Евгений Вербицкий. Закат над Рейном

Ах, эти сосны, корни обнажив,
стремятся ввысь, к заоблачным пределам.
Хвои сосновой зреющая жизнь
пред октябрем свежеет то и дело,
набрав за лето требуемый рост,
молитвой Господа – на свой погост.

* * *

Городок небольшой – Сестрорецк,
но в названии Божье величие.
По-сестёрски щемит в октябре
над рекой щебетание птичье.

По-сестёрски из хлеба дары
люди с мостика в реку бросают…
Утки, селезни (множество брызг)
на ходу хлеб в воде подбирают.

Да и голуби, мостик найдя,
не минуют тех крошечек хлебных.
Ах, октябрь, ты еще не раздал
по-сестёрски все Божьи потребы.

* * *

… И погрузиться в светлое тепло
давнишних, редкостных воспоминаний,
где так вменяемы добро и зло,
где привкус счастья от сквозных страданий,
где небо выкрашено в синий цвет,
нет, голубой по праву первородства,
где так певучи двадцать с лишним лет
по существу разительного сходства
родной души с природою во всём,
где дух парит восторгов и закатов…

Как, право, славно возвратиться в дом,
нежданно став от младости богатым…

* * *

Вот и осень застыла почти в неглиже:
нагота у деревьев особо
выделяется мирно покоем уже,
надевая знакомую робу
утешенья, смиренья…
В своей правоте
как ноябрь кощунственно точен,
с каждым днем замедляя искания все,
чтоб предзимье вставало воочью…

* * *

Забываются многие новости
и живешь в постоянном бреду
под напором довлеющей совести,
что когда-то опору найду.

Не важна подоплёка событий
и не важен грядущий итог,
всё равно – по веленью наитий
будет найден дарованный Бог.

И тогда по закону момента,
под воздействием страждущих сил
раскрывается суть инцидента
и зачем на земле этой жил?

* * *

Отрешившись от всего земного,
я стою на перекрестье дат.
Живо прошлое и так ли ново –
ожиданье, будущий охват?

Как же отключиться от былого,
код свой генный как расколдовать?
Боже правый, дай мне в помощь Слово;
истый путь, живую благодать.

Знаю, знаю неосуществимы
эти просьбы, как же сохранить
боль за всё благого пилигрима
и познанья горестную нить?!


РОССИЙСКИЕ ПОЭТЫ

Словесность строили и знали –
наверняка она в груди
с оттенком редкостной печали,
с развёрстым флагом впереди,
где обозначены построчно
размером складки новых лет…

Российские поэты точно
слагали жизнями сюжет
родной литературы веской,
такой даровано живой.

… Веками над простором невским
их целомудренный настрой.

***

Эфемерна признаньями жизнь,
эфемерно ее предпочтенье,
и поэты, познав рубежи,
дарят людям благое решенье –

дарят книги заветной судьбы,
на полях их глаголом ликуя,
и звучит над планетою:
«БЫТЬ –
ИХ ТВОРЕНЬЯМ!»
путём аллилуйя.


ЗАКАТ НАД РЕЙНОМ

Закат над Рейном
плавно угасал.
Уж солнце скрылось,
и заката краски
менялись быстро,
поминутно,
словно в кадре
немого фильма…
А месяц, месяц
цвету удивлялся:
лиловому,
потом – сиреневому,
а дальше, дальше – голубому,
переходящему
затем в ультрамарин…