Его сотрудники по пятам следовали за ними, но им было нелегко, поскольку КБ оснастки переехало в новое здание на 10 этаж, а в лифте помещалось не более 8 человек.  Мы проводили их, но не все решились подняться…

                       В помещении КБ вокруг Ислама Абдуганиевича собрались конструкторы, пошли воспоминания и вопросы.  Наиболее активно общался с президентом Лев Любарский, который проработал на заводе более 55 лет и вырос до начальника КБ оснастки.  А начинал он работать на заводе еще пареньком в далёком 1941 году.  Прошло много лет, но при нашей встрече на вечере у Петра Кунянского в Филадельфии, мы вспомнили этот случай.  Любарский, уже без жены, живёт при дочери, я часто с ним общаюсь по телефону.  Здесь же, у Петра Ефимовича вспомнили бывших сотрудников КБ оснастки, осваивавших первые самолеты на заводе.  Это были Г.Амброзиак, с которым я тепло попрощался при отъезде, а сейчас он работает в Омске, также, В. и Г.Чередниковы, с которыми учились в одной группе в техникуме и делили хлеб и воду в трудные годы пятилетней учебы.  Они уехали в Израиль, к дочери и мы переписывались с ними, до последних дней.  Письма от них были грустные, успокаивали их, как могли.  В 2003 году они ушли из жизни, причем, почти одновремённо.

                       В.Н.Журавлев после этой встречи сделал внушение её участникам за нетактичное поведение и потерю времени, не хватившего для решения некоторых важных вопросов, которые пришлось отложить.  Последующие наши встречи происходили только в фае дворца культуры завода, куда Каримов приезжал на конференции.  В его выступлениях были попытки объяснить ситуацию в республике, сохранить кадры завода.  Но старейшие работники, поднявшие завод, не поддаваясь убеждениям, уезжали, а он появлялся на заводе всё реже, приезжали лишь его заместители.

 

                        

Глава шестая

 

За железным занавесом…

 

 

                       В той, или иной мере, человечество с давних пор интересовалось суевериями и предсказаниями,  Некоторые президенты и диктаторы даже держали целый штат предсказателей и руководствовались их советами в повседневной жизни и проявлении политических амбиций.  Ученого-врача, предсказателя Нострадамуса, предсказавшего основные события в жизни до 3600 года и жившего в 16-м веке в Европе, знает весь мир.

                       Я же обратил внимание на даты событий, происходящих в нашей жизни.  Так, например, крупные катастрофы природного характера происходят в основном 13 и 26 числа месяца.  Даже сейчас ученые нескольких стран предсказывают столкновение нашей земли с крупным астероидом через пару десятков лет 13 числа...  Цифрами и влиянием их на судьбу человека интересовался еще Архимед в давние времена.  В наше время ученый, основатель школы гелиобиологии А.Чижевский, составил хронологию крупных человеческих эмоциональных всплесков, совпадающих с периодами волнений и темными пятнами на солнце, выбрасывающим протуберанцы, на сотни тысяч км.  Это повторяется через каждые 11-12 лет…

                       В своей творческой жизни, я обратил внимание на то, что мои выезды в дальние края, связанные с новизной, с выпуском документации или восстановлением поврежденных самолетов, происходили в годы, оканчивающиеся на цифру 0.  Причем, приходилось восстанавливать самолеты, имеющие бортовые номера, оканчивающиеся цифрой 8.  В частности, в 1960 году была командировка до полугода, в Киев, в 1970 столько же времени работал в ОКБ Ильюшина в Москве, в 1980 больше месяца находился в Алжире, а в 1990 году дважды побывал в Чехословакии на авиационной базе, под Прагой.

                       С выходом на пенсию в 1999 году, я невольно задумался о предстоящем 2000-м году, строил всякие предположения.  На нашем авиационном заводе действовало четкое правило, установленное руководством, что ответственный работник не должен бывать в командировке за границей больше одного раза.  Стояла очередь «выездных» кандидатур, жаждущих вырваться хоть на время за железный занавес, глухо отделявший советских граждан от всего мира…

                       В Алжир командировка оформлялась в 1970 году, когда шла холодная война и каждый шаг работника завода, допущенного к секретным материалам, отслеживался на разных уровнях.  Анкету, после контроля вышестоящими работниками завода, приходилось несколько раз переписывать.  В Ташкенте, совместно с начальником отдела кадров завода, пришлось ездить по райкомам и обкомам партии, отвечать на вопросы, совершенно не связанные с производством.  Партийных деятелей смущало то, что моя сестра живет в Варшаве.  Такую же процедуру пришлось пройти и в Москве, где я снова столкнулся с людьми, далекими от авиации, но решающими вопросы выезда за границу.  Получил много рекомендаций о поведении, при работе за рубежом…

                       В самом Алжире я встретился со многими интересными людьми, и круг общения был бы намного шире, если бы не «предупреждения».  Эта страна использовала только нашу военную технику и, поэтому, с нами очень считались.  Мне временно присвоили звание полковника, высокое звание, если учесть, что такое звание носили президенты североафриканских стран.  Это помогло мне присутствовать на приеме у министра обороны, и официально решать сложные вопросы обслуживания и ремонта наших самолетов.  Я обратил внимание на особенность общения с работниками из СССР, которые, наоборот, старались быть раскованными, высказывались о том, что не часто можно было услышать у себя на родине.  Наши люди были разные, но каждый из них искал возможность задержаться там подольше не только ради разнообразия, но и для использования финансовых привилегий.  Общение с местными проходило, в основном, на ломаном английском языке, так как переводчики не всегда бывали на базе.  Осталось хорошее впечатление об их доброжелательности и внимании.  По их просьбе было организовано чтение лекций по обслуживанию и ремонту самолетов, особенно при воздействии влажных условий, приводящих к коррозии металлов.

                       Перед вылетом меня снабдили небольшой «аптечкой» с необходимыми инструментами для выполнения ремонтных работах на самолетах. Однако, к удивлению, на базе мне предоставили большой склад всех инструментов и материалов, оставленных французами после их изгнания.  Конечно, шло разбазаривание склада и непродуманное использование французского наследства.  На аэродроме, в стороне, стоял президентский самолет заграничного производства, совершивший грубую посадку.  Меня попросили осмотреть его целью выявления дефектов его конструкции.  Я дал необходимые рекомендации по восстановлению самолёта и его дальнейшей эксплуатации.  В знак благодарности за это мне была предоставлена возможность осмотреть соседний город.  За рулем сидел их работник.  Интересно, что нигде я не чувствовал слежки, наличие которой предполагал.

                       Город Алжир, столица страны, поразил меня своей жизнью.  Его считали вторым Парижем, который французы долго не хотели покидать.  Известна заслуга президента Франции  де Голля в прекращении войны и обретении Алжиром независимости, а также в сохранении их дружбы.  Но, чувствовалось, что город ещё не вошел в ритм цивилизованной жизни, кругом царило запустение в бытовых вопросах. Так, например, из-за проблем с канализацией, мусор выбрасывался прямо в море.  Но народ наслаждался свободой.  Часто приходилось бродить по улицам одному, присматриваться к городу, пытаясь представить его жизнь до и после освобождения.  Любовался «площадью мучеников», где когда-то шла торговля рабами, среди которых долго не покупался однорукий Сервантес, автор произведения «Дон Кихот».  Я восхищался набережной города, творением знаменитого французского архитектора Ле Корбюзье.  В то время президенты Алжира слепо следовали нашим советам, вырубали виноградники и пытались создать колхозы и т.п.  СССР строил там заводы и города.  Мне предложили продлить командировку с оформлением через посольство, но моя осторожность не позволила принять приглашение.  В памяти осталась письменная благодарность руководителя базы и доброжелательность алжирского народа.  Печально было покидать ещё не отработавшие установленный ресурс, но уже изрядно износившиеся самолеты Ан-12…

                       В командировку в Прагу мне пришлось съездить дважды в 1990 году, когда заканчивалась холодная война, и уже было не до контроля и рекомендаций, отъезжающим за рубеж.  Центр Юго-западной группы войск находился в городе Миловице под Прагой, здесь же базировалась авиационная часть.  Впечатлений о командировке осталось много, причем, и не из приятных.  Старшее поколение чехов относилось к нам доброжелательно, многие знали русский язык и помогали ориентироваться в лабиринтах улиц Праги.  Однако, молодые были настроены воинственно, что демонстрировалось надписями на стенах домов в зонах базирования наших войск.

                       Среди группы ремонтников, набранных из Беларуси, которой поручили отремонтировать и перегнать последние транспортные самолеты на родину, я был единственным инженером по ремонту наших транспортных самолетов.  Ребята были хорошими специалистами, но так же, как и я, не представляли объемы работ по восстановлению авиационной техники.  Кругом находились опустевшие гарнизоны различных родов войск, где пустые здания крупного жилого массива выглядели удручающе.  Рядом стояли заброшенные клубы и опустевшие магазины.  Начиналось мародерство со стороны местного населения.  В течение 4-х месяцев нам было необходимо провести дефектацию оставшихся самолетов, определить объёмы ремонта и необходимые для этого детали и материалы.  После выпуска ремонтной документации и изготовления деталей у себя на заводе, нужно было срочно самолёты восстановить и перегнать на родину.

                       Сложность заключалось в том, что приемная комиссия базы, набранная из молодых чехов, поставила нам жесткие условия, в частности, связанные с экологией.  Они потребовали снести все временные постройки и покрыть землю травой, а также, чтобы не оставалось никаких отходов авиационной техники. Мы попытались закопать не транспортируемые никакими средствами, крупногабаритные агрегаты самолетов, но миноискателями они были обнаружены.  Для разделки на части крупных, выполненных из алюминиевых материалов агрегатов, не были созданы противопожарные условия.  Единственным выходом из создавшегося положения было восстановление самолетов и перегонка своим ходом на родину.  Тем временем, чехи начали вспоминать старые обиды, препятствовать работе.

                       Возникали проблемы и в группах войск в Польше, Венгрии и  Германии.  Польша требовала платить за проезд через страну и по железной дороге, и автомобильным транспортом.  Венгрия - за нарушение экологии, воздуха за все предыдущие годы.  Были подписаны унизительные соглашения о срочном выводе войск страны победителя, семей военнослужащих и обслуживающего персонала.  Воинские части возвращались на родину, на неподготовленные места базирования, где обычно  расформировывались.  Терялись опытные специалисты, снижалась боевая готовность.

                       С большим трудом нам пришлось отремонтировать самолет Ан-12, повреждённый кусками труб от срезанного лопастями садившегося рядом вертолета, фонарного столба.  Ремонту подверглись и фюзеляж, крыло, и оперение.  Для замены некоторых агрегатов летали в Центр Западной группы войск в район Берлина, где также шла лихорадочная подготовка к покиданию базы.  Оставались несколько самолетов и запчасти к ним, которые нами использовались.

                       Был декабрь, работать на открытом воздухе уже холодно.  В гарнизоне ремонтники, в том числе и я, отогревались традиционным методом.  Комиссии чередовались ежедневно, свои и местные, все торопили.  Перед отъездом мы еще раз прошли по пустынным улицам заброшенного городка, прочли на мраморных постаментах о славных заслугах воинских частей.  Погоревав, мы отправились на железнодорожный вокзал, потому что наши самолеты были загружены до отказа...

 

Глава седьмая.

 

Ностальгия.

 

                       «Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего», высказал свою мысль великий русский писатель Максим Горький.  Попытаемся и мы применить это изречение к истории развития авиации.  Считаю это возможным, поскольку мой 50-летний стаж работы в авиации позволяет мне это делать.

                       Каждая развивающаяся отрасль обладает преемственностью в своем развитии, а авиация, с ее сложными структурами и дорогой технологией без преемственности не сможет развиваться и конкурировать на мировом рынке.  Многие государства, в том числе и богатые, пытались построить самолеты и развить авиационную промышленность, но у них это не получалось.  Авиационные институты крупных государств с их наукой и финансами ограничивались макетами маленьких самолетов.

                       Перед Второй Мировой войной Германия и Япония, имея развитую авиационную индустрию, рвались к мировому господству. После поражения в войне этим государствам запретили строить самолеты.  Прошло много лет, прежде, чем этот запрет был снят, но они не могут создать авиационную промышленность до сих пор.  Момент упущен. Германия совместно с другими государствами Европы образовала фирму «Аэробус», которая выпускает современные пассажирские самолеты, но она строит только фюзеляжи этих самолетов.  Были попытки создать региональные самолеты фирмой Дорнье, но потом все заглохло.  Япония, с ее высокой технологией, производит некоторые агрегаты для самолетов фирмы Боинг, а свои самолеты пытается построить уже 30 лет…

                       Многие авиационные фирмы остались на плаву благодаря их объединению с крупными фирмами даже из других стран и не гнушаются тем. что им приходится выпускать только небольшие авиационные детали.  Самолет с каждым годом дорожает и чтобы выдержать конкуренцию, требуются большие расходы. Так, для запуска в серию современного истребителя необходимо оснастить производство оборудованием на 3-5 млрд. долларов, построить и испытать на различные нагрузки до 10 самолетов, а затем уже приступить к их серийному производству.  Уходят годы.  Большие самолеты требуют не меньших затрат и испытаний на статические и динамические нагрузки.  Больших затрат времени и средств требует испытание загрузки и десантирования техники в полете.  Оправдываются же расходы на оснащение производства и испытания самолетов, когда их будет выпущено не менее 150 экземпляров.  В мою бытность в авиации обанкротились такие крупные фирмы, как Дуглас, Норт Америкен в США и ряд европейских фирм.

                       Перестройка остановила развитие авиации России как минимум на 10-15 лет.  В мировом производстве региональных самолетов она уже уступила Канаде и Бразилии.  По большим самолетам Россия находится в конце списка развитых самолетостроительных фирм.  Сейчас, находясь в агонии, пытаются объединить самолетостроительные фирмы по типу стран Европы и США, чтобы выжить в авиации.  Но не каждая фирма хочет добровольно потерять свою марку, историю.  Объединение авиационных заводов и ОКБ рождается в муках.

                       Республика Узбекистан со своими крупными самолетостроительными заводами в Ташкенте, Фергане, Андижане и авиаремонтными предприятиями Ташкента и  Чирчика, входила в тройку «авиационных республик» бывшего СССР.  На этих предприятиях  работало около 100 тысяч человек.  Своей высокой технологией они подтягивали другие отрасли республики.  Работники авиазаводов своей культурой и дисциплиной высоко ценились и направлялись для работы в министерства или становились директорами других заводов.  Авиационные предприятия «прятались за высоким забором», но они делали историю.  Все это происходило на моих глазах.  Развитие авиационной индустрии республики шло за счет крупных ОКБ Антонова и Ильюшина, а также средств Министерства обороны, где, в годы холодной войны, не считались с деньгами.  Были созданы условия для организации авиационного института, техникума, училищ.  Кроме того, стала возможной организация филиалов научно-исследовательских институтов из центра.  Экономическое положение нашего авиационного завода позволяло строить, особенно во время запуска нового самолета, дома отдыха, детсады, и другие объекты инфраструктуры.

                       Перестройка и развал Союза на всё это поставили крест...  Завод почти остановился, заделы материалов были израсходованы на нужды других отраслей, высокопрофессиональные специалисты стали покидать республику.  Заказы на проектирование модификаций самолетов прекратились, и мы уже не могли удерживать увольняющихся конструкторов.  В отделах шло объединение различных бригад в одну, общую бригаду.  Оживление работы завода возможно лишь за счет заказов других отраслей хозяйства.  Что удивительно, некоторые авиационные институты продолжают выпускать конструкторов, причем, уделяя внимание проектированию новых самолетов.  Мне приходилось заниматься преподаванием конструкции самолетов и возглавлять Ученый совет по защите дипломных работ.  Я убеждался, что ни один выпускник после перестройки не попал в ОКБ, и даже на завод.

                       Правда, появилось много энтузиастов, которые предполагали, что новая, нарисованная ими схема самолета может изменить положение в авиации.  О необходимых базах и средствах они не все задумывались.  Под их влиянием находились даже руководители высшего звена.  Однажды Главный Конструктор самолета Ил-76 Папковский в своем кабинете рассказал мне о том, как Генеральному Конструктору ОКБ Ильюшина Новожилову прислали письмо и схему самолета с просьбой оценить возможности его изготовления силами республики.  Резолюция Новожилова на письме была удручающей.  Мы промолчали…  Но ведь когда-то Генеральный Конструктор Туполев, уверенный в своих силах, сумел убедить руководство страны в создании новых ОКБ для своих учеников В.М.Мясищева и С.П.Королева!  Он опекал их, пока они не встали на ноги.  Чувствовалась поддержка авторитетных людей…

                       Рассчитывать на свои силы, не имея базы, это, по- моему мнению, утопия.  В мою бытность пытался самостоятельно отпочковаться один из работников ОКБ Антонова авиаконструктор В.Измайлов.  Он предложил руководству Министерства авиационной промышленности оригинальную схему сельскохозяйственного самолета, сумел убедить их в перспективе успеха, и было принято постановление об изготовлении этих самолетов в Польше, в г.Мелец, под маркой М-15.  Было изготовлено более десятка самолетов, но поляки так и не смогли их использовать.  Самолет с реактивными двигателями и сложной схемой расположения крыльев и оперения не смог низко и медленно летать над полями фермеров.  Первый самолет потерпел аварию. Измайлов, просился опять в ОКБ, но его не приняли, и с ним случился инфаркт...  Работы были прекращены.  Характерен и случай, когда наша студенческая группа по проектированию сельскохозяйственного самолета отказалась сотрудничать с силовыми бригадами ОКБ им. Антонова.  Она распалась.  К нам относились хорошо, ребята стали лауреатами Государственных премий Украины за вклад в строительство самолетов ОКБ, но разговора о нашем самолете больше не велось.  Все от обиды разъехались по другим предприятиям, а в нашей памяти осталась лишь ненужная амбиция и потерянное время.

                       На своем веку я участвовал в разработке порядка десяти оригинальных самолетов.  Работал или под руководством опытных людей в центральных городах, или сам руководил группой энтузиастов.  Я убедился, что это полезно только для общего развития, если нет за спиной базы крупного ОКБ и солидных инвестиций, исчисляемых миллиардами долларов.  Это, не под силу, даже «отдельно взятой стране».  Уже более 20 лет спорят между собой через Гаагский суд две крупнейшие самолетостроительные фирмы мира, Европейская объединенная фирма «Аэробус» и американская фирма «Боинг», выпускавшая ранее до 60% самолетов в мире.  Каждая обвиняет друг друга в больших субсидиях со стороны государства.  Время самоучек прошло, самолеты стали сложнее и дороже, и запуск их в производство, без участия заказчиков и помощи государства, теперь просто, невозможен.

                       В борьбе за рынки сбыта авиационные фирмы, наряду с другими параметрами самолета, рекламируют процент внедрения новых материалов в конструкцию самолета.  В частности, упор делается на использование композиционных материалов на основе угле, стекло и метало волокна, идущим на смену алюминиевым сплавам.  Композиционные материалы обладают меньшим весом, не подвергаются коррозии, от чего страдает конструкция при эксплуатации во влажном климате, и, самое главное, они более выносливы при знакопеременных нагрузках, возникающих при взлете-посадке самолета.  К тому же, композиционные материалы имеют меньшую стоимость при массовом производстве.

                       На современных самолетах до 50 процентов площадей внешней поверхности выполнено из композиционных материалов, чем значительно облегчена их конструкция.  В дальнейшем планируется заменить все 100 процентов алюминиевых сплавов на композиционные материалы, в том числе в конструкции силовых элементов самолета.  Но само изготовление композиционных материалов и их внедрение в производство самолётов имеет значительную стоимость, что не под силу простому коллективу авиационного завода.  Нам приходилось браковать значительные партии деталей при использовании композиционных материалов в ненагруженных зонах крыла и оперения самолетов Ан-124 и Ил-76.  Освоение шло с большим трудом.  Порой требовалось участие научно-исследовательских институтов, а это обходилось недешево.

                       Талантливый конструктор-самоучка, миллионер Рутан, житель США за 20 лет создал несколько оригинальных самолетов, на которых сам и, позже, с другими пилотами поставил несколько мировых рекордов.  До сих пор не повторили его рекорд 9-и дневного перелета без посадки вокруг земного шара с двумя членами экипажа, в составе которого был он сам и его помощница.  Недавно, он получил большой приз за сверхзвуковой полет на высоту 100 с лишним километров.  Его самолеты не простые, изготовлены из пластика или из титана.  Над их изготовлением работало немало сотрудников фирмы «Локхид» и стоили они не дешево.  Освещались эти полеты в печати всего мира, однако, ни одного заказа конструктор не имел.  Он хотел быть самостоятельным и вошел в историю, как одиночка.  Большие фирмы десятилетиями завоевывают авторитет и борются за него постоянно…

                       В Ташкентском Авиационном институте за время его существования почти все заведующие кафедрой «Конструкции самолетов» пытались создать самолет для нужд народного хозяйства, подключали конструкторов нашего ОКБ.  Можно перечислить их: К.С.Поспелов, Х.Г.Сарымсаков, А.Султанов.  С ними я был хорошо знаком и считаю их грамотными авиационными специалистами.  Мои конструкторы также подключались к проектам этих самолетов, но мы убеждались, что даже от успешно спроектированного самолета, до его внедрения в народное хозяйство существует огромная дистанция.  Нужны большие средства.  В свое время директор завода В.Н.Журавлев после нашей презентации самолета «Беркут» издал приказ, запрещающий заниматься постройкой малых самолетов.  Мне он объяснил это решение тратой большого времени на поиски смежных предприятий и заказчиков, проблемой с испытаниями и доводкой самолёта в трудное для завода время.  Он был прав, так как в это время, на приколе, стояли малые, самолеты почти всех ОКБ, не находя себе рынка сбыта. Они до сих пор так и не запущены в производство.

                       Перестройка обрубила связи к заказам крупных агрегатов самолетов центральных ОКБ.  По этим причинам вначале отказались от развернутого производства крыльев и центропланов самых больших в мире самолетов Ан-124 «Руслан» и Ан-225 «Мрия», а затем, и от хорошо освоенных уникальных по конструкции крыльев самолета «Ан-70».  Заводчане также не решались совместно с другими странами изготавливать самолет Ил-114, чем понизили интерес к нему заказчиков.  Как патриот завода, проработавший на нём более 40 лет, я приобрел  около ста акций, от которых, ни разу за 15 лет не имел дивидендов.  Но я надеюсь, что с помощью центральных ОКБ в будущем, завод возродится и сумеет занять достойное место среди передовых предприятий мира…

                       Надежду вселяет перспективный самолет ИЛ-76МФ с удлиненным на 6,6 метра фюзеляжем и увеличенной в 1,5 раза грузоподъемностью.  Мне приходилось вплотную заниматься проектированием и участием в производстве первого самолета Ил-76 МФ, и я был свидетелем повышенного спроса заказчиков на него.  Это подтвердилось во время спасения пострадавших от цунами, когда почувствовалось, что не хватает транспортных самолетов в мире.

                       Хочу рассказать о моих последних попытках обеспечить работой и сохранить кадры опытных специалистов у себя в ОКБ и на заводе.  Это позволило бы загрузить мощности производства и продолжить существование научного потенциала в авиационной индустрии в республике.  При развале Союза в некоторых республиках оказались невостребованными различные типы самолетов.  На базе пассажирских самолетов образовались мелкие авиационные компании и отряды, нашлись коммерсанты, которые приватизировали и самолеты, и авиационные службы аэродромов.  Некогда знаменитая авиакомпания в СССР «Аэрофлот», входящая в пятерку крупнейших в мире и перевозящая свыше 100 млн. пассажиров в год, распалась на 400 мелких компаний…

                       От самолетов военного назначения некоторые республики освободились, продав их за бесценок за границу.  В частности Украина, через которую проходила третья линия обороны против НАТО, включала в себя зоны базирования транспортной авиации и имела на своих военных аэродромах свыше 200 самолетов Ил-76.  После развала СССР некондиционные самолеты продавались за бесценок, а годные к эксплуатации интенсивно эксплуатировались.  Некоторые среднеазиатские республики, имеющие истребительную авиацию, постарались избавиться от неё, продав самолеты другим странам СНГ, которые не всегда умело их эксплуатировали.  Зачастили авиационные катастрофы от неумелого использования техники.  При этом стали называть так называемый человеческий фактор...

                       Известно, что стоимость эксплуатации авиационной техники превышает стоимость самой техники, в частности самолета, в несколько раз за период его эксплуатации.  В некоторых странах списывались и утилизировались большие партии самолетов до истечения их ресурсов, если экономически это было оправдано.  В частности, в мою бытность, в США были списаны новейшие сверхзвуковые бомбардировщики В-58 «Хастлер» или истребители Ф-117, из-за дороговизны их обслуживания.  Там были применены новые трехслойные сотовые панелей, ремонт которых обходился очень дорого.

                       Ресурс самолётов ограничивается следующими параметрами: налет самолета, число взлетов и посадок, а также календарный срок эксплуатации.  Нарушение любого из них могло быть причиной катастроф самолетов после развала СССР.  Для того чтобы продлить ресурс самолёта по сроку эксплуатации, необходимо многостороннее изучение его технического состояния с помощью контрольно-измерительной аппаратуры силами бригад специалистов головных ОКБ.  Это стоит дорого и многие мелкие компании отказались от продления ресурсов.  В России, некогда великой авиационной державе, пытаются объединить все авиакомпании в одну, способную конкурировать на мировом рынке.  Однако, вероятность такого события очень низка…

                       Имея самолет у себя на аэродроме, надо обеспечить ему постоянную жизнедеятельность.  Однажды мне пришлось проводить дефектацию и ремонт самолета Ан-12, приобретенного одним местным коммерсантом, во время перестройки и возомнившим себя хозяином авиаперевозок.  Самолету потребовалось большое количество доработок, замена оборудования, а главное, продление ресурса с вызовом бригады от головного ОКБ.  После года простаивания самолета на заводе, коммерсант обанкротился и исчез.  Самолет после ремонта утилизировали…

                       Я пытался убедить руководство утилизировать самолеты в стенах завода, чтобы получать дорогостоящий алюминий, а его оборудование использовать для нужд других отраслей.  Сама утилизация требует участия опытных специалистов и работников для разделения различных типов материалов и электропроводов, а также приведения некоторого оборудования в кондиционное состояние.  Только в одних двигателях используется свыше сотни марок различных дорогостоящих материалов.             Процесс утилизации большого объёма авиатехники мог быть растяну на годы, чем можно было бы занять покидающих завод специалистов, которые не смогли применить свои руки в других отраслях. Возможно, после меня, этим занялись на заводе.  Сам алюминий и его сплавы представляют большую ценность, как для авиации, так и для гражданского строительства.  Когда-то он даже ценился дороже золота…

 

 

Мой тыл, моя судьба…

 

 

                       Итак, заканчивая своё повествование, без ложной скромности скажу, что доволен теми высотами, которых удалось в жизни достичь  Родителям, как старшим, я уделил внимание в самом начале своего повествования.  А сейчас пора посвятить строки самому близкому мне человеку, моей жене Гульсаре.  Откровенно скажу, что на протяжении долгих лет нашей совместной жизни она постоянно была моим надёжным тылом, обеспечивающим успех моих дерзаний..

                       С будущей женой я познакомился у ее друзей.  Она, очень красивая, статная девушка, естественно, была окружена поклонниками, но два года настойчивых ухаживаний решили ее и мою судьбы.  У меня не было возможности водить ее по ресторанам и катать на машине, которой у меня не было, но я мог много рассказывать о живописи, музыке, политике, путешествиях и, вообще, о культурных ценностях мира.  Она училась в Ташкентском Медицинском институте, и я смог создать ей условия для успешного завершения учёбы после нашей свадьбы и рождения ею нашей дочери Диары.  Не останавливаясь на достигнутом, даже после рождения нашего сына, Гульсара смогла защитить диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук.  Затем она работала на кафедре терапии Ташкентского медицинского института, которым руководил академик Р.Каценович .

                       В начале нашей совместной жизни мы жили скромно, в однокомнатной секции в городке, рядом с заводом, и только после нескольких десятков лет, переехали в уже приличную квартиру.  Родители также медленно обустраивались в жизни.  Они жили в 2-х комнатной квартире в 4х этажном доме, затем ее отец, Васит Вахидович Вахидов, приобрел участок земли и построил дом, в котором они семьей прожили остаток жизни.  В летнее время, когда в панельных домах становилось очень жарко, мы с семьей переезжали на их участок.  Чувствовалось благожелательное отношение их семьи к нам и нашим детям.

                       В 2010 году мы отметили 45-летие нашей свадьбы.  Годы эти прошли, пролетели как один день, нашей счастливой совместной жизни.  Морально, Гульсара оказалась сильнее меня, решая сложные вопросы семьи.  Я считаю, что именно благодаря ней, я творчески прожил свою жизнь.  Она не препятствовала моим начинаниям, помогала, чем могла.  Заботливо собирала меня в частые, дальние командировки, брала на себя проблемы нашей семьи и родительской.  Она сама занималась ремонтом, квартиры, машины и бытовых приборов.

                       Когда я готовился к защите диссертации, мы старались работать вместе над темами и готовились к их завершению.  Однако, когда я почувствовал необходимость помощи в оформлении и публикации темы, Гульсара отложила свою кандидатскую работу, чтобы помочь мне.  Прошло немало времени прежде, чем у неё возникла возможность вернуться к незавершенной теме.  В связи с большими изменениям и новыми направлениями в науке, ей пришлось заново подготовиться и защититься.  Таких самоотверженных поступков с ее стороны по отношению ко мне и нашим родственникам, она совершила немало. 

                       Гульсара боготворила своего отца, Васита Вахидовича, и во всем брала с него пример.  В то время Васит Вахидович  работал заведующим кафедрой в Медицинском институте, а благодаря своему таланту и упорству он, после успешной защиты кандидатской и докторской диссертаций, стал ведущим хирургом республики.  При содействии Министерства здравоохранения СССР, он сумел построить и возглавил крупный хирургический центр в Ташкенте, единственный в Средней Азии, который сейчас носит его имя.  Его именем названа одна из центральных улиц Ташкента.

                       Знания и способности В.В.Вахидова позволили, впервые в республике, производить сложные операции на сердце.  Он брал на себя самые трудные случаи и добивался выздоровления больного, чем завоевал всенародный авторитет.  Через его руки прошли и президенты некоторых государств.  Он был избран в почетные академики многих стран, в том числе в США.  Им создана была сильная школа хирургов, ученики которой, впоследствии, возглавили другие медицинские центры в разных городах, а также Министерство здравоохранения в республике.  Частыми гостями в доме Вахидова были руководитель хирургического центра в Москве, академик Б.А.Петровский, руководитель хирургического центра в Киеве, академик Н.М.Амосов и другие известные ученые Союза.  Свыше 30 книг с дарственными пожеланиями оставил он нам…  Бурное развитие научной медицины в Узбекистане шло на моих глазах, и ее достижения стали признаваться передовыми странами. В Ташкенте, Министерством здравоохранения создан музей, посвященный его деятельности Вахидова.

                       Дети наши пошли по линии матери, в медицину, успешно окончили Ташкентский медицинский институт, затем защитили диссертации на соискание ученой степени кандидата медицинских наук.  Я не пытался агитировать их идти в авиацию, по моим стопам, хотя имел дома большую библиотеку и массу макетов самолетов.  Видимо, мои задержки на работе, трудные командировки и сложность работы отпугивала их.  А может быть, сильнее повлиял на них их дедушка своим авторитетом и окружающим обществом, а также заботливая мать.  В авиации я не оставил наследников, что, конечно, огорчает меня...  Дочь Дияра после завершения  медицинского института работала в Ташкенте по профессии, по конкурсу поступила  Хельдербергский университет медицины, расположенный рядом с городом Франкфурт на Майне, в Германии.  Она прошла стажировку на Филиппинах, работала по линии ВОЗ в Ташкенте, а выиграв Гринкарту, с семьей переехала в США.  Но здесь работать по профессии не смогла, пришлось пройти здешние медицинские курсы, с их требованиями и работать в иных условиях.

                       Диплом врача наших и некоторых европейских медицинских институтов здесь не действуют, необходимо заново пересдать все предметы, причем, на английском языке.  Требования к врачам в США повышенные и поэтому время на их подготовку увеличивается.

                       Дочь помогла нам принять участие в лотерее, позволившей выиграть Гринкарту и мы, родители-пенсионеры, оказались рядом с ее семьей.  Вместе со своим мужем, Шухратом, медиком по образованию, они воспитывают своих детей и опекают нас.  Так получилось, что, наша семья разбросана, сын Рашид и его жена, еще не переехали и скучают  по всем нам.  Вспоминая свою родословную, я заметил, что в жизни моего деда, отца и меня сопровождали и опекали более сильные, чем мы, личности, что помогало нам преодолевать трудности в жизни и чувствовать поддержку в наших начинаниях.

                       Здесь, в Америке я увидел много нового и интересного, но ностальгия, по авиации, по самолетам, не дает мне покоя...  Задираю голову и смотрю на каждый пролетающий самолет, посещаю авиационные салоны, музеи, книжные магазины.  Вначале с интересом приобретал книги об авиации, которые, как-то иначе освещали ее историю, с трудом переводил некоторые статьи.  К великому сожалению, здесь некуда применить мой опыт и знания.  Виной тому мой возраст и языковый барьер…

                       Как хорошо бы теперь, за одним столом, собраться со своими бывшими соратниками, чтобы рассказать о своих проблемах, чтобы напомнили тебе о твоих былых заслугах и преподнесли букетик гвоздик, к чему мы привыкли в наших краях...

                       Надеюсь, мои воспоминания дойдут до интересующегося авиацией и космосом читателя, и он сможет оценить славные годы становления и развития авиации в республике, вспомнит их участников и помянет их добрым словом.

 

 

Часть вторая.

 

 

От авиации к эмиграции

 

 

История изобилует фактами, свидетельствующими, что две великие державы, США и Россия становились источниками напряженности в мировом масштабе.  Все страны следили за их взаимоотношения, стараясь, либо присоединится к одной из них, либо отдалиться.  Две державы управляли миром, соревнуясь в гонке вооружений и влиянии на окружающие страны.  США и Россия и сегодня борются за право быть первыми в мире, используя свои природные ресурсы и могущество.

«Холодная война», продолжавшаяся в течение полувека между этими странами, обострила их отношения, но не уничтожила желание искать общие пути к сближению, к совместной борьбе против новых угроз в мире.  В настоящее время, «глобальное потепление», терроризм и другие катаклизмы вынуждают их сближаться, несмотря на существующие разногласия.

Просматривая американские телевизионные программы, замечаешь, что почти все передачи посвящены соревнованию в науке и техники двух держав, США и России.  Подробно освещаются военные конфликты, сравнивая оснащение армий противоборствующих сторон и их боевые качества.

В настоящее время политики мира сходятся на мысли, что США, вооруженные до зубов современной техникой, постигли неудачи в локальных войнах в Ираке и Афганистане, где стреляют из-за угла.  Здесь требуются не высокоскоростные бомбардировщики - невидимки с лазерным наведением оружия, а, просто, обыкновенный, бронежилет с медицинским пакетом.

Новый президент и руководство США будут считаться с сильными соперниками в мире и, возможно, поделятся своими достижениями в науке и технике, со странами, бывшими когда-то друзьями.  Хотелось бы напомнить о вехах истории, когда Россия сближалась с США.

Известно, что в 1776 году, когда Америка провозгласила свою независимость от Англии, и началась освободительная война, Россия направила военную эскадру с дружественным визитом к её берегам, давая понять колониальной Англии о своём дружеском расположении к США.

Проживая семьей в разных штатах США, я, по старой традиции, посещал книжные магазины, изучал на полках предлагаемые издания, по возможности покупал книги и пытался переводить интересные страницы.  Это дополняло мое впечатление об увиденном в Америке, помогало в составлении моих рукописей и издании книг.  Приятно вспомнить встречи на книжных ярмарках больших городов различных деятелей Америки, которые предлагали свои произведения и давали автографы с пожеланиями.  Однако, слабое знание языка не позволяло общаться с ними.  В частности, удалось увидеть в книжных магазинах, экс-президента США Б.Клинтона, дочерей экс-президентов Д.Кеннеди и Д.Буша, раздающих автографы на своих произведениях, а также астронавтов США и других интересных людей.

Трудно сказать, как сложилась бы моя попытка донести до читателей обо всем, увиденном в Америке, если бы не помощь моих детей.  Дочь Диара организовала экскурсии по Америке, а сын Рашид помог в издании книг, за что я им благодарен.  Как всегда, жена, Гуля, была для меня опорой в новой, американской жизни.  Мы с ней, попав в Америку, прошли курсы английского языка в 4-х разных городах, и смогли успешно выдержать экзамены для получения гражданства.  Мы научились понимать жизнь и быт американцев, что, в наши годы, не всем удается сделать.  Гуля всегда была за рулем автомашины, что помогло семье встать на ноги, пока внучки не научились сами ездить.  Мы старались жертвовать своими интересами ради устройства жизни детей.

Итак, вначале хотелось бы обратить внимание на связь и взаимопомощь двух стран в области авиации, близкой мне отрасли, оценить некоторых руководителей США, протянувших руку помощи возрождающемуся Советскому Союзу.  Меценатство и филантропия в Америке всегда считались благородным делом и поощрялись общественностью и правительством страны, которое шло навстречу таким людям.  В настоящее время, в связи с большим наплывом эмигрантов из бедных стран и обострением отношений различных слоев общества внутри США, меценатство уже пересматривается, и, к сожалению, не в лучшую сторону.  По мере возможностей, я расскажу об этом читателям.

Надеясь на дружбу между США и Россией, хотелось бы вспомнить попытки обеих сторон сблизить свои интересы в укрепления мира и безопасности от растущих угроз различных сил.  На этих двух Великих странах лежит ответственность за сохранение порядка в мире.  Истории известны деятели, которые жертвовали своим благополучием, ради их сближения.  Некоторые выражали свои симпатии в политике, другие в литературе.  В своих воспоминаниях я старался обратить внимание и на выходцев из Средней Азии, последующую связь их с родным краем, с Узбекистаном.  Здесь, в Америке, имеется достаточно литературы о них.

В частности, я вспомнил жителя Ташкента, А.Ф.Керенского, мимо дома которого часто проходил.  Отец А.Ф.Керенского, работал инспектором смотровых училищ, как и отец В.И.Ленина в Симбирске.  Они дружили семьями…

Молодой А.Ф.Керенский с 7 лет начал учиться в мужской гимназии, которую закончил через 10 лет с золотой медалью, и в 1899 году поступил в Петербургский университет.  Его революционная деятельность не понравилась руководству университета и его вернули в Ташкент к отцу.  Но через год он был прощен, вернулся в университет, где организовал Совет землячества ташкентских студентов.  После блестящего окончания университета А.Ф.Керенского опять арестовали и сослали снова в Ташкент, и он начал работать адвокатом, постоянно защищая Туркестанских социал-демократов, отстаивая права жителей, которых отправляли на тыловые работы во время Первой мировой войны.

В 1917 году А.Ф.Керенский, в возрасте 36 лет, возвращается в Петербург и становится самым молодым председателем Временного правительства России.  Он много сделал для революции в стране, но власть перехватывают большевики во главе с другом его семьи, В.И.Лениным.  А.Ф.Керенский уезжает во Францию, а оттуда в 1940 году, когда туда пришли немцы, в Америку.  Здесь, в Нью-Йорке и городах Калифорнии, он работает профессором в университетах до конца своей жизни.  Им написано свыше десятка монографий и множество статей, посвященных России.  Последняя книга появилась в печати, когда ему исполнилось 84 года.

Первые годы в Америке приходилось привыкать к новому образу жизни, удивляться поведению американцев в окружающей обстановке.  Мы старались понять менталитет местных жителей, их мировоззрение.  Главное, что я заметил в процессе жизни в Америке, это миролюбие и занятость своими проблемами, которые беспокоит жителей больше, чем события в мире.  Я стал убеждаться, что нагнетание страха исходит не от народа, а во многом от политики выбранных им руководителей, которые, в силу своих амбиций, определяют политический курс всей страны.  В числе президентов США были такие, которые не побоялись окружающих их советников и внесли достойный вклад в дружбу с СССР.

На фоне катаклизмов природы и экономического кризиса, когда обостряются все разногласия, иммигрантам из Азии и Африки становится труднее адаптироваться среди местного населения.  Каждый штат Америки, традиционно заселенный выходцами из разных стран Европы, по-своему реагирует на пришельцев со стороны.  Заселять и строить Америку начали некогда цивилизованные народы Европы, благодаря стараниям которых она стала ведущей страной в мире.  Среди них родились талантливые филантропы, которые оставили светлую память о своих добрых делах.

В каждом районе Америки местное население своеобразно смотрит на мир, но в то же время, подчиняется общим правилам жизни, заложенным в конституции, чем обеспечивается порядок.  Так, в Пенсильвании, где преобладают выходцы из Германии, во время войны немецкие колонисты устраивали в штате парады со знаменами в честь Гитлера, организовывали молодежные лагеря с обучением боевым операциям и сбор денег для фашистской Германии.  Правительству США, во главе с Д.Ф.Рузвельтом, пришлось уделять этой проблеме немало внимания…

Перед второй мировой войной Ф.Д.Рузвельт также упорно занимался выселением свыше 100000 японцев с Тихоокеанского побережья США в необжитые районы Среднего запада.  Однако, по истечении 3х лет им разрешили вернуться в покинутые места. Американские кинофильмы демонстрируют бедственное положение, в котором оказались эти люди, попав в непривычную для них жару степных районов штатов Арканзас и Оклахома.

А в южном штате Флорида, где латиноамериканское население насчитывает около 90%, пришлось столкнуться с воинствующим внедрением в быту и на работе испанского языка.  Все рекламы, проспекты, инструкции к товарам, объявления и надписи над офисами пишутся на 2-х языках, на работу в обслуживающих компаниях принимают сотрудников со знанием испанского языка.

В штате Джорджия, некогда, центре рабовладельческого юга конфедерации, сохранилось влияние старых порядков.  Нам пришлось присутствовать на праздничных мероприятиях, организованных в честь победы южных конфедеративных войск над северными войсками объединения, которое имело место в начале гражданской войны, между севером и югом Америки.  Напомним, что, в конце концов, северяне во главе с президентом А.Линкольном, победили в войне и объединили штаты.

Праздничные мероприятия проводились на открытой площади, где присутствовали несколько десятков тысяч зрителей. В импровизированном бою участвовали несколько тысяч солдат, одетых по форме воющихся сторон, десятки пушек со всех сторон, конница и пехотные укрепления, времен Бородино.  Бой, под грохот канонады и стрельбы из винтовок, продолжался целый день и закончился победой конфедератов над республиканцами, причем, под гром аплодисментов зрителей.

Мы чувствовали некоторую неловкость, потому что это было равносильно тому, если бы нам показывали победу генерала Деникина или адмирала Колчака во время существования СССР.  Кстати, Колчак в 1917-18 году был в Америке, где получил одобрение полномочий будущего правителя России.  На праздничных представлениях реяли на мачтах только флаги конфедерации.  Праздники продолжались и вечером в закрытых помещениях, причем, темнокожие отсутствовали, ибо это был не их праздник, они, во время гражданской войны, перебрались на север и воевали на стороне войск республиканского объединения.

Особенности каждого штата, по-своему отражаются на состоянии иммигрантов в их работе, и в учебе, что неоднократно пришлось прочувствовать нашим детям и внучкам.  В некоторых случаях к ним не скрывали неприязнь, узнав в них выходцев из бывшего СССР.  Это чувствуется при решении каких-либо вопросов, влияющих на нашу жизнь и благополучие.

Для приезжего, осваивающего жизнь в качестве иммигранта, со временем становится удивительным то обстоятельство, что в каждом штате преобладает население – выходцы, из какой-то страны Европы, которые пытаются организовывать общество на основе своей традиционной культуры, религии и т.д.  Разбросанные по городам различные клубы, рестораны европейской и азиатской кухни, церкви различных исповеданий демонстрируют демократию в стране, однако, на работе начинается дифференциация служащих.  Труднее всего иммигрантам из Азии, спасать которых может только стойкость и работоспособность.

Все эти странности не затрагивают конституционного строя Америки, ибо они не нарушают порядок в стране.  Америка и настойчиво объединяет разные взгляды жителей и утверждает английский язык, как самое надежное средство в общении масс.  Первые поселенцы в Америке в 1620 году, так называемые, пилигримы, были английского происхождения, они долго отстаивали в войнах с индейцами, французами, испанцами и другими нациями право на преобладание своего языка.

Как упоминалось ранее, каждый штат или город Америки интересен своей историей, природой, населением и оставляет в памяти яркие впечатления.  В семье мы постоянно использовали фотоаппараты, что позволило нам собрать с десяток альбомов о пребывании в каждом новом месте.

  

Глава первая.

 

Филантропия и деятели Америки.

 

Проживая в городе. Рочестере, что находится на границе с Канадой на берегу озера Онтарио, я обратил внимание на то, что жизнь там существует благодаря крупным фирмам, таким, например, как «Кодак», «Ксерокс», «Бауш и Ломб» и другим, более мелким организациям.  Корпорация «Истман Кодак» это главный бизнес Рочестера.  Здесь находится штаб-квартира компании, а филиалы ее разбросаны по всему миру.  Число служащих тут, на фирме, достигает 35 тысяч.  Основатель фирмы, Д.Истман изобрел в 1879 году фотопластинки, чем открыл дорогу новому направлению в киноиндустрии.

Городу Рочестеру он завещал все свое богатство от развивающейся отрасли в фото и кинопромышленности, которые успешно внедряют новые технологии, в том числе, цифровые системы.  При его участии, в городе были построены театр, библиотеки, старейший в Америке университет, технологический колледж, музей, и парки с декоративными деревьями, привлекающими жителей всей Америки.  Было начато строительство метро, второго, после Нью-Йорка.  Его дом с окружающим парком превращен в музей, куда стекаются туристы страны, а помощь в освоении новой отрасли киноиндустрии даже достигла и СССР,  Город Рочестер побратим с Новгородом, что позволило российским делегациям знакомиться с достижениями фирм «Истман Кодак», «Ксерокс» и другими.

150-летие Джорджа Истмана в 2004 году отмечалось жителями Рочестера с большим размахом.  Праздничные гуляния, уличные шествия, вечерний салют и многое другое напоминало жителям города, кому они обязаны своим благополучием.  Известно, что благодаря фирме «Кодак», безработица здесь, почти, отсутствует, а социальное страхование, организованное Истманом, самое надёжное в Америке.  Город Рочестер остался в моей памяти, как образцовый центр культуры.

                       В Рочестере мне посчастливилось присутствовать на встрече с инициатором перестройки в СССР Михаилом Сергеевичем Горбачевым.  Пресс-конференция была организована местным обществом по линии встреч с «Главами Государств».  Ему уже не уделялось столько внимания, как тогда, когда мы в рабочее время часами простаивали вдоль дорог, по которым должны были проехать наши руководители.  Место встречи располагалось на окраине города в местном студенческом центре.  Михаил Сергеевич в своем выступлении не был настроен воинственно против руководства нынешней России.  При этом в памяти всплыла вся анархия перестройки и агония государства, в том числе и в авиационной промышленности, когда шараханье к производству несвойственных заводам товаров привело к разбазариванию последних средств, и застою всего народного хозяйства.  Видимо он сам не ожидал, что его призывы к демократии обернулись пагубной для народа вседозволенностью…

                       Мне пришлось постоянно работать в общественных организациях, и я был свидетелем того, как рядовые работники по указанию инициаторов перестройки решали вопросы смены руководства на более «добрых», но недальновидных.  Самому же приходилось отчитываться в присутствии моих конструкторов о моральном духе коллектива, и только сложившиеся хорошие отношения в КБ отводили все претензии, идущие от некоторых руководителей перестройки.  Михаил Сергеевич был, конечно, прав, стараясь разрушить коррупцию, вскормленную при Л.И.Брежневе.  Она проедала все эшелоны власти, а партия перешла от контроля производства к его руководству, не имея на то ни опыта, ни знаний.  Возглавлять науку и производство в основном пришли люди из парткомов предприятий, и больно было смотреть на их деяния…

                       Город Рочестер небольшой, но его посещают интересные люди.  При мне в 2005 году его посетил президент США Д.Буш.  Когда-то, этот город соперничал с Чикаго.  Он был образован раньше, каналами связан с Нью-Йорком, в строй введено метро.  Однако Рочестер больше не смог развиться, потому что заводы "Кодак" стали сокращаться или переводиться в другие страны.  В настоящее время он остался на правах провинциального города.  

Такое положение можно видеть и в городе Херши, штат Пенсильвания, где в 1909 году был создан шоколад, который сейчас употребляется во всем мире.  Империя Херши распространила свои филиалы на все континенты, владея всеми патентами на производство шоколадных напитков в горячем и холодном виде.  Милтон Херши все свое богатство завещал городу, причем, управление компанией должно осуществляться выпускниками основанных им школы и колледжа, куда могут бесплатно поступать дети необеспеченных родителей.

В городе, с населением менее чем 30 тысяч человек, функционирует самый большой в штате, а может и в стране, парк с головокружительными русским горками, большим стадионом, где устраиваются международные соревнования по футболу и хоккею.  Город пестрит прекрасными гостиницами, здесь останавливаются президенты стран и арабские шейхи, также проводятся крупные конференции.  Городской театр, вместимостью несколько тысяч человек, поражает своим великолепием.  Маленький город посещают больше туристов, чем некоторые центральные города Европы.  Здесь ежегодно устраивают выставку античных машин, стоимость которых превышает миллионы долларов.  А усадьба Херши превращена в дом–музей его «шоколадной империи».

М.Херши создал специальный аттракцион, где посетитель мог проследить весь процесс производства шоколада.  Для туристов организуется специальный поезд с открытыми вагончиками, по пути движения которого демонстрируется крупные панно о сборе какао-бобов в жарких странах, молочные фермы.  Заканчивается тур демонстрацией натурального производства шоколада.  При выходе из аттракциона посетитель бесплатно фотографируется на фоне панно и получает шоколад.  Поневоле не удержишься от повторной поездки по этим сказочным местам…

Херши строил дома для рабочих своей компании, открыл школу и сельскохозяйственную ферму для бездомных детей.  Он завещал компании продолжать меценатство.  Вызывает удивление, как на всенародных праздниках «Хэллоуин», с праздничных грузовых машин по ходу движения разбрасывают в толпу шоколадные конфеты.  А на праздниках «Благодарения», людям раздают бесплатно мороженые индюшки к праздничному столу.  150-летие со дня рождения Херши в 2007 году праздновали в парках с запуском фейерверков.  Город Херши назван именем его основателя и останется в моей памяти, как самый гостеприимный город.

Основатели фирмы «Кока-Кола» прекрасно обустроили город Атланта, главный город штата Джорджия, где и был создан этот напиток изобретателем Д.С.Пембертоном в 1886 году.  Меценатство фирмы позволило в 1996 году организовать в городе всемирные Олимпийские игры.  Здесь построен самый большой в мире аквариум с обитателями всех видов и размеров.  Богатство фирмы исчисляется многими миллиардами долларов.  В мире нет уголка, где не употребляют этот напиток, однако, секрет его изготовления хранится только здесь, в Атланте.  Штаб квартира «Мир Кока-Кола» встречает вас знаком размером 10 на 10 метров, который освещает 3500 лампочек. Внутри штаб-квартиры создан музей.

Атланта знаменит президентами Америки, которые начинали свой жизненный путь с филантропии.  Здесь начинали работать президенты Т.Рузвельт, В.Вудро, Ф.Д.Рузвельт, Д.Картер, а посещали город Д.Вашингтон, Т.Джеферсон, А.Джексон и другие.  Однако, меня заинтересовал президент Ф.Д.Рузвельт, который когда-то помог встать на ноги молодой Советской республике.  При нем была признана первая в мире социалистическая страна, он способствовал обмену делегациями между двумя странами, крупным инвестициям в СССР, особенно в родную мне авиационную промышленность.

Пока упомянем только о его  вкладе в создание в штате Джорджия центра реабилитации больных полиомиелитом, которым он сам страдал в течение 20 лет.  Здесь он провел последние годы жизни и отсюда его тело вывезли в Вашингтон.  Санаторий, названный Ф.Д.Рузвельтом «Теплые ключи», и его резиденция «Маленький Белый дом» были построены на его средства и по его плану.  «Маленький Белый дом» очень напоминает Белый дом в Вашингтоне, где он провел 13 лет, 3 полных срока и начало 4-ого, своей творческой жизни в качестве президента.

В 1921 году 39 летний, атлетически сложенный Ф.Д.Рузвельт, отец пяти детей, искупался в холодной воде в реке Гудзон, после чего почувствовал недомогание, перешедшее в опасную болезнь полиомиелит.  Но это не явилось препятствием в его политической карьере, он баллотировался в губернаторы штата Нью-Йорк, а в 1933 году стал президентом США от демократической партии.  Он начал лечиться в теплых минеральных водах штата Джорджия, где купил и в 1927 году основал международный центр «Теплые ключи» по изучению и реабилитации больных полиомиелитом.  Сюда он постоянно приезжал отдыхать и восстанавливать свои силы, вплоть до 12 апреля 1945г, когда в возрасте 63 лет он скончался за рабочим столом.

Ф.Д.Рузвельт является единственным президентом в США, который пробыл на посту больше двух сроков, утвержденных, впоследствии, конституцией США.  Вторая мировая война заставила Ф.Д.Рузвельта преодолевать боль затянувшейся болезни, и, вместе с женой Элеонорой, общественной активисткой Америки, с сыном или со старшей дочерью, выезжать на публику и организовывать конференции и встречи в разных странах, часто, не поднимаясь с кресла качалки.  Знаменательна его поездка в Тегеран в 1943 году и в Крым в 1945-ом, встреча со Сталиным по вопросам завершения войны и планам восстановления Европы.

Для Америки Ф.Д.Рузвельт знаменит тем, что в годы «Великого кризиса» и массовой безработицы в мире 1929-1935 годах, он смог обеспечить занятость населения общественными работами, связанными со строительством дорог, мостов, крупных зданий и обеспечить сносное существование жителям страны.  Вместе с союзниками он завершил Вторую мировую войну разгромом фашистской Германии и милитаристской Японии.  По его инициативе была организована поставка военной техники и гражданской продукции в СССР.  Поставка производилась в соответствии с утвержденной им программой «Ленд-лиз», на 50 миллиардов долларов, большая часть которых, была выделена Советскому Союзу.

Во времена великой депрессии, когда число безработных в Америке достигло 17 миллионов человек, то есть каждый 4-ый американец, Ф.Д.Рузвельт озвучил «Новый курс», ориентируясь на социализм.  Он потребовал на время закрыть все банки страны: - «Они все противны сердцу и разуму народов».  Также запретил оперировать наличными при продаже золота.  А чтобы повысить курс денег, запретил детский труд, укрепил профсоюзы, высоко поднял налоги на доходы богатых, выделил безвозмездную помощь безработным, причем принудил всех работать за еду и ночлежку на общественных стройках под лозунгом: «Кто не работает, тот не ест!».  Он часто приводил пример пятилеток Советского Союза.  Конгресс США, молча, поддерживал его движение к социализму, ибо спасти катастрофическое положение в экономике Америки не брались другие политики страны.

Ф.Д.Рузвельт в годы второй мировой войны проявил себя противником фашизма, он не побоялся переселить диаспору немцев и японцев, численностью свыше 100000 человек, с берегов Тихого океана вглубь страны.  В частности, Америка в предвоенные годы насчитывала иммигрантов из Германии около 7 млн. человек, из Австро-Венгрии до 5 млн. и из Италии свыше 5 млн. человек, которые имели сильное влияние на правительство США.  Они создавали свои дружины, лагеря, и открыто организовывали демонстрации с нацистскими лозунгами.

В постоянном споре с Уинстоном Черчиллем, премьер-министром Англии, который недолюбливал СССР и препятствовал сближению США с Россией, Ф.Д. Рузвельт поддерживал политику Сталина в перекраивании карт Европы.  Он не возражал против присоединения земель, отторгнутых от Германии, и оставил добрую память в сердцах советских людей.  Посещение мною «Теплых Ключей» в штате Джорджия, его последнего места обитания на земле, произвело неизгладимое впечатление и оставило добрую память о его заслугах перед человечеством.

В средствах массовой информации США освещаются ранее неизвестные для читателей аспекты политики премьер министра Англии У.Черчилля.  Он дважды, перед войной, приезжал в США, уговаривая Ф.Д.Рузвельта начать войну с Германией. Действовала старая политика Англии со времен войны с Наполеоном, воевать чужими руками, но делить завоеванные территории самим.  Президент США Ф.Д.Рузвельт холодно  встречал Черчилля,  Он тогда обратился к конгрессу США с посланием, говорящим о том, что «парни Америки не будут участвовать в иностранных войнах». Однако, после того, как Гитлер напал на СССР, Ф.Д.Рузвельт пересмотрел свою решение, и после нападения Японии на Пирл-Харбор, была объявлена война двум государствам: Японии и Германии.

Президент США Ф.Д.Рузвельт не побоялся летать в СССР и Иран на встречи со Сталиным, несмотря на уговоры Черчилля.  Он также не принял во внимание предложение Черчилля развернуть боевые действия с Германией на Балканах, чтобы не допустить туда СССР.  В печати США сообщается, что инициативу взятия Берлина, президент США Ф.Д.Рузвельт предоставил советским войскам, организовав встречу войск союзников на реке Эльбе.  И это, несмотря на победоносное движение своих войск, продвигающихся более чем по 100 км в день, и усиленные уговоры Черчилля взять Берлин первыми.  В это время наблюдалась массовая сдача в плен, оставшихся на Западе необученных солдат Германии, что способствовало быстрому продвижению англо-американских войск.

Иногда, в печати США высказывается намёк на не полную адекватность поведения Ф.Д.Рузвельта в период завершения второй мировой войны.  Однако, Ф.Д.Рузвельт остается в умах американцев и всего человечества, как гениальный стратег в экономике и в политике.  Он сумел обуздать «великую депрессию» 1930-1933 годов, а также, победить фашистскую Германию и милитаристскую Японию.  И только после его смерти премьер министр Англии Черчилль начал открытую травлю СССР, объявив в своей речи в городе Фултоне начало «холодной войны», которая затянулась на полвека и, неоднократно, чуть не приводила к ядерной катастрофе.

Для всего мира Ф.Д.Рузвельт также знаменит тем, что стоял у истоков организации Лиги Наций после Первой мировой войны и участником создания ООН, после Второй мировой войны в 1948г.  Он составлял тезисы своих выступлений в «Теплых ключах», работая за столом, преодолевая мучительные боли в ногах от полиомиелита.

Рузвельт боролся за предотвращение мировых войн, и это останется в памяти и американцев, и миллионов людей всего мира.  Его последние слова были обращены к русской художнице Елизавете Шуматовой, которая заканчивала его портрет в кабинете в «Теплых ключах»: «Нам для работы осталось 15 минут».  Он не досидел до конца приема, упал в беспамятстве от кровоизлияния в мозг…

Тело Ф.Д.Рузвельта перевезли в Вашингтон, где он был похоронен со всеми почестями.  В «Теплых ключах» сохранился мольберт Шуматовой и не законченный его портрет.  При посещении «Малого Белого дома», в качестве туриста, я невольно вспомнил, как в детстве, во время войны и голода, живя в Узбекистане, мы питались присланными из США продуктами.

Жена Рузвельта, Элеонора, не смотря на занятость воспитанием пятерых детей, смогла найти в себе силы продолжить добрые дела мужа.  Она боролась за равные права женщин, темнокожих американцев, выступала представителем США в ООН.  В 1957 году Элеонора посетила СССР, где, после беседы с Н.С.Хрущевым, знакомилась с культурными учреждениями Москвы.  Она тепло отзывалась о Советском Союзе и призывала американцев сохранять дружбу между народами.  Равных ей, по активности действий в жизни американского народа и укреплению связи с Советским Союзом, нет среди всех, «первых леди» 44 президентов США.  Она достойна уважения, наряду со своим мужем, Ф.Д.Рузвельтом.

Э.Рузвельт бывала почти во всех штатах, перелетала на самолетах и ездила на лошади, спускалась в глубокие шахты к шахтерам, посещала горячие точки во время Вьетнамской войны.  Она смогла найти общий язык со многими видными деятелями и правителями государств, в том числе с Д.Неру, И.Ганди, М.Л.Кингом, Р.Оппенгеймером, и Н.С.Хрущевым, которого пригласила к себе на ранчо, во время его пребывания в Америке в 1959 году.  Вдова Рузвельта, будучи представителем Америки в ООН, смело боролась за мир, отстаивала права темнокожих людей.  Большая ее заслуга заключается и в организации санатория в «Теплых ключах» в штате Джорджия.

Последователем филантропии Ф.Д.Рузвельта, большого общественного деятеля Америки по отношению к Советскому Союзу, можно назвать известного сенатора конгресса Э.Кеннеди, умершего в августе 2009г. в возрасте 77 лет.  Благодаря его инициативе, поддерживалось, некоторое, дружественное отношение общественности к Советскому Союзу и к России.  На его похоронах, которые состоялись на Арлингтонском кладбище, где были похоронены и два, погибших от пуль, его брата, собрались, почти, все бывшие, и нынешний президенты Америки, почтив, этим его заслуги.  Президент Барак Обама ещё более решительно повернул курс на сближение двух Великих держав.

Штат Джорджия интересен и тем, что здесь, в центре бывшего рабовладельческого юга, выступавшего против республиканцев севера в гражданской войне США, жили и творили различные деятели Америки, известные даже жителям бывшего СССР.  В частности, в Атланте родился и работал лауреат «Нобелевской премии» 1964года М.Л.Кинг, борец за равенство белых и черных людей в Америке, а также, жили женщины – писательницы Х. Бичер Стоу, написавшая роман «Хижина дяди Тома» о положении черных рабов в США, и Митчелл Уилсон, написавшая книгу «Унесенные ветром».  Их произведения переведены на многие языки мира, в том числе в СССР.  Музеи, посвященные им, хранят добрую память об их делах.

Самый южный район Америки, город Майами в штате Флориды, характерен разнообразием красок природы и разноязычным населением.  Во времена первых поселений испанцев в 1513году, штат Флорида представлял собой болотистую местность, заселенную местными индейцами, семинолами.  В войне с испанцами в 17 и 18 веках англичане организовали свои форпосты, однако, потом уступили испанцам, а затем, американцам, которые в начале 20 века организовали строительный бум по всему штату Флориды.  Строительство местной инфраструктуры диктовалось здесь экономическими соображениями и поддерживалось традиционной филантропией приезжих преуспевающих бизнесменов.

Можно перечислить ряд бизнесменов, начавших застраивать штат Флориду, причем многие из них, смогли преуспеть в достигнутом, как например, нынешний миллиардер Трамп, поднявший гостиницы – небоскребы вдоль берегов Майами.  Однако районы, названные в честь первых строителей города, говорят о доброй памяти жителей первых поселенцев, филантропов.  В частности, Г.Флагер построил первую в штате железную дорогу и длинные мосты, соединившие прибрежные острова.  В честь строителя Дж.Коллинза названа центральная улица Майами, тянущаяся вдоль берега океана многие километры.  Гостиницы Дж.Меррика были первыми пристанищами для приезжих туристов и госпиталями во время Второй мировой войны.

Однако, меня, как авиатора, больше всех заинтересовало деяние знаменитого авиаконструктора США Г.Кертисса, который продал свои авиационные заводы на севере и, на вырученные средства, начал осваивать болотистые места штата Флориды.  Он построил несколько аэродромов, и организовал аэроклубы для обучения начинающих любителей пилотированию своих гидросамолетов, строил гостиницы, рестораны, ипподромы и жилые дома.  Сам же, с семьей, в первые годы он жил в палатке, среди комаров и других мелких тварей, где подхватил тропическую болезнь и в 52 года ушел из жизни.  Спроектированные им самолеты на его же двигателях, типа Р-36, Р-40, которых было изготовлено около 20000 экземпляров, были главными ударными истребителями во времена  Первой и Второй мировых войн.  Они также были поставлены по Лэнд-лизу в некоторые страны мира, в том числе в СССР.

Г.Кертисс остался в памяти жителей Майами создателем на месте осушенных болот уникального во всей Америке комплекса гостиниц под названием «Арабские ночи».  Турист, попавший в эти места, мысленно переносится в древний город арабского мира, его встречают сияющие синевой купола, высокие минареты с площадками для муэдзинов, арки и перекрытия ворот и прочие атрибуты древнего зодчества.  Лампы, подсвечивающие эти сказочные шедевры архитектуры, действуют впечатляюще на людей, никогда не бывавших в моих родных местах Средней Азии.

В последние годы, заселившие центр Майами латиноамериканцы, создали свои кварталы, типа «маленькая Гавана», «маленькая Гаити», в силу чего филантропия первых европейских поселенцев оказалась не совсем востребованной, однако память об их меценатстве осталась в истории освоения штаты Флориды.

В каждом городе, где останавливалась семья, мы видели плиты с надписями, посвященными каким- либо событиям.  В частности, в Рочестере, на плите у нашего дома было написано о том, что там жил дед Черчилля по материнской линии.  В Майами установлена плита с надписью о двух офицерах, погибших при перестрелке с бандитами, ограбившими банк. А в городе Августе сообщалось о нашем районе «Эванс», названном так в честь командующего конфедератов, боровшихся за независимость южных штатов.  Вот так Америка умеет почитать своих героев, хотя бы не большими знаками внимания.

Писателя-фантаста Айзека Азимова считают и русским, и американским писателем.  Его родители выехали из России в США в 1920году, когда мальчику было 3 года.  Его детство было трудным, но это не помешало блестяще окончить школу в 15 лет, затем химический факультет Колумбийского университета в Нью-Йорке и стать доктором философии.  Он издал около 500 произведений, причем, по каждой тематике получал престижные премии.  В частности, он писал о проблемах астрономии, математики, химии, физики, биологии.  Его фантастика посвящалась звездным войнам, робототехнике и многим другим темам, по которым до настоящего времени создаются фильмы и строятся предположения о будущем развитии человечества.

Настольной книгой для меня является энциклопедия А.Азимова о биографии 1510 знаменитых ученых мира, в числе которых русские и советские ученые, обогатившие науку своими трудами.  Он подробно описывает биографии наших соотечественников, ал-Хорезми, Авиценны, Омар Хайяма, Улугбека и других, внесших большой вклад в развитие науки и культуры Средней Азии и всего мира.

Происхождение предков А.Азимова, возможно, исходит из Бухары, где когда то обосновались бухарские евреи, возможно, даже, и из Ташкента, где они создали свою диаспору, и в настоящее время, находясь в США, не порывают связь с Узбекистаном, празднуя совместные праздники и отмечая различные культурные мероприятия в районе Бруклина Нью-Йорка.  Празднования бухарских евреев происходят под флагом Узбекистана, ибо все они выехали из нашей страны, и в их памяти остается «Альма-матер», их прародина.  Азимов ушел из жизни по законам жизни почти бедным, он не копил деньги.  В памяти людей останется его филантропия, помогавшая многим начинающим ученым и деятелям науки и техники.

 

Глава вторая

 

Авиаторы бывшего СССР в Америке.

 

Посещение Америки жителями других стран, в том числе и Российскими, началось со времен освоении нового континента Колумбом в 1492году.  В последующие годы в составе первых европейских пилигримов были и выходцы из России.  На свои средства они строили города и поселки в Америке, в частности, одних городов «Москва» здесь насчитывается несколько десятков, а в штате Флорида, город Санкт-Петербург, основанный жителем России, считается третьим по величине после городов Майами и Джексонвилла.  Штат Аляска, проданный Россией Америке, начал заселяться россиянами одновременно с покорением европейцами восточных районов Америки.

Дружественные связи России и Америки поддерживались долгие годы.  Америка, первая из крупных капиталистических стран, в 1933 году признала новое государство СССР.  Наибольшее сближение с Советским Союзом было осуществлено при правлении Америкой Ф.Д. Рузвельтом в период 1932-1945г.  Грандиозные стройки пятилеток в то время не обходились без американского участия…

Я напомню читателю о посильном вкладе Америки в авиационную промышленность СССР, ибо посвятил авиации больше полувека, в течение которого побывал в командировках в более чем 20-и городах Советского Союза, стран Европы и Азии и во всех Опытно конструкторских бюро по самолетостроению.  В беседах, а также в общей литературе, и воочию, я смог проследить тенденцию сближения взглядов на развитие авиации двух ведущих стран мира.

В 1929 году тяжелый самолет ТБ-1 (АНТ-4) конструкции ОКБ А.Н.Туполева, управляемый экипажем из 4-х человек, во главе с пилотом С.А.Шестаковым, совершил с посадками перелет Москва-Нью-Йорк.  Полет проходил над Тихим океаном, в трудных погодных условиях.  Экипаж, был очень тепло встречен американцами.  После посадки на побережье США, самолет продолжил полет до Нью-Йорка, преодолев свыше 21 тысячи  км.  Перелет не был зафиксирован, как рекордный, ибо полеты с посадками уже совершались другими экипажами, однако это был первый шаг СССР, в сторону США.

В годы начала улучшения отношения США к Советскому Союзу, родоначальнику Советской авиации, А.Н.Туполеву с группой авиационных специалистов, удалось впервые посетить США с ознакомительным посещением авиационных заводов.  Поездка в США намечалась на 1927 год, однако она совершилась в 1930 году и не была так насыщена, как намечалась вначале.  И только в 1935 году, при президенте Ф.Д.Рузвельте, после установления им дипломатических отношений между двумя странами, делегация авиационных работников во главе с А.Н.Туполевым была хорошо встречена и, они, в течение 105 дней смогли досконально ознакомиться с производством самолетов в США.  Делегация также побывала в Англии и Франции, в течение лишь недели в каждой стране, ибо увиденное в США, было достаточным для них.

А.Н.Туполев в своем отчетном докладе подробно описал новые направления в развитии авиации США, в частности, переход к производству самолетов по моноплановой схеме, без расчалок, конструкций с применением алюминиевой обшивки самолетов, вместо фанерной.  Он обратил внимание на высокую механизацию процессов сборки агрегатов.  Делегация посетила авиационные заводы фирм Дуглас, Боинг, Локхид-Электра, Кертисс-Райт и другие, самолеты которых завоевывали признание во всем мире.

А.Н.Туполев также делился впечатлениями о встрече с И.И.Сикорским, русским авиаконструктором, который, собрав единомышленников из России, организовал производство самолетов, гидросамолетов и вертолетов в США.  Самолеты И.И.Сикорского и других эмигрантов-авиаконструкторов из России, сыграли значительную роль во Второй мировой войне.  И.И.Сикорский разработал и создал свыше 70 самолетов и вертолетов.  Нелегко было ему основаться в Америке, но на помощь пришел русский композитор С.В.Рахманинов, выделивший 5 тысяч долларов на развитие его дела.

Кстати, в 1982 году авиаконструктор СССР О.К.Антонов, мой первый учитель и наставник, давший мне путевку в жизнь, организовал подачу петиции правительству Советского Союза о реабилитации Сикорского, всегда мечтавшего посетить родные места.  Петиция была подписана известными советскому народу людьми.  В частности, в списке стояли фамилии Героев Советского Союза М.М.Громова, который перелетел Северный полюс вслед за В.П.Чкаловым, штурмана и биографа В.П.Чкалова, Г.Байдукова, летчика испытателя Марка Галлая, знаменитой летчицы Валентины Гризодубовой, совершившей с женским экипажем дальний перелёт.  Впоследствии, она возглавила ведущее ОКБ по оборудованию самолетов, и мне посчастливилось увидеть ее за рабочим столом.  Гризодубова, своей неугомонностью и смелостью, много сделала для возврата из Колымы С.П.Королева, будущего Генерального Конструктора ОКБ ракетостроения.

В составлении петиции участвовали и другие легендарные люди, с которыми неоднократно приходилось встречаться в служебных командировках, однако просьба о реабилитации И.И.Сикорского была отклонена правительством.  «Холодная война» в эти годы играла важную роль в политике, во Вьетнаме пехотинцы США летали на вертолетах И.И.Сикорского…

Вернемся к ранней поездке делегации авиаконструкторов в Америку в 1935 году.  Руководитель делегации А.Н.Туполев не скрывал своего восхищения теплым приемом всюду, где побывала делегация СССР, а именно, в городах штатов Нью-Йорк, Иллинойс, Мичиган, Калифорнии, Флориды и других. «В общем, резюмирует Туполев, наша поездка за границу дала очень много ценного.  Особенно полезным оказалось знакомство с американской авиацией».

Начальник Главного управления авиационной промышленности Советского Союза, выходец из Средней Азии П.И.Баранов, именем которого была названа улица в Ташкенте, выгодно заключил ряд концессионных договоров о применении американской авиационной технологии в СССР.  Со скидкой было куплено в США большое количество разных, бывших в эксплуатации, авиационных двигателей с их технической документацией, на базе которых было развито отечественное моторостроение.  Им были организованы авиационные заводы в Москве, Куйбышеве, Казани и других городах страны.  П.И.Баранов погиб в 1933 году в авиакатастрофе.

В 1937 году беспосадочный перелёт из Москвы в США через Северный полюс, осуществил легендарный летчик, Герой Советского Союза, испытатель самолетов В.П.Чкалов.  Все центральные газеты Америки с восхищением писали о героическом перелете советских летчиков, открывших новую воздушную линию, связывающую США с СССР.  Это грандиозное событие в Америке признали аналогичным первому беспосадочному перелету через Атлантический океан американского летчика Чарльза Линдберга в 1927году.

Встречи чкаловцев начались с начальником генштаба, впоследствии, Государственным секретарем, а затем, министром обороны США, генералом Д.Маршаллом, который в своей приветственной речи сказал: «Народы Советского Союза и США должны жить на одном и том же земном шаре мирно и совместной работой украшать океан жизни человечества».  Через штат Орегон покорителей северного маршрута, перевезли на самолете в Сан-Франциско, штат Калифорния, где они были встречены многотысячной толпой, сопровождавшей их на автомобилях по городу и знаменитому мосту «Золотые ворота».  А вечером был дан салют 20-ю артиллерийскими залпами.

Столица США Вашингтон встретила чкаловцев с особым размахом.  Их постоянно сопровождали толпы репортеров и знаменитости, начиная с «королев красоты» и кончая конгрессменами и начальствующими офицерами ВВС США.  Наиболее ярким событием была встреча с президентом США Ф.Д.Рузвельтом, который способствовал сближению двух великих государств и организации перелета советского самолета АНТ-25 в США. При прощании Ф.Д.Рузвельт долго не отпускал руку В.П.Чкалова и говорил ему теплые слова.  Вечером был дан торжественный обед, на котором присутствовали около 1000 человек.

Подобные встречи происходили во всех городах, куда возили чкаловцев.  За несколько дней они посетили Ванкувер, Портленд, Сан-Франциско, Чикаго, Вашингтон, Нью-Йорк.  Из Москвы поступила телеграмма о продлении их командировки в США еще на один месяц.  На 34 улице в Нью-Йорке перед 10 тысячной толпой собравшихся жителей города В.П.Чкалов сказал:

«Наш полет принадлежит всему миру.  Мы преодолели все затруднения во время арктического перелета, чтобы передать приветствие американскому народу».

Перед отплытием на пароходе из США В.П.Чкалова на родину, он выступил перед толпой собравшихся на пристани:

«Мы еще раз благодарим правительство, учреждения, научные организации и печать США за ценную помощь, оказанную нашему перелету, и за горячий прием.  Мы считаем, что этот прием был оказан не только нам, но и нашей стране и населяющим ее народам».

После этого, уже на усовершенствованном самолете АНТ-25-1, через Северный полюс был совершен перелет другого экипажа во главе с летчиком М.М.Громовым, который посадил самолет еще дальше на материке США.  Они также были тепло встречены жителями Америки, чем была подтверждена дружба двух народов во времена правления президента США Рузвельта

После очередного испытания нового самолета и гибели В.П.Чкалова в 1938году, в США также почтили его память. В Ванкувере, штат Вашингтон, был установлен монумент экипажу самолета АНТ-25.  На открытие памятника была приглашена большая делегация из Советского Союза.

Имя В.П.Чкалова было присвоено Химкинскому авиационному заводу в г. Тушино, который он курировал.  Завод был эвакуирован в Ташкент в 1941 году, в начале Великой Отечественной войны, чем была открыта эра развития авиации в Узбекистане.

В 1936 году группа авиационных специалистов Советского Союза посетила предприятия фирмы «Дуглас», где смогла приобрести лицензию на производство самолета ДС-3, нового в то время цельнометаллического, пассажирского лайнера. Подобных самолетов в СССР тогда ещё не было.  Производство нового самолета поручили Химкинскому авиационному заводу.  В честь Главного инженера завода Б.П.Лисунова, который успешно внедрил американский плазово-шаблонный метод в самолетостроение Советского Союза и долго работал на Ташкентском авиационном заводе, самолет ДС-3 был переименован в Ли-2.

Для меня самолет ЛИ-2 знаменателен тем, что с него начиналась моя жизнь в авиации после окончания Ташкентского авиационного техникума. Во время производственной практики в техникуме, нас часто привлекали к работе на заводе, мне приходилось изготавливать детали для самолета и помогать передвигать его по сборочному цеху завода.

После окончания техникума я был назначен технологом в сварочный цех, где начиналось освоение нового пассажирского самолета Ил-14.  Мой будущий руководитель кандидатской диссертации, директор завода профессор К.С.Поспелов, работал вместе с Б.П.Лисуновым над созданием новой авиационной техники.  А освоением новых чертежей, выполненных американскими дюймами и футами, занимался начальник серийного конструкторского бюро, позднее ставший Генеральным Конструктором авиастроения, В.М.Мясищев.

Во время войны, благодаря президенту США Ф.Д.Рузвельту, было организовано снабжение Советского Союза военной техникой, в том числе авиационной.  Самолеты перегонялись по воздуху через северную Атлантику до Мурманска и Архангельска, через Тихий океан до Владивостока, а также через Иран.  Как сообщалось в печати, количество самолетов, типа штурмовиков, названных в России «Бостон» (двухмоторные самолеты фирмы Дуглас А-20 «Опустошитель») и истребителей фирм «Рипаблик» и «Белл» достигало нескольких тысяч.  Это была существенная помощь, способствовавшая быстрейшему разгрому фашистской Германии и её союзников.

Интересно отметить, что Гитлер планировал вторжение в Среднюю Азию из города Кандагар, что в Афганистане, чтобы предотвратить помощь американцев Советскому Союзу с юга, через Иран.  Там был организован «Туркестанский легион» и базировалась дивизия «СС».  Захват Средней Азии поручили знаменитому адмиралу Канарису, который прославился вторжением немцев во Францию и спасением из партизанского плена итальянского дуче Муссолини.

Кстати, истребители фирмы «Рипаблик» изготавливались на заводах, возглавляемых русскими, выехавшими в 1917 году из России, а именно авиаконструкторами А.П.Северским и его заместителем А.Картвели.  Впоследствии, их самолеты воевали в Корейской и Вьетнамской войнах.  Последнее  творение фирмы «Рипаблик» это штурмовик, который прославился своими хорошими техническими характеристиками и успешно использовался в боевых действиях США против Сербии, Ирака и Афганистана.

Первые реактивные самолеты СССР, типа Ту-104, начали осваивать международные рейсы в США, с промежуточной посадкой в Исландии.  Полет в США большого, с четырьмя турбовинтовыми двигателями, пассажирского самолета Ту-144, закрепил успех Советского Союза в развитии реактивной авиации.  Самолеты Ил-62 конструкции ОКБ им. С.В.Ильюшина в 1965 году начали осуществлять регулярные, беспосадочные рейсы в Нью-Йорк.

Во время «холодной войны» были попытки сблизить авиационные отрасли Великих держав, однако они не увенчались успехом.  В частности, в книге «Боинг -747» Главный конструктор самолета Д.Саттер описывает встречу с делегацией авиационных специалистов Советского Союза во главе с Заместителем министра Гражданской авиации СССР Ю.Г.Мамсуровым.

Ю.Г.Мамсуров, осетин по национальности, прошедший всю Вторую мировую войну в должности Главного инженера крупного авиационного соединения, знал в совершенстве несколько языков, и, в том числе, английский, что восхитило Д.Саттера.  Но на просьбы поделиться информацией о технологии изготовления агрегатов самолета Б-747, фирма Боинг вежливо ответила отказом, ссылаясь на недружественные отношения с Советским Союзом.

Завершить главу хотелось бы воспоминанием о посещении Америки близкими мне однокурсниками самолетостроительного факультета МАИ.  Они выросли до крупных авиационных специалистов, Главных и Генеральных Конструкторов ОКБ, которые, даже в годы «холодной войны» посещали США по служебным командировкам.  Об этом они рассказывали на юбилейных встречах в Москве.

Наиболее памятны те выпускники, с которыми я встретился в Ташкенте, перед их поездками в 1980-х годах в США.  Дважды Героя Советского Союза, космонавта Севастьянова американцы встретили очень тепло, он был избран почетным гражданином нескольких городов.  Российские космонавты совместно с американскими астронавтами осваивали и продолжают использовать Международную Космическую станцию, достраивая всё новые блоки.  С молодым, узбекским космонавтом С.Шариповым мы встречались в Международной Аэрокосмической школе (МАКШ) в предгорьях Чаткальского хребта под Ташкентом, где по просьбе организатора школы, Ш.А.Вахидова, и моего друга, доктора технических наук И.Якубова, мне  приходилось читать лекции об авиации молодым слушателям.

Совместные полеты на Международную космическую станцию совершались американскими астронавтами с нашими космонавтами на американских шаттлах, из космического центра имени  Д.Кеннеди.  Памятна и встреча в Ташкенте, у меня дома, с В.Олейником, который в течении 5 лет работал представителем в международной авиационной организации ИКАО с штаб-квартирой в Монреале, Канада.

Хотелось бы завершить воспоминание о посещении Америки советскими и нынешними деятелями авиации краткой историей о знаменитой совместной авиа-кампании России и Украины «Волга-Днепр».  В 1991 году когда, единственная в СССР, государственная авиакомпания «Аэрофлот» начала распадаться на сотни мелких частных компаний, среди десятка транспортных авиакомпаний стала выделяться упомянутая авиакомпания «Волга-Днепр».  Её организатор, Исайкин А.И. был представителем Министерства Обороны в СССР.  Он родом из Киргизии, вырос до Главного представителя при авиационных предприятиях Советского Союза, знал хорошо ТАПОиЧ., где неоднократно бывал.

По его предложению, в Ульяновск, где решили возобновить производство самого большого в мире транспортного самолета Ан-124 «Руслан», выехали опытные специалисты ТАПОиЧ, в том числе, Главный представитель заказчика Ю.И.Ильясов, Главный металлург завода Н.Н.Черкасов, заместитель Генерального директора по производству В.В.Михайлов, который стал директором Ульяновского авиа-комплекса «Авиастар».  Всего выехало в Ульяновск из ТАПОиЧ около полусотни специалистов, с которыми я проработал совместно десятки лет.  Они явились инициаторами возникновения новой авиатранспортной компанией «Волга-Днепр», их опыт позволил организовать и возглавить самую крупную транспортную авиакомпанию мира.

Вспоминается время, когда перечисленные руководители завода обращались с консультацией в ОКБ о восстановлении списанных модифицированных самолетов Ил-76, упорно отстаивая производство транспортной авиации на ТАПОиЧ и на «Авиастар» в Ульяновске.  Но молодые нувориши России решили покупать только иностранную авиатехнику.  В настоящее время, авиакомпания «Волга Днепр» на 30-и транспортных самолетах перевозит свыше половины всех крупногабаритных грузов мира в 140 стран, в том числе, и в Афганистан.  Но все начиналось с производства самолетов Ил-76 в ТАПОиЧ…  Авиакомпания «Волга-Днепр» является инициатором совместной работы России с украинским ОКБ имени Антонова по производству самолетов «Руслан».

 

Глава третья

 

Лидеры бывшего СССР в Америке.

 

Агентство «Вашингтон Профайл», на основе опроса американских экспертов, регулярно определяет рейтинг самых влиятельных выходцев из бывшего СССР, ныне живущих в США.  В последнее время был составлен список из 100 имен, разбитых на 5 номинаций.  Опрошенные эксперты – это американские ученые, преподаватели, специалисты и журналисты, профессионально занимающиеся изучением России и других постсоветских государств.  Они формируют общественное мнение США в отношении стран, входивших в СССР.

В номинацию «Наука, технология и образование» вошли такие деятели, как, например, физик Р.З.Сагдеев, 1932 года рождения, академик, бывший директор Института Космических исследований Академии Наук СССР, а ныне профессор Мэрилендского университета и сотрудник исследовательского института Д.Эйзенхауэра.  В 1990 году Р.З.Сагдеев женился на С.Эйзенхауэр, внучке бывшего президента и переехал с детьми в США.  Здесь он занимался организацией и проведением научных исследований на Международной космической станции совместно с НАСА, Росавиакосмосом, Европейским и другими национальными космическими агентствами.

Для нас Р.З.Сагдеев интересен тем, что он был другом нашего соотечественника, Генерального директора Ташкентского Конструкторского бюро машиностроения, академика Ш.А.Вахидова, который возглавил фирму в 1981г.  Эта фирма была организована в 1969г. представителем ОКБ «Энергия» им. С.П.Королева, академиком В.Г.Елисеевым, и, впоследствии, была переименована в НПО «Коинот».

Под руководством академика Ш.А.Вахидова на базе НПО «Коинот» были разработаны уникальные космические аппараты для забора грунтов с Луны, Венеры и Марса.  Он был основателем Международной аэрокосмической школы для молодежи в Ташкенте, названной МАКШ, а также председателем международного фонда имени Вахидова,  В 1994 году его избрали академиком Нью-Йоркской академии наук, в 1998-м почетным членом ученого совета Мэрилендского университета, где он выступал с лекциями о достижении космической науки Узбекистана.  В день 70летия, ему была вручена медаль «Звезда Циолковского» Российского авиационного космического агентства.  Ш.А.Вахидов посещал, наше ОКБ, при ТАПОиЧ для согласования совместных разработок в области космических исследований.

Академик Р.З.Сагдеев встречал Ш.А.Вахидова в своем доме в Балтиморе, когда тот приезжал с делегацией перед очередным запуском в космос шаттла с узбекским космонавтом с мыса Канаверал, штат Флорида.  С академиком Ш.А.Вахидовым мы виделись только в Ташкенте, на базе полигона НПО «Коинот» при проведении ежегодной встречи и организации курса лекций по авиации и космонавтики для молодежи. Ш.А.Вахидов ушел из жизни на 76году жизни, в 2008 году.  Однажды, в частной беседе, он упомянул хирурга В.В.Вахидова, как возможного дальнего родственника.  Мне, зятю В.В.Вахидова, было лестно это слышать, однако, пока Генеалогическим деревом семьи Вахидовых, из наших родственников, никто не занимался…

В этом же списке номинаций также числится фамилия Кен Алибек (Канатжан Алибеков), микробиолога, специалиста в области инфекционных заболеваний и иммунологии, профессора университета Джорджа Мейсона, руководителя Национального Центра Биологической Обороны США.  Имеются, также, и другие фамилии выходцев из бывшего СССР, но малоизвестные читателям.

В номинацию «Политика, Общественная деятельность, СМИ» вошли такие имена, как например, Дмитрий Саймс, президент исследовательского Центра Никсона, Николай Злобин, директор российских и азиатских программ Центра Оборонной Информации.  Мы не будем перечислять имена в номинации «Бизнес», «Культуры и Искусство», «Спорт», ибо они не относятся к рассматриваемой теме, однако, необходимо отметить, что все выходцы из России в какой-то степени влияли и влияют на отношение США к России и странам бывшего СССР.

По оценкам Службы Гражданства и Натурализации США за последнее столетие в США переехало более четырёх миллионов жителей Российской Империи, СССР и постсоветских государств, причем, только за последние 20-30 лет Россию и страны СНГ покинули более миллиона человек.  Причем, это без учета нелегальных иммигрантов, супруг иностранцев, студентов, граждан России, попавших в США из других стран и т.п., которых возможно, не меньше, чем легально оформленных иммигрантов.  Все они в домашних условиях используют русский язык или язык постсоветских государств.

В частности, по оценкам Госдепартамента США, в 2003 году в США только легально приехали из России около 15000 человек, из Украины около 12000, из Узбекистана 1500.  В настоящее время, в Узбекистане готовятся к ежегодной эмиграции в Америку до 2-х с половиной тысяч человек. Из 600000 иностранных студентов, обучающихся в США, свыше 600 приехали из Узбекистана.

Правительство США и России либерально относятся к двойному гражданству и допускают возможность возврата жителей на родную землю, или дает периодически посещать родные края, удовлетворяя тем самым, свои ностальгические чувства.  К примеру, можно назвать русского писателя Александра Солженицина, жившего и издавшего в США свои произведения в 30 томах, но завершившего свою жизнь в России.  Можно упомянуть русско-американскую семью музыканта Р.Ростроповича и его жену, артистку Г.Вишневскую.

В затронутой теме хотелось бы остановиться на лидерах СССР и СНГ, которые внесли особый вклад в развитие связей между двумя государствами, США и бывшим СССР.  Известно, что США посещали почти все деятели СССР и России, однако их пребывание отмечалось, в основном, официальными встречами, и не все из них пытались ездить по штатам и беседовать с народом.  Мне, любителю литературы, по традиции, в каждом городе США, где мы жили с семьей, удавалось часто посещать книжные магазины, где, по числу изданий биографий деятелей мира, можно было судить об их делах и значимости для всего человечества.

В частности, биография Генерального секретаря СССР Л.И. Брежнева почти не встречалась в магазинах, несмотря на то, что он руководил страной более чем другие и много сделал в развитии различных отраслей страны, начиная со строительства Байкало-Амурской магистрали и, кончая, вкладом в освоение космоса.  В 1972-1973 годах он посетил США, где заключил ряд соглашений по ограничению вооружений.  Однако начавшийся застой и развязывание не нужной Афганской войны негативно отразились на интересе к нему.

Для меня Л.И.Брежнев интересен тем, что приходилось его видеть, когда он бывал в Ташкенте.  Он посетил наш город после землетрясения в 1966 году, в начале своего правления.

В книжных магазинах США достаточно много изданий посвящено биографиям таких руководителей СССР, как например И.В.Сталин, Н.С.Хрущев, М.С.Горбачев, несмотря на некоторые отрицательные их действия по отношению к Европе и США.  И.В.Сталин, вообще, не бывал в Америке, а Н.С.Хрущев, будучи здесь, грозил «закопать капитализм» и создал предпосылки к третьей мировой войне во время Карибского кризиса в 1962 году.  Однако, именно эти деятели СССР оказались востребованными американскими читателями.

Биографии С.Горбачева и Б.Н.Ельцина изданы в ограниченном количестве, и к ним постепенно теряется интерес публики.  М.С.Горбачев старается больше выступать в США, ибо здесь он находит больше своих сторонников, чем в России.  Мне удалось видеть его в двух городах США и, не смотря на его миролюбивое отношение к США, он не вызвал большого интереса к себе.

Б.Н.Ельцин, будучи Секретарем Горкома партии Москвы, приезжал к нам в Ташкент и посещал ТАПОиЧ, интересовался на заводе производством самолетов последних марок.  В частности, он подробно расспрашивал о внедрении новых материалов в агрегаты крыла самолета Ан-124 «Руслан», а также о их транспортировке на спине фюзеляжа самолета Ан-22 в Ульяновск, где производилась окончательная сборка самолета.  Ставший впоследствии, президентом России, Б.Н.Ельцин прекратил существование союза республик, предоставив им полную самостоятельность, что тогда понравилось не всем…   И, незамедлительно, начался хаос, так как были обрублены существовавшие финансово-экономические связи между регионами и отдельными крупными предприятиями огромной страны.

Вернемся к лицам, интересующих нас своими делами в СССР и успехами изданий о них в Америке.  Труды И.В. Сталина мы изучали в техникуме, на заводе я плакал вместе с окружающими меня работниками, когда объявили о его кончине в марте 1953 года.  Но потом, после доклада Н.С.Хрущева, произошло запоздалое отрезвление.  В настоящее же время, вновь замечается возрастающий интерес публики к его правлению.  По телевизору часто показывают кинофильмы о Второй мировой войне и роли И.В.Сталина в деле разгрома вооруженной до зубов Германии.

Н.С.Хрущев, в 1959 году, был приглашен в Америку президентом США Д.Эйзенхауэром.  Видимо, Д.Эйзенхауэр решился на этот шаг, вспомнив об общих усилиях по разгрому фашистской Германии, когда он возглавил «второй фронт» в 1944году.  Он достойно оценил заслуги советских солдат и их потери во имя Победы.  Он не побоялся того, что увлеченный «построением коммунизма» Н.С.Хрущев может пагубно повлиять на сознание жителей Америки.  Д.Эйзенхауэр предоставил в распоряжение Н.С.Хрущева переоборудованный в президентский вариант вертолет конструкции И.И.Сикорского. В то время это считалось новинкой, и в СССР руководители еще не летали на вертолетах.  Сопровождал делегацию вице президент США Р.Никсон, который, после избрания его президентом, не только посетил СССР, но и отважился съездить, на отдых, на озеро Байкал.

Н.С.Хрущев во главе советской делегации, куда входила его жена, министр иностранных дел А.А.Громыко и посол СССР О.Трояновский, а также дипломат-переводчик В.Суходрев и другие, посетили многие города и поселки штатов Америки, передвигаясь на машинах, самолетах и поездах.  Всюду их встречала восторженная толпа американцев, о чем, позднее, была издана книга на 230 страницах, что не бывало подобного, ни раньше, ни позже.  Н.С.Хрущеву в столице США Вашингтоне был посвящен парад войск США и дан большой обед с представителями конгресса США.  Оттуда он направился в штат Калифорния, где посетил и выступил в Сан-Франциско и Лос-Анджелесе, а, останавливаясь в малых городках, с платформы поездов приветствовал зрителей с речами.

Н. С.Хрущев говорил о достижениях СССР в деле строительства социализма и о превосходства этого строя над капитализмом.  Он выступил в Вашингтоне перед конгрессом США, на обеде в Белом доме, в забитом до отказа национальном пресс – клубе, затем, перед многотысячной толпой у мемориала, посвященному А.Линкольну.  Линкольну Хрущев уделил больше внимания, как деятелю, сохранившему стране целостность.  В Нью-Йорке он выступил на Генеральной ассамблее ООН, а также, по телевизору перед слушателями США.  Активности Н.С.Хрущева в защите преимуществ социалистического строя не было в СССР равных.

Удивительно то, что Хрущев, посетив Голливуд, при всей его недипломатичной этике, произвел сильное впечатление на звезды американского экрана.  От него в восторге были знаменитые кинозвезды Э.Тейлор и М. Монро, которая прибыла в Лос-Анджелес из Нью-Йорка специально, чтобы увидеть его.  Газеты назвали его: «Хрущев: - Человек - монстр?»  Перед ним выступал ансамбль полуголых красавиц Голливуда, которые вели себя вульгарно, опрокидываясь назад, задирали юбки.  Он же позволял некоторым артисткам, погладить себя по лысой голове.  Однако, Н.С. Хрущев оставил о себе хорошее впечатление, несмотря на его твердые убеждения и высказывания в пользу коммунизма. Его посещение Америки отражено в многочисленных фотографиях, помещенных в Смитсоновском музее, в Вашингтоне.  Как рассказывал переводчик Н.С.Хрущева, дипломат В.Суходрев, если бы, Н.С.Хрущев баллотировался на пост президента США, то, наверняка бы, им стал...

Н.С.Хрущев возвратился в Москву, надеясь на дальнейшее сотрудничество с Америкой.  Но сбитый над Свердловском американский высотный самолет-шпион У-2 с летчиком Пауэрсом, показал истинное состояние отношений двух стран при новом президенте США Д.Кеннеди.  В начале 1962 года Н.С.Хрущев проявил инициативу, послав на Кубу делегацию во главе с руководителем Узбекистана Ш.Р.Рашидовым, который убедил Ф.Кастро установить на их территории ракеты против США.  Мне повезло, когда в частной беседе с Ш.Р.Рашидовым я узнал подробности этой не легкой дипломатической миссии.  Между двумя государствами разразился Карибский кризис, чуть не приведший к Третьей мировой войне.  В 1963 году все разногласия двух ядерных держав уладились снятием авиабаз вокруг СССР и угроз Америке с территории Кубы.

27 августа 2009 года в городах Де-Мойн и Кун-Репидс, штат Айова, состоялась научная конференция, посвященная 50-летию посещения Н.С.Хрущевым Америки.  На ней присутствовал сын Хрущева Сергей, написавший в Америке с десяток книг, посвященных отцу и оправданию его поступков.  Сергей Хрущев получил политическое убежище в Америке после начавшегося гонения на его отца.  Он живет в городе Провиденс, штат Род-Айленд,  но не прерывает связь с Россией.

О визите в Америку Н.С.Хрущева 50 лет назад, вспомнил нынешний президент России Д.Медведев, когда он, в сентябре 2009 года после встречи на «саммите 20 стран», связанным с мировым кризисом, посетил университет Питсбурга, где выступил  перед студентами.  Университет славится 30-и тысячным контингентом студентов, несколькими Лауреатами Нобелевской премии, кафедрами русского языка, а также российскими студентами, которые постоянно приезжают по линии обмена студентами между ВУЗами двух стран.  Д.Медведев напомнил слушателям, что с этой трибуны, ровно 50 лет назад, выступил его соотечественник, который имел другие взгляды на мироустройство, но обладал одинаковыми с ним ценностями.

Для меня Н.С. Хрущев памятен тем, что при его очередном посещении ТАПОиЧ, на совещании, в моем присутствии, он грубо отказал в финансировании производства нового оригинального летательного аппарата Ка-22 конструкции ОКБ  Н.И.Камова. Самолет-вертолет Ка-22 опережал уровень развития в авиации на десятки лет, но неудачные летные испытания с катастрофой двух самолетов при их перелете в Москву, позволили правительству СССР заморозить разработку этого уникального аппарата.

Причины катастроф оказались банальными, проводка управления механизации крыла, и оперения была перерезана, возможно, острыми краями технологических отверстий в алюминиевых нервюрах, что привело к катастрофе самолета-вертолета.  В результате свертывания работ по данной теме, конструкторы филиала ОКБ им. Н.И.Камова перешли в наш коллектив, в ОКБ, чем усилили потенциал коллектива конструкторов ТАПОиЧ.  Третий экземпляр самолета, по указанию директора, был утилизирован, чтобы не напоминать о черных днях авиации на ТАПОиЧ…

Можно упомянуть русских футуристов 20-х годов, прославлявших авиацию в картинах и стихах, в том числе первых авиаторов мира, американских братьев Райт.  Туда входили поэт В.В.Маяковский, художник К.С.Малевич, картины которого ценятся, в настоящее время, и другие известные любители авиации.  В частности, К.С.Малевич летал на первых самолетах европейских авиаконструкторов, и пробовал сам строить летательный аппарат…  В то время, авиацией увлекались многие знаменитые люди…

В настоящее время из политических деятелей России в печати упоминается только В.Путин, который внесен в список 100 наиболее знаменитых деятелей мира американским журналом «Тайм».

Памятна поездка президента Узбекистана И.А.Каримова в США в 1995 году, когда он выступил на Генеральной ассамблее ООН, и встретился с руководителями США, президентом Б.Клинтоном, вице-президентом А.Гором и другими.  В 1996 году, в своей повторной поездке, И.А.Каримов посетил несколько штатов США.  А в 2002 году, по приглашению президента США Д.Буша, он совершил 4-х дневную поездку по некоторым городам Америки, что было отмечено в местных изданиях.

Благодаря И.А.Каримову Узбекистан был оснащен самыми современными самолетами, позволяющими перевозить до 2-х миллионов пассажиров в год.  Это и отечественные самолеты Ил-114-100, и самолёты иностранного производства фирмы «Боинг».  К существующим в настоящее время многоместным самолетам Б-757-200, Б-767 будут добавлены, в ближайшие годы, самолеты Б-767-300 и Б-787 «Лайнер мечты», выполненные, в основном, из высокопрочных и износоустойчивых композиционных сплавов.  Интерес к авиации у И.А.Каримова, видимо, сохранился со времен его работы на ТАПОиЧ.

Для меня И.А.Каримов памятен одним интересным случаем, произошедшим на ТАПОиЧ.  В первые годы президентства его можно было близко видеть на заводских конференциях и торжественных мероприятиях.  Однажды, сопровождая иностранную делегацию на заводе, И.А.Каримов отвлекся от них и, по просьбе моих товарищей Л.Воронова, В.Чередникова, Л.Любарского и других посетил наш «Альма-матер», где когда-то, начинал работать.  В непринужденной обстановке, среди рабочих столов и кульманов, прошла дружественная, получасовая беседа, с воспоминаниями и планами на будущее.  Впоследствии, директор завода В.Н.Журавлев пожурил нас за то, что мы отняли у него время для серьезных разговоров с президентом.

Здесь, в Америке, в Филадельфии мы вспомнили этот случай за столом, в кругу друзей, работавших, когда-то, на ТАПОиЧ.  В теплой сердечной обстановке, после нескольких тостов, делились воспоминаниями и пояснениями к своим фотоальбомам П.Кунянский, Л.Любарский и другие.  Они, как и я, тоскуют по родным местам и ТАПОиЧ, и пытаются найти связи, чтобы получать любую весточку...  Я постоянно мечтаю посетить родные края и завод, в стенах которого начал свою творческую жизнь.

Было бы неловко, не упомянуть моего шурина Алишера Вахидова, брата моей жены Гули.  Он был первым представителем Узбекистана в ООН, и ему пришлось организовывать все с нуля.  В течение 15 летней безупречной службы в Нью-Йорке он внес много полезного в решение вопросов безопасности республики от посягательств террористических организаций со стороны Афганистана и других соседних государств.  Выступая на Генеральной Ассамблее ООН, он заострял внимание на угрозе возрождения исламских радикалов в Средней Азии.

А.В.Вахидов также обращал внимание участников ассамблеи ООН к проблемам экологической безопасности в мире, ситуации в районе Аральского моря и достиг не малых результатов в этих вопросах.  По его инициативе в Ташкенте проведены различные конференции по злободневным темам.

В повседневной работе в ООН, А. В.Вахидов постоянно искал пути сближения с соседними странами, стремясь выступать единым блоком от имени Центральной Азии для решения общих вопросов.  На сессиях Генеральной ассамблеи ООН он также говорил о проблемах соблюдения прав человека и возможностями их разрешения.  А.В.Вахидов останется в памяти, как  первый представитель суверенной республики Узбекистан в ООН, и возможно, как долгожитель дипломатического представительства республики.

Алишер обладал некоторыми недостатками, замеченными нами в кругу общения родственников, связанных, видимо, с устоявшимися вековыми традициями Востока.   Это его снобизм и некоторое чувство своей значимости.  Мы старались меньше замечать подобные факты.  В частности, в моей повседневной работе начальником КБ самолетостроения при ТАПОиЧ, приходилось, самостоятельно списывать или принимать решения о восстановлении авиационной техники, исчисляемые десятками миллионов долларов, что поднимало нашу значимость, перед  другими, лицами, даже, обладавшими некоторыми атрибутами власти.  И мы спокойно реагировали на нюансы поведения других...  В семье старались «не выносить сор из избы», а заслуги А.Вахидова перед страной не должны бы, остаться незамеченными общественностью.

В завершение главы хотелось бы поделиться впечатлением об одном приятном воспоминании.  В приобретенном мною календаре на 2009 год помещены антикварные карты 1400-1700 годов Королевского географического общества, изданные в Англии, Голландии, Дании.  Город Ташкент на них фигурирует четко, в отличии, например, Москвы, которая зародилась позднее.  Области вокруг Ташкента обозначены по-разному, Татарией, Монголией, Кара - Китаем и Туркестаном.  В 2009 году праздновали юбилей Ташкента, и мы, как бы мысленно, переносились в родной город, где я родился и провел славную творческую жизнь.

 

Глава четвёртая.

 

Сегодня в Америке.

 

«Мир ломает каждого и многие, потом, только крепче на изломе.  Но тех, кто не хочет сломиться, он убивает.  Он убивает самых  добрых и самых нежных, и самых храбрых, без разбора».  Э. Хемингуэй.

Пребывание в Америке в течение 10 лет позволило полностью адаптироваться к условиям жизни этой страны.  В первой части книг в главе, посвященной переезду в Америку и началу новой жизни в незнакомой стране, мне пришлось поделиться многими мыслями об интересных сторонах жизни в США.  В настоящее время, после прохождения курсов изучения английского языка, и ознакомления с историей страны для сдачи экзамена на получение гражданства Америки, а также, после проживания в 4-х разных штатах Америки, начинаешь понимать образ жизни американцев.

В частности, не удивляешься тому, что средний житель Америки тратит большие средства на украшение фасада прилегающего к его дому участка, которым он, почти, никогда не пользуется.  Регулярно подстригается трава, и её собирают вместе с опавшими листьями деревьев.  При этом шум различных мини-тракторов и запах отработавшего топлива разносится на всю округу.  Вдоль домов асфальтированные тротуары, где приятно гулять, но редко увидишь прохожего.  Ухоженность фасадов домов поощряется муниципалитетами, а нерадивых жителей наказывают.  Вспоминаются наши края, с участками, обнесенными высокими дувалами, или закрытыми досчатыми заборами, а внутри дворов посажены только плодовые деревья.

В Америке только 4% населения заняты сельским хозяйством, но они, вместе с сезонными работниками, обеспечивают продуктами не только Америку, но и многие страны мира.  Механизация сельского труда везде, вплоть до посадки и уборки картошки, помидоров и арбузов.  Кроме того, многие продукты питания импортируются.  Здесь они упаковываются в прозрачные пластмассовые  пакеты, а на каждом отдельном фрукте, будь это яблоко, помидор или огурец наклеивается номер продукта.

В отличие от азиатских народов, где 70% взрослого населения работает на производство продуктов питания, здесь, в Америке, 70% населения работает в сфере услуг, что очень не привычно, когда взрослые здоровые мужчины протирают бокалы в баре или сидят за кассой.  Все время, кажется, что их слишком много крутится вокруг тебя…  И женщины не отстают от них...  Их можно часто увидеть за рулем автобусов, среди криминальных следователей, полисменов и управляющих менеджеров.

Американцы гордятся тем, что их конституция, принятая в 1778 году, почти не изменилась.  Её изменение путём принятия поправок, занимает продолжительное время и не поощряется, ибо требует участия всех штатов и многих административных учреждений.  В отличие от других стран, конституция США создавалась высокообразованными людьми, выходцами из Европы, которые прошли школы революций и реформаторства.  Они заложили основы управления в Новом свете, позволяющие сохранить порядок в стране в течение двухсот с лишним лет…

«Отцы нации», как называют создателей конституции, были людьми французского и английского происхождения, а также других наций Европы.  Они тогда не предполагали, с чем столкнется Америка в настоящее время.  Увековеченные слова поэтессы Е.Лазарус на знаменитой «Статуе свободы», призывает всех страждущих найти покровительство в США.  Однако, в настоящее время, границы страны закрываются от проникновения в страну обездоленных людей других стран.  Но, правительство США нельзя за это осуждать, ибо нелегалы нарушают ритм жизни страны.  Это в значительной мере из-за них в настоящее время наркоторговля и грабежи достигли невиданных масштабов.

Адаптированные в Америке латиноамериканцы ясно помнят, как растущая Америка, когда-то отнимала в боях их исконные земли, и не каждый из них будет отстаивать честь и независимость богатого американца.  В штате Флорида пришлось столкнуться с недружественными взглядами латиноамериканцев, составляющих 80% населения края.  Это особенно чувствуется на производстве, где преобладает испанский язык в общении между сотрудниками.  Они недооценивают то, что болотистые места штата Флориды осваивали американцы европейского происхождения.  Для них важно, что это бывшая их земля.  Такое явление заметно и в других южных штатах Америки.  Их отношение к «чужим» сказывалось и на работе, и в учебе.

Официально признано, что, в настоящее время, в Америке распространен разговорный язык трех наречий, а именно, английское произношение, американское и афроамериканское, которое нелегко понять англичанину, ибо оно гортанно, облегчено в произношении путем слияния в словах гласных и согласных звуков.

Афроамериканцы, или чернокожие, численность которых достигает, в настоящее время, свыше 50 миллионов человек, начали отстаивать свои права со времен их первых переселений из Африки испанцами и английскими рабовладельцами в 1500-х годах.  Все прогрессивные президенты Америки способствовали их раскрепощению, начиная с А.Линкольна и, кончая, нынешним президентом Бараком Обамой.  Было достигнуто многое в признании их прав в американском обществе.

Латиноамериканцы, темнокожие и лица азиатской принадлежности составляют около половины населения североамериканского континента, и успешно участвуют в общественной жизни США.  Некоторые нации, эмигрировавшие в США, стараются держаться отдельно, как, например, китайцы и индусы, или адаптироваться к американскому образу жизни.  Известно, что в настоящее время, центральные части больших городов населены в основном темнокожими или латиноамериканцами, живущими по своим правилам, не свойственным другим нациям.  Туда не рекомендуется ходить, особенно в вечернее время…

В результате смешанных браков, белых европейцев и индейцев, или афроамериканцев, появились Мулаты, а затем терцероны и квартероны – последующие поколения смешанных браков.  Темнокожие американцы и латиноамериканцы поделили центральные районы городов на сферы влияния, стараются не мешать друг другу, но между ними иногда происходят разборки.  В отдельности они добры, готовы всегда помочь, но собираясь группами, по вечерам, становятся воинственными.  В сфере обслуживания, а именно, в супермаркетах, гостиницах, такси и т.п. монополию держат темнокожие, они не допускают чужих, и латиноамериканцам остается строительство домов, уборка территорий, ремонт машин и сельскохозяйственные сезонные работы.  Они не обижаются, называя свои районы «гетто»...

Вначале, меня удивляло неумелое использование темнокожими и другими некоренными народами, бытовых льгот и привилегий в Америке.  Кстати, существующие льготы влияют на их поведение в обществе.  Так, например, при решении бытовых и медицинских проблемам со стороны государства, темнокожие работники офисов к иммигрантам относятся более сочувственно, чем выходцы из Европы.  Они даже подсказывают, что и как лучше сделать, чего от работников «европейских» дождаться труднее…

В настоящее время, при решении вопросов семьи, нам пришлось почувствовать больше понимания недавних иммигрантов, чем коренных жителей штата.  Процесс адаптации иммигранта и сближение с коренным населением идет, видимо, долгие годы.  Коренной американец узнаёт иммигранта, несмотря на совершенство языка и его способности в работе…

Чисто русских в Америке почти не видно, но русский язык объединяет другие нации, которые стараются быть вместе, ибо им трудно выжить, отдельно.  Большую роль в этом сыграли еврейские и украинские диаспоры из бывшего СССР численностью не менее 10 млн. человек, поселившиеся вдоль западного и восточного побережий США.  Им легче, чем другим нациям бывшего СССР, далось переселение благодаря льготным американским законам.  Они доброжелательно встречают своих соотечественников, помогают здесь устроиться, найти работу.  Этого нельзя сказать о коренных американцах еврейской национальности.

Распространено такое явление, как «невеста по Интернету», когда русские женщины выходят замуж за американцев и через 3 года получают вид на жительство.  Они скучают по родине, но благодаря своей привлекательной внешности и бесхитростному, доброму характеру, очень котируются у коренных американцев.

При общении с русскими «невестами по Интернету», бросается в глаза их тоска по родине, по родным местам.  Они хвалятся благополучием и удобством в доме, однако, у них нет полного ощущения полноценной, счастливой жизни.

Так почему же люди рвутся люди в Америку?  Вся история этой страны связана с волнами иммиграций со всех континентов мира.  И не напрасно.  Здесь ощущается свобода, в которой нуждается человек.  Ради свободы человечество шло на большие жертвы во все времена своего развития.  Здесь можно часами просидеть на лавочке в парке, в саду или на улице, и никто тебя не потревожит недобрым взглядом,  Доверие здесь ценится высоко, можно надеется на защиту, которая гарантируется законом.

В нашей семье не все проходило гладко.  Нервные расстройства у жителей Америки наблюдаются чаще, чем в других странах.  За 10 лет нашего пребывания в США, мы натерпелись больше, чем за все предыдущие годы.  На севере страдали простудными заболеваниями, приступами кашля, переходящими в воспаление легких.  У меня начались воспаления суставов, которые не проходят, по сей день.  Случайное падение Гули привело к перелому костей руки.  На юге духота загоняла нас в комнаты с кондиционерами, где возникали воспаления различных нервов и местные параличи.  В центральных штатах, районах Саванны, беспокоит нас мелкая красная пыль, вызывающая кашель и аллергию.  Штормы и торнадо постоянно напоминают о себе.  Известно, что многие болезни были связаны с нервными расстройствами, неустроенностью жизни.

Вежливое, не навязчивое участие местных жителей в наших проблемах, особенно при встрече на улице, помогало нам бороться с недугами, и мы старались быть всегда в форме.  Молчаливые местные жители европейского происхождения сразу реагируют на неадекватное поведение прохожего вызовом полиции, или оказанием помощи.  Удивительно то, что азиаты, в частности индусы или китайцы, ведут себя иначе.  Они держаться кланами, и «чужие» в их районах чувствуют себя неуютно.  Корейцы и вьетнамцы, наоборот, не держаться друг за друга, и считают за счастье связать свою судьбу с коренными американцами.

Наше местожительство в штате Джорджия, в самом центре бывшей конфедерации рабовладельческого юга, сохранившей свой флаг, реющийся в общественных местах, и некоторые старые взгляды, привело к мыслям о различии идеологии в разных штатах Америки.  Чувствовалось разное отношение к пришельцам, тяга ко всему прошлому.  Возможно, это субъективные взгляды, время все расставит на свои места.  В любом случае, адаптация пришельцев в разных штатах происходит по-своему, однако, они не часто, стремятся обратно, несмотря на их ностальгию.

Иммигранту трудно привыкнуть к жизни в Америке, однако, он везде чувствует порядок и справедливость, в которых нуждается человек.  Он даже может попытать свое счастье разбогатеть, если приложит усилия…  А может просто, замкнуться в своей скорлупе.  Десятилетний период жизни в Америке на многое раскрыл мне глаза, и я оценил здесь, по-своему, свободу.

В заключение, расскажу об одном характерном случае, происшедшем в моей жизни.  В последние годы работы, на авиазавод поступили 10 автомобилей фирмы «Тойота», которые собирались продать по льготной цене заслуженным работникам предприятия, в качестве оценки их трудовой деятельности.  В список достойных попала и моя фамилия, что, конечно, было лестно, для меня, выбранного из 50 000 работников объединения.  Вечером, с гордым чувством, я собрал своих близких родственников и попросил их помощи в кредитовании и оформлении машины, непривычного для меня, «подарка».  Однако, они разочаровали меня, предложив отказаться от заманчивого предложения ввиду предстоящих сложных проблем.  Я попытался оспорить их, но, потом, согласился.

На следующее утро, придя  на предприятие с извинениями, я отказался от дорогого вознаграждения и, впоследствии, убедился, что правильно сделал.  В течение полугода, никто из «награжденных» машинами, не смог их удержать у себя.  Все машины перекочевали в другие, более цепкие руки.  Сыграло древнее и мудрое изречение: «Что позволено Юпитеру, то не позволено быку».

Я, же, как и прежде, продолжал ходить на работу пешком, покрывая расстояние в 5-6 км, т.к. пересадки на автобусных маршрутах занимали больше времени.  На работе, как руководитель КБ модификаций и восстановления грузоподъёмных самолетов, продолжал самостоятельно, или на совещаниях представителей завода, принимать решения о списании или ремонте самолетов, стоимостью в миллионы долларов.  По поручению Министерства авиационной промышленности, продолжал за доллары самостоятельно ездить в Европу, Азию и Африку с целью восстановления авиационной техники.

 

Глава пятая

 

Адаптация семьи в Америке.

 

Открытие Америки для нашей семьи произошло не сразу.  Хочу об этом рассказать читателям, чтобы могло сложиться впечатление о жизни обычного иммигранта в США.  Современные переселения в Америку происходят по религиозным убеждениям, в качестве беженцев, в связи с преследованиями по политическим мотивам и, наконец, в результате получения «Грин карты», разыгрываемой в ежегодной лотерее.  Из миллиона играющих людей, 50000 счастливцев попадают в Америку.

Повествование об иммиграции и адаптации нашей семьи в Америке буду вести от первого лица, что позволит мне делиться только своими наблюдениями, мыслями и впечатлениями.

Моя младшая сестра, Роза, учась, после меня, в Московском авиационном институте, в 1961г. вышла замуж за студента польской национальности К.Ржемека, и вместе с ним уехала в Варшаву.  Отвлекаясь, скажу, что девушки из Узбекистана высоко котируются среди других наций Европы и Америки.  Знание русского языка и авиационной специальности позволило К.Ржемеку с семьей вернуться в Москву в качестве Главного представителя польской авиакомпании ЛОТ.  Здесь, Москве, у них родилась первая дочь Нигара, которая познала русский язык в московской школе, что позволило ей, впоследствии, поступить в МГУ.

Нигара, занимаясь в Московском Государственном университете, вышла замуж за американца, который увез ее в США.  Мы общались ежегодно в Узбекистане, или в Польше, или, впоследствии, в Америке.  Потихоньку назревало желание определиться с последующим местожительством.  К этому времени, моя дочь Диара смогла окончить Ташкентский медицинский институт, защитить диссертацию на соискание ученой степени  кандидата медицинских наук, пройти стажировку в Германии, а практику в Филиппинах.  Выиграв «Грин карту» в 1998 году, она с семьёй выехала в Америку, где их встретила семья племянницы Нигары.

Как у первой семьи, так и у второй, первые годы были нелегкими.  Это характерно для всех, прибывающих в Америку.  Незнание обстановки, законов Америки и английского языка создает нервозность в семье, особенно, если на родине была оставлена хорошо оплачиваемая работа и любимая профессия.  Усугубляет положение, также и зоркое наблюдение за поведением семьи со стороны окружающих, когда любое отклонение от общих правил, доносится до правоохранительных органов.

Диаре, с двумя маленькими детьми, пришлось совсем нелегко, ее квалификация врача и ученая степень даже со стажировкой в Европе, не была признана, а для пересдачи экзаменов на врача необходимо было много времени и средств, которых, здесь, всегда не хватает.  Её муж, будучи преуспевающим хирургом, не выдержал здесь черной работы, и вернулся к спокойной жизни к другой женщине в Ташкент.  Семья распалась, и нашим детям пришлось начинать новую жизнь.

Дочки Диары окунулись в новую жизнь молча, без капризов.  Вначале жили в тесноте, в скромном доме Нигары, затем, сняли апартамент с одной спальней.  Утром Диара уходила на поденную работу, а кто-нибудь из нас, ее родителей, кормил и отводил детей до школьного автобуса.  Вечерами собирались в маленьком зале и занимались уроками, английским языком и изучением законов новой жизни.  По праздникам собирались все родственники за столом.  Наши внучки напоминали собой главных героинь из рассказа Н.Куприна «Гранатовый браслет».  Старшая внучка Наргиза, была смуглой, замкнутой, в отца, а младшая, Севара, наоборот, светлой, в мать, и рассеянной, что требовало не мало, усилий чтобы собрать ее в школу и не опоздать на автобус.  Однако, обе сразу втянулись в учебу и добились неплохих результатов.

Хотелось бы отдать должное моей жене и верной спутнице жизни Гуле, которая, как единственная дочь известного академика медицины В.В.Вахидова, провела молодость в тепличных условиях, однако, оказавшись в трудных условиях, взяла на себя основные заботы о семье и посвятила свою жизнь воспитанию внучек.  Она пыталась создать им уют и досуг, которые они имели в Ташкенте.  При необходимости, она садилась за руль поддержанной машины и гнала ее за 1000 км по скоростным «хайвеям» Америки.

Диаре, вначале работавшей горничной в гостиницах, приходилось заново штудировать премудрости американской медицинской науки.  Она освоила основы рентгенологии, и, после успешной сдачи экзамена, начала работать в лаборатории рентгенологом, а затем, после двух лет работы, освоила навыки ультразвуковой диагностики, что после ее переквалификации, помогло материально выжить семье в Америке.

Школы в Америке, своей системой учебы, вызывают некоторое удивление.  В частности, каждый последующий класс не сохраняет состав учеников предыдущего класса, чтобы приучить каждого учащегося к самостоятельности.  Ученикам или, как их называют, студентам, приходится заводить друзей заново.  Причем, каждый предмет, начиная со средней школы, собирает учеников с разных классов, в зависимости от выбранного учеником и преподавателем направления в учебе.

Присматриваясь к жизни в Америке, замечаешь в первую очередь замкнутость жителей, их сдержанность с окружающими, хотя, они, в основном, при встрече улыбаются.  Вежливая улыбка больше относится к европейским бывшим и настоящим иммигрантам, азиатские же народы, живущие в Америке, даже, не пытаются перенять эти правила.

В Москве, в поликлинике для иммигрантов, где нам необходимо было обязательно проверить состояние здоровья перед отъездом в Америку, я впервые почувствовал законы новой страны.  Я и Гуля, после оформления всех необходимых документов и отправки их из Ташкента, приехали в Москву в мае месяце.  Мы устроились в гостинице и обнаружили, что все учреждения готовятся к празднику 9 мая, следующему за выходными днями.  Предстояло ждать 5 дней, что могло нарушить срок выезда.  В поликлинике народу скопилось много, предстояло провериться в нескольких кабинетах, тем не менее, врачи не торопились...

На авиазаводе я проработал начальником конструкторского отдела свыше 40 лет, привык к порядку и четкости выполнения заданий, ибо авиация не терпит задержки и нерасторопности.  Эта привычка подтолкнула меня вместе с ещё одним заждавшимся клиентом напомнить руководителю клиники, что кабинеты пустуют, врачи не заняты, а праздник на носу.  Нам обещали исправить положение, очередь зашевелилась.  У клиента, ходившего со мной, сразу нашли подозрение на туберкулез и отправили домой, меня долго пытали, но, узнав, что я учился и работал в Москве, сделали снисхождение.  У Гули обнаружили повышенное давление, но также сжалились.  Так был преподнесен «первый урок».

В Америке, при оформлении гражданства и льгот по достижению возраста, приходится также проходить много инстанций, и в каждом случае, в разных местах и штатах встречаешь разных людей, разных национальностей и вероисповеданий.  Они, по-разному подходят к твоим проблемам, и многое зависит от их настроения и взглядов.  Некоторые сочувствуют и идут навстречу, даже делятся своими проблемами в жизни, другие поступают холодно, ищут возможности отказать или навязать свое решение.  Последнее положение больше относится к жителям европейской национальности по отношению к иммигрантам.  Искать правды не каждый сможет из-за незнания языка и отсутствия адвоката.

Окончательное решение ждут по почте, и иногда, это тянется долго.   Некоторые нелегалы даже пользуются этим.  Мой товарищ по Ташкенту рассказывал, как он смог затянуть свое нелегальное пребывание в Америке.  Вначале, когда его обнаружили, он оформил бумаги, ссылаясь на свои политические убеждения, и его не стали трогать.  Затем через год или два, когда ему отказали, он оформил просьбу от раввина еврейской синагоги, что ему необходимо быть здесь, как беженцу.  И опять потянулось время на рассмотрение бумаг,  В конце концов, он остался, женившись на американке.  В Америке, по официальным данным, находятся свыше 12 млн. нелегальных иммигрантов, которые, по достижению определенного срока, могут легализоваться, а пока, живут тихо, оформляют разные бумаги…

С нелегалами в Америке поступают гуманно.  В частности, граница между США и Мексикой, через которую проникают почти все нелегалы Южной Америки, тянется на 4000 км, причем, в основном, это сухопутная граница, и водная по небольшой реке Рио-Гранде.  Многие километры между странами тянется забор из больших металлических щитов и колючей проволоки.  Стоят сторожевые вышки с камерами видеонаблюдения, регулярно курсируют вдоль границы вездеходы, летают самолеты и вертолеты.  Но число нелегалов, перешедших границу через подкопы, забор или, прячась в багажниках автомобилей, не уменьшается.  Если нет при них наркотиков, их отправляют обратно, с предупреждениями, на которые они не обращают внимание.

Диара, при выборе района, где предполагалось работать ее мужу Шухрату и ей, собирала материалы по интернету и ездила предварительно в эти места.  Она изучала карту города и старалась избегать районов со скученностью нелегальных жителей.  Приходилось жертвовать дополнительными расходами, выбирая более отдаленные от центра районы во имя спокойствия и безопасности.  Часто эти районы были заселены беженцами из России, в частности, еврейской диаспорой, которая всецело поддерживала порядок и культуру в районе.

Город Августа, штат Джорджия, был выбран для работы Шухрата после предварительных запросов и ответных приглашений, а также, после поездок  Диары и Шухрата из Майами по 8-и городам различных штатов Америки.  Шухрат, после учебы в резидентуре в городе Рочестере и прохождения курса ординатора в поликлинике Майами, получил возможность предложить свои услуги в различных госпиталях страны в качестве врача.  После их поездок мы ознакомились с их впечатления, а также с описаниями городов, которые издаются для туристов.  Статистика в Америке говорит, что, в среднем, каждый американец в поисках работы меняет свое местожительства через каждые 4 года.

Информация о каждом городе включает в себя данные об учреждениях, школах и обязательно о национальном составе населения в процентах, а также о городских районах их компактного проживания.  Можно узнать, процент безработных, неустойчивых элементов.  Общественные и частные школы города, значительно разняться в стоимости учебы.  Диара прилагала немало усилий, чтобы найти нам местожительства, откуда возможно быстро добираться на работу Шухрату, ибо бывают часто ночные вызовы.  Учитывался фактор расположения школы с преимущественным процентом учеников европейского происхождения.  Но, в конце концов, выбор места работы Шухрата в городе Августа оказался не совсем, удачным.  Склоки и подсиживания местных работников, что часто происходит там, где существует безработица среди квалифицированного персонала, вынудили нас изменить местожительства.

Официальная статистика в Америке гласит, что, в настоящее время, темнокожие преобладают в центральных районах почти, всех городов, где расположены офисы, рестораны и другие увеселительные заведения.  На удалении от центра располагаются частные дома европейцев, куда, из-за стоимости жилья, не наведываются бедные, в том числе, темнокожие.  Здесь же организуются частные школы, где по утрам проверяют учеников на предмет ношения ими оружия и наркотиков.  Наиболее организованными и спокойными считаются районы с русскоязычным населением.  Но, и здесь, имеются проблемы.

Для примера, можно привести районы Рочестера, в которых живут свыше 50000 украинцев, и они имеют, только, пару церквей, где могут собраться, обсудить и отметить, какое-либо, событие.  Здесь же, живут около 25000 евреев из России, которые организовали, помимо десятка синагог, несколько клубов с концертными и спортивными залами, куда приглашают знаменитых артистов и политиков.  Они выпускают несколько типов красочных журналов и газет, часто организуют фото и книжные выставки и т.д.  Их дружелюбие помогало нам быстрее освоиться в здешней жизни.  Замкнуто живут общины из Индии, Китая и других стран Азии и Европы, куда доступ чужому затруднен.  Такое же положение, почти, во всех штатах Америки.

В первые годы жизни в Америке мы дорожили близостью с нашими родственниками, семьями племянницы Нигары и Тульчинских, выходцами из Ташкента, которые взяли на себя заботу о трудоустройстве Диары.  С нашими друзьями мы проводили все праздники и небольшие путешествия по городу Херши и его окраинам.  Впоследствии, при переездах, семья ориентировалась на место учебы детей и работы главы семьи, Шухрата, тем более, что мы уже освоились среди американцев.  Диара стала самостоятельно решать многие бытовые вопросы.

Мы, родители, всегда следовали за детьми, приспосабливаясь к их жизни, помогая им, по возможности, в учебе.  У нас с Гулей были распределены домашние обязанности, которые помогали встречать гостей и создавать домашнюю обстановку на праздничных мероприятиях.  Приезжие и некоторые местные жители были, в основном, медиками, которые учились в ТАШМИ и помнят отца Гули, академика хирурга В.В.Вахидова.  Воспоминания о соратниках тянулись за полночь…

Несмотря на частые встречи с новыми друзьями, ностальгия действовала неотступно, и я, по мере возможности, приобретал авиационную литературу в магазинах, где открывал для себя новое в самолетостроении США, зная, что это уже нигде не пригодится.  Посещал авиа-музеи, которые здесь почти в каждом большом городе, и ежегодные авиасалоны с полетами самолетов и воздушных шаров.  Переписка с Ташкентом касалась только родственников.

Первые годы пребывания в Америке я изливал свою тоску длинными письмами на родину.  Писал еженедельно, по 10-15 листов, не ожидая ответа.  Пытался связаться с родным заводом, предложить себя в качестве вольнонаемного по описанию достижений в авиации в Америке, но полное молчание с их стороны охладило мой пыл.  Искал возможности, пристроиться здесь к какой – то, группе, типа «Корпуса Мира», чтобы временно очутиться на родине, но мой возраст и незнание языка не позволило мне осуществить желание.  Встречи и переписка с бывшими заводчанами в Америке постепенно опускали меня с небес на землю.  Видимо, им далась легче адаптация, они имели льготное жилье и государственные пособия, позволяющие заниматься своим хобби или ездить по разным местам Америки.  Нам старикам, приходилось, молча держаться за наших детей.

Озарение к своему нынешнему положению пришло не сразу.  Просматривая журналы, изданные еврейской диаспорой почти в каждом штате на русском языке, я поинтересовался у знакомых об авторах этих произведений.  Почти все писатели пишут в журналы или газеты, не получая гонорары, просто от души.  Попробовал и я написать статью, но ее не напечатали, видимо, свой круг участников, для редакции, остается главным.  Писать тянуло и потому, что кроме этого, я не мог ничем заняться здесь.  И я отважился начать писать воспоминания, надеясь, что кто-то, вдруг, откликнется.  Мне помогли освоить компьютер с русской клавиатурой.

В России каждый житель является творцом в любом деле, ибо отсутствие необходимых инструментов и мастерских на каждом углу, типичных для Америки, вынуждает жителя «вариться в собственном соку», проявляя и смекалку, и интерес к работе.  В Америке, все под рукой, и самоделка человека вызывает недоумение у соседей, ему ничего не остается, как молча проводить время за телевизором.  Он должен найти себя в жизни, чтобы завоевать расположение общества к себе.  «Судьба благосклонна к тем, кто сам себе умеет помочь и, во время, воспользоваться случаем».

После первых, не совсем удачных набросков воспоминаний о родном городе и заводе, интерес к их опубликованию повысился и я, особенно, в трудное время отчаяния и депрессии, садился отводить душу к Интернету.  Сын, Рашид, попробовал в Ташкенте издать их малым тиражом, не для продажи, ибо там цензура требует лицензию, сертификацию, отзывы и т.д., что вряд ли бы мне удалось, как «иностранцу», хотя я пишу о родном крае и, притом только положительно.  Многочисленные фотографии летательных аппаратов и их создателей, а также просто друзей, не удалось поместить в книгу, так как это поднимает стоимость издания на порядок выше.  Приходится сожалеть о богатом неиспользованном материале, отраженном в фотографиях.

Пришлось, также, довольствоваться тем, что о книгах, которые я написал, знают лишь близкие, получившие их, как подарок.  Возможно, когда-нибудь, наши потомки смогут их переиздать для широкой публики.  История полна подобных примеров.  Видимо, увлечение воспоминаниями, писательство, больше болезнь, чем обдуманное мероприятие.  Возраст не позволит мне долго заниматься писательством, но чувство сделанного, чего-то полезного для человечества, успокаивает меня.

Здесь, в Америке, по Интернету, я узнал о смерти Главного Конструктора ТАПОиЧ, заслуженного деятеля республики, И.А.Половникова, случившейся в марте 2009 года в Москве.  Мы проработали с ним вместе свыше 25 лет на заводе, а до этого, учились вместе в Ташкентском авиатехникуме, с разницей в один год, что дало нам возможность сблизиться и доверять друг другу в течение всей многолетней творческой жизни на предприятии.  После окончания МАИ, я не рвался вверх, а довольствовался конструкторской работой в должности начальника КБ планера самолета, чувствуя за спиной поддержку своих решений.  С его помощью, я защитил кандидатскую диссертацию, а, впоследствии, возглавляя слаженный коллектив, достигающий в критических ситуациях численности до сотни конструкторов, решал сложные вопросы модификации и восстановления самолетов.  В течение двух десятков лет я перекраивал конструкцию самолетов в немыслимых пределах, на миллионы долларов, не считаясь, иногда, с предупреждающими приказами из министерства авиационной промышленности.

И.АПоловников, после реорганизации ТАПОиЧ, вынужденно, вышел на пенсию и переехал с семьей в Москву, где оказался не у дел, с богатым опытом работы и с материалами о самолетах, которые он собирал, во время работы, в качестве Главного Конструктора.  Во время разговоров он показывал мне записи о самолетах Ан-12 и Ил-76, рассчитывая, когда-нибудь их использовать.  Я в свою очередь, старался не отставать от него, ибо, 50-летний опыт работы в авиации позволял мне шире смотреть на конструкцию и эксплуатацию всей авиационной техники в СССР и за рубежом.  Но судьбы наши оказались одинаковыми, ни мы, ни наши материалы, за чертой родных предприятий, оказались не востребованными.  В новых условиях жизни нас не поняли.  Мы остались, где – то, посередине реки, оторвавшись от одного берега, но не пристали к другому.

Можно поделиться воспоминаниями о славном прошлом, отдалённым нынешней действительностью.  Конструкторский коллектив ТАПОиЧ, который внес большую лепту в модернизацию транспортных самолетов СССР, вырос по инициативе ОКБ им. О.К.Антонова.  Однако при реорганизации ОКБ при предприятиях МАП в 1974г., наш коллектив перевели во введение завода, а киевлян попросили убраться, тем самым, перечеркнули наше прошлое, и память о 15-и годах творческой деятельности.  В средствах массовой информации о нас не вспоминают ни в Киеве, ни в Ташкенте.  Позже, мы стали работать над самолетами производства ОКБ имени С.В.Ильюшина.  Однако, при получении суверенитета республики, «илюшинцы» также отвернулись от завода, тем самым, вычеркнув нас из памяти и из своих архивов, особенно, при освещении ими модернизированных нами, самолетов.  В настоящее время, нас, конструкторов, никто нигде не старается вспоминать…

  

Глава шестая

 

         Штат Пенсильвания, город Херши, 1999г-2003г.

 

Г.Херши, штат Пенсильвания был выбран потому, что здесь обосновалась семья моей племянницы Нигары, которая прошла первый путь адаптации в Америке.  Она пережила разочарование во всем, семейные неурядицы, развод и, затем, жизнь в новой семье с дочкой от предыдущего мужа.  Однако, пригодилось ее образование, полученное в Москве, некоторые связи с авиацией, и она смогла найти работу в качестве переводчицы.  Впоследствии, она стала ведущей, по организации салонов, авиационной техники за рубежом «Объединенной компании технологии», куда входили авиакомпания «Сикорский», «Пратт-Уитни» и другие.

После переезда в Америку в 1998г., семья Диары, состоящая из 4х человек, разместилась в доме Нигары, и взрослые члены нашей семьи занялись поиском работы в соседнем городе Харрисбурге, и изучением английского языка.  Как ранее упоминалось, двух дочек определили в ближайшую общественную школу, куда их отвозили и привозили на школьном автобусе.  Старшей, 10 летней дочери Наргизе, было сложнее привыкнуть к английской школе, а младшей дочери Севаре первые классы и окружение в школе дались легче.  Однако, разочарование в американской жизни мужа Диары, который начал работать водителем электрокары на фирме, наступило быстро.  Началась переписка и телефонные звонки с домашними и друзьями детства, и, в один день, он собрал свои вещи и, бросив семью, отбыл в Ташкент.  Через полгода оформили развод без выплаты алиментов…

Оставшаяся семья Диары из 3 человек, и мы, родители, навещающие челночным методом дочку в г.Херши, для экономии средств и исходя из возможности учебы детей, разместились в скромной квартире из 2х комнат.  Затем, семья меняла несколько раз апартаменты внутри города Херши, приближаясь к школе.  Рядом с домом находилась горка, на которой резвились, зимой и летом, дети.

Здесь всегда можно найти нормальные условия для жизни, ибо соседи не докучают своей назойливостью и, у дома, есть место для стоянки автомашины, без которой не может обойтись ни один житель Америки.  По всей стране разбросаны типовые двухэтажные апартаменты с отдельным входом для семьи, причем, апартаменты, состоящие из общего зала, кухни, туалета и 2-х или 3-х спален, могут располагаться на одном этаже или, на двух.

Как упоминалось ранее, работать Диаре пришлось начать с низко оплачиваемой работы в Америке, в качестве горничной при гостинице.  Она долго хранила сертификат, выданной администрацией за ее безупречный труд.  Круг знакомых по ее работе расширялся, и неожиданная встреча с выходцами из Ташкента помогла ей перейти на более интересную работу в поликлинику города Херши.  Мы до сих пор поддерживаем связь с первыми нашими друзьями в Америке, которые помогли  освоиться не только Диаре, но и нам, родителям, приехавшим в Америку на помощь и поддержку детей Диары.  Эта американская семья, когда-то, жила в Ташкенте, ее хозяин И.А.Тульчинский, в течении многих лет возглавлял кожный диспансер, что расположен у вокзала Ташкента, а его жена Л. Л. Тульчинская преподавала английский язык в школе №17, где учились наши дети.  Они знали семью В.В.Вахидова, что позволило нам быстро сдружиться.

Наши шестимесячные приезды в Америку на помощь семье Диары, позволяли поддерживать связь и с сыном Рашидом, и родственниками в Ташкенте, сравнивать жизнь в двух отдаленных континентах.  Мы очень переживали за Диару, на которую обрушилось столько проблем, но преодолеть ее упорство, убедить вернуться в Ташкент, было невозможно, тем более, что связь ее со старой жизнью, была окончательно порвана и лучше было находиться как можно дальше от воспоминаний о прошлом.  Ей не хотелось показать себя побежденной личностью, и нам оставалось лишь смириться, и помогать ей в пределах наших возможностей.

По просьбе семьи Тульчинских, при возвращении в г. Ташкент на пол года, согласно правилам визы, мы заходили в диспансер и в школу, где они работали и их хорошо помнили, передавали от них привет и совместные фотографии.  Хотелось бы отметить, как сильна ностальгия, по старым друзьям и работе.  Она действует, особенно сильно, в последние годы жизни, часто во сне.  Новых друзей нет, и интерес ко всему новому в жизни уже притупляется.  И тогда мысли о прежней работе и старых друзьях начинают лезть в голову и заполнять весь твой досуг.  Ностальгия действует на всех, переехавших в Америку из бывших республик СССР.

Дети Диары быстро освоили программу учебы в школе и, через некоторое время, стали показывать не плохие результаты в учебе.  По данным Бюро Переписи Населения США, опубликованным в журнале «Достижения Социальной Науки», на основе обследования 20000 учащихся американских школ, дети иммигрантов успевают в школе также, а зачастую и лучше, чем их сверстники, родившиеся в США.  Возможно, это связано с чувством ответственности детей, попадающих в новую обстановку.  Успехи в учебе наших девочек радовало нас.

Как упоминалось ранее, школы в Америке оснащаются оборудованием в соответствии с возрастом школьников.  Начальная или элементарная школа включает 1-4 классы, средняя 5-8 классы, а высшая школа 9-12 классы, где студентам предоставляется возможность выбирать предметы, необходимые им в будущем, при поступлении в колледж или университет.  Студентам во всех классах задают домашние работы или темы, чтобы привить им самостоятельность, однако, нам приходилось, в меру наших возможностей, помогать нашим внучкам в поисках необходимых материалов к их темам и тестам – опросам.

Вспоминается, как Наргизе предложили собрать материалы об Узбекистане и представить страну на общешкольной экспозиции, где были представлены свыше 20 стран, откуда прибыли их родители.  Мы обратились в консульство Узбекистана в Нью-Йорке, где нам предоставили материалы о жизни республики, флаг и национальную одежду.  Кое-что из одежды, посуды и сувениров были у нас.  Наш стенд в школе привлек немало народа со всего района, ибо три школы, в том числе средняя школа, где училась Наргиза, считались в городе Херши центральными и имели количество учеников, исчисляемых, несколькими тысячами.  Наргизе приходилось быть у стенда в национальном костюме и давать пояснения.  Многие из посетителей впервые знакомились с Узбекистаном.  Мы, в халатах и в тюбетейках, иногда, присутствовали рядом, угощали посетителей зеленым чаем из расписных пиалушек.

Экспозиция жизни и быта разных стран мира была размещена в большом зале, у некоторых стендов выступали танцоры с национальными танцами, часто присутствовали журналисты местных газет и журналов, что позволило нам сохранить заметки о нашем стенде.  Некоторые фотографии экспозиции и стенда мы отослали в посольство и консульство республики в Америке, но ответа не последовало... Осталась память о скромной попытке расширить кругозор жителей Америки, пытавшихся наладить связь с нашей республикой.

Наргиза, как старшая дочь, первая начинала участвовать в культурных мероприятиях школы в Херши.  Несмотря на нелегкое освоение английского языка в средних классах, она, в дополнение к учебе, стала увлекаться теннисом, выступала и брала призы на городских соревнованиях, посещала студию художества, ее картины были выставлены в художественных салонах школы и города.  Некоторые из сохранившихся картин, висят в наших комнатах, что вызывают восхищение гостей. Вместе с Севарой, младшей дочерью Диары, они начали выступать с импровизированными танцами на сценах школы и города, причем, стоимость билетов на концерты была немалой.  Некоторые красочные программы выступлений с их именами удалось сохранить на память, что приятно напоминает об их разносторонней увлеченности.

Успехи Севары в школе не заставили себя ждать.  Во втором классе, ей, как лучшей ученице, подарили компьютер, который мы приспособили в доме для наших нужд.  Благодаря освоению компьютера я смог узнавать обо  всех новостях в мире на русском и английском языках, и начать печатать свои произведения.  Впоследствии, мне подарили новый компьютер вместе со столом и прочими атрибутами.

Вспоминаются первые шаги учебы Наргизы в школе Ташкента, где она начала писать стихи и занималась игрой на фортепьяно.  Параллельно она осваивала узбекский язык и делала успехи, по оценкам преподавателей.  Упорство помогло ей легко перейти на английский язык в пятом классе здешней средней школы и помочь младшей сестре Севаре начать осваивать премудрости нового учебного процесса.  При поступлении в высшее учебное заведение в Америке, необходимо ученику, или студенту, как их называют здесь, сдать предстоящие экзамены еще в 11-ом и 12-ом классах.  С набранными балами можно выбрать желаемый тобой институт.  Нашим девочкам не всегда везло при сдаче экзаменов, несмотря на их старательность.  Ведь «случай», несомненно, играет большую роль.  Впоследствии, Наргиза имела много предложений из институтов, но не, совсем, на ее взгляд, престижных в Америке.

Хотелось упомянуть о спортивных достижениях наших внучек.  Наргиза увлеклась игрой в теннис, ибо в городе, на 30 тысяч населения, насчитываются больше 10 теннисных кортов, где, в течение всего дня, можно бесплатно играть. Она стала выступать на школьных соревнованиях штата и показывать неплохие результаты, ибо ее рост позволял брать трудные мячи в игре.  Помнится, что первые поражения Наргиза болезненно переживала, плакала в кругу семьи. Мы всегда присутствовали на соревнованиях и подбадривали ее аплодисментами.

Четыре года в Херши пролетели незаметно, хотя они считаются самыми трудными в нашей жизни.  За это время мы поменяли 3 апартамента внутри города, приспосабливаясь к новым условиям, приобретая, потихоньку, бытовые принадлежности в семье.  Диара освоила и получила сертификат на новую медицинскую профессию лаборанта – радиолога.  После этого, с помощью семьи Тульчинских, Диара, начала работать в большом госпитале в городе Херши по своей специальности.  Херши находится в 3-х часах езды на автомобиле от Нью-Йорка, что позволило нашим родственникам и друзьям, при посещении Америки, заезжать к нам в гости.  Гуля, готовила вкусные блюда и сдобные пирожки – самсу, а также сладости из национальной кухни, чем радовала гостей воспоминаниями о родине.  Наши челночные поездки в Америку и домой позволяли делиться последними новостями о жизни в Узбекистане и в Ташкенте.  Жизнь в Америке потихоньку налаживалась.  Наша семья начала ходить к знакомым иммигрантам на их обеды…

Что удивительно, а вообще рационально, американцы в гостях или на общественных вечеринках, мало сами готовят.  На общих встречах каждый заказывает себе напиток и немного закуски, иногда приносят еду с собой, придерживаясь диеты.  Этим экономится время и независимость.  У нас, на родине, принято в гостях обязательно съесть предложенные хозяйкой дома блюда, иначе обидишь ее.  Причем, чем разнообразнее стол, тем больше уважают гостей.  Иммигрантам трудно привыкать к новым правилам, поэтому, нам интереснее было собираться по старинке, застолье проходило весело и допоздна.

В гостях у нас собирались люди разных национальностей.  Среди них были русские, украинцы, поляки, евреи, узбеки, казахи, татары.  Некоторые из них придерживались своих религиозных взглядов, однако, разговор шел на русском языке, всегда находилась общая тема, о прожитой жизни и планах на будущее.  Многие из гостей уже приобрели собственные дома, другие, как мы, еще не определились в жизни и арендовали апартаменты.

В последний год жизни в Херши, Диара познакомилась с Шухратом, выходцем из Ташкента, окончившим на год раньше ее ТАШМИ и хорошо знающим ее по учебе в институте.  Он начинал работать в Институте хирургии при В.В.Вахидове, а затем, как и Диара, став кандидатом медицинских наук, в  ООН по здравоохранению в Узбекистане.  Шухрат смог сдать первые тесты для стажировки и учебы в Америке, и после их свадьбы в городе Херши, они вместе начали строить новую семейную жизнь, но, уже, после переезда в город Рочестер, в штате Нью-Йорк.

Город Херши, штат Пенсильвания, находится в 2-3-х часах езды на автомобиле по прекрасным «хайвэям» Америки от таких крупных городов, как Нью-Йорк, Филадельфия, Балтимор и Вашингтон, что позволило нам посещать эти города в праздничные дни. Остались в памяти и в фотографиях посещение музеев в этих городах, парков, выставок и праздничных мероприятий.  Для меня памятны неоднократные посещения самого большого в мире музея Космонавтики и Авиации Смитсоновского института в Вашингтоне.  Там я увидел письма Ю.Гагарина его матери, которые отсутствуют в России.  Советской космонавтике отводится в музее значительное место, где представлены даже капсулы ракет первых полетов в космос.

В Нью-Йорке нам, как туристам, посчастливилось подняться на смотровую площадку самого высокого, в то время, здания в мире, «Эмпайер Стейтс Билдинг», который почти 100 лет будоражит туристов видами крыш высотных домов и узеньких улиц города.  В Филадельфии мы посетили самый крупный в мире музей истории Америки.  Там же мне удалось встретиться с моими однокашниками по работе ТАПОиЧ и, за праздничным столом, вспомнить наши былые годы работы на авиацию страны. Видимо, эти годы в Херши останутся самыми незабываемыми в нашей жизни в Америке. В Балтиморе мы любовались заливом и парком, расположенным вокруг залива.

Когда семья подготовилась к отъезду в Рочестер, собрались наши знакомые, вместе с которыми мы коротали время в Херши, делились, чем могли, поддерживали друг друга.  В нашей семье часто болели и дети, и взрослые, поэтому поддержка близких к нам людей помогала преодолевать трудности бытия на чужбине.  Их окружение позволило нам не только пережить первые годы в Америке и приспособиться к новым условиям, но при этом сохранить наши традиции и гостеприимство.  Расставание было чувствительным...  Моя племянница Нигара также собиралась переехать в Филадельфию, где ее муж, итальянец по происхождению, Ренди, получил в Университете кафедру экологического права.  Их сын Алик готовился поступить в школу, а дочь Таня по стопам отца, в университет.

В заключение, хотелось бы, рассказать  читателю, о моем сокровенном поступке.  Как было упомянуто ранее, Севаре в качестве приза на школьной математической олимпиаде для начальных классов, подарили компьютер, который с помощью наших девочек я начал успешно осваивать.  Мы внесли в компьютер издания газет и журналов России и Узбекистана на русском языке, различные игры и, самое главное, я начал печатать на компьютерной клавиатуре с русским алфавитом.  В Ташкенте мне приходилось одним пальцем перепечатывать на пишущей машинке несколько раз кандидатскую диссертацию, исправляя свои ошибки.  Здесь, на компьютере, все было гораздо проще, и у меня начали созревать планы опубликования воспоминаний.

События первых лет жизни в Америке не затмевали воспоминания о моем пребывании на ТАПОиЧ, о встречах с друзьями и увлечении книгами, которые я собирал по магазинам в командировках, колеся по всему Советскому Союзу и Западной Европе.  Однако, некоторые обстоятельства, не позволяли осуществлять задуманное, писать об авиации и об эксплуатации самолетов в воинских частях.  По линии общества «Знание» печатались мои брошюры для широкой публики, но они не удовлетворяли моих желаний.

Здесь, в Америке, можно печатать все, что хочешь и издавать, но трудно будет найти читателей твоих произведений, тем более, на русском языке.  Как найти выход?  Конечно, сравнивать нас невозможно, но великому писателю Александру Солженицыну повезло больше, он работал над своими книгами в США, а издавал их в России.  Ему в этом деле помогали соотечественники.  Так поступали и некоторые другие писатели, очутившиеся за границей.

Мысли о воспоминаниях обуревали меня постоянно и, однажды, я решился начать писать, надеясь на положительный исход.  Помог мне мой сын Рашид, которому удалось издать книги в небольшом количестве, без сложных цензурных атрибутов, за что я ему очень благодарен.  Так через год, у меня, появилась первая моя книга «Полвека с авиацией», где впечатлениям о жизни в Херши, было уделено несколько глав.  Было немного грустно, что книга не попала на полки книжных магазинов и в Интернет изданий, но, я и этим был доволен.  Как французы говорят:- «Начало, это 50% дела».  Появилось желание продолжать писать.

Воспоминанием о наших с Гулей челночных поездках в Ташкент, хотелось бы завершить эту главу.  Мы могли, для сохранения пребывания в Америке, отсутствовать не более полугода каждый год, что позволило нам успеть завершить наши дела в Ташкенте.  Я привел в порядок дачу для продажи, организовал стенды, посвященные знаменитому хирургу В.В.Вахидову в музее Минздрава Узбекистана, участвовал в ремонте его дома.  Гуле повезло больше, она присутствовала в Ташкенте на торжествах, посвященных награждению орденом, посмертно, её отца, основателя Института хирургии, В.В.Вахидова.  Она организовала торжество, посвященное успешной защите Рашидом ученой степени кандидата медицинских наук.  Все пребывание в Ташкенте было связано со встречами с ее близкими родственниками.

  

 

Глава седьмая.

 

Город  Рочестер,  2003 г.– 2006 г.

 

О городе Рочестере, удалённом от границы с Канадой лишь озером Онтарио, можно говорить много, ибо он отличается от других городов Америки.  Когда-то он был ведущим городом севера Америки, но ему не повезло, другие города его опередили в развитии.  В Рочестере остались лишь воспоминания о первом метро, которое в настоящее время, находится в засыпанном состоянии, о первом канале длиной свыше 1000 км, который соединил город Нью-Йорк через реку Гудзон с севером Америки ещё до открытия железной дороги,  Канал был главной транспортной артерией между этими городами.  Можно вспомнить забытый ныне паром, который еще при нас курсировал между Рочестером и Торонто в Канаде.  Он был изготовлен в Австралии и своим ходом дошел до Рочестера.  До настоящего времени, город считается самым насыщенным в Америке студентами.  Он знаменит первым Университетом, штаб квартирой фирм «Кодак» и «Ксерокс», имеющими филиалы во всём мире.

Одно из знаменитых чудес света, Ниагарский водопад, находится в 2-х часах езды на автомобиле от Рочестера, что позволяло нам неоднократно наслаждаться этим величием природы.  Река Ниагара соединяет озера Эри и Онтарио, названных по именам индейских племён, живших здесь до покорения их европейцами.  О водопаде аборигенами сложено несколько красивых легенд.  Река и озера являются государственными границами между США и Канадой, они используют совместно. 

Ниагарский водопад состоит из двух разделенных водопадов, принадлежавших двум странам, причем, водопад со стороны Канады настолько обустроен, что здесь вырос целый город с высокой смотровой башней.  Водопад со стороны США выглядит намного скромнее, здесь считают, что дух природы не должен нарушаться, хотя здесь много, оборудованных ограждениями и дорожками, мест для туристов.  Нам удалось любоваться водопадами и со стороны США, и со стороны Канады, куда попасть туристу через таможню на мосту очень просто.

Канадский город Торонто произвел на нас неизгладимое впечатление своим европейским видом, где все проще, чем в американских городах.  Большой пустующий зоопарк принадлежит жителю корейской национальности, а кафе и рестораны выходцам из других азиатских стран.  Не удивительно, что все люди стремятся попасть на американский континент через Канаду, через Торонто.

Окрестности Рочестера изобилуют красивыми каньонами и водопадами небольших рек.  Отвесные берега речек обустроены для туристов, здесь расположены гостиницы и смотровые площадки, часто организуют демонстрацию полётов воздушных шаров и фейерверки.  В международном аэропорту на авиасалонах я любовался воздушными парадами, устраиваемыми здесь ежегодно.  Приятно было видеть и сфотографироваться на фоне самолетов производства СССР, которые пользуются здесь успехом.

После успешной сдачи экзаменов для поступления в резидентуру, Шухрату предложили пройти стажировку в Главном госпитале Рочестера, который имеет славную историю в Америке.  В этом госпитале был сформирован первый отряд врачей, принимавших участие в сражениях Первой мировой войны в Европе.  Здесь были осуществлены многие новые операции на различных органах человека, которые в дальнейшем успешно внедрены в практику.  Госпиталь поддерживает научную связь почти со всеми странами мира, интернациональный состав студентов виден на сохранившихся фотографиях нашего альбома.  В город приезжают политические деятели и представители искусства.  Его посещали Х.Клинтон и М.С. Горбачев,  которых нам удалось увидеть.

Для получения врачебного сертификата выпускнику университета в Америке необходимо пройти 3-х годичное обучение в резидентуре, а затем 2 года поработать ординатором в клинике, причем, со сдачей ряда экзаменов.  А чтобы быть принятым, необходимо разослать в разные города свои заявления и ждать приглашения, которые приходят не сразу, ибо очень большой конкурс,  Приглашение может не придти совсем…  Если повезет, выпускник едет туда, куда его пригласили.  Диара, имеющая некоторый опыт составления документов по интернету и картам Америки,  разыскивала города и адреса, составляла запросы на соискание места для учебы в резидентуре.

Переехать из Херши в Рочестер нам помогла наша племянница Нигара и друзья Диары, супруги Майя и Костя, которые ехали за нами на своей машине.  Хотелось бы рассказать об их жизни, потому что они всегда бывают с нами и.  Костя, выпускник того же курса ТАШМИ, что и Диара, приехал один для продолжения учебы в Америке из Ташкента.  Здесь он женился на Майе, которая приехала раньше его из Польши и освоилась более основательно.  Она знает несколько европейских языков, что помогло впоследствии устроить Костю на работу и, затем, подготовить его к  учебе в резидентуре,  На себя она взяла все бытовые проблемы семьи.

Интересно рассказать об одном из событий.  Через Интернет Майя смогла  пригласить и собрать у себя, в штате Нью-Джерси, выпускников Костиного курса ТАШМИ, находящихся в Америке.  Их набралось 7 человек, в том числе оказалась и  Диара.  Здесь они отпраздновали встречу и, с тех пор, поддерживают дружбу.  Все работают в области медицины, но на разных должностях.  Кому как повезло…

Супруги Майя и Костя были с нами на многих праздничных мероприятиях и в Херши, и в Рочестере, и на юге, в Майами.  В этом городе Костя успешно завершил стажировку в резидентуре и, после устройства на работу они, постоянно, там живут.  Большое расстояние в 2000 км, не помешало им посещать и наше новое местожительство в штате Джорджия, куда переехала наша семья после завершения ординатуры Шухратом и устройства его на работу врачом в местном госпитале города Августа.  Доброта и открытые сердца супругов Майи и Кости сблизили нас надолго.  Наше общение сохраняется, несмотря на наши разные национальности.

В городе Рочестере наши внучки увлеклись музыкой,  Наргиза стала участвовать в выступлениях школьного оркестра, игрой на кларнете, а Севара освоила флейту и выступала в сводном оркестре или отдельно, по программе концерта.  По вечерам дома постоянно звучала музыка, то кларнет, то флейта.  Школа Рочестера, где учились наши девочки, более широко пропагандировала свои культурные начинания, ей принадлежала специальная городская программа на телевидении и мы, помимо посещения концертов, видели выступления студентов и наших девочек по телевизору.

Фотографировать во время выступления не разрешалось, чтобы не отвлекать оркестрантов вспышками, поэтому мы не смогли много собрать материалов в фотоальбом, однако память в фотографиях и в концертных программах у нас осталась навсегда.  Наргиза продолжала выступать на теннисных соревнованиях и привозить домой памятные сувениры победителя районного турнира и штата.  Ее рост в 180 см. позволял легко справляться с мячом и выигрывать, особенно, в парных соревнованиях.

Севара дополнительно к музыке, увлеклась балетными танцами, беря уроки в специальной танцевальной студии.  Вскоре нам пришлось ездить на ее выступления в городские театры, где ей поручали некоторые роли из балета «Щелкунчик» Чайковского и из других произведений знаменитых композиторов.  Некоторые, красочно оформленные программы, сохранились в нашем семейном альбоме.

Хотелось бы отметить, что успехи девочек в учебе сопровождались выездами Наргизы на математические и другие конференции в Америке, куда приглашали из школ штатов отличившихся в учебе студентов.  Приглашения оформлялись специальными конвертами и сопровождались посланиями президента США.  Ей удалось выступать на симпозиумах в Вашингтоне, Нью-Йорке и других городах, и, нередко, завоевывать призовые места для школы Рочестера.  Сама школа способствовала формированию своих талантов и интернациональному воспитанию студентов.  В фойе школы вдоль стен были развешены более 50 флагов тех стран, дети из которых учились в школе.  Школа в Рочестере часто организовывала поездки в центральные города Америки.  Дети побывали в Конгрессе США, в белом Доме и других знаменитых для жителей Америки, местах.

В школе Рочестера была организована общегородская выставка картин городских художников - любителей города.  Наргизе предложили поместить несколько ее картин.  Выставка привлекла много народа, картины Наргизы имели успех, посетители предлагали некоторые картины купить, но Диара предпочла подарить их знакомым, а часть картин оставить при себе, на память.  Она считала, что это временное увлечение дочери пройдет, и оказалась права, после поступления в университет, интерес к художеству у Наргизы пропал из-за отсутствия времени.  Когда-то, обучаясь еще в русской школе в Ташкенте, также у нее пропал интерес к стихам.

Рочестер, в силу научных достижений фирм «Кодак» и «Ксерокс», филиалы которых разбросаны по всему свету, постоянно привлекает знаменитых деятелей Америки и мира.  Здесь мне удалось послушать выступление о международном положении М.С.Горбачева, знаменитую писательницу Израиля, ранее жившую в Ташкенте, Д.Рубину, произведения которой переведены с русского языка в 20-и странах мира, в том числе, её книга «На солнечной стороне» о жителях Ташкента.  С гостями мы ходили, в основном, в знаменитый на весь мир, парк с уникальным набором различных кустов сирени, насчитывающих свыше 1000 разновидностей.  Они цветут в разное время годы, издают чарующий запах, и, до начало морозов, ими можно любоваться.

Рочестер, как и все города Америки, имеет богатые коллекции старины, хранимые в музеях.  В основном они посвящены первым жителям Америки, индейцам, количество племен и наречий которых свыше 100, причем, каждое племя индейцев имело свою культуру, что делает музеи городов не похожими друг на друга.  Север Америки характерен тем, что здесь были самые высокоразвитые племена индейцев, которые, объединившись, под названием «ирокезы», смогли взять под контроль половину восточной части страны.  С ними больше всех пришлось считаться первым поселенцам, ибо организованность и управление «ирокезов» восхищало их.

В госпитале, где работали Шухрат и Диара, провела свою первую предвыборную речь кандидат в президенты США Хиллари Клинтон.  У нас сохранены некоторые фотографии о ее пребывании в госпитале, и для нас примечательно то, что это не единственная встреча Х.Клинтона с нашими детьми.  Они виделись еще во время ее поездки в Узбекистан при президентстве Б.Клинтона.  Диара в Рочестере освоила уже другую, более безопасную профессию, работу с ультразвуком, имела свою рабочее место и полный занятый день.

Для меня Рочестер интересен еще и тем, что здесь, в группе английского языка для русскоговорящих иммигрантов, я встретил пятерых, уже преклонных лет бывших студентов авиационных ВУЗов СССР.  Они приехали из разных городов, однако, для нас нашлась общая тема, и мы не расставались до нашего отъезда из Рочестера.  Нашлись здесь также и врачи, окончившие, когда-то ТАШМИ.  Они или занимаются на курсах повышения квалификации, или работают постоянно в госпиталях города.

Друзья и родственники находили возможность добираться до нас на севере, где зима не баловала жителей. Иногда приходилось машины откапывать из снега, по утрам каждый день счищать лед с ветровых стекол и прогревать двигатель.  По пути в Канаду и обратно, останавливалась у нас семья брата Гули,  Алишер и Света, а в университете Торонто учился их сын Шараф, с которым они  поддерживали связь.  Алишер, после окончания торговой и дипломатической академий в Москве, в 1992 году был назначен Постоянным представителем Узбекистана при ООН.  Мы постоянно навещали друг друга, когда они жили в штате Нью-Джерси.  В Рочестере у нас побывали и другие выходцы из Ташкента, и даже выпускники ТАШМИ, которые работали в тех краях. Некоторые из них, как и наши девочки, поменяли фамилии, более созвучные с английским языком.

Мы не порывали связь со своими близкими родственниками, первыми встретившими нас в Америке, Нигарой с ее мужем Ренди и их детьми.  Мы бывали у них в гостях в Филадельфии, осматривали достопримечательности города и его окрестности, встретились с моими друзьями по ТАПОиЧ, Л.Любарским и П.Кунянским, которые обосновались Филадельфии, ибо были уже на пенсии, а их дети строили свою жизнь отдельно от них, в других местах.  Наш отъезд из Рочестера в Майами, штат Флорида, совпал с отъездом семьи Нигары из Филадельфии в город Джексонвилл, штат Флорида, что позволило нам, в дальнейшем общаться и не терять связь двух семей.  Расстояние между нашими городами не превышало 7 часов езды на машине, что считается допустимым, при езде по американским скоростным хайвэям.

В Рочестере я продолжал писать, надеясь на будущее издание, хотя бы в малом количестве экземпляров.  Однако, Рашид меня обрадовал фотографиями последних изданных моих книг, установленных на полке магазина Ташкента.  Книги были не объемные, но хороший переплет в толстой обложке украшал их.  Мне удалось написать еще  три книги, а именно: «История больших самолетов», «Авиация и исторические портреты» и «В.В.Вахидов. Дело всей жизни».  Я с нетерпением ждал их здесь.  Как мне объяснили, редакция, беря на себя ответственность за издание книги и взимая стоимость издания с автора, имеет право, в дальнейшем, издавать книги, не предупреждая автора, и не отчитываясь перед ним.  Автор, в частности, я, был рад и таким условиям.

Если первые, изданные Рашидом две книги, были посвящены авиации по собранной мною литературе по авиации, то последняя книга была посвящена директору Республиканского Научного Центра Хирургии Узбекистана, академику В.В.Вахидову, моему тестю и наставнику в жизни.  Общение с ним в течение 30 лет и участие в организации музея в Минздраве Узбекистана в честь него, позволило отразить это в книге воспоминаний о нем.  Мне приятно, что, на родине, заинтересовались этими книгами, ибо они, изданные в небольшом количестве, быстро исчезли с прилавков магазинов.

 

Глава восьмая

 

Майами, юг Америки,  2006 г.-2008 г.

 

Несмотря на относительно короткую историю, каждый город и штат Америки интересен своим прошлым, памятниками, музеями, природными достопримечательностями, которые жители оберегают и обустраивают для себя и туристов.  В разных штатах издаётся множество литературы и проспектов.  Но, штату Флориды и городу Майами в рекламе нет равных в мире.  Во Флориде в несколько раз больше приезжих, чем, самих жителей, причем, в течение всего года.  Туристам предоставляются все возможности отдохнуть и «оставить здесь свои сбережения».  Здесь можно встретить отдыхающих, а также жителей и обслуживающий персонал гостиниц и ресторанов выходцев из стран всего мира.  Постоянно прибывающие в Америку нелегалы останавливаются сначала во Флориде, а затем подаются на север.  Здесь же находится перевалочная база наркотиков, а некоторые террористы учились тут летать на самолётах.  Природа удивительная, зимы не бывает, но летом не все приезжие чувствуют себя комфортно.  Диаре пришлось долго выбирать местожительства семьи, ибо не все районы спокойны, особенно по вечерам.

В каждом штате Диара ориентировалась на присутствие русскоязычного населения.  В понятие русскоязычного населения входит, в основном, еврейская диаспора, ибо, самих русских здесь, почти, не видно.  В Америке иммигрантов еврейской национальности, знающих русский язык, насчитывается около 7 миллионов, они образуют диаспоры почти в каждом городе западного и восточного побережий Америки.  Во взаимной поддержке они готовы помочь и другим русскоговорящим иммигрантам, в чем мы убедились, адаптируясь к жизни в Америке.  Их организованность привлекает к ним иммигрантов других наций бывшего СССР.

В районе, где обитает еврейская диаспора, обычно, организованы спортивные клубы, газеты и журналы на русском языке, продуктовые магазины, поликлиники и т.д.  В клубах часто проходят встречи с интересными людьми из бывшего СССР, демонстрируются  кинофильмы на русском языке, что позволяет приезжим не остаться в одиночестве.

Изредка, приходилось встречаться с русскими женщинами, которые приехали по системе «невеста по Интернету».  В отличие от местных женщин любой национальности, русские женщины более привлекательны, раскованы и не требовательны.  У местных пожилых женихов они пользуются большим успехом.

Шухрату, после завершения 3-х годичной учебы в резидентуре в Главном госпитале Рочестера, выделили место для прохождения клинической ординатуры в госпитале «Джексон Мемориал», ведущем научном медицинском учреждении Майями.  Этот госпиталь был назван в честь основателя первого медицинского учреждения в Майами в 1918 году, пионера в области медицины, доктора М.Джексона.  Основанный им госпиталь сохранился в виде двухэтажного небольшого дома, где, в настоящее время, находится музей в честь его основателя.

«Джексон мемориал госпиталь» уже разросся несколькими многоэтажными корпусами, однако, остался в том же районе Майами, где был основан европейцами в начале освоения штата Флориды.  В настоящее время, центральный район города Майами заселен, в основном, латиноамериканцами.  Они организовали здесь свои «гетто» под следующими названиями: «малая Гавана», «малая Гаити» и т.д.  Здесь, по вечерам, идут разборки, и не каждому рекомендуется там находиться, или оставить машину на улице.

Диаре не мало пришлось колесить по районам Майами, пока ей не повезло найти апартаменты на краю города, заселенном еврейской диаспорой.  Общественная школа, не требующая высокой оплаты за учебу, но и не контролируемая дополнительной охраной, позволила Севаре продолжить учебу в старших классах.  Она продолжила заниматься в балетной студии и выступать, на равных с балеринами, на городских концертах.  Нам, родителям, приходилось оплачивать дорогие билеты при посещении ее выступлений.  Ее успехи в учебе также радовали нас.  К ней часто приезжали повидаться подруги из города Рочестер, а заодно и отдохнуть у океана.

Наргиза, еще в Рочестере при завершении последнего, 12 –го класса, высшей школы начала получать приглашения и проспекты из почти всех университетов и колледжей Америки.  Она имела несколько побед на олимпиадах по математике, бухгалтерии  и менеджменту, завоёванных на соревнованиях других школ штата Нью-Йорк.  Эти сведения заносятся в компьютер и становятся известными во всей стране.  Таким студентам предоставляются льготы перед другими абитуриентами, однако в престижный университет у Наргизы не хватило баллов и средств нашей семьи. Вспоминается мое поступление в МАИ со всеми мытарствами и проблемами, без общежития и стипендии, но без оплаты за учебу.

Учеба в ВУЗах Америки платная, от 20 до 50 тысяч долларов в год.  Кроме того, надо платить за общежитие, с комнатой на двоих, обед, стоянку автомобиля, и дорогие учебники.  Каждое учебное заведение заинтересовано в студентах, часто случается, что ректора учебного заведения увольняют с работы за слабую рекламу и не полный набор студентов, несмотря на его научные заслуги.  Наибольший доход учебное заведение получает от некоторых бывших выпускников.  Этим славится Гарвардский, Колумбийский и Йельский университеты, которые рекламируют взносы от меценатов, и,  в том числе, от президентов Америки, обучавшихся в их стенах.  Поскольку желающих поступить в эти университеты очень много, они позволяют себе повышать плату за обучение, чем еще выше поднимают свою значимость.

При выборе университета для Наргизы, мы остановились на «Университете Флориды», который находится в городе Гейнсвилле, что на границе штатов Флориды и Джорджия.  Наргиза хотела стать независимой от семьи, т.е. жить не в Майами и, в то же время, иметь возможность навещать домашних по праздникам.  Пять часов езды на автомобиле до дома, в Америке не считается большим расстоянием.  Близкий к дому старинный «Университет Майами» был отклонен от рассмотрения после его посещения.  В этом университете, несмотря на преподавание предметов на английском языке, было заметно влияние испанского языка, а большинство студентов было из латинской Америки.  Это мы заметили на уроках английского языка в Майами, когда преподаватели, латиноамериканцы, объясняли состав слова или предложения на испанском языке.  На нас, в это время, не обращали внимания.

Мы часто посещали «Университет Флориды» в Гейнсвилле, его разбросанные на большой территории учебные корпуса и кампусы – общежития, все это завораживало нас.  Он также считался старинным, число студентов около 30-и тысяч, очень разнообразный, но в основном состоит из студентов европейцев, что позволяло Наргизе быть с ними на равных.  Она не всегда могла устроиться на работу из-за кризиса в экономике.  Поиски работы по выбранной профессии отнимали у нее много времени, но она продолжала заниматься спортивной аэробикой и активно участвовать в общественной жизни университета.

Три года учебы для Наргизы прошли нелегко, несмотря на ее закаленность, она часто болела, все-таки, нагрузка была не малой.  В соответствии с этим, ей пришлось изменить свой выбор будущей профессии.  Во время учебы студент вправе менять свое направление в жизни путем выбора, или отказа от некоторых предметов.  В СССР это не практиковалось, и студент часто менял профессию только после окончания учебного заведения.

Кризис в экономике затронул все сферы деятельности государства.  Количество безработных в Америке превысило 10 миллионов, что отразилось и на студентах ВУЗов.  Проблема найти работу на неполный рабочий день стала для них острой не только во время учебы, но и на их каникулах, что обычно поощрялось государством и обязывало городские власти уделять этому внимание.  Будущее у многих выпускников, в том числе Наргизы, пока неопределенно, и хотелось бы надеется на лучшее.

Приятным временем была для нас, родителей, встреча с сыном Рашидом, который выиграл «Грин-карту», и приехал сразу к нам.  К этому времени, Рашид смог продать квартиру в Ташкенте, рассчитаться с нашей дачей, на которую было потрачено 20 лет бесполезного труда, ибо урожаи мы не всегда успевали собирать сами, а воды в бассейне, почти, не было.

Новая семья начала трудоустраиваться здесь, однако, как и у многих иммигрантов в Америке, у них начались незаметные осложнения, которые, по возвращению, через полгода, в Ташкент вылились в развод, с разделением их сбережений и имущества.  В последующий приезд в Америку, Рашид работал уже в Нью-Йорке в госпитале на нелегальной работе помощником хирурга, занимаясь параллельно английским языком. У него началась новая жизнь...

Жизнь в Майами была у нас насыщенной.  Родственники по нашей семейной линии и семьи Шухрата постоянно навещали нас, приезжая из Ташкента и других мест бывшего СССР.  Встречи с ними всегда сопровождались приглашением наших постоянных гостей Кости и Майи, которые жили и работали в Майами. В праздничные дни набиралось до 15 человек за столом.  Приятно отметить, что у нас побывало одних только медиков, окончивших ТАШМИ, и знающих отца Гули, известного хирурга В.В.Вахидова, более 10 человек.  Открылась переписка со многими близкими людьми, желающими навестить нас в Майами.  Перелом руки у Гули не прервал наших встреч с гостями.

Шестой год нашего с Гулей пребывания в Америке вселял не только страх перед предстоящим экзаменом на получение гражданства, но и некоторую надежду на успех.  Обычно, через 5 лет пребывания в США подают заявление в отдел натурализации о желании стать постоянным гражданином страны.  К этому времени уже были  пройденные курсы английского языка в школах 3-х штатов, однако, наш возраст с естественными признаками склероза, а также отсутствие практического применения языка в жизни, оставляли мало надежд на успешную сдачу экзамена с первого раза.  Оформление документов и сам экзамен занимает немало времени и средств.  Допускается повторная попытка, но уже с большими требованиями.

Мы приобрели много литературы и инструкций, необходимых для подготовки к натурализации.  Сюда входили история Америки, даты основных событий, политическое и географическое положение страны.  Обязательно было необходимо знать фамилии не только знаменитых людей страны, но и нынешних руководителей штата, где проживаешь.  По мере смены местожительства, приходилось запоминать новые фамилии.  Мы с Гулей обстоятельно заучивали все эти премудрости, но страх из-за слабого знания языка не покидал нас.  Дети беспокоились за нас не меньше.  Экзаменационные требования содержались в 150-и вопросах и ответах, которые могли быть заданы как в устной, так и письменной форме.

Для общего понятия положения, связанного с получением статуса «ситизен», хотелось бы заострить внимание на следующем.  Легальному иммигранту отводится десять лет для сдачи экзамена, затем начинаются проблемы, связанные с получением льготных условий проживания в Америке.  Сюда входит бесплатное лечение, льготы по питанию, денежное пособие, льготное проживание в штате, что так необходимо человеку, особенно в старости.  Опираться на материальную помощь детей, как было у нас в Азии, здесь, в Америке, не принято, поэтому приходится пересматривать правила жизни.  Наши дети сделали многое для нас, но и нам «пора честь знать».

После сдачи экзамена, иммигрант ждет результата и, при положительном решении его приглашают на торжественную встречу, во время которой вручают сертификат.  На севере мы присутствовали на торжественном приеме сдавших экзамены иммигрантов, в том числе Диары.  На сцену приглашали отдельно, каждый произносил клятву верности, после чего ему вручали сертификат гражданина Америки.  Все происходило очень торжественно, но вызывало и беспокойство у нас.  Мы ожидали всякого, особенно, здесь, на юге, где преобладали латиноамериканцы во всех сферах жизни.

К счастью, опасения наши были напрасны, видимо, был учтен наш возраст и законопослушное поведение в Америке.  Вопросы были заданы не сложные, их больше интересовали наши взгляды на наркотики и причины наших отъездов на родину во время жизни в Америке.  Частые поездки из Америки в другие страны здесь не приветствуется.  Мы объяснили причины поездок, как смогли.

На торжественном приеме в большом зале Майами оказалось несколько тысяч человек, сдавших успешно экзамен.  Такое количество собравшихся не позволило индивидуально произносить клятву.  После общего повторения клятвы, каждому на месте вручили сертификат гражданина США.  Приятно было услышать по радио о численности новых граждан.  В частности, из Мексики было свыше полутора тысяч человек, из Кубы около тысячи, а из республики Узбекистан всего 2 человека.  Мы оказались единственными людьми из Средней Азии во Флориде, которые стали гражданами Америки в 2008 году.

Пребывание семьи в Майами не осталось у нас забытым.  Мы посещали музеи города, выставки, особенно, ежегодно устраиваемые грандиозные книжные шоу, где можно купить книгу и взять автограф даже у президентов Америки.  На концертах, которые были организованы в небольших залах города, часто выступали артисты из России.  Певец Филипп Киркоров, даже подарил нам журнал с автографом.  Мы посетили самую южную точку США, так, называемый, «Кий Вест», состоящую из ряда островов в Мексиканском заливе, соединенными самыми длинными в мире автодорожными мостами. С последнего острова можно дотянуться до легендарной страны, Кубы.

Хотелось бы упомянуть, о неоднократном посещении мною, с разными попутчиками, знаменитого космического музея имени Джона Кеннеди на мысе Канаверал, откуда запускают ракеты и космические аппараты многоразового использования шаттлы.  Чтобы его осмотреть, необходимо было несколько дней.  Этому музею я посвятил несколько альбомов и книгу: «Флорида. Космодромы, авиация, люди», где описал различие между космодромом Кеннеди и Байконуром, их историю и место в развитии космических исследований.  Наши дети и гости побывали в городе Орландо, где находится знаменитый парк «Мир Диснея», который произвел на них неизгладимое впечатление.  Флориду ежегодно посещают около 20 миллионов. туристов, которые не успевают осмотреть даже сотую долю достопримечательностей штата.

Последний год пребывания нашей семьи во Флориде был очень насыщенным не только для нас.  Диара, вместе с Шухратом, после запросов по всей Америке предложений о работе в качестве врача, посетили несколько штатов, откуда они получили приглашения.  Им предстояло выбрать не только место работы, но и возможность спокойно жить и учиться детям.  В течение двух месяцев они посетили 8 штатов Америки.  После возвращения из каждого города, мы знакомились с проспектами, путеводителями и их впечатлениями.  Каждый штат имел свои особые преимущества и недостатки.  Где-то было холодно, много снега, где-то жарко, частые торнадо и сухие ветры.  Не оставались в стороне условия оплаты.  Дети, их учеба были, одной из главных проблем.

После многих раздумий и споров, остановились на соседнем штате Джорджия, ибо это позволило нам и Наргизе часто видеться, ездить друг к другу на автомобилях, находясь в пути не более 6 часов, что считается в Америке, с её прекрасными хайвэями, вполне приемлемым.  Теплый климат и хлопкосеющие районы напоминали нам родной Узбекистан.  Город Августа, где предполагалось остановиться семье, находится недалеко от города Атланта, который являлся центром штата Джорджия.  Это крупный и интересный город, расположенный всего в 2-х часах поездки на машине.  На нанятом грузовом фургоне мы перевезли свое имущество и разместились на новом месте.  Началась новая жизнь, которая оказалась более сложной для наших детей.  Диара не смогла найти здесь работу по профессии, а у Шухрата не сложились отношения с сотрудниками.  И снова появились мысли о смене местожительства…

В нашей памяти о двухгодичной жизни в Майями осталось посещение набережных Атлантического океана, где в любое время можно было купаться и загорать, а также парков и садов с экзотическими деревьями и птицами.  Для меня, бывшего авиатора, запомнилось на всю оставшуюся жизнь посещение мыса Канаверал и космодрома имени Д.Кеннеди, а также творения знаменитого авиационного конструктора Кертисса, который впервые воздвиг арабские минареты в Майами, восславив сказочный мир Востока в Латинской Америке.

 

 

 

Глава девятая.

 

Город Августа, штат Джорджия, 2008 год.

 

Переезд в город Августа, штат Джорджия из Майами, штат Флорида занял у нас около 15 часов.  В первую очередь мы начали проверять состояние наших автомобилей, без которых в Америке жить невозможно.  Поэтому, приобретение машины, и ее обслуживание происходит без проблем. Этим занимаются крупные сервисные, ремонтные и страховые автокомпании, которые без задержки появляются у вас, по первому требованию.

В свое время, в Рочестере, машина, за рулем которой находилась Гуля, столкнулась на перекрестке с другой машиной.  Причина была банальная, шел сильный дождь, светофор был, почти, невидимым.  Не выходя из машины, мы вызвали полицию, которая появилась через пару минут.  Полицейский осмотрел обе машины и вызвал из ремонтной мастерской трейлер, который появился через пять минут. Дождь, к этому времени, кончился, мы  вернулись домой на попутной машине.  Кстати,  на  них   не всегда просят оплатить проезд.  На следующий день страховая компания предоставила нам, на время ремонта нашей машины, новую, комфортабельную машину.  Ритм нашей жизни не изменился…

Без нашего участия, специалисты двух страховых компаний, в частности, нашей и другой, изучали повреждённые машины, определяли виновность водителей, учитывая погодные условия, состояние машин.  Решение о виновности, при отсутствующих водителях, принимается квалифицировано, но остро, потому что каждая страховая компания заинтересована обвинить другую, ибо это связано со штрафными санкциями и престижем фирмы.  Через некоторое время нам объявили, что признана и наша вина, в результате чего пострадала Диара, так как машина была зарегистрирована на нее.  Ей повысили ежемесячный страховой взнос на один год.

В тяжелых случаях, когда авария сопровождается жертвами, водителя проверяют в первую очередь, ибо, это может быть связано с алкоголем, наркотиком, или отсутствием права на вождение автомобиля.  Проблемы появляются у водителя, если его машина не была застрахована.  Тогда ему приходится все издержки брать на себя, причем, не без участия полиции.  Каждый житель Америки, как правило, пытается быстрее продать подержанную машину и купить в рассрочку новую, чтобы избавиться от всех проблем её эксплуатации.  Гарантия на новую машину даётся на 5 и больше лет, или на определённое количество пройденных миль.

Мелкий ремонт или ежегодный технический осмотр машины с заменой масла, фильтра и некоторых деталей машин производится у вышедшей из гарантии машины за счёт самих хозяев.  Специалисты ремонтных мастерских наметанным взглядом оценивают самого хозяева и, при случае, пытаются вытянуть из него, как можно больше, денег.  В частности, когда Диара обратилась с жалобой на увод машины в сторону во время движения, ее попросили оставить машину на неделю в мастерской.  После этого ей объяснили, что машина нуждается в замене ряда деталей, стоимость которых оказалась немалой.  Наш знакомый, опытный водитель, предложил просто поменять местами колеса, после чего увод машины в сторону во время движения, прекратился…

Важным этапом освоения нового местожительства является оформление различной документации.  Наше с Гулей, десятилетнее пребывание в Америке, к сожалению, не обеспечило возможность самостоятельно вести переписку с местными властями.  Наверное, поэтому, появилось штрафное предписание, как будто бы не все бумаги были оформлены при переезде.  А порой документы задерживаются или не попадают по адресу и, чтобы избежать неумолимого наказания в виде штрафа, сам житель начинает бегать по инстанциям, пока не находит пропавшие документы.

Для Диары, главного нашего менеджера, возникали проблемы устройства детей в школы, где студенту нужно дополнительно сдать экзамены, ибо, каждый штат имеет свои учебные программы.  Везде требуется не только знание английского языка и делопроизводства, но и взглядов местных жителей на приезжих, особенно, иммигрантов.  Кстати, в каждом штате характерно свое произношение английского языка, иногда трудно познаваемого.  Поэтому, приезжего местные жители узнают сразу.

Шухрата пригласили на место врача в центральный Госпиталь Университета города Августа, однако, он не сразу смог ужиться с местным персоналом.  В нем увидели конкурента местные врачи, начались различного рода недоразумения, которые приходилось преодолевать ему сдержанностью и трудом.  Можно подробнее описывать эти трудности, но врачебная этика этого не допускает.  Ему начали поручать ответственные выезды в дальние районы, сложные операции, сопровождающиеся скрупулезным контролем.

 Шухрату пришлось дополнительно готовиться и сдавать экзамены, оставшиеся при завершении 2-х годичной клинической ординатуры в Майами.  В Америке допускается работать на новом месте и продолжать сдавать «хвосты» прошедшей учебы, ибо это отражается только в его досье на компьютере.  В длительном оттягивании сроков сдачи оставшихся экзаменов никто не заинтересован, так как это отразится на последующих работах.  Мы побывали на рабочем месте Шухрата, восхищались первоклассным оборудованием и ухоженными кабинетами госпиталя, организацией работы, требующей от врача высокой квалификации.

В городе Августа, как и в других городах Америки, очень много уделяют внимания организации медицинского обслуживания населения, стоящего очень дорого государству и налогоплательщикам.  Медицинский персонал каждого госпиталя или клиники, как бы, условно, застрахован от врачебных ошибок врачей своей же компанией, ассоциацией врачей, однако, внутри этой ассоциации идет постоянная конкурентная борьба между несговорчивыми сотрудниками.  Пришелец со стороны, обычно, испытывает на себе недружелюбие местных врачей.

В Америке, в отличие, от других стран, где уделяют внимание собеседованию с поступающим на работу сотрудником, оценивая его поведение и характер, а иногда, и его внешность, почерк и т.д.  Здесь, при поступлении на работу, человека проверяют автоматически, по тестам на компьютере, чем экономят время и средства.  Но, вследствие этого, иногда складывается не совсем дружный коллектив, плохо решающий возникающие проблемы.  Новому сотруднику в таких условиях приходится больше сдерживаться и меньше реагировать на эмоции окружающих, больше проявлять рвение в работе…

Хотелось бы, еще раз остановиться на организации поликлиник и госпиталей в Америке.  Группы практикующихся врачей объединяются по своим профилям, распределяют свои обязанности, выбирают руководителя и приобретают через банк помещение и медицинское оборудование, или строят по заказу новое здание.  Каждый руководитель отдела, по согласованию с другими, набирает себе штат, причем, родственники не допускаются.  Впоследствии, в случае возникновении неполной занятости в каком–либо отделе, начинаются разногласия, обостряющие отношения и наносящие вред здоровью сотрудников.  А самовольное покидание должности недовольного врача, чревато нарушением контракта и соответствующим штрафом.

Семья наша опиралась на работу Шухрата.  В частности, Диара не смогла устроиться работать по своей профессии рядом с ним, как было в Рочестере и Майами, а в других поликлиниках было трудно найти работу.  По просьбе руководства, она работала в этой же поликлинике бесплатно, обучая молодых стажеров её профессии.  Нам, родителям, приходилось, как и везде, быть незаметными, но рядом с ними.  Мы понимали, что успехи на фронте зависят от крепости тыла, и старались, в меру своих возможностей, не докучать им, а помогать на кухне и на, других, не сложных, но отнимающих время, работах.  В частности, местное управление строго следит за уборкой территории перед домом и наказывает нерадивых хозяев штрафами.  Уборка заключается в стрижке травы как внутри двора, так и снаружи, перед домом, для чего требуется механическая сенокосилка, или небольшой трактор и день работы под палящим солнцем.

Штат Джорджия интересен своей природой и климатом.  Он находится на одной широте с нашими Среднеазиатскими республиками, здесь выращивают хлопок и такие же овощи и фрукты, однако к этому краю нам было труднее приспособиться, чем к предыдущим.  Несмотря на мягкий климат, отсутствие снега зимой и слабые дожди, здесь наблюдается постоянный перепад давления, который отражается на самочувствии.  К своим старческим недугам приходится приспосабливаться заново.  Природа здесь, все-таки удивительна, постоянные ветры, дующиеся со всех сторон, смягчают климат.  Высокие сосны и клены соседствуют с хлопковыми полями, имеются разные озера и  речки.  А пыльные бури, вызывающие кашель, не соответствуют устоявшемся у нас представлению о континентальном климате.

Как упоминалось ранее, в городе Августе Диаре с работой не повезло, она не смогла найти себе место ни в области радиологии, ни в области ультразвука, по которым она специализировалась и считалась не плохим работником в предыдущих штатах. Оставалось только одно, готовится к новой профессии, которое требуют, время и средства. Утешением в учебе является существующая  система образования в Америке, когда студент может получать уроки и отвечать на вопросы по компьютеру, не выходя из дома, причем, в любое время.  Многие студенты  ходят на лекции ради общения между собой и с преподавателями, которые могут  заинтересовать студентов некоторыми новыми сведениями или испортить им характеристики при итогах года, при их нерадивости.

Диара собрала много литературы по новому направлению работы, связанной с управлением в медицине, надеясь, что в этой области она сможет устроиться.  По этому направлению она, когда-то, защитила кандидатскую диссертацию в Ташкенте, после работы в ООН, выиграла по конкурсу место и прошла двухгодичную стажировку в Германии в городе Мюнхен, а практику в городе Маниле, Филиппины.  Переезд в Америку нарушил ее дальнейшей карьерный рост, так как наше образование и сертификат в области медицины здесь не действительны, поэтому ей пришлось жизнь начинать ей с «белого листа».  Но накопленные знания и практические навыки сохранились и, возможно, будут востребованы в дальнейшей жизни.  Надеемся, что ее двухгодичные курсы пролетят незаметно.

Наргиза успешно втягивается в самостоятельную жизнь в Америке.  Она без проблем преодолевает 6-и часовую поездку на машине из своего «Университета Флориды» до нашего Августа, и использует каждые каникулы, чтобы посетить «родные пенаты».  Трудность в учебе и болезни побуждают ее заполнить каникулы отдыхом в домашних условиях, где окружающие стараются ее окружить вниманием и заботой, готовить ей любимые национальные блюда, требующие не малого ручного труда.  Здесь мы стараемся восполнить её вес, который она теряет в университете.

Студенческий образ жизни, со встречами и организациями досуга, всегда интересует молодежь в свободное от учебы, время.  Однако, она рвется домой, к нам.  Не удерживают Наргизу в университете и ее интернациональное окружение, для общения с которым, она взяла курсы обучения испанского и французского языков.  Домашние условия с  вкусными узбекскими блюдами привлекает ее, видимо, больше всего остального.  Проблемы возникают у Наргизы, как и у ее мамы, в устройстве на работу, причем, на неполный рабочий день.

После долгих переписок по Интернету, Наргиза смогла найти практику на летние каникулы в одном из торговых центров в штате Миссури, который расположен более чем на 1000 километров от нашего дома.  Чтобы оставить машину при себе, ей пришлось два дня добираться до места назначения за рулем, ночуя в дорожных отелях.  Это её решение, естественно, вызвало сильное беспокойство всех оставшихся домочадцев.

Севара в городе Августа не смогла устроиться в балетную студию, ибо, городок с патриархальным прошлым конфедеративного штата, не достиг тех высот, которые мы видели в предыдущих местах.  Ей пришлось довольствоваться маленькой танцевальной студией, специализирующейся на народных танцах, уходящих в ковбойское прошлое.

Танцы у Севары вошли, как бы, в ее кровь, однако, здесь, не появилась возможность выбора танцевальных студий.  Помешало и другое.  Новые требования к предметам в здешней школе вызвали дополнительное напряжение в учебе, что усложнило возможность выбора будущего ВУЗа.  Ей стало труднее придерживаться ранее намеченного направления в жизни, а ведь выбирать будущее приходится уже сейчас, на предпоследнем классе школы.  Итак, впереди еще год учебы у Наргизы в университете и у Севары в школе.  Очень надеемся на всё лучшее в их будущей личной жизни.  В случае каждого переезда семьи, мы что-то выигрываем, а что-то проигрываем.  Но выбора нет, как говорят: - «Обстоятельства – сильнее нас».

Тихий город Августа явился для нас, как бы, трамплином в будущую жизнь, в «тихой заводи» можно лучше обдумать последующие шаги.  Наргизе уже нужно решиться на дальнейшую учебу или работу, после окончания университета, а Севаре, за год до окончания школы, выбрать профессию и забронировать место в университете.  Это требует изучения будущих условий жизни и учебы, то есть предварительной поездки для ознакомления.  Диара вместе с Севарой посетили некоторые университеты в городе Атланта, Нью-Йорке и Филадельфии, ибо хорошие оценки позволяют им рассчитывать на приём в привилегированные учебные заведения, однако экономический кризис и неопределенность будущей работы Шухрата и Диары, пока не позволило им окончательно выбрать университет.

Пожил здесь с нами и Рашид, разведенный с прежней супругой, с которой  прожил 11 лет.  Строгие правила для иммигрантов, приехавших по «Грин картам» требуют как минимум, полугодичного присутствия в Америке, иначе теряется 5-и летний срок освоения Америки и возможность сдачи экзамена  на гражданство, дающее право на постоянное местожительства.  Перетянуть его жену Динару к нам пока не удаётся, несмотря на все наши старания.  Хотелось бы, чтобы в новой жизни, ему повезло больше, чем раньше.  Экономический кризис затронул все стороны нашей жизни и приходится привыкать к этому всем вместе.  Однако, уже сейчас, чувствуется, что после города Августа, все окажутся в разных местах, и кому - как повезет, в этот сложный период.  Начнется новый этап нашей жизни.

В нашей памяти останутся встречи в городе Августа с нашими близкими родственниками, с Нигарой, которая с семьей остается жить в штате Флорида, с моей сестрой Розой и ее дочерью, моей племянницей Люциной, которые навестили нас, приехав из Польши.  Мы не забудем встречу с другом Рашида, семьей Умида, который устроился работать в .Атланте после окончания ТАШМИ.  В гостях у нас был наш общий друг Рустам, который, после окончания ТАШМИ, устроился в городе Сиэтл и идет по пути Шухрата, т.е. готовится стать врачом в.Вашингтоне.

Были у нас и родственники Шухрата, в частности, его сестра Виола с детьми.  Она проходила по линии  ООН двухгодичную учебу в городе Шарлотта, штат Северная Каролина, успешно окончила курсы магистров, вышла замуж за американца Ф.Грегори, которого хорошо знала еще раньше, в Узбекистане.  Нам удалось присутствовать на ее свадьбе, в городе Шарлотта.  Как и в других городах, нас навещали дважды наши старые друзья Майя и Костя, которые добирались более 17 часов из Майами в Августа.  Стали искать порванные связи с нами родственники бывшей семьи Диары, отвечать им на письма отважилась, только, Наргиза.  Приятной неожиданностью, для Гули и Диары, явилось посещение нашего дома их бывшими, ташкентскими  друзьями, а именно, Аси с  8-и летним Шахрухом.  Они ехали со своими друзьями в Майами, но по пути, «сделали крюк», чтобы увидеть нас.  В течение пары дней мы воспоминали о вместе проведенном детстве и учебе нашей Гули и ее подруги, матери Аси, Лили.

Город Августа находится в 2-х часах езды от крупного города штата Джорджия, Атланты, который, мы неоднократно  посещали всей семьей.  Здесь расположены штаб-квартиры крупной авиационной фирмы «Дельта», фирмы «Кока – Кола», радиовещательной корпорации «СНН» и других, имеющих свои музеи.  Мы также посетили самый большой в мире Музей - панораму, показывающий сражение войск во время Гражданской войны в США в 1864 году, причем, зрительный зал там вращается внутри панорамы.  Увидели мы также, самый большой в мире аквариум морских и речных рыб, включая крупных акул и белуг.

Хотелось еще обратить внимание на одну особенность жизни в Америке, которую мы  заметили в штате Джорджия.  Американцы очень усердно оберегают природу.  Если человек захотел построить дом или изменить фасад своего дома, он должен это согласовать с муниципалитетом города, чтобы не нарушить экологию района.  Отрадно видеть, как одиноко стоящие дома или коттеджи чередуются с небольшими лесами или рощами, причем, почти в каждом районе имеется пруд, иногда, с небольшим фонтаном.  Вокруг пруда можно видеть заборы, ограждающие пернатую дичь от публики и пешеходные дорожки.

Можно, сидя на скамейке, любоваться озером или прудом, высокими соснами, раскидистыми кленами и дубами, гуляющей вокруг публикой.  Часто на озеро садятся гуси и утки, иногда бывают и лебеди.  Но при выгуливании, собаки загоняют всякую живность в прилегающие рощи или леса.  Даже птицы молча перелетают с дерева на дерево.  Не слышно обычного птичьего гомона, который всегда нас радовал в России или в Узбекистане.  Америка по количеству кошек и собак достигает численности населения и мне кажется, это слишком много для сохранения экологии страны…

Детство я провел в саду и на огороде, научился выращивать овощи и фрукты, заготавливать их на зиму.  Впоследствии, все свободное время проводил на даче.  Здесь, в Америке, я стал присматриваться к флоре и фауне и заметил, что восточные районы не выращивают овощи и фрукты, а потребляют продукты западных и центральных районов страны, где условия их выращивания более благоприятные.

Фруктовые деревья типа черешни, вишни, яблони, груши, и орешник часто используются как декоративные, они красиво цветут, но урожай не дают, плоды на деревьях высыхают в незрелом возрасте.  Они, как и сосны, вяз, клены, тополь и дубы, распространены по всему восточному побережью и растут совместно, не нарушая общий порядок.  Виноградная лоза красиво обвивает деревья, стоящие вдоль дорог, но она без плодов.  В наших краях, которые расположены на той же широте, не допускали подобные явления, мы использовали фруктовые деревья по их прямому назначению.  Высохшие деревья здесь стараются не трогать, чтобы не нарушать экологию, что тоже, не совсем, правильно.

Штат Джорджия, как хлопкосеющий район Америки, больше всех удивил меня своим разнообразием в природе.  На севере Америки я чувствовал мороз, на юге духоту.  А в штате Джорджия лето не очень жаркое, зимы не бывает, ветры, как и во всей Америке, дуют постоянно, принося дожди.  Здесь мягкий климат, прекрасно растет хлопок, но не виноград, приспособленный к подобным условиям в Крыму и на Кавказе.  Удивительно наблюдать голые деревья зимой, а их буйный расцвет весной…

Уборка травы, а вернее её «стрижка» около дома, является обязательной для каждого жителя.  Регулярно проводится контроль, предупреждение и наказание штрафом, если будет запущен уход за растениями перед домом.  Поэтому, часто слышится во всей округе шум работающих сенокосилок и разных тракторов.  Если не желаешь приобрести сенокосилку и самому стричь траву, то можно вызвать спецов, которые быстро и качественно выполнят эту работу.  Правда, стоит это не дешево...

 

Глава десятая

 

Мысли об эволюции семьи.

 

На старинных картах, 1400-1600 годов, изданных Королевским обществом Англии и Голландии, показаны страны Европы, которые достигли к тому времени сравнительно высокого уровня цивилизации.  Московия представлена была мелким шрифтом, а малообитаемые земли Сибири именовались «Татарией».  Видимо, это связано с походами монголов Чингисхана и хана Батыя в 1240-х годах и последующим 300-летним захватом русских земель.  Монголы приобретали силу за счет народов Сибири, в частности, татар, проживавших в безлюдных степях.  Это подтверждается трудами ученых, в которых представлены татары, как основная нация, заселяющая Сибирь и Поволжье в те времена..

Кстати, американский ученый, автор научно популярных книг о жизни Чингиз – хана, высказал о нем мнение, что «он был человеком тысячелетия».  В настоящее время, энтузиаст реабилитации Чингисхана организовывает серию передвижных выставок по городам Америки.  В выставке демонстрируются некоторые экспонаты из Эрмитажа, а также лучших музеев  Европы, содействующих пересмотру взглядов на историю.

Вспоминается прочитанная здесь книга «Последний хан Сибири», в которой описывается борьба татарского хана Кучума с первыми русскими поселенцами – казаками.  Предводитель казаков Ермак погиб в реке Иртыш, однако дальнейшее заселение Сибири русскими людьми вынудили хана Кучума сложить оружие и поселиться в своем последнем пристанище, что рядом с городом Тоболом.  Его дети приняли русское подданство и расселились по стране.  Так началось сближение русских с татарами.

Царь Иван Грозный в честь завоевания Казани построил в Москве знаменитый на весь мир Собор Василия Блаженного, самый выдающийся памятник в России.  Татары смогли найти общий язык с Россией, и оградить от дальнейших притязаний монгол на эти земли, отделившись от них в пользу возрождающей России.  Адаптация двух народов шла веками, разными путями, недаром, великий русский философ А.И.Герцен сказал: - «Поскреби русского и ты найдешь татарина».

История адаптации татар свидетельствует о существовании в России нескольких их общностей.  Первая группа татар именует себя «кряшен», которых во времена Ивана Грозного их крестили, сгоняя реку Волгу.  Они полностью переняли образ жизни россиян, религию, и фамилии, сохранив только воспоминания о былом могуществе.  Из татар «кряшен» вышли знаменитые люди, обогатившие культуру и науку России.  В частности, это композитор С.В.Рахманинов, который в Америке помог деньгами бедствующему авиаконструктору И.И.Сикорскому встать на ноги, главный теоретик космонавтики М.В,Келдыш,, писатели А.И.Куприн, И.А.Бунин и другие.

Вторая группа татар, отказавшаяся менять свою веру, но признавшая власть России, называют себя «казанскими».  Они стараются держаться обособленно, гордясь своим прошлым, и не навязываются в друзья.  Третья группа татар оказалась самой многочисленной и наиболее независимой своей непокорностью.  Они расселились по югу России и Средней Азии  и называют себя «мишарами».  Эта группа татар оказались более преследуемой и властями, и кланами своей национальности.  По роду работы мне приходилось бывать в разных городах, где расселены татары, в том числе и в Казани, где уже чувствовалось внешнее стирание различий между группами, однако пожилые татары до сих пор стараются сохранять свои традиции.

В России нация родившегося ребенка определяется по отцу, а в Израиле и в других странах, по матери.  В Европе, Америке, а сейчас и в России, в паспортах нация вообще не указывается, что, на мой взгляд, прогрессивно.  В мире все идет к единому языку, и небольшим странам, со временем, придется распрощаться со своими языками.  В Америке распространено изречение одного ученого: - «В мире на английском языке разговаривают 500 миллионов. человек, остальные его учат».  Возможно, в будущем, будет властвовать другой язык, однако, в настоящее время, передовая наука использует английский язык.

Итак, вернемся к нашей теме. Мой отец был узбеком, родом из казахского города Чимкента, а мать – татарка из Оренбурга.  У моей жены, Гули отец из Туркестана, а мать из Поволжья.  Проживая в Ташкенте, мы считались по паспорту узбеками.  Я любил Ташкент, с детства бродил по улицам во время 2-ой мировой войны, окончил там авиационный техникум, начал работать на авиационном заводе до поступления в МАИ.  Разговорным и учебным языком у нас остается русский.  Он главенствовал в школе, институте, на работе, в науке, а также при защите ученых степеней.  В настоящее время мы стараемся, при необходимости, объясняться на английском языке, но дети и внучки с нами продолжают говорить только на русском языке.

Дедушка по линии моей матери в Оренбурге преподавал в медресе вместе с будущим поэтом и мыслителем Абдуллой Тукаем, они дружили и одновременно покинули Оренбург,  Дедушка с семьей по приглашению богатых купцов уехал в Москву учить их детей татарскому языку,  Абдулла Тукай выехал в Казань.   Моя мама в 70-и летнем возрасте ездила в Москву, чтобы посетить места проведения своего детства, где они с отцом ютилась при дворах купеческих татарских домов.  Знание татарского языка и европейский внешний вид позволял татарам свободно себя чувствовать в России, а приверженность к мусульманской религии, адаптироваться и в Европе, и в Азии, и в Америке.

В памяти всплывают долгие беседы с матерью, когда она, окончив педагогический институт в Оренбурге, по призыву партии приехала с большой группой татарских девчат осваивать Среднюю Азию.  Здесь они выходили замуж за местных парней, потому что их белые лица, певучие голоса и общий разговорный язык были неотразимы для ребят.  Подруга матери вышла замуж за председателя Совнаркома республики Узбекистан Файзуллу Ходжаева.  В период с 1925-го по 1937-ой год, они вместе называли родившихся сыновей одним именем, вместе были до 1938 года, когда происходили репрессии  в Советском Союзе.  Мать организовывала детдома для беспризорных детей и преподавала русский язык.  Мне кажется, что благодаря татарам, особенно женщинам, в Средней Азии широко распространилось влияние русского языка, общая культуры, наука и искусство.

До настоящего времени, в России татары возглавляют духовенство мусульман, объединяющих свыше 20 миллионов правоверных.  В 2008 году бывший посол России в Узбекистане Ф.Мухаметшин был назначен руководителем Федерального агентства России по делам СНГ.  Вместо него послом был назначен его заместитель, также татарской национальности.  Посольства России в других Среднеазиатских республиках, в основном состоят из людей татарской национальности.

Как было упомянуто ранее, разные народы по-разному приживаются в Америке. Некоторые держатся вместе, поддерживая друг друга, но косо смотрят на выход сверстника из общины и адаптацию его с местным населением.  В частности, китайцы и индусы стараются не покидать свои диаспоры с их обычаями, традициями и связями.  Корейцы и вьетнамцы, наоборот, не гнушаются новых правил жизни и растят детей от смешанных браков.  Народы Средней Азии в Америке сохраняют свои диаспоры, кланы, землячества.

Распад иммигрантских семей всех наций и народов в Америке связан с проблемами перестройки жизни.  Некоторые семьи и личности не в состоянии понять новый образ жизни, другие наоборот, пытаются утвердить себя в новом облике, от чего страдают другие, неуспевающие за ними.  В первую очередь, распадаются трудно-адаптируемые семьи.  Это явление происходило и в нашей семье.  Как упоминалось раньше, адаптация иммигрантов в новых условиях в значительной степени зависит от их национальной принадлежности.

Наши дети, дочь и сын, повторяя наследие старших, родителей и прародителей, завели себе смешанные семьи в Узбекистане, где отец был узбеком, а мать татаркой, что позволило им широко познать культуру Востока и Запада.  Однако влияние на их воспитание оказывал больше отец, который по паспорту считался узбеком.  Но впитанный ими менталитет востока сыграл с ними плохую роль в адаптации к жизни в Америке.

В частности, первый муж дочери, как глава семьи, не найдя здесь поддержки, через 3 месяца жизни в Америке, бросил жену и детей и уехал в Ташкент, к своим родным.  Диаре пришлось начинать новую жизнь, с малолетними детьми, с большими лишениями и проблемами.  Её второй муж Шухрат, родился также в смешанном браке, но у него преобладает менталитет матери, более приспособленный к адаптации к новым условиям жизни.  Америка, как будто бы, проверяет закаленность и способность к адаптации иммигрантов.

Сын Рашид после выигрыша «Грин Карты», приехал с женой в Америку.  Мы их хорошо встретили, помогли приспособиться к новым условиям.  Однако, после 10 летней совместной жизни, они не смогли ужиться из-за разных взглядов на действительность.  Его первая жена, ориентировалась на менталитет окружающих ее родственников узбекской национальности, что, видимо, отрицательно сказалось на семье.  Вторая жена, Динара, выходец из татарской семьи, возможно, создаст более приемлемые условия обитания в Америке.  Время покажет, хотелось бы, надеется на лучшее…

Наша семья постепенно меняла свое окружение.  Раньше, в силу главенствующего положения узбекской национальности, мы больше общались с родственниками по мужской линии, а женщины были заняты на кухне и после подготовки праздничного стола сидели скромно, в стороне от мужчин.  Здесь, в Америке, нас чаще стали посещать родственники по женской линии, гости татарской национальности, более способные к адаптации в другом мире.  К счастью, мы стали убеждаться, что число наших родственников здесь начало увеличиваться.

На память приходят мысли о том, что люди татарской национальности, в силу их европейских взглядов и способности к адаптации, успешнее осваивают Новый Свет, чем другие азиатские нации бывшего Советского Союза.  В частности, знаменитый композитор России, татарин из касты «крашен», С.В.Рахманинов смог не только освоиться в Америке, но и помочь соотечественникам, например авиаконструктору И.Сикорскому и другим.  Интересна судьба жителя Вашингтона, бывшего директора Института стратегических исследований СССР, академика Р.З.Сагдеева, который, женившись на дочери президента США Д.Эйзенхауера, переехал в США с детьми и родственниками.

 

Заключение.

 

В ноябре 2008г. в городе Августа, штат Джорджия, мы всей семьей выполнили священный долг гражданина Америки, проголосовали за представителя Демократической партии США Барака Обаму.  Он победил представителя Республиканской партии Маккейна с большим перевесом голосов, и стал президентом США на 4-х годичный срок.  Выборы наши прошли вполне обдумано.  Мы, как и все американцы, внимательно прислушивались к обещаниям кандидатов, звучащих в их выступлениях.  Американцы устали от войны в Ираке, развязанной предыдущим президентом Джоржем Бушем, на которую было истрачено не менее триллиона долларов, что привело страну к экономическому кризису.

На наших глазах свершилось невиданное явление в истории Америки, президентом стал темнокожий житель страны.  Ушли разговоры о тайных масонских ложах, в которых побывали почти все президенты Америки, а также величии белой расы и т.п.  Выбор темнокожего президента был воспринят нелегко, перевес голосов постоянно колебался между кандидатами.

За Барак Обамой потянулся целый шлейф насмешек и недовольств.  Были неоднократны попытки покушения на него, а прорицатели предрекали худшее для страны.  Барак Обама дипломатично реагировал на нападки, он даже уволил бывшего друга, священника его церкви, когда тот громогласно, на проповеди, сравнивая возможности выборщиков различных цвета кожи, обвинил богатых белых избирателей в виновности перед бедными темнокожими жителями Америки.

Барак Обама почувствовал поддержку.  Никогда ранее на инаугурации президентов перед зданием Капитолии не собиралось такого количества людей.  Темнокожие противоположной Республиканской партии, в частности, бывший госсекретарь США К.Пауэл, призывал голосовать за него.  Барак Обама собрал средства на проведение выборов от богатых темнокожих в Америке, исчисляемые сотнями миллионов долларов, больше, чем кандидат от Республиканской партии.

Удивительно, но большая часть пожертвований на избирательную компанию Барака Обамы поступила от еврейских диаспор.  Они ждут от него решения вечных проблем с Палестиной.  Мы шли голосовать за президентство Обамы не только потому, что он призывал к миру на Ближнем Востоке и с Россией, но и как начинающие жители Америки.  Мы попали в новый мир, и почувствовали сразу не совсем дружественное отношение к себе на работе, в учебе, а также белых коренных жителей европейских национальностей.  В этом отношении темнокожие более либеральны, ибо они прошли эту школу, и с уважением относятся к иммигрантам и их проблемам.

Понимая, что руководить Америкой ему будет нелегко, Барак Обама сохранил вокруг себя старую гвардию чиновников, в том числе и из противоположной, республиканской партии.  Ему приходится считаться как с различными группами населения США, так и другими странами с их различными взглядами, и религиями.

Барак Обама родился в 1961 году в городе Гонолулу, штат Гавайи, расположенном в 8000 км от США.  Его отец приехал из Кении, самой бедной страны Африки, что дало повод родственникам по линии отца, приезжать в гости к Бараку в Белый дом, как писали в газетах.  Отец рано бросил семью, мать Барака вышла замуж за индонезийца, и в 1976 году уехала с сыном в Джакарту, Индонезия, где Барак Обама учился в школе в окружении мусульманского мира.  В 1980 году семья вернулась на Гавайи.

Барак Обама самостоятельно приехал в континентальную Америку, поступил в колледж в Лос–Анджелесе, штат Калифорния, а затем перевелся в Колумбийский Университет в Нью-Йорке, который окончил в 1983 году.  После этого он окончил школу права при Гарвардском университете и получил работу в Чикаго, где проработал в течение 9 лет в адвокатской конторе, защищая права афроамериканцев.  В 1996 году он начал политическую карьеру, выдвинув свою кандидатуру в сенат штата Иллинойс, палату представителей, а в 2008 году стал президентом США.

Дотошные журналисты с первых дней демонстрируют промахи Барак Обамы и его жены Мишель.  В частности, они обратили внимание на то, как Мишель на встрече руководителей двадцати стран в Букингемском дворце по – свойски обняла королеву Великобритании Елизавету, хотя это и не принято придворным этикетом.  А на встрече президентов, она вышла в кофте, без рукав, оголяющей ее плечи.  Однако, с каждым днем, Барак Обама завоевывает признание во всем мире своей политикой всеобщего примирения.

Как было упомянуто раньше, народ Америки ждал перемен и готов был поддержать кандидата в президента, выступающего против войны в Ираке, унесшей жизни свыше 4000 солдат США и сотен тысяч жителей Ирака.  Джорджу Бушу не везло с самого начало его правления в Америке.  Террористические атаки на Всемирный Торговый центр и здание Пентагона в 2001 году, погубившие свыше 3000 человек, ураган Катрина в 2005, убивший около 3000 человек, и оставивший без крова сотни тысяч жителей города.  А экономический кризис расшатал Америку и страны мира.   Все это, естественно, не принесло лавры Джоржу Бушу.  Но мы, в некоторой степени, обязаны ему, так как при нем нам удалось приехать в Америку и стать ее гражданами.

История свидетельствует о том, что «как начнешь, так и закончишь».  В частности, в 1812 году Наполеон, при переходе войск через пограничную с Россией реку Березину, упав с взбесившейся лошади, почувствовал неладное, но не остановил движение войск с вытекающими из этого, печальными последствиями.  При выборах президента  Джоржа Буша и шествия его свиты от Капитолия к Белому Дому выступила большая группа демонстрантов с лозунгами, требующая пересмотра итогов голосования в штате Флорида, где губернатором был его брат, Д. Буш.  Торжество было скомкано.  В печати это не упоминают, но у меня в памяти остались кадры телевидения, вызывавшие не совсем доброе предчувствие о его будущем правлении страной.  Возможно, подвела команда, собранная его отцом, бывшим президентом США, которой он, всецело, доверился.

Барак Обама, также, имел небольшие оплошности при инаугурации, не смог сразу повторить присягу на Библии, что потребовало повтора на следующий день. Однако его осторожность в решение вопросов позволит мудро решать накопившиеся проблемы.  Все ждут от него новое, положительное.  Его хобби, играть в покер, научили сдержанности и взвешенности в своих действиях.  Он имеет двух дочерей, как и у других президентов, Б.Клинтона, Дж.Буша, а также В.Путина и нам остается пожелать ему удачи и мирного решения всех проблем.

Его жена, Мишель Обама, первая леди Америки, имеет юридическое образование.  Она может помочь ему советом в домашней обстановке, в Белом Доме. Кстати, нам повезло. Белый Дом был раньше доступен всем туристам, и мы в течение дня, любовались комнатами, обставленными женами знаменитых президентов.  Возможно, мы также сумеем узнать вкус новой первой леди США, Мишель Обамы.  Все жители не только Америки, но и остального мира ждут перемен в политике руководства США, которое, раньше, вызывало раздражение своими закостенелыми взглядами на развивающиеся государства.  Хотелось бы надеется на сближение во всех сферах деятельности двух великих государств, США и России.

Но последние сведения в печати свидетельствуют о продолжении холодной войны между США и Россией.  Это беспокоит, ибо все предсказатели мира не обещают светлого будущего человечеству.  Календари древнего народа Майя указывают на конец света в 2012 году.  А великий предсказатель Нострадамус предрекает не конец света, но гибель большей части населения Земли, примерно в эти же сроки, от природных катаклизм.  В последнее время, уже, ученые, начинают предвещать беду от глобального потепления.  Необходимо объединить усилия всех стран в борьбе против разрушения цивилизации.

В заключение, хотелось бы поделиться мыслями о том, как люди Америки относятся к правительству, которое занимается проблемами других государств, отвлекаясь от насущных проблем своей страны, ради чего они были избраны народом. Нам пришлось побывать в разных штатах и городах Америки.  За 10 лет постоянного проживания в Америке мы посетили, причем неоднократно, почти все крупные города восточного побережья Северной Америки, а именно, Торонто (Канада), Рочестер, Харрисбург, Нью-Йорк, Вашингтон, Филадельфия, Балтимор, Шарлотта, Атланта, Джексонвилл, Майами и другие, в которых знакомились с их достопримечательностями и общались с местными жителями, знакомыми и родственниками. Эти города наиболее насыщены иммигрантами.

К хорошим воспоминаниям можно отнести наше посещение Вашингтона в качестве туристов, где мы посетили здание конгресса США, Белый дом, а также знаменитые музеи Смитсоновского комплекса, в том числе, самый крупный в мире, музей Авиации и Космонавтики.  Здесь, отделу развития космонавтики СССР, отводится большое место.

В общении с жителями США нигде не слышалось плохое об СССР или России, которое, иногда, нагнетается прессой.  Вторая мировая война продемонстрировала необходимость дружбы и доверия миролюбивых народов, и видимо, новым руководством Америки, в эпоху глобального кризиса, сближению двух великих государств будет уделяться достойное внимание.  Отрадно, что при президенте Б.Обама стали больше показывать по телевизору роль СССР в разгроме фашистской Германии во 2-ой Мировой войне.

Посещение крупных городов Америки и интересных мест вызывали у нас новые, ранее неизведанные чувства.  На базе увиденного и сфотографированного, были скомплектованы десятки больших альбомов и мною написаны несколько книг с воспоминаниями и пожеланиями к нашим потомкам.  Хотелось бы надеется, что в будущем, это дойдёт до широкой аудитории через наших детей и внуков, или через любителей авиации и истории.  Время неумолимо сталкивает нас с непредвиденными обстоятельствами, мы уже меньше общаемся и интересуемся друг другом.  Мы быстрее стареем, хотя и пытаемся бороться со своими старческими недугами.  Но, как говорят, «обстоятельства сильнее нас».

 

  

 

 

Часть третья.

 

Видные иммигранты Америки.

 

Введение.

 

            Эта часть не представляет собой труд об эмиграции жителей Старого Света в Америку, она также не повествует о последних волнах иммиграции, увеличивших население США до 300 млн. человек.  Книга составлена на основе 10 летнего опыта жизни в Америке и личных наблюдений нашей семьи, приехавшей по «грин карте» из Ташкента. Она может вызвать интерес читателей к возникающим непривычным взглядам жителей бывшего СССР, на положение иммигрирующих в Америку людей и трудности их адаптации к новым условиях жизни.

            Известно, что человечество развивалось под воздействием условий жизни различных групп людей, связанных  общностью взглядов на религию, язык и традиции.  Это наблюдается и в настоящее время, когда человек, оказавшийся в непривычных условиях обитания, ищет себе подобных, которые бы его поняли и помогли встать на ноги.  До настоящего времени, вновь прибывшие иммигранты, в первую очередь, ищут свою диаспору, и затем, в зависимости от уровня знания государственного языка и своих способностей, растворяются в общей массе.  В Америке, где господствует английский язык, существует множество разноязычных диаспор, которые признают свой язык главным в данном регионе, ибо их общественная жизнь замкнулась в своем кругу и не выходит за его рамки.

            Подобное явление наблюдается и в других странах, которые принимают у себя иммигрантов из слаборазвитых государств.  В частности, в России, приехавшие на заработки гастарбайтеры, не идут в кафе, где готовят борщ или рыбу, а организуют свои обеды, с традиционной кухней, несмотря, на потерю времени и средств на недешевые, мясные блюда.  Более обеспеченные люди одной национальности, также, собираются группами, чтобы совместно, обсудить свои наболевшие проблемы.  В Америке это явление наблюдается повсеместно.  Веками сохраняются национальные диаспоры, которые, в последнее время, четче стали заявлять о своих правах и ярче выделяться на фоне населения крупных городов.  Это китайские «чайн-тауны», индусские городки, еврейские районы, латиноамериканские гетто, и т.д.

            Русскоязычным иммигрантам повезло в том отношении, что в промышленных и сельскохозяйственных районах США, поселились диаспоры некоторых народов бывшего СССР, сумевшие пустить корни, еще, при образовании Америки, и сохранившие свои обычаи, до настоящего времени.  Можно выделить на севере США украинскую диаспору, где разговаривают, в основном, на русском языке, заметны еврейские диаспоры из России, обосновавшиеся в крупных городах всего западного и восточного побережья США.  Они больше тяготеют к приехавшим из СНГ, чем к своим корням в Америке, ибо, ностальгия и разговорный язык всегда были главным фактором человечества.

            Со временем, каждая укрепившиеся диаспора выдвигает свои требования перед правительствами страны и штатов, которые должны учесть пожелания людей их страны.  В частности, при переезде из штата в штат, мы ориентировались на местожительства еврейских диаспор, ибо, здесь, находили множество людей, выехавших из Центральной Азии и, даже, из Ташкента, которые были готовы помочь, в соответствии с добрыми правилами менталитета жизни в СССР.  Каждая диаспора старается украсить свой район обитания, навести порядок и создать нормальные условия для учебы и жизни детей.  Люди других национальностей старались не задерживаться в этих  районах, ибо здесь их бы не поняли.  В вопросах строгости отношения к чужим жителям, отличаются китайские «чайн-тауны».

            Со временем народы, особенно европейские, смешиваются с окружающим их населением и становятся полноценными американскими гражданами, со всеми особенностями их отношения к иммигрантам из Азии или Латинской Америки, к их трудностям трудоустройства и ограничению их въезда в страну.  Так стерлись и исчезли итальянские диаспоры, которые в 20-30-х годах пугали Америку своими мафиями, немецкие диаспоры, пытавшиеся повернуть страну в 30-40 годах на путь Гитлера, японская диаспора, насильно переселенная правительством Америки, из западного побережья, вглубь Америки в годы 2-ой Мировой войны, и другие, менее выделяющиеся нации, в Америке.  Удобнее и безопаснее, для иммигранта, быстрее ассимилироваться и стать полноценным американцем, однако, английский язык осваивается годами, и слабое владение им часто выдает чужеземца.

            Благодаря большому влиянию испанско-язычных иммигрантов и темнокожих в Америке, жизнь, постепенно, поворачивается в другое русло.  В частности, темнокожие добились того, что исчезли с поле зрения общества различные расистские кланы типа мормонов, масонов, ку-клукс-кланов и т.п.  Численность населения темнокожих и испано-язычных жителей, уже, превышает белое население Америки, особенно в крупных промышленных районах страны.  Они начинают диктовать свои требования.  В сглаживании противоречий между населением участвуют правительство и религиозные конфессии различных вероисповеданий, которые оказывают большое влияние на жителей Америки.  Они  призывают людей к миру и терпимости друг к другу, чем гасят не только противоречия, но и расистские настроения.

            Русскоязычная диаспора развивается благодаря переселенцам еврейской национальности, которые внесли большой вклад в развитии русской культуры и науки.  Они смогли ассимилироваться с русскоязычным населением, еще при жизни в России, и при переезде в Америку, общаются между собой и другими нациями СНГ, опираясь на русский менталитет.  В частности, Управление по делам иммиграции мэрии Нью-Йорка констатирует, что в настоящее время, в городе проживает свыше 3-х миллионов выходцев из России и СНГ, что является 3-ей по численности иммигрантов, после испанско-язычных и китайцев.  Это позволило объявить русский язык официальным языком города Нью-Йорка, облегчающим жителям сдачу экзаменов на водительские права, на получение гражданства, в суде, устройство на работу и т.д.

            Благодаря еврейским диаспорам существует в Америке русская культура, русский язык, обычаи и отношение к жизни на другом континенте, как, в свое время, в СССР объединились все народы в «единый, могучий, Советский Союз».  Тогда порой было трудно понять, кто написал песню, и кто её исполнил.  Здесь, в Америке все народы, выехавшие из СССР, разговаривают, в основном, на русском языке и, поэтому, каждый старается жить при русскоязычных диаспорах.  Чисто русских людей мало в Америке, ибо она не включала их в список лотереи «грин-карты», а также, в список преследуемых народов и т.п.  «Холодная война», тянувшаяся десятилетиями между Америкой и СССР, обострила отношение между ними на целое столетие.

            На основе статистики и оценки «Службы Гражданства и Натурализации США, за период 19 и 20 веков в страну переехало 4 млн. легальных иммигрантов из России и СССР, не считая тех русскоязычных иммигрантов, которые попали в Америку из других стран, где не смогли найти себя.  Только в 2003 году из России легально перебрались около 15000 человек, столько же из Украины и других стран СНГ.  Они не сразу познают английский язык, что вызывает трудности, другие языки ими, испокон веков, не признаются.

            Некоторые страны терпимо относятся к иммигрантам, дают им возможность устроиться  и внести посильный вклад в развитие страны.  В частности, в Швеции, в 2003 году было потрачено на обустройство иммигрантов более 1 миллиардов. Долларов, что составляет 2,3% социальных расходов бюджета страны.  В Англии рассчитали, что не родившиеся в стране работники, т.е. иммигранты, численность которых составляет 8,7% населения, дают более 10% величины подоходного налога, что больше, чем местное население в процентах.  В России, где насчитывается  11 миллионов  иммигрантов из СНГ, этого пока, не подсчитывали.  Средствами массовой информации было заявлено, что в США в 1979 году жители, рожденные за границей, т.е. иммигранты, составляли 4,7% населения, а в 2007 их было уже,12,6%, т.е. 38 миллионов.  Иммигранты поступают, в основном, из стран Южной Америки и Мексики (11,4 млн. человек).  Нелегалов нигде, пока, не подсчитали, однако, предполагают, что количество их в Америке составляет не меньше 10 млн. человек, в России их немного меньше, 7 млн. человек.

            Русские диаспоры, возникшие в Америке, когда в России шла гражданская война и первые волны интеллигенции перемещались из России и Европы в Америку, давно, уже, адаптировались с местным населением.  Одиночные семьи еще пытаются сохранить русский язык в семье, однако, при общении между собой, старое поколение русских людей и новое, выехавшее из Советского Союза, вряд ли смогут понять друг друга.  В последнее время, появились здесь чисто русские «невесты по интернету»,  В беседах с ними чувствуется их тоска их по родине, по родным и знакомым.  Судьба отрезала их путь в Россию, ибо они выехали, в основном, из других стран СНГ, которые имеют свои законы гражданства, в отличие, от России.  В итоге, русский язык и менталитет сохранился, только в русскоязычных, т.е. еврейских диаспорах.

            В настоящее время, по официальным данным, в  США на русском языке разговаривают около 3-х млн. иммигрантов, из 7, выехавших из России.  В последнее время, третья волна иммигрантов из России, также как, и вторая, состояла, в основном, из лиц еврейской национальности.  Только в районе Брайтона Нью-Йорка, еврейская диаспора насчитывает около миллиона человек.  Причем, выехавшие из России евреи, трудно находят общий язык с укоренившимися здесь евреями, ибо не привержены синагогам и праздничным постам.  Они больше тяготеют к другим нациям из СНГ, разговаривающим на русском языке.

            Наша семья, выехавшая из Узбекистана, благодаря знанию русского языка, смогла легче перенести тяготы иммигрантской жизни в разных городах и штатах Америки.  Наша дочь Диара, освоившая английский язык еще в Ташкенте, заранее знакомилась с районами, где должна обосноваться семья, опираясь на еврейскую диаспору, ибо в Америке во всех путеводителях указываются в процентах распределение жителей основных национальностей и их диаспор.  В справочниках уделяется внимание проценту скопления темнокожих американцев и испанско-язычных жителей по районам города и по различным годам.  Они, в основном, оккупируют центр города, осваивают здесь школы, клубы, парки, спортивные залы, и наводят свои порядки.

            В процессе десятилетнего пребывания в Америке  сложилось четкое понимание отношения местных жителей к иммигрантам.  Хотелось бы, здесь упомянуть знаменитых людей из СССР и России, которых многие знают.  Их либо приняли в ряды граждан Америки, либо не торопятся из-за их взглядов на новый мир.  В частности, здесь, обращают внимание на их высказывания в печати и в обществе, на их взгляды на политику родной страны, на их поездки на родину, не смотря, на их американское гражданство, длительное проживание в Америке и знание английского языка.  Некоторые знаменитости СССР и России, которых оценили на родине, также, не торопятся адаптироваться в Америке.  В этом случае, их беспокоит то, что они могут исчезнуть из поля зрения общественности, как родной страны, из которого выехали, ибо Россия этого не прощает, так и той страны, которая их приютила, но, еще, не, до конца, поняла. Они могут остаться «между небом и землей».

            Данные рассуждения важны потому, что многие россияне жили в эпоху социалистического мировоззрения, того  менталитета, когда главными в их жизни были не деньги, а почет и уважение, когда действовали стахановские движения, и человек готов был поступиться многим, ради положительной оценки его поведения в обществе.  С некоторым удивлением и, даже, радостью встречаешь заметку в местной газете, в Америке о том, как собираются иммигранты из СНГ на вечер, посвященный знаменательной дате, принятой, еще, в СССР.  Они надевают на себя все заслуженные награды СССР, получают поздравления собравшихся и праздничные букеты.  Взаимные фотографирования украшают их праздник.  Следующее поколение может этого и не заметить, если родители им не напомнят.  Старожилы американцы на это, уже, давно, уже, не обращают никакого внимания, но относятся с некоторым, должным уважением.

            Мы жили в эпоху, когда труд был «делом чести, доблести и геройства», но не денег, которые играют главную роль в Америке.  Уважающего себя, иммигранту приходится нелегко в чужой стране, он, постепенно, теряет нажитые с трудом корни родины и моральное удовлетворение от достигнутого в прошлой жизни.  Он начинает задумываться, как ему поступить, вернуться, чтобы быть понятым, и сохранить память потомков и быть похороненным с почестью или отрезать свое прошлое, «сжечь мосты» и забыть старое.  «Быть или не быть, вот в чем вопрос?», как восклицал герой Шекспира.  Многие иммигранты начинают оформлять себе двойное гражданство, надеясь, своими челночными поездками на то, что их не забудут на родине и, в то же время, пытаются обеспечить себе спокойную старость на богатой чужбине.  Можно перечислить множество знаменитых писателей, артистов, которые живут по данному принципу и рассчитывают на память потомков.  Тщеславие, так же, как и ностальгия, преследует человечество, со времен развития его мышления и чувств.

            Память о национальных героях страны постепенно охватывает нас, хотим мы этого или не хотим.  Это природный фактор, он по-своему истолковывается в разных странах, но, однако, неукоснителен, ибо страна беднеет, в своей истории, без героев.  В настоящее время, республики, которые были разделены последними правителями империи, ссорятся между собой из-за принадлежности героев к их границам, торопятся устанавливать памятники на своей территории.

            Ностальгия по прожитой в творчестве и не легкой в быту жизни в СССР, охватила и автора этих строк.  При работе на ТАПОиЧ в течение 40 лет, ежедневно приходилось сталкиваться с сотнями работников, с которыми, впоследствии, сохранились добрые отношения.  Забыть все разом пройденное, означало перечеркнуть славное прошлое, связанное и с работой, и с людьми.  «Холодная война» обострила отношения между государствами и препятствует братанию с людьми, оказавшиеся вдали от  родины.  В этом я убедился, когда попытался переписываться и восстановить утраченные связи с оставшимися друзьями детства и бывшими сотрудниками.

В отличие, от сценической интеллигенции, имеющей двойное гражданство и выступающей с концертами в отдаленных друг от друга странах, работникам литературы, науки и техники, в том числе пенсионерам, трудно общаться между собой, ибо, их могут не так понять, а поэтому лучше «не высовываться».  Интернет не спасает положение, он не гарантирует тебя от возможности получить гласность и последующее осуждение недоверчивых людей.  Это напоминает случай, когда в годы экономического кризиса, правительство СССР объявило призыв к специалистам Америки приехать на восстановление народного хозяйства.  На 6000 мест откликнулось, свыше ста тысяч желающих.  После окончания работы многие из них остались в Советском Союзе, но в 1938 году оказались в ГУЛАГе, как иностранные шпионы.

            В течении 10 лет я изучал этот щекотливый вопрос, причем попытался ознакомиться с жизнью известных своими достижениями в науке и технике деятелей, ибо, они, знакомы многим людям и легко могут быть оценены потомками, своим прошлым в одной стране, и настоящим, в другой.  Эти деятели могут быть оправданы читателями или осуждены, в любом случае, в этой книге им отводится место.  Мы не собираемся копировать их образ жизни, у каждого своя судьба, однако, мы вправе взять то положительное, благодаря которому они оказались понятыми всем обществом и явились примером для их последователей.  Этим иммигрантам посвящены последующие главы книги.

            Общепризнано, что даже в период экономического кризиса, когда теряются миллионы долларов у бизнесменов и зарплата из-за потерянной работы у простого труженика, жители бывшего СССР, на удивление многим, спокойнее относятся к потере денег, чем жители старого мира.  Менталитет, воспитанный учениями В.И.Ленина, будет долго сопровождать жителя СНГ, который вопросу морали более подвержен, чем финансам.  Поменяв неожиданно государство и взгляды на мир, иммигрант из СНГ продолжает задумываться о том, как сохранить добрую память о своем пребывании на грешной земле потомкам.  Эти мысли коснулись и меня, что побудило взяться за изучение жизни выдающихся и мудрых людей, оказавшихся в подобном положении.

            В заключение привожу высказывание профессора В.Чигиринова, выехавшего за границу из России, корреспонденту газеты «Известия» в октябре 2009 года:

«У меня много патентов, монографий, званий, денег.  Но гнетет мысль: почему дома я не стоил ничего, а за границей стою очень дорого.  Эта мысль не позволяет мне быть счастливым».  Это удел всей интеллигенции, волею судьбы оказавшейся за границей.

 

Глава первая.

 

Иммигранты,  признанные  Америкой.

 

            Авиаконструктор И.И.Сикорский родился в 1889 году в Киеве, в семье известного в стране психиатра.  Увлечение авиацией позволило ему уже в 20-летнем возрасте построить во дворе дома два вертолета, что явилось невиданным событием того времени.  В 24 года его пригласили возглавить конструкторский отдел Русско-Балтийского завода, где впервые в стране начали изготавливать самолеты.  В 1912 году И.И.Сикорский строит крупнейший в мире самолет «Русский витязь», а затем еще больший «Илья Муромец».  Этот самолёт пошел в серию и проявил себя как бомбардировщик во время первой Мировой войны, а также  гражданской, в России.  Самолет мог с грузом в несколько тонн пролететь свыше 1000 км., что в то время было рекордом.

            И.И.Сикорский, после революции, не найдя себе применения, покидает Россию и переезжает во Францию, где также не находит работу по своему призванию.  Переехав в США, вначале он жил случайными заработками от преподавания в школах Нью-Йорка и работая клерком в конторах.  Однако, И.И.Сикорский не отчаивался  Ему помог организовать авиационную фирму и собрать единомышленников из иммигрантов России великий русский композитор С.В.Рахманинов, который внес свыше 5000 долл. в дело И.И.Сикорского.  Его авиакомпания начала проектировать и строить в США различные типы летательных аппаратов: амфибии, летающие лодки, самолеты и вертолеты.  Они пользовались большим успехов не только у себя в стране, но и за рубежом, ибо в них было воплощено много оригинальных идей, использующихся в самолётостроении и поныне..

            И.И.Сикорский, впервые в мире, организовал серийное производство вертолетов в 1939 году.  На первых испытаниях присутствовал президент Америки Ф.Д.Рузвельт.  Массовое применение вертолетов в Корейской войне в 1950- 1953 годах, а также во Вьетнамской войне в 1965-1973 годах, позволили подняться фирме Сикорского до мирового уровня.  В настоящее время филиалы его фирмы расположены в Китае, Японии, Бразилии, Испании, и других странах мира.  В составе его команды были, в основном, иммигранты- любители авиации из России.  В частности, авиаконструктор М.Байвид, сосед из Киева, конструкторы, братья Глухаревы, выпускник Военно-морской академии России Б.Лабенский, племянник И.И. Сикорского, выпускник Сорбонского университета и авиационной школы во Франции И.А.Сикорский, авиаконструктор России А.Никольский и многие другие.  Все они покинули Россию во время  революции     и после неё с недобрыми чувствами к новому правительству.

            Скитание русских иммигрантов по странам мира, резко изменило их мировоззрение и, не смотря на ностальгию, позволило быстрее адаптироваться в Америке, быть недружелюбными к правительству СССР.  Америка признала этих иммигрантов, и они растворились в стране.

Такая же участь постигла и других выдающихся деятелей авиации, в частности, конструкторов самолётов истребительной авиации США А.Н.Прокофьева - Северского и А. Картвели.  Северский окончил в 1914 году Имперскую Русскую морскую академию и, затем, Военную школу аэронавтов в Севастополе.  После эмиграции из России в 1921 году он основал в США фирму «Рипаблик Авиэйшн», где были выпущены, знаменитые на весь мир, истребители.  Главным инженером у него был А.Картвели, уроженец России, окончивший школу аэронавтов во Франции.  Основатель фирмы Северский, после нашумевшей в Америке книги «Воздушная мощь – путь к победе», в 1945 году был назначен Главным консультантом по военным делам при правительстве Америки.  А.Картвели возглавлял фирму «Рипаблик Авиэйшн» до 1960 г.

Фирмой были выпущены такие знаменитые самолеты, как например: «Р-35» в 1937 году, который на правах лицензии, был приобретен Советским Союзом, «Р-47», явившийся основным истребителем США во время второй Мировой войны, которых было построено свыше 15000 самолетов.  Основным истребителем США и НАТО во время Корейской войны был самолет фирмы «Рипаблик Авиэйшн» «Ф-84», их было построено свыше 10000 штук в 15 государствах мира.  Во время вьетнамской войны основным видом вооружения Военно-воздушных сил США был самолет «Ф-105».  Эта фирма прославилась и штурмовиками, в качестве ударной силы США, которые применяются, в настоящее время.

Трудно признать этих выдающихся людей, своими, ибо их творения были орудиями, противостоящими силам их родины.  В книге «А.Н.Туполев» описывается встреча делегации СССР во главе со знаменитым Генеральным конструктором А.Н. Туполевым с И.И.Сикорским в 1935 году в США.  Сикорский встретил делегацию в своем кабинете сухо, представил своего помощника, шеф-пилота князя Сергиевского, который, повел их по цехам предприятия и, затем, молча, распрощался.  А.Н.Туполев, сгоряча, вслух грубо высказался по поводу их встречи.

На повторную встречу с делегацией СССР во главе с Хрущевым и Генеральным конструктором вертолетов М.Л.Милем, Сикорский не вышел, сославшись на недомогание. Впоследствии, сын Сикорского, возглавивший фирму отца, пытался исправить положение.   Даже, началась переписка, и их связь закончилась приобретением фирмой Сикорского 10% акций фирмы А.М.Миля, а также, попыткой совместной разработки новых вертолетов.  Однако, на этом, все закончилось, старые обиды долго помнятся.

Генеральный Конструктор О.К.Антонов в 1982 году пытался проявить инициативу в реабилитации И.И.Сикорского в Советском Союзе.  В письме, направленном в ЦК КПСС, с просьбой признать заслуги М.И.Сикорского, подписались видные деятели в области авиации.  В частности, сам О.К.Антонов, Герой Советского Союза, летчица и руководитель авиационного ОКБ В.Гризадубова, летчики-испытатели, М.Галлай, М.Громов, В.Колошенко, Г.Байдуков, и другие Герои Советского Союза, всего, около 20 человек.  Однако, был получен твердый отказ правительства СССР в реабилитации И.И.Сикорского, ибо «его вертолеты сбрасывали бомбы и напалм на вьетнамские деревни».  Также были не признаны и другие авиационные конструкторы, которых всецело признали в США.  Такое же сложилась судьба и у иммигранта А.Ф.Керенского.

Такова политика «обиженного государства».  Заслуги переехавших деятелей в новом отечестве, а также в истории  фирм, где они провели остаток жизни, не упоминаются.  Действует старая политика И.В.Сталина: «Кто не с нами, тот против нас». В этом интересна политика еврейских диаспор, которые успешно рекламируют достижения своих деятелей, не важно, где они родились, и где находятся.  Они считают, что заслуга человека идет на пользу всего человечества, и заодно с этим, подчеркивают его национальную принадлежность.

К признанным в США деятелям из России относятся ученые В.К.Зворыкин, А.А.Абрикосов, В.Д Романовский, писательница А.Л.Толстая и другие, которые помнили Россию, но душой и телом уже принадлежали Америке.  Однако, некоторых из иммигрантов, Россия считает своими людьми, видимо из - за их стремления вернуться на родину, или желания завещать свое наследие родному отечеству.  К ним относятся деятели искусств бывшей России, а именно: Ф. Шаляпин, С.Рахманинов, А.Павлов, И.Бунин, И.Куприн, И.Репин, В.П.Аксенов, В.В.Набоков, М.Н.Барышников, Рерихи и другие.

Иммигранты из европейских государств, в силу их одинакового, государственного устройства и общения, находятся в лучшем положении.  К ним относятся такие деятели науки и техники, как немец В.Ф.Браун - отец ракетостроения в США, словак Тесла, - создатель способа передачи электричества на расстояние и другие.

Знаменитый летчик, в 1927 году первый перелетевший Атлантический океан из Америки в Европу, Ч.Линдберг долго не признавался самой Америкой.  Это происходило из-за его симпатии к родной Германии и его торжественной встречи с Гитлером и его окружением после перелёта.  Неофициально он был признан национальным героем Америки, но не её правительством, пока не осудил Германию и его фашистский режим после объявления ей войны Америкой в 1941 году.

Знаменитый ракетостроитель Вернер фон Браун, первый в мире осуществил полеты военных ракет из Европы в Англию во время второй Мировой войны.  Он был вывезен в Америку вместе с его командой, после окончания войны.  Американцы долго не признавали его заслуги и не торопились утвердить его гражданином страны, пока не убедились, что своими кадрами они не в состоянии достигнуть успехов в организации полётов в космос. После осуществления полетов в космос Брауну дали американское гражданство, а после покорения Луны Америкой, признали героем Америки.

 

 

 

Глава вторая

 

Современные иммигранты.

 

Для меня они интересны тем, что все являются моими одногодками и у них можно найти что-то полезное для моей скромной жизни в Америке.

            Сергей.Никитич Хрущев, единственный сын Генерального секретаря ЦК КПСС Никиты.Сергеевича  Хрущева, еще при жизни отца поднялся до заместителя Генерального Конструктора ОКБ ракетостроения В.М.Челомея.  После начала гонения на отца за его авантюристические взгляды на правление страной Сергей Хрущев в 1968 году перешел работать в НИИ электронных управляющих машин.  Однако, чувствуя не совсем, дружественное отношение к себе, он стал искать возможность покинуть страну.

            Сергей родился в июле 1935 года.  Он всегда был предан идеям отца, имел степень доктора технических наук, и  был на хорошем счету в научных кругах.  В Москве он написал  двухтомник «Никита Хрущев. Кризисы и ракеты».  Несмотря, на прежние угрозы со стороны Советского Союза и, лично Н.С.Хрущева, сын его был дружелюбно принят в Америке.  Вначале, в рамках обмена учеными, он преподавал в Гарварде, затем, в университете Брауна в городе Провиденс, штат Род – айленд.

В 1993 году С.Н.Хрущев попросил политическое убежище, и в 1999 году стал официально гражданином США.  Спокойная обстановка и работа в Институте международных отношений им. «Брауна» позволили С.Н.Хрущеву написать еще несколько книг, посвященные памяти отца.  Основная тема книг, помимо описания событий, также как и его выступления, посвящены оправданию политики отца, Н.С.Хрущева.  Это не слишком нравится ни нынешнему правительству России, ни Америке.  Тем не менее, книги расходятся не плохо.  С.Н.Хрущев внесен во все справочники мира, известен населению многих стран, однако, он оказался между «небом и землей» в понятиях жителей России и США.  Он оставит память в архивах истории этих государств.

Вспомним еще, не менее известного, деятеля науки Советского Союза и Америки, который вызывает уважение и интерес у многих его почитателей.  Р.З.Сагдеев, доктор физико-математических наук, академик АН СССР и РАН, родился в декабре 1932 года в Москве.  Через 4 года семья переехала в Казань, оттуда он поступил в МГУ, который окончил в 1955 году.  В 1968 году, после защиты кандидатской и докторской диссертаций, и работы в звании члена-корреспондента АН СССР, он стал академиком, что было явлением незаурядным в его возрасте.  В 1973-1988 годах Р.З.Сагдеев был директором Института космических исследований СССР, и совместно работал почти со всеми видными деятелями и учеными Советского Союза.  Он был избран Почетным академиком АН многих стран Восточной Европы.  Р.З.Сагдеев имеет награды СССР и России, удостоен званий Героя Социалистического труда и Лауреата Ленинской премии.

            В 1990-м году Р.З.Сагдеев женится на Сьюзен, внучке президента США Д.Эйзенхаура и переезжает в США.  В настоящее время, он, в звании профессора, возглавляет центр «Восток – Запад» университета штата Мэриленд и является сотрудником библиотеки Д.Эйзенхаура.  Он имеет двойное гражданство.  В отличие от других ученых России, Р.З.Сагдеев поддерживает связь с родиной, в частности, свое 70-летие он отмечал в родном Татарстане, где и поныне числится академиком АН Татарстана.  Для нас он интересен тем, что воспитал плеяду ученых из разных республик, в том числе и из Узбекистана, а именно, академиков Р.А.Сюняева, Ш.Вахидова и других, которые поддерживали с ним связь до последнего времени.

            Р.З.Сагдеев уважаем в России, несмотря на его выступление, вместе с двумя другими академиками России по вопросу отставания науки в стране.  Трудно сказать, как воспримет его замечания следующее поколение ученых России, ибо, любое замечание не делает честь автору на фоне патриотически настроенной молодежи новой России.  Трудно будет оценить его прошлые заслуги подрастающим поколениям возрождающейся страны, ибо его переезд в Америку, не всеми оценен положительно.

К примеру, можно привести отзыв академика РАН В.Тишкова на призыв полусотни русских ученых, выехавших когда-то из России, обращенных к президенту и председателю правительства Российской федерации в октябре 2008 года о необходимости повышении потенциала науки страны.  Они предрекли, что нынешнее, катастрофическое положение науки в России может привести к деградации страны в будущем.  В.Тишков в ответном письме сослался на то, что выехавшие ученые России, видимо, уже не востребованы этими странами, и именно это побуждает их вспомнить родину.

            Подобные деятели рискуют быть забытыми потомками двух стран, ибо они обидели одних и не примкнули к другим, несмотря, на их большие достижения в области науки и техники.  В международных справочниках они будут фигурировать, однако, не будут  принадлежать одному, определенному государству.  Это положение многих удовлетворяет, но пока, при их жизни.  Ведь приятно осознавать, что тебе потомки не только посвятят свои труды, но и организуют музей или ежегодные встречи, посвященные твоим заслугам.  Конечно, Р.З.Сагдеев никогда не будет забытым в маленьком Татарстане, ибо, он там считается национальным героем.

 

Глава третья

 

Вернувшиеся в Россию иммигранты.

 

 

            Наиболее интересным для меня представителем иммигрантов,  из  числа вернувшихся в Россию, считаю Президента Российской академии телевидения, В.В.Познера, которому посвящу начало этой главы.  Он интересен тем, что в годы «холодной войны», открыл новую главу во взаимоотношениях двух, противоположных по духу, государств США и СССР, создал мост для обмена мнениями и знакомства выдающихся людей эпохи.  Я с удовольствием слушал его передачи, расширял свой кругозор по интересным темам современной политики.

            В.В.Познер родился в 1934 году в Париже.  Его родители покинули Россию в 1922 году.  В начале второй Мировой войны семья переехала в США, однако, после войны была вынуждена переехать вначале в Германию, а затем, в 1952 году в Москву, из-за ярких, просоветских убеждений отца.  В 1953 году В.В.Познер поступил в МГУ, закончив который начал работать журналистом в агентстве печати «Новости», затем в Гостелерадио СССР.  В 1985 году вместе с американским журналистом Ф. Донахью организовал телемост СССР – США, где, в процессе полемики о политике двух государств, рассматривал интересные стороны жизни двух народов с особенностями их взглядов на происходящие явления в мире.  В то время его передачи были новыми, и привлекавшими многих слушателей.

            В.В.Познер, имея гражданство трех государств, в 1991 году переехал в США, однако, в 1997-м вернулся в Москву и навсегда связал свою жизнь с Россией.  С 2000-го по 2008 год вел радиопрограмму «Времена», которую, до настоящего времени, из-за злободневности тем, не прекращают показывать по телевидению.  В.В.Познер имеет ряд наград от правительства СССР и России, последнюю награду В.В.Путин вручил ему в 2009 году.  В.В.Познер издал ряд книг о политике СССР и России и, несмотря на его отрицательные взгляды на прежнее руководство, он пользуется заслуженным авторитетом патриота России.  Его окончательное решение остаться в России, позволит ему оставить добрую память о себе потомкам.

            Другой пример – старейшина русской интеллигенции 20 века, писатель А.И.Солженицин, который оказался в Америке с семьей, но вернулся в России, где завещал все своё состояние родному отечеству.  Он остался писателем и гражданином России.  Его биография подтверждает преданность и верность родине.

            А.И.Солженицин родился в 1918 году, когда отца уже не было в живых.  Семья жила в бедности в Ростове-на-Дону, там он окончил школу и университет, а с первых дней Великой Отечественной войны на фронте и в свободное время пишет заметки о боевых действиях.  Однако, после войны, в 1945 году его обвинили в нелестных высказываниях о правительстве, арестовали, продержали в тюрьмах России и, затем направили в трудовые лагеря в Казахстан.  В 1954 году после обнаружения у него рака, он лечится в Ташкенте, о чем написал в своем романе «Раковый корпус».

В 1963 году А.И.Солженицина освобождают из заключений, а в 1970-м., за правдивые романы о ГУЛАГе ему вручают Нобелевскую премию.  Однако, это не понравилось правительству СССР, и в 1974 году А.И.Солженицина высылают из страны. В 1976 году семья, после скитаний по Европе, обосновывается в городе Кавендиш, штат Вермонт США.  После развала СССР, его реабилитируют, и семья возвращается в Россию.  Здесь ему прощают прошлое, и он получает награды, почти, от всех правителей России.  Умер писатель в 2008 году в возрасте 90 лет.  На его торжественных похоронах было много народа, в том числе, бывшие и настоящие руководители страны, которые признали его заслуги перед отечеством, несмотря на смелые осуждения их руководства.

А.И.Солженицин чувствовал в трудную минуту поддержку близких своей семьи, и жены, которая до последних дней помогала ему в рецензировании его книг.  Она смогла впоследствии убедить правительство России в необходимости изучения в школе его произведений.  Изданию его книг помогали трое сыновей, двое из которых вернулись с ним, на родину.  Библиотека из произведений писателя А.И.Солженицина в настоящее время насчитывает 30 томов.  Средний сын, Игнат, остался в Америке, женат на американке, имеет трех детей и является известным дирижером в США.

А.И.Солженицин, несмотря на преклонный возраст, интересен ещё и тем, что, вопреки преследованиям и угрозам со стороны руководства СССР, смог преодолеть нанесённые ему обиды.  Пережив войну, где он жертвовал своей жизнью, а затем унижения и преследования на родине, он почувствовал свободу американской жизни, но после всего этого вдруг попросился в Россию.  Писатель вернулся на родину и жил в доме, правда, где то в глухом районе России.  Ценно и другое, правительство России, тоже, простило нелестные его высказывания в свой адрес.  После распространения его трудов во всем мире, в России, а также, в других странах, стало за правило, прощать недругов страны, которые сами предлагают дружбу и желание обосноваться на родине.  Обе стороны поняли и простили друг друга.  Видимо, везде необходим, двусторонний подход к каждому вопросу, чтобы не потерять, а сохранить деятелей науки и искусства.

Интересен ещё другой пример, когда, знаменитый на весь мир дирижер и виолончелист, народный артист СССР, лауреат всех премий Советского Союза, М.Л.Ростропович, повторил путь А.И.Солженицина, которого он приютил у себя на даче, в 1969 году и написал гневное письмо в ЦК КПСС в его защиту.  Ему также предложили выехать за пределы страны, и М.Л.Ростропович с 1974 года вместе с семьей стал жить в Америке, получив политическое убежище.  В 1990 году, после начала перестройки, М.Л.Ростроповичу разрешили въезд в Россию, где он всецело поддержал действия Б.Н.Ельцина.  Он спокойно распрощался с богатой жизнью и должностью бессменного руководителя и дирижера Национального симфонического оркестра в Вашингтоне, чтобы вернуться на родину.  Это было по достоинству оценено народом и правительством России, на его похоронах в 2007 году присутствовали и прежние, и нынешние правители страны.

Подобная судьба сложилась и у знаменитого русского писателя В.П.Аксенова.  Он родился в 1932 году в семье служащих в Казани.  В 1937 году родители были арестованы за крамольные высказывания в печати и сосланы на 10 лет в лагеря Колымы.  Маленький В.Аксенов, вначале жил в детдоме, а затем его взяли на воспитание родственники.  В 1956 году В.П.Аксенов окончил Первый Ленинградский медицинский институт и был послан на работу в местную больницу на крайнем севере, ибо прошлое его родителей, не позволяли ему жить в центральных городах России.

В 1980 году за произведения о жизни советской интеллигенции, В.П.Аксенов был лишен советского гражданства, и с женой выехал на постоянное место жительства в США, где работал преподавателем русского языка в университетах и продолжал писать на русском и английском языках.  В 1990 году ему возвращают советское гражданство, и он покидает гостеприимную страну США, где почти ежегодно получал литературные премии за свои издания.  В 2009 году после долгой, и изнурительной болезни, В.П.Аксенов умирает в Москве.  Хоронят его торжественно, с почестями, как национального героя России.  А в Казани, где он родился, создают музей его творчества.

Мысли о  потомках возникли у меня, еще в юности, после интересного случая, о котором, хотелось бы, рассказать.  По просьбе руководства ОКБ им. О.К.Антонова, после долгих мытарств, среди наспех построенных 4-х этажных, панельных домов - «хрущевок»,   после страшного землетрясения в Ташкенте в 1966 году я получил скромную квартиру из 2-х комнат в заводском жилгородке.  Здесь, вдвоем с женой жил знаменитый летчик, конструктор первых самолетов в России, Е.Федоров, который, вместе с И.И.Сикорским исколесил Европу, в поисках работы в 1918 году и приютился вместе с другими иммигрантами из России в городе Танжере, в Марокко.  И.И.Сикорский отправился в Америку, и, благодаря помощи композитора С.Рахманинова, смог встать на ноги и создать самую большую, вертолетную компанию в мире.

В справочниках об авиаторе Е.Федорове упоминается редко и, причем, не во всех.  Ему досталась не легкая судьба, несмотря на его начальный, очень  успешный этап жизни, когда он был в фаворитах у царя Николая второго, нянчил его детей.  В своих воспоминаниях он с интересом рассказывал, как  воспринял революцию, встречался с А.Ф.Керенским, В.И.Лениным, Л.Троцким, М.Горьким и многими другими интересными людьми старой и новой России.  Е.Федоров, при поддержке царя, один из первых начал создавать авиацию в России, помогал И.И.Сикорскому наладить производство больших самолетов на Русско-балтийском заводе в Петербурге, и сам сконструировал несколько типов легких самолетов, которые были запущены в серию.

Е.Федоров показал мне объемный труд, посвященный зарождению авиации в России, где были представлены самолеты первых российских конструкторов.  Он рассказал, что этот труд просили у него для совместного будущего издания и Герой Советского Союза М.Водопьянов, и начальник ВВС Туркестанского Военного Округа С.М.Микоян и другие.  В его рукописи детально описывается самолеты А.Можайского, Ж.М.Гаккеля, Н.Шишкова, С.Микулина, Н.Телешова и многих других русских конструкторов, забытых, в настоящее время.  Е.Федоров подробно рассказал про первую в мире, так называемую мёртвую петлю, выполненную  летчиком Нестеровым на его глазах над киевским аэродромом Святошино.  Впоследствии, эту фигуру высшего пилотажа, названной именем Нестерова,  успешно применяли русские летчики в первой Мировой войне в воздушных боях.  Это повествование легло в историю развития авиации на Украине.

Е Федоров писал свой труд в течение всей жизни в скитаниях по Европе, Турции и Марокко, и ему было обидно отдавать его людям, которые могли и не вспомнить его.  Оказался он в Ташкенте случайно, врачи признали его больным при возвращении из Марокко в Советский Союз, после указа Н.С.Хрущева о реабилитации всех, покинувших Россию иммигрантов.  Ему предложили остаться в Ташкенте, где климат сухой.  Мне было  очень жалко видеть его труд, который так и не увидел свет из-за невозможности найти  издателя.  Было также обидно за то, что о его богатой  в прошлом жизни,  возможно, никто и никогда не вспомнит.

  

 

Глава четвёртая.

 

Иммигранты из Центральной Азии.

 

            Иммигранты из Центральной Азии в США, также как, и европейцы, прибывали волнами, непосредственно из своих и других стран.  Первая волна, в частности узбеков, прокатилась в 1917-1920 годах.  Иммигранты из Средней Азии вначале поселялись в ближайших государствах, в частности в Афганистане, Иране, Пакистане и Турции.  Затем, началось освоение нового мира.  Иммиграция до настоящего времени незначительна, ибо не все еще познали обетованную страну на другом полушарии.

            По данным американских источников, после второй Мировой войны в США прибыло лишь свыше 1000 семей из Средней Азии.  В 1970-80-х годах узбеков в США насчитывалось, уже, около 10000 человек.  В настоящее время по «Грин карте» ежегодно прибывает 1000-1800 иммигрантов из Узбекистана.  Усилению иммиграции из Центральной Азии способствует массовый выезд бухарских евреев, которые жили, бок о бок с жителями в Узбекистана.  Это помогло им быстрее адаптироваться в Америке в соседстве с узбеками.  В настоящее время, узбеки разбросаны по восточному побережью США, однако, наибольшая часть  диаспоры проживает в районе Квинса в Нью-Йорке и в штате Нью-Джерси.  В 2004 году в США узбеков уже насчитывалось 36000 человек.

            В отличие от европейских диаспор, которые быстро находят общий язык между собой и новой волной иммигрантов, узбекские общины в своем менталитете намного сложнее и поэтому редко общаются друг с другом.  Первые волны узбекской эмиграции, покинувшие страну в 1918-24-х годах, в основном, прибыли через Афганистан, Турцию, Пакистан и другие развивающиеся страны.  Они сохранили свои религиозные устои и некоторый, патриархальный образ жизни, т.е. сложившийся веками менталитет.  Демократия в США позволила им адаптироваться к  жизни в те годы, в частности чувствовать себя уютно среди своих сородичей и в окружающей их обстановке.  Мне самому пришлось это пережить в детские годы в Узбекистане в стороне от города Ташкента.  Современная жизнь мало изменила их привычки и устои старой жизни.

            Последующие волны в годы перестройки, после получения суверенитета Узбекистаном, подняли более интеллигентных узбеков, связанных с социалистическим мировоззрением.  Они «пришлись не ко двору» укоренившимся здесь узбекским диаспорам, да и сами не испытывали интерес к объединению.  Интересно привести пример из жизни немцев после объединения двух Германий и разрушения берлинской стены.  Западные и восточные немцы долго не могли найти общий язык, слишком разные у них были взгляды: на жизнь, на культуру.

            Новая диаспора стала создавать различные общества иммигрантов из Средней Азии, организовывать симпозиумы, конгрессы и встречи, правда, с нулевым исходом, что было модно в Советском Союзе...  До настоящего времени, пытаются объединиться различные общества, которые, сами по себе, представляют, весьма, слабые организации, но с претензиями на большие перспективы.  В частности, действуют следующие общества:  «Демократическая оппозиция Узбекистана», «Коалиция демократических сил», «Круглый стол», «Конгресс демократии Узбекистана» и другие, которые держатся надеющимися на их будущее, нуворишами Америки.

            Третья волна иммигрантов из республик Центральной Азии состояла, в основном из одаренных молодых людей, выигравших грин-карту, или приехавших в Америку учиться, или работать.  Сюда относятся и прибывшие по рабочим или студенческим визам, позволяющей им жить в Америке.  Им «грин карты» были обеспечены.  Эта группа иммигрантов общается между собой, но не примыкают к ранее описанным диаспорам, ибо верят в себя и в свою звезду.  Некоторые из них остались навсегда в стране, благодаря своим стараниям и помощи компаний, пригласивших их на работу.  Они, потихоньку «перетаскивают» своих близких родственников в Америку.  О родине часто вспоминают, но только, в своем кругу.

            Вспоминается случай, когда я поинтересовался планами у иммигранта из Казахстана, друга нашей семьи.  Он смог завоевать в Америке высокую должность в сфере экономики, безбедно жить с семьей и ежегодно ездить на родину.  Там по настоящее время живут родители его и жены, которые не стремятся попасть в Америку на постоянное местожительство.  Я спросил: «Почему Вам не предложить себя на руководящую должность при Академии Наук своей родной страны, чтобы поднять её потенциал?»  Он ответил: «Я пытался это сделать, но безрезультатно, никто там не хочет делиться ни со мной, ни с моими знаниями.  Это их не волнует».

            В средствах массовой информации проскальзывают заметки о попытках жителей Узбекистана найти общий язык с американцами на официальном уровне.  В частности, в статье Хидоятова: «Махалля «Ташкент» в американском штате Юта» описывается общение автора с сектой мормонов, которой он пришелся «ко двору», причем, больше, чем американцы из других штатов.  Хидоятова восхитил интерес жителей штата Юта к Узбекистану.  Преподаватели местного университета изучают культуру и жизнь видных деятелей нашей республики и пишут на эти темы диссертации.  Хидоятов, также, ссылается и на Стендфордский университет в Сан-Франциско, который в 1990 году опубликовал труд Э.Оллворта: «Современные узбеки.  Культурная история с 14 века, до настоящего времени».

            В настоящее время в 32-х американских университетах образованы кафедры по изучению и подготовке кадров по истории и культуре Центральной Азии, в основном Узбекистана.  В Кембриджском университете штата Массачусетс прошла защита  докторской диссертации Р. Фраера на тему «История Бухары» по книге Наршахи.  Но это единичные явления и они не достаточны для познания нашей национальности.  Мне было несколько неловко, когда, копаясь в библиотеках и книжных магазинах различных городов Америки, в руки попадали современные издания о жизни различных народов СНГ и, слишком  мало, об Узбекистане.  Эти факторы не способствуют сближению народов. Для нас, иммигрантов, это создаёт некоторые проблемы отношений с правительственными органами.

            Нашу эмиграцию я отношу к третьей волне, ибо мы не стараемся сблизиться с представителями ни первой, ни второй волны иммигрантов Узбекистана.  В то же время, мы часто встречаемся с подобными нам выходцами из Узбекистана.  Общение идет на трех языках: русском, английском и узбекском.  В Рочестере и Майами в нашем доме за праздничным столом встречались более десятка представителей Узбекистана, в основном работники медицинского направления, ибо члены нашей семьи являются выпускниками ТАШМИ 1990-х годов.  Некоторые из гостей приезжали из других штатов Америки навестить нас и поделиться своими планами.  Как говорят: «Рыбак – рыбака, видит издалека».

            Для меня, бывавшего месяцами в некоторых странах мира во время командировок по восстановлению авиационной техники, переезд в Америку был, как «гром среди бела дня».  Общение в командировках проходило со своими соотечественниками и не распространялось на местное население.  В Америке же, я почувствовал себя вдруг одиноким среди чужих людей.  Помогли частые встречи с членами нашей семьи, которые здесь обосновались ранее нас.  Они потихоньку стали вводить нас в общественную жизнь страны, посещать супермаркеты и позволили смелее чувствовать среди продавцов и покупателей, которые сочувственно относятся к приезжим.

            Нахлынувшие впечатления о жизни в Америке вылились в обильные письма родным и знакомым в Ташкент, а затем, по мере освоения новой территории и потери связи с близкими людьми на родине, я решил писать более основательно, отражая общие впечатления в книгах, которых в настоящее время уже насчитывается 5 экземпляров.  В связи с отсутствием финансов и поддержки со стороны издательств, книги были изданы в малом количестве для семейного пользования, но и этого было достаточно для удовлетворения своего тщеславия и памяти о  жизни, в моем возрасте, в 75 лет. Возможно, было бы  издано больше и были солиднее тома, если бы я начал писать  в более ранние годы.  Мое состояние более позволяет заниматься чтением книг, чем их изданием.

            Ностальгия, которая постоянно тревожит даже во сне,  вызывает некоторые неудобства при изложении материала.  Однако, это не нарушает целостности книги и позволяет понять читателю душевную борьбу автора в настоящей и прошлой жизни.  Возраст обязывает жить не только настоящим, но и прошлым.  Недаром, говорят: «Не познаешь старое, не построишь будущее».  В мыслях мечешься от старого к новому, и наоборот.  Автору приходится надеется, что в будущем потомки смогут не только узнать жизнь предков, но и отобрать главное, интересное для издания и чтения.

            Душевный подъем, связанный с новой жизнью, позволил пересмотреть наш менталитет в соответствии с возрастом, когда, обычно, приходится сворачивать свою творческую деятельность и любоваться делами детей, которых ты поднимал.  Но здесь, в Америке, это не происходит.  Дети рано покидают родителей, и родители, если они не заработали приличную пенсию, начинают задумываться над возможностью продолжить свою творческую деятельность, вспоминая отложенное в детстве, хобби.  Меня раньше влекло к писательской деятельности.  На работе была создана масса книг по эксплуатации авиационной техники  и разработан десяток изобретений, требующих для оформления словесных выкрутасов.  Писательская деятельность, к тому же, не требует физической закалки и материальных затрат, если тебе позволяет твой возраст и если издание небольшое, без сертификации, и рассчитано на семейный круг.

            Знания, полученные в процессе творческой жизни, позволили освежить память о выдающихся деятелях науки и искусства, которые не прекращали работать в пожилом возрасте, что вдохновило меня на писательскую деятельность.  Хотелось бы перечислить тех из них, кто подтолкнул меня к созданию этих скромных изданий.  Следующая глава посвящается этим людям, известным всему миру.  Беспокоит лишь то, что достигнутое нами на родине за все творческие годы будет забыто и не востребовано ни нашими предками, живущими по новым правилам суверенной республики, ни центральными органами России, ибо они перечеркнули прошлое.  Возможно книги, написанные нами в Америке, освежат в их памяти наши деяния на благо человечества...

 

Глава пятая.

 

Возрастной фактор.

 

                                                                             «Пылает сердце старика,

                                                                                        Окаменелое, годами.

                                                                                        Упорно, медленно оно

                                                                                        В огне страстей раскалено.

                                                                                       Но поздний жар уж не остынет 

                                                                                        И с жизнью лишь его покинет».

                                                                                                                                   А.С.Пушкин.

           

            Эти стихи А.С.Пушкина мне понравились тем, что в них звучит нота оптимизма, который порой проявляется у пожилых людей в Америке.  Страна славится долгожителями, которым посвящены различные многотомные труды, календари, и проспекты, рекламирующие здоровый образ жизни.  Действительно, пожилым людям здесь уделяется достаточное внимание.  В этом мы убедились, наблюдая жизнь стариков в разных штатах Америки.  Часто я бывал в гостях у моих ташкентских товарищей, живущих в домах для престарелых.  Хотелось бы поделиться с читателями впечатлениями об их жизни.

            В каждом штате для пожилых людей построены красивые здания, расположенные вблизи с парками, озерами или ухоженными садами.  Пожилому человеку достаточно написать заявление с указанием своего дохода, и через некоторое время он получает приглашение на постоянное местожительства в один из таких домов. Владельцам этих домов выгодно приглашать как можно больше клиентов, ибо, они получают дополнительные средства от государства за обслуживание престарелых.  Семейные пожилые люди поселяются в апартаменты, иногда состоящие из двух спален, просторной кухни и небольшого зала.  Цены на комнаты умеренные, доступные для пенсионеров, или людей, получающих пособия.  Кроме того, каждый малообеспеченный житель, может стать в очередь на получение так называемой 8-й программы, обеспечивающей снижение стоимости проживания в этих домах в 2 с лишним раза.

            В домах для престарелых часто организуют бесплатные выезды в город на различные концерты, приглашают артистов и знаменитых людей на вечера.  Здесь же организуют самодеятельность для желающих повеселиться и курсы изучения английского языка.  Стоимость, проживания с учётом использования всех льгот, сводиться к нулю. Причем, не обязательно быть гражданином США.  Нас приглашали в такой дом на втором году пребывания в стране с «грин картой».  Дома, в основном, заполняются беженцами со всех стран мира, причем некоторые беженцы имеют обеспеченных детей, живущих рядом.  В общем, соблазна для нас было много, но мы должны были помогать детям, в силу чего, приглашения нами не были приняты.

            О богатых пожилых американцах упомянем особо.  В Америке дети рано покидают родителей, причем, с их согласия, и начинают самостоятельную жизнь.  В процессе дальнейшей жизни, они иногда встречаются с родителями на праздниках, не более того.  К старости, когда родители уже не могут содержать большой дом, они обращаются в специальную фирму по содержанию пожилых людей.  У стариков оценивают стоимость дома, который по соглашению переходит к фирме, а клиентам предоставляют апартаменты по их выбору в одноэтажном, но двухуровневом доме с отдельным входом.  По желанию, за престарелыми родителями, закрепляется сиделка – медсестра и водитель машины.

            Однако, после израсходования средств от продажи родительского дома,, им предлагается или доплатить, или их переводят в общий, ранее описанный многоэтажный дом, где тоже не плохо,  При такой жизни можно обеспечить долгожительство.  Вспоминаются наши края, где родители не думали отдыхать, пока вырастут дети, внуки, правнуки.  На государство нечего было рассчитывать, надо было самим успеть поднять на ноги следующее поколение.

Долгожительство, не только в Америке, но и во всем мире, связывают не столько с хорошим обслуживанием, сколько с  интересом престарелых людей к жизни.  Они могут жить в кругу семьи или одни, но их энергия всегда направлена на что-то нужное обществу.  В этом я убедился, изучая биографию знаменитых людей и обстановку в Америке.  После многочисленных писем родственникам о жизни в Америке, на 70-ом году жизни я начал описывать свои воспоминания, чем удивил близких, которые не наблюдали этого раньше.  Видимо, сказались новые, благоприятные условия нашей жизни.

Меня вдохновила не только окружающая обстановка, позволяющая отвлечься от насущных проблем, но и пример деятелей предыдущего поколения, сумевших найти в себе силы продолжить творческую жизнь в поздние годы.  Здесь, в Америке, этим людям посвящено много произведений, авторы которых стараются привить их образ жизни нынешнему поколению, которое не обременено повседневными заботами в нынешних условиях.  Перечислю некоторых из них.

Б.Франклин, писатель, ученый, организатор Американской революции за независимость от колониальной Англии, в 70-и летнем возрасте достиг своего творческого триумфа.  Он, вместе с единомышленниками, организовал борьбу с Англией и подписал Декларацию Независимости, когда ему было уже 75 лет. Затем, Б.Франклин участвовал в создании Конституции США. которая мало изменилась с тех пор.

Также М.К.Ганди, великий философ и борец за независимость Индии от Англии создал конституционные реформы, и организовал всенародное движение в стране против колониализма в стране. Когда ему было 72 года.  Он был убит в 1947 году в расцвете творческих сил, однако успел заложить основы освобождения Индии.

Такие известные политики, как Ш.Де Голь во Франции, Мао Цзе Дун в Китае, Голда Меир в Израиле и другие, в свои 75 лет руководили страной, а в 80 начинали писать свои мемуары.

Американский изобретатель Т.А.Эдисон, разработавший свыше 1000 изобретений, последнее из них подал на 81-м году жизни.  Известный английский натуралист И.Дарвин, написал последний труд в 1873 году, после инфаркта, когда ему был уже 71 год.  Ученый и философ А.Швейцер в 70 лет включился в борьбу за мир, и в 74 года посетил Европу, Азию и Африку с публичными выступлениями, отстаивая мир  вплоть до конца свое жизни в 83 года.  Ученый Б.Рассел также выступал в защиту мира до 83 лет своей жизни.  А женщина, Американский антрополог М.Мийд, в 72 года летала на двухместном самолете в Новую Гвинею.

Великие художники своим творчеством удивляли мир в поздние годы своей жизни.  В частности, П.Пикассо работал над картинами до 91-го года, создав в течение жизни свыше 20 тысяч картин, скульптур, зарисовок.  Французский художник, отец импрессионизма, К.Моне начал создавать свои шедевры в 73 года и работал над ними до 83-х лет.  Американский художник А.М.Моссе начал рисовать в 70 лет, а всемирный успех пришел к нему лишь в 79.  Прожил он, работая за мольбертом, 103 года.  Российский художник Марк Шагал, также начал рисовать в 74 года, а в 79 лет представил свои произведения в Нью-Йорке в Линкольн центре, где получил всеобщее признание.  В 1975 году, в честь его 85-и летия была организована выставка его картин во Франции.

Писатели, которые для меня являются примером, также удивляли мир своим творческим вдохновением в поздние годы жизни.  Английский писатель Г.Б.Шоу создал крупные произведения до 80 лет, но продолжал творить до своей кончины в 94 года.  Французский романист В.Гюго создал великие творения после 80 лет, в 86 лет ему предложили место в сенате Франции.  Русский писатель Л.Толстой до 82 лет сохранял способности к творчеству.  Уважаемый мною авиаконструктор О.К.Антонов, мой наставник и учитель, продолжал писать после 70 лет, некоторые его книги с дарственной надписью хранятся у меня до сих пор.  Писатель Р.Гринвилл к 93-у году жизни написал более 100 книг.

Архитекторы и скульпторы, работающие физически в не легких условиях, в поздние годы сохраняли способности простаивать на ногах, участвуя в создании своих произведений.  Американский архитектор Ф.Л.Райт в 69 лет получил заказ на проектирование всемирно известного музея Гугенхейма в Нью-Йорке.  Он создавал свои творения до 91 года.  А итальянский скульптор Микель Анджелло создавал в Риме свои лучшие произведения в преклонном возрасте, начиная с 71-го до 81-го года своей жизни.

Можно перечислить великих композиторов и музыкантов, обогативших мир своими бесценными произведениями и выступлениями.  Итальянский композитор Дж. Верди написал оперу «Отелло» в 73 года, «Фальстаф» в 80 лет, а оперу «Стабат Матер» в 84 года.  Артур Рубинштейн блестяще выступил с концертом, играя на рояле в Нью-Йорке в зале Карнеги Холл, когда ему было 89 лет.  Венгерский композитор Ф.Лист стал знаменитым в 1886 году, когда ему исполнилось 74 года.  Норвежского композитора Г.Ибсена слушали в возрасте 73 лет.

Советские авиаконструкторы были для нас примером.  Они создавали прекрасные самолеты и в поздние годы своей жизни.  Мы восхищались А.Н.Туполевым, сохранившим свои творческие способности в 84 года, а также С.В.Ильюшиным, М.М.Мясищевым и другими авиаконструкторами, неустанно работавшими до последних дней жизни и обогатившими советское авиастроение своими творениями.

 

Послесловие.

 

В Америке, в неполные 70 лет, у меня еще сохранился интерес к авиации и творчеству.  Ведь за плечами не малый, 40-летний опыт работы руководителем конструкторского бюро по проектированию модификаций самолетов и в составлении инструкций по эксплуатации, обслуживанию и ремонту всех типов самолетов, изготавливаемых на ТАПОиЧ.  Многое значит и 20-и летняя преподавательская деятельность в 2-х технических ВУЗах после защиты диссертации на соискание ученой степени кандидата технических наук в Москве.  За успешную лекционную работу и участие в выпуске авиационных брошюр по линии общества «Знание» имел ряд благодарностей.  Мною также были написаны несколько книг и запатентовано свыше десяти изобретений.  Обычно, в таких случаях, после ухода на пенсию, предоставляется почетное место консультанта при молодых, растущих талантах на прежней работе, где сохранен авторитет, однако в жизни все изменилось...

Некоторая растерянность, появившаяся в новой обстановке, со временем, стала улетучиваться, когда я окунулся в свой старый мир литературы книжных магазинов и библиотек.  Английский язык давался с трудом, но его надо было одолеть, хотя бы для получения статуса гражданина США.  Было обнаружено, что здесь, в Америке, не пытаются каждую работу засекретить, как было принято в СССР.  В частности, автор учебника «Конструкция самолетов» М.Н.Шульженко, будучи руководителем моего дипломного проекта в МАИ, рассказывал, что его учебник долго не печатали из-за наличия грифа «секретности» у пулемета «Максим», устанавливаемого на первых самолетах.  Такие правила действовали и на нашем заводе.

Переписываясь со старыми друзьями, я предложил свои услуги в освещении американских новостей в открытой печати по авиации, применительно к нашей, специфичной для нашего завода, конструкции самолетов.  Однако, официального ответа я не получил.  Тоска по Ташкенту не покидала меня, и я попробовал найти возможность вернуться к «родным пенатам» по другой линии, а именно, предложить свои услуги многочисленным обществам, которые были аккредитованы в то время в нашей республике.

Наибольший интерес у меня вызывал «Корпус Мира», в котором могли сотрудничать люди любых возрастов и профессий.  Я мог работать в качестве преподавателя школы по художеству, ибо, неплохо рисовал и  чертил.  Собранные сведения о «Корпусе Мира» вселяли в меня уверенность, что надежда попасть туда может быть осуществима.  В частности, предлагаемое собеседование и медицинское обследование можно было пройти успешно.

Льготные условия для представителя «Корпуса Мира» позволяли дважды в году посещать соседние страны, а материальное обеспечение давало возможность сносно существовать в любой стране.  Однако, я не учел того, что для принятия в эту организацию недостаточно иметь «грин карту», а необходимо быть гражданином США.  Ждать 5-6 лет сдачи экзамена было так долго, что когда это произошло, то я уже убедился в своей  физической немощи.

В Рочестере, на курсах английского языка, я познакомился с единомышленниками, окончившими авиационные ВУЗЫ в СССР, и мечущихся в поисках применения своих знаний и опыта.  Некоторые из них приехали как беженцы, другие, выиграв «грин карты» или по вызову родственников.  Они работали в Советском Союзе в разных организациях, занимающихся авиацией и космонавтикой, но здесь оказались не у дел.

 Мы пытались найти спонсора, чтобы попробовать восстановить какой-нибудь, старый самолет советского производства для местного музея.  Интересно то, что каждый крупный город в США имеет свой музей авиации в закрытом помещении или на открытой площадке, и все они оберегаются местными любителями авиации.  Здесь нас постигла неудача, связанная с плохим знанием языка и требованием спонсора о полном рабочем дне.

Американский рядовой труженик стремится быстрее выйти на пенсию, чтобы отдохнуть, ибо ему приходится работать так напряженно, что на досуг не хватает ни времени, да и желания.  К моменту выхода на пенсию у него уже нет желания заниматься каким-либо мастерством.  Обстановка оберегает его от лишних забот, ибо все, что нужно для жизни, есть под рукой.  Ему остается путешествовать, используя накопленные средства, или перейти на полное обеспечение в дом для престарелых граждан.

Работник бывшего СССР не был так загружен на работе, как американец.  Ему не давали заработать больше, чем он хотел и поэтому он не очень дорожил своим местом на работе.  У него хватало свободного времени и на творчество, и на интересную домашнюю работу.  Он всегда продолжал, в связи с ограниченностью средств, искать работу даже после выхода на пенсию.  Общепризнано, что неиспользованное творчество наших работников, привлекает их, после основной работы, например, к ремонту и восстановлению тех машин, приборов и мебели, которые у американцев уже давно должны быть на свалке...

Оценив свои возможности чем-то полезным заняться в Америке, я решил остановиться на писательской деятельности, даже хорошо зная о том, что потеря времени и средств прибыли не принесут.  В беседах с товарищами, ранее приехавшими из СССР, я почувствовал их сарказм к сочинениям.  Видимо, став американцами, они стали  дорожить  временем.  Возможно, со временем, я пойму их, но хватит ли у меня времени перестроиться в жизни, трудно сказать.  Как говорят, «Человек предполагает, бог располагает».

В Америке я начал писать в городе Рочестере, тишина и отдаленность которого от публики, способствует творчеству.  В этом можно было убедиться, находясь в Майами, где нас, почти ежедневно, посещали знакомые и не знакомые люди из разных мест.  Нас находили быстро и, за два года мы узнали друг о друге больше, чем за все предыдущие годы жизни в Америке.  Было неловко оставлять их наедине, и мы, незаметно, по нашей древней традиции, превращались в гидов и общественных поваров, зная, что ответных встреч, в будущем, не предвидится.

В городе Августе, штат Джорджия, мы снова попали во власть патриархальной жизни.  Жара и непредсказуемая погода почему-то не очень отражается на урожайности хлопка в этом штате, но не позволяла нам часто отлучаться из дома.  Здесь пришлось переосмыслить прожитые годы во Флориде и написать очередную книгу: «Флорида. Космодромы, авиация, люди», в которой на двухстах страницах описывается разнообразие жизни в благодатном крае Америки.

Штат Джорджия заинтересовал меня жизнью выдающегося президента Америки Ф.Д.Рузвельта, который, несмотря на мучительную боль ног, вызванную полиомиелитом,   сумел много сделать для Америки и СССР.  Он, в отличие от предыдущих президентов Америки, смог найти общий язык с руководством социалистического государства.  Рузвельт подписал закон о Ленд-лизе, в соответствии с которым странам, воюющим с фашистской Германией, в том числе и СССР, была оказана огромная помощь машинами, различными видами вооружений и сырьём.  Развитию авиацию СССР содействовало получение американских самолетов ДС-3 и авиационных двигателей к ним.

Как упоминалось ранее, для меня Ф.Д.Рузвельт интересен еще и тем, что он был и остается единственным президентом Америки, который побывал так близко от моего родного города Ташкента во время встречи с И.В.Сталиным и У.Черчиллем на Тегеранской конференции в 1943г.  Даже мы, дети, тогда чувствовали непривычную напряженность в городе Ташкенте.  Вспоминаются ежедневные ложные завывания сирены в школе, когда мы пытались прятаться под парты.  После окончания конференции напряженность в городе спала.

В штате Джорджия  Ф.Д.Рузвельт провел последние годы своей жизни, сидя на кресле-качалке в зале «Малого Белого дома», спроектированного им самим, создавая тезисы к предстоящей первой встрече делегатов на конференции Организации Объединенных НацийПо иронии судьбы болезнь моих ног, вызванная здешним непривычным климатом, вынудила и меня большую часть времени проводить на кресле-качалке, подаренной Диарой.  Эти обстоятельства стимулировали меня к преодолению болезней и трудностей, возникающих на тернистом писательском пути...