Гурген Баренц. Цикл стихов “Теннисная рапсодия”


Вы смотрите теннис.
Вы очень довольны собой.
Вы – респектабельны, преуспеваете;
Ваши дела идут в гору;
Вы сидите сейчас на трибуне,
Болеете за чемпионов,
Жуете поп-корн,
Запиваете кока-колой,
Хлопаете ушами
Или просто в ладоши...

Я же – самый обычный
Резиновый теннисный мячик.
Эти амбалы, бугаи,
Двухметровые дылды
В хвост и в гриву,
И справа и слева,
Хлестко бьют по моей голове.
И чем больней они бьют,
Тем больше вы им аплодируете.
«Ах, какой замечательный кросс!»,
«Ах, какой впечатляющий смэш!»...

Я с каждым ударом худею,
Теряю свою ворсистость,
И через несколько геймов
Меня заменят другим
Таким же, как я, камикадзе.

В этой маленькой жизненной драме
Я винтик, я пешка, солдат.
Смерть солдата всегда незаметна.
Ведь трибуны всегда аплодируют
Полководцам и королям...

***
Вот еще одна моя слабость –
Не умею приказывать сердцу.
Во время спортивных матчей –
По теннису, боксу, футболу, -
Мое сердце само выбирает,
За кого мне болеть.
И решение это бывает
Окончательным и бесповоротным,
Не подлежащим обжалованию,
Обсуждению или амнистии.
Часто сынишка-подросток
Пристает ко мне с просьбой
Поболеть за своего фаворита.
Но не тут-то бывает:
Мне проще обидеть
И до слез огорчить ребенка,
Чем пойти против сердца.

Ну как мне объяснить сердцу,
Что можно - хотя бы для вида –
Пойти навстречу желанию сына?
Ну как мне объяснить сыну,
Что сердце мне неподвластно?
Вот и сегодня мой сын
Болеет за Федерера,
А я – за Надаля.

Так и живу с этой слабостью –
Не могу приказывать сердцу.


***
Система безлика.
Штампует великих
И голову прячет в песок.

Система бездушна.
Великие дружно
Ей подставляют висок.

Система всесильна.
Как в опере мыльной,
Грозит и бряцает ружьем.

Система тотальна, -
Брутально, фатально
Великие прут на рожон.

Система жестока.
В ней с боку припёки
Поэты и “прочая мразь”;

Здесь функционеры –
Кумиры, химеры
Без ретуши и без прикрас.

Система безлика,
Исчезли улики,
Да что там улики! – страна.

Все так же пока мы –
С пустыми руками
И без Золотого Руна…

***
Чудеса в решете – да и только!
Я только сегодня узнал,
Что скалка предназначается
Для раскатывания теста.
А я-то, дурак, был уверен,
Что эта подлая штука
Изготовлена специально для того,
Чтобы жена разбивала мне лоб,
Когда возвращаюсь домой
Под хмельком и под утро,
Мирно мурлыча песни.

Какое-то дремучее невежество!
Ну совсем человек без понятия!
Жалко скалку.
Уж лучше достать для жены
Бейсбольную биту.

***
Теннисисты, проигрывая,
Беснуются и психуют,
И нередко ломают ракетки,
Которые снятся ночами
Мальчишкам из бедных семей.
Жаль, что они не видят
Тоскующе-осуждающие
Глаза этих самых мальчишек.
“Уж лучше б они разбивали
Свои дурные головушки,
А не эти такие красивые,
Распрекрасные и дорогущие,
Вожделенные эти ракетки.
Ведь они здесь совсем ни при чем”.

***
Теннисный чемпион,
За которого я болею
Долгих пятнадцать лет,
С самых первых его шагов
И до конца спортивной карьеры,
Так никогда не узнает,
Что я был не только фанатом,
Но и акционером его побед…

***
Черно-белые полосы в жизни
Терпимы, в общем, и выносимы.
Это не самое худшее,
Что может с вами случиться.
Гораздо хуже,
Когда эти самые полосы
Превращаются в черный квадрат.

***
Некоторые теннисистки,
Выполняя удары,
Визжат свинячьим фальцетом.
Девушки, милые девушки!
Ничего в этом нет “сексопильного”.
Лучше бы взяли пилу
И пилили нам нервы и уши.

Что ж, возможно, я “бяка”, “редиска”,
Но я откровенно ликую,
Радуюсь и торжествую,
Когда, проиграв свои матчи,
Они покидают турнир.

Все же теннис приятнее смотрится
Без свинячьего хрюканья.

***
Теннисисты на песчаных кортах
То и дело бьют ракеткой
По подошвам своих кроссовок,
Выколачивая из них песок.

Пройдут годы,
Они повесят ракетки и кроссовки
На гвоздь
И станут писать мемуары.
И лучшим воспоминанием
Для них будет то,
Что когда-то, в блаженное время,
Песок не сыпался сам по себе,
И его приходилсь ракеткой
Вытряхивать из-под кроссовок...

***
Что касается теннисистов,
У меня к ним вопросов нет.
Они берут для подачи
Два мяча, и один из них
Кладут в карман своих шортов –
На тот случай, если
Первая подача не пройдет.

Совсем другое дело – теннисистки.
Элегантным и ловким жестом
Они приподнимают краешек платья,
И мячика – как не бывало.
Заверяю вас – тысячи раз
Мне доводилось видеть этот фокус,
Даже в замедленной съемке;
Но мне до сих пор не понятно,
Куда же все же исчезает мячик…
Эх, чего бы только я не отдал,
Чтоб хотя бы вполглаза увидеть,
Куда девается теннисный мячик
И откуда он вновь появляется…

***
Когда теннисисты проигрывают,
Они в своих неудачах
Обвиняют две глупые головы –
Свою, родимую,
Ну, и головку ракетки.

Свою голову наказывают так:
Осторожно, легонько и мягко
Ударяют по ней ракеткой.

А вот головке ракетки
Достается по полной программе:
Ее со всей силы, с размаху
Разбивают о землю.

Что тут можно сказать –
Это очень в природе вещей:
Не путать свою голову с ракеткой…

***
Во время крупных
Теннисных соревнований
На трибунах можно увидеть
Подруг и жен, отцов и матерей,
И даже бабушек и деток теннисистов.
Еще бы тёщ сюда –
Для полного комплекта…

***
…И все-таки, это забавно, -
Смотреть футбольные матчи
В повторе, в видеозаписи.
Итальянцы забивают гол
И радуются, как ошалые.
Прыгают друг на друга,
Беснуются и кувыркаются,
А я пожимаю плечами,
Потому что доподлинно знаю,
Что на двадцать девятой минуте
Англичане сравняют счет;
На сорок третьей минуте
Итальянцы снова поведут в счете,
И снова будут радоваться, как ошалелые,
Станут прыгать и скакать по газону,
Запрыгивать на плечи друг другу,
Бесноваться и кувыркаться,
А я снова пожму плечами,
Потому что доподлинно знаю,
Что вечер еще далеко,
И англичане под самый занавес
Забьют еще два эффектных гола
И будут смеяться последними.
А итальянцы покинут поле,
Понурив головы, растерянные и разбитые.

…И все-таки, это забавно, -
Смотреть футбольные матчи
В повторе, в видеозаписи.

***
С недавнего времени, а может, и с давнего,
Я стал забывать все на свете.
Врачи называют это
Потерей памяти, или склерозом.

Это очень поганая штука,
Но эсть в ней один момент,
Который меня утешает,
И даже вполне устраивает.

Каждый раз, представьте, я смотрю
Полюбившийся мне кинофильм,
Комедию, там, триллер, детектив,
С таким же большим интересом,
С каким смотрел в первый раз.

Ну совершенно ничего не помню…

***
Вы смотрите теннис.
Вы очень довольны собой.
Вы – респектабельны, преуспеваете;
Ваши дела идут в гору;
Вы сидите сейчас на трибуне,
Болеете за чемпионов,
Жуете поп-корн,
Запиваете кока-колой,
Хлопаете ушами
Или просто в ладоши...

Я же – самый обычный
Резиновый теннисный мячик.
Эти амбалы, бугаи,
Двухметровые дылды
В хвост и в гриву,
И справа и слева,
Хлестко бьют по моей голове.
И чем больней они бьют,
Тем больше вы им аплодируете.
«Ах, какой замечательный кросс!»,
«Ах, какой впечатляющий смэш!»...

Я с каждым ударом худею,
Теряю свою ворсистость,
И через несколько геймов
Меня заменят другим
Таким же, как я, камикадзе.

В этой маленькой жизненной драме
Я винтик, я пешка, солдат.
Смерть солдата всегда незаметна.
Ведь трибуны всегда аплодируют
Полководцам и королям...


***
Сижу, с упоеньем смотрю,
Как на теннисном корте
Порхают, как пестые бабочки,
Две соперницы-теннисистки.
Смотрю, не могу оторваться.
Такое зрелище, что даже хлеб не нужен.
Красавец корт, красавицы спортсменки,
И фейерверк красивых комбинаций…
Ну просто праздник
Для души и глаз!

Но непременно кто-нибудь найдется,
Кто проворчит, кто пробурчит под нос:
“Кому он нужен, этот глупый теннис,
Когда на свете столько сериалов!”

Да, трудно, трудно будет красоте
Бороться с миром, чтоб его спасти…