Михаил Башкиров. Дмитрий Камозин. Убить убийцу

Всем убийцам посвящается

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

 

1

 

Я не спал уже двое суток. Может быть, трое. Не знаю, я потерял счет времени. Что сейчас утро или вечер? Сейчас сумерки, время сумерек. Я бы отдал тысячу долларов за час сна на койке самого дешевого мотеля. Но у меня нет права на сон, я еще не заслужил его. Да и спать не хочется, когда я вспоминаю об этом ублюдке и всем, что произошло за последние дни.

Я несусь по шоссе 35 со скоростью 100 миль в час. Я выжимаю все из своего «Мустанга». Малыш, не подведи меня, мне надо торопиться, чтобы опередить эту тварь. Я, кажется, начинаю понимать, что сейчас утро. Солнце нехотя поднимается над горизонтом спящего в этот час Техаса. Мирные трудолюбивые техасцы спят и не подозревают, какая опасность нависла над всеми нами. Они спят и не понимают, что может произойти с ними или их детьми. Утром Техас проснется, заработают кафе, банки, магазины, заводы. Люди будут пить кофе, девчонки будут прихорашиваться, парни повязывать галстуки и чистить свои шляпы. Старушка Бетси, как обычно, прольет кофе на барную стойку в забегаловке «Саус», куда я не заглядывал уже пару лет. Черт подери, и никто из них не знает того, что знаю я. И того, что знает этот ублюдок.

Редкие машины летят по встречке. Скучная картина, от которой засыпает большинство водителей. Но только не я… Спидометр показывает 110 м/час. Значит до Остина я долечу через полчаса или минут сорок. Надо воспользоваться этим временем и рассказать вам мою историю, если, конечно, я не собью случайно какого-нибудь пьяного мексиканца или не сорвусь в кювет, выронив от усталости руль. Слава Господу нашему, что в моем бардачке лежит бутылка старого доброго бурбона. Хороший глоток успокаивает нервы. Тепло разливается по желудку. Теперь у меня хватит сил добраться до Остина и взять эту тварь за задницу… Я кручу радиоприемник, сквозь волны предутренней болтовни, мне попадается Джонни Кэш. Спасибо тебе Джонни! Ты умеешь улучшать настроение парней и заставлять девчонок визжать, когда берешь в руки свою гитару…

Весь этот кошмар начался несколько дней назад. Я сидел в баре. Тот день не предвещал ничего странного. Ничего экстраординарного. День как день. Мы накачивались в баре пивом – я и мой бывший напарник Малыш Джонни. Почему бывший? Потому что я уже пару лет как бывший шериф. Шериф округа Дэлавер. Я верой и правдой служил в полиции штата Техас долгих восемнадцать лет, с гордостью носил звание шерифа, патрулировал территорию, добрые люди уважали меня, а преступники боялись. Многих сукиных детей на своем веку я отправил за решетку. А кое-кого и в могилу. Моя работа была защищать людей, чтобы ни одна сволочь, ни один подонок, ни один хиппи не нарушили их покоя. Но меня выкинули со службы. Дали пинка под зад и оставили с «волчьим билетом». Вы спросите, почему так случилось, если ты был честным шерифом? Не все так просто, ребята. Всему виной сын сенатора. Молокососы накачались какой-то дури на ранчо и попытались изнасиловать двух девчонок. Поступил вызов. Что-то темное творилось на ранчо в Лохматом ущелье. Я приехал: одного распоясавшегося щенка я пристрелил на месте – он поднял на меня пушку. Другого – затащил на заднее сидение и повез прямиком к судье Симпсону. Ему должны были бы дать лет двадцать. Но папаша-сенатор отмазал его. Девчонки на суде отказались от своих показаний, а шериф Джек Валет остался без работы… такая вот история. С того времени я сижу на государственной пенсии, ем и пью на денежки, присланные из Вашингтона. Эти же деньги я и пропивал, когда в очередной раз пошел в бар с Малышом Джонни.

Малыш Джонни нередко прикрывал мою задницу. Я прикрывал его. Мы начали служить вместе, еще в Хьюстоне. Я пришел в полицию через год после войны в Корее. Эдемскими садами на этой чертовой войне не пахло и в помине, скажу я вам по секрету. В полиции поначалу тоже было не сладко. А Малыш Джонни скрашивал мои будни своими шутками, на него можно было опереться. Его жена Мэри тоже стала мне подругой. Старая добрая Мэри, как мне не хватает твоего печенья! Рост у Джонни был ого-го-го, скажу я вам. Про таких говорят косая сажень в плечах. Здоровый крепкий мужик. Он газонокосилку мог одной рукой поднять. Однажды он спас меня, когда наркоман достал пушку и попытался сделать в моей башке еще одну дырку… Всего и не расскажешь. Много славного случилось на нашем с ним веку. Когда меня турнули из полиции, Джонни был одним из немногих, кто не отвернулся от меня. Я и сейчас помню, что сказал он в тот день, когда я шмякнул своим значком о тяжелый дубовый стол помощника прокурора и плюнул в его лоснящуюся морду. «Будь самим собой, Джек», - сказал мне тогда Джонни. Не каждый найдет нужные слова в такую минуту, а Джонни нашел. Ладно, что-то не дают мне покоя воспоминания, и я отвлекся от главного.

В тот день мы спокойно накачивались пивом. Мы выпили по несколько пинт, и настроение было что надо. Людей в баре было не так много. Рабочий день еще не закончился, и было только четыре часа дня. Я сходил отлить после очередной порции пива. Затем настала очередь Джонни. «Пойду отолью», - сказал он. И это были его последние слова. Помню, я пялился в ящик. Передавали бейсбол. Соревнования юниорской лиги. Мы ждали появления на экране Тома Хендриджа сына нашего старинного приятеля Джима Хендриджа. Б-А-Б-А-Х – я услышал выстрел. Как будто стреляли у меня под ухом. Я выхватил свой кольт 48 калибра и побежал к туалету – стреляли в той стороне. Малыш Джонни лежал на кафельном полу. Тонкая струйка крови текла по направлению к двери и напоминала контуры Миссисипи на карте Соединенных штатов. Мой напарник был мертв. Еще минуту назад Малыш был жив, а теперь лежал на полу. Его брюки постыдно сползли почти до колен. Неожиданно на голову мне обрушился удар чудовищной силы. От внезапности всего произошедшего я и не подумал, что кто-то может прятаться в кабине туалета. Этот кто-то был убийцей. Я рухнул на пол, а когда очнулся, то понял, что ублюдок уже на полпути в Мексику. Малыш Джонни все еще лежал на полу в луже крови и собственных мозгов. Я вскочил и выбежал в зал.

- Кто-нибудь видел убийцу? Куда побежала эта тварь?

- О чем ты, Джек?

- Убийца!! Кто его видел?

- Джек, никто не выходил из сортира – сказал бармен Майк.

- Черт с вами. Вызовите полицию. Тут человека убили.

Я залез в «Мустанг». Голова трещала по швам. Я чувствовал себя хеллоуинской тыквой. Теплая жижа сочилась по волосам. Я долго не мог попасть в замок ключом. А когда завел двигатель, то понял, что не успокоюсь, пока не отомщу этой твари. И я поклялся убить убийцу! 

 

2

 

Я приполз в свою берлогу. Надо было обмозговать свои ответные действия. Я не понимал, куда ведут следы. Я не понимал, кто сотворил такое в туалете бара? И я не понимал самого главного, почему этот кто-то решил убрать Малыша Джонни? Но в любом случае оставаться на месте, думать и медлить у меня не было возможности. Я начал собирать сумку. Кинул пару свежих маек, джинсы, одел косуху (в дороге она незаменима). Прихватил с собой несколько бутылок «Джим Бима», патроны для кольта и дробовика. Я отодрал половицу от пола и достал небольшую пачку долларов. Когда-то я откладывал эти деньги себе на похороны, теперь же придется использовать их, чтобы отправить эту тварь прямиком в ад. Перед тем как уйти я взял со стола рамку с фото. На фото в обнимку стояли мы с Малышом Джонни. Это было 15 лет назад на 4 июля. В тот день мы устроили пикник, взяли с собой жен… Столько воды уже утекло с того Дня независимости. Счастливые были деньки.

Быстро собравшись, я вышел из дома и пошел к таксофону позвонить Джиму Марлоу, моему старого другу. Вернее сказать, детективу Джиму Марлоу, старому проверенному копу.

- Привет! Нужно встретиться!

- Это ты, Джек Валет?

- Да, нужно встретиться!

- Где и когда?

- Сможешь придти через час в бар «Патриот»?

- Да!

- Пока, Джим!

- Пока, Джек Валет!

За что я любил Джима, так это за то, что он никогда не задавал лишних вопросов.

Мы встретились, как и было намечено, через час. Джим уже ждал меня у стойки бара, попивая, как обычно, чистый джин.

- Что случилось, Джек Валет?

- Ты знаешь, что сегодня случилось с Малышом Джонни?

- Да.

- Его убили.

- Да.

- Я хочу знать, кто это сделал?

- Я бы тоже не отказался…

- Не темни, Джим Марлоу, говори все, что ты знаешь.

- Мы думаем, это чертов маньяк.

- Объясни.

- У Малыша Джонни не было врагов. Никаких. Мы проверяли. У убийства нет мотивов.

- Но почему маньяк? – Я недоумевал.

- Потому что, это уже четвертое убийство без мотива в нашем округе и десятое в штате Техас!

- У вас есть наметки? Есть версии? Этот ублюдок убил копа…

- Никаких. Мы ничего не знаем.

- Кто были его жертвы?

- Между ними никакой связи… Студенты, старушки, женщины, мужчины средних лет, два старика, один ребенок?

- Что? Ребенок?

- Да, он десятилетнему мальчику средь бела дня башку прострелил! Можешь в такое поверить?! Я не мог еще неделю назад.

В этот момент я почувствовал, как меня захлестывают волны ярости – одна за другой. Я сжал зубы, в глазах потемнело. Сволочь! Я вспомнил войну в Корее – распоротое брюхо, крики, оторванные ноги, мины…

- Но зачем ему убивать ребенка?

- Это какой-то чокнутый сукин сын, - сказал Джим Марлоу.

- Помнишь, как мы ловили педофила семь лет назад?

- Да помню. А помнишь, как мы с ним поступили?

- Конечно. Мы ведь техасцы.

- Я вижу, Джек Валет, ты хочешь поквитаться с этой тварью. Но ни я, ни ребята ничем не можем тебе помочь. У нас нет ни одной зацепки. Единственное, что мы сделали – усилили патрули. Но и этого недостаточно…

- У вас есть фоторобот?

- Нет, Джек, ничего нет. Лишь некоторые свидетели говорят, что это какой-то хиппи. Но информация не точная. Люди напуганы. Кто-то говорит, что у него есть борода, кто-то утверждает, что длинные волосы. Мы не знаем об этом подонке ничего. Видимо, какой-то хиппи. Подражатель этого чокнутого урода из Калифорнии Мэнсона.

- Хм, ладно, спасибо, Джон. Мне пора идти.

Одним глотком я добил свой бурбон. И направился к выходу. Мне предстояло сделать одно важное и очень неприятное дело. Надо было сообщить Мэри, что она стала вдовой, а две их прекрасные дочери-близняшки стали сиротами. Работа не из легких, но кому-то нужно было ее сделать. И я запрыгнул в «Мустанг» и помчался в сторону бульвара Рузвельта.

 

3

 

На мой стук никто не отвечал. «Неужели они уже все знают, и убитые горем не могут подойти к двери», - пронеслось в моей голове. Я постучался еще раз. Откашлялся. Никакой реакции. Я слегка надавил на дверь и почувствовал, что она не заперта. «Мэри! Мэри!» - никто не откликнулся… Я прошел на кухню. От того, что я увидел, зубы мои сжались как тиски, а кулаки превратились в стальные камни. Мэри лежала на полу в луже крови. Одной рукой она прижимала малышку Пэги. Другая близняшка – малышка Поли – была опущена головой в раковину. Я завыл от бессилия. Сначала Джонни, теперь вся его семья. В один день я потерял четырех близких мне людей. Я почувствовал боль в висках, затем прихватило сердце. Я достал пилюлю Токсидрола-21 и проглотил ее, затем еще одну, и еще, - стало чуть легче.

Меня переполняла ненависть к этой безжалостной твари, которая так хладнокровно разделалась с Мэри и двумя ее дочерьми. Черт побери, они еще 3 часа назад были живы! Мэри, что эта мразь сделала с тобой! Что она сделала с твоими детьми?! Где же ты был, Валет?! Где же ты был, сукин сын!? Ведь ты дал клятву жителям этого города, что всегда будешь охранять их, и им нечего будет бояться. Эта гадина должна сойти с ума от страха, и это будет самая мучительная смерть для того, кто с такой бесчеловечностью убивает детей! Я снова поклялся убить убийцу!

 

4

 

Теперь-то это чудовище уже точно уехало из нашего города. Мне надо было выдвинуться в погоню, но, прежде, сделать одно важное дело. Я поехал к старику Кертису. Он лучший в своем деле. Специалист по «Мустангам». Несколько лет назад я спас его задницу. Долгая история, не буду вдаваться в детали. Мне нужно было, чтобы старик поставил установил кое-какие запчасти под капотом моего черного «Мустанга». А табун лошадок под капотом очень может мне понадобиться. Кертис был лучшим в своем деле и считал, что должен мне. Поэтому на мою просьбу он тут же отреагировал и сразу приступил к работе.

- Собираешься уехать из города, Джек Валет?

- Да, Кертис, есть кое-какие дела в пустыне.

- Я сделаю тебе все по высшему разряду, не беспокойся.

- Я и не беспокоюсь, только если можешь, то поскорее.

- Все будет в лучшем виде. Твоя малышка уже к вечеру задаст жару на дороге.

- Спасибо, Кертис.

Пока старик копался в машине, я пошел в ближайший бар, перекусить и пропустить стаканчик. Да, не каждый день случается такое. И не каждый день кто-то совершает в моем городе убийства. Тем более моих близких друзей… Но месть будет ужасной. Твои кошмары, убийца, твои ночные кошмары, сволочь, покажутся тебе райскими кущами…

Я заказал пару сендвичей, яичницу и пиво. Официантка двигалась еле-еле, я не стал ее торопить. Мне хотелось остудить голову. Пиво действовало безотказно. За стойкой я заметил патрульного Джо Стуммера.

- Эй, Джо!

- О, как ты, Джек Валет?

- Бывало лучше.

- Что стряслось?

- Ты не знаешь…

- Нет, а что произошло?

- Ничего, патрульный Стуммер, все в порядке. – Я похлопал его поплечу. – Сегодня в городе что-нибудь происходило странное?

- Не знаю, нет. Почему ты спрашиваешь?

- По службе скучаю, Джо.

- Хотя нет, час назад в сторону Далласа «Челленджер» странный проехал. Ребята пытались остановить его, а он пронёсся как русская ракета… Будто улепетывал от кого-то. Что у него там вместо движка стоит, не знаю, но несся он миль 200, не меньше.

- Ясно.

Сомнений не было. Подонок ехал в сторону Далласа. Значит, он едет по 20 федеральной трассе. Теперь я знал, куда направиться. Я кишками чувствовал, что это он. Убийца. Четырнадцать жизней он принес на кровавый алтарь своей дьявольской службы. Проклятый хиппи, или кто ты там, я доберусь до тебя!!

Я дожевал свои сэндвичи, хотя аппетита и не было, но силы потребуются мне в дороге. И направился к старику Кертису. Машину уже должна была быть готова. Джим вышел из мастерской перепачканный маслом. Мы закурили. У гаража, я заметил автобус «Фольксваген», возле него крутились какие-то волосатые юнцы. Наверняка обдолбанные. Сейчас все такие. Вся молодежь такая. Теперь никто не говорит «леди», они говорят «телка», «шлюшка», «чувиха» что угодно, лишь бы не «леди». Слово «чувак» у них вместо джентльмена. Видели бы это отцы-основатели… Уши вянут, когда слышишь, как разговаривают эти укурки.

Тут один из них отделился от остальных и подошел к старику Кертису.

- Ну что, папаша? Когда моей тачкой займешься? Хватит уже ковыряться…

Кертис не успел ничего ответить. В дело вступил я.

- Эй, малыш, извинись, перед джентльменом. Какой он тебе папаша? Ты знаешь, что этот, как ты изволил выразиться, папаша, проливал кровь в Европе и утюжил Гитлера на Б-29?

- Отвали, алкаш, читай свои проповеди во Вьетнаме. Ты сам деревенский фашист не хуже Гитлера.

- Из какого ты штата, молокос?

- Из Нью-Йорка. Ну, так чего, папаша, мне еще в Калифорнию ехать…

- Скажи джентльмен, а не папаша.

- Пошел в жопу, алкаш!

Я выхватил свой кольт и прострелил ему колено. Юнец завыл от боли и повалился на пыльную землю, зажимая ногу и корчась.

- Это Техас, здесь себя так не ведут. – Сказал я на прощание, запрыгнул в машину и помчался вслед за белым «Челленджером». Мне предстояла трудная дорога…

 

5

 

Я остановился на первой же заправке, чтобы узнать, не видел ли кто белый «Челленджер». Но его никто не видел. Я поехал дальше. Техасский пейзаж проносился мимо меня, но времени любоваться красотами не было. Я останавливался на каждой заправке и опрашивал людей, но никто не видел белого монстра. Пять или шесть заправок пронеслось мимо меня. Стрелка бензина стремилась к нулевому делению. Я начал искать следующую заправку, чтобы залить топлива. Как назло на пути ничего не попадалось. Пустота. Я уже начал было нервничать, как увидел узнаваемый логотип «Шелл». Припарковался, сказал пареньку залить полный бак и заполнить три канистры, которые валялись в багажнике. Сам я зашел в магазин купить газировки «Доктор Пеппер». Это моя любимая вода. У нее очень приятный и освежающий вишневый вкус. Продавец, оказался миловидным стариком, наверняка это была его собственная заправка. Собственный маленький бизнес. Чем-то он напомнил мне отца...

Пока я покупал «Доктор Пеппер», я почувствовал, что хочу отлить.

- Где у вас туалет, мистер? – спросил я у старика.

- Вам надо выйти на задний двор, сэр. Там кабина. Идите вон в ту дверь.

- Спасибо.

Я открыл заднюю дверь. Закурил «Мальборо» и посмотрел в небо. Солнце палило во всю. Я увидел как лучи, играют на жестяной крыше сарая. Табачный дым приятно ласкал легкие. Внезапно я понял, что что-то не так. Я осмотрел двор. Сделал два шага. Господи!!

В нескольких футах от меня стоял белый «Челленджер», как я мог не заметить его сразу. Водителя не было. Я выхватил пушку и через секунду рванул дверь, чтобы вернуться в магазин… Старик лежал на полу, распластавшись словно загорающий турист на пляже. Его поза была безмятежна. Я бы в жизни не подумал, что что-то могло случиться с ним, если бы не два отрезанных уха и кровавые следы, которые вели ко входу в магазин.

Я выбежал на улицу. Заправщик тоже был мертв. Все его внутренности были разбросаны как мусор после того, как в помойке копошились скунсы. Я рванул к заднему двору со всей силы. А на меня уже несся «Челленджер» - я не успел разглядеть, кто сидел за рулем. Но это был он! ОН! Я прыгнул в кювет. Развернулся и выпустил вслед «Доджу» всю свою обойму. Затем побежал к «Мустангу», тут же заревевшему всеми восемью цилиндрами.

Черт тебя дери, Джек Валет, еще две жертвы на счету этой сволочи, а ты был рядом и не смог ему помешать. К счастью, убитый парень успел заправить машину. Теперь-то убийце не уйти от меня. Я поступлю с тобой так, как принято в Техасе. Преследование длилось не меньше часа, но я не мог настигнуть убийцу. Он ускользал от меня. Я догонял – он ускользал. Я догонял – он ускользал! Несколько раз я пытался попасть в него из дробовика, но ублюдок умело водил машину и все время уворачивался от меня. Я пытался пойти на таран, но «Челленджер» уходил от меня вновь и вновь. Моя правая нога начала трещать и болеть, я ее уже почти не чувствовал – так сильно давил я на педаль газа. Постепенно убийца отрывался от меня. Проклятье!! Ему удалось уйти.

Шансов найти его в пустыне не было. Я остановил «Мустанг», закурил и стал думать, что делать дальше. Теперь я точно знал, что подонок ездит на белом «Челленджере». В какой-то момент я начал сомневаться, кто кого преследует? То ли я его, то ли он меня. Откуда он знал, что я остановлюсь на заправке? К чему все эти смерти? Зачем он отрезал уши старику и вытащил кишки у мальчишки? Что за дьявол прячется в его душе? Уныние и злость охватывали меня, я решил зарядить револьвер и дробовик. Все равно чудовищу придется заплатить за содеянное, ибо сказано в Писании «Зуб за зуб! Око за око!». Я поехал по 10 трассе в сторону Далласа. Я не гнал и спокойно думал. Ночь опустилась на Техас. Вдруг я заметил, как вдали на одном из холмов мелькнули огни. Разрази меня гром!

Я тут же выключил фары. Подонок ехал медленно. Ему некуда было торопиться. Он думал, что оторвался от меня. А я тем временем настигал его с каждой минутой. Меня не пугала возможность потерять дорогу и свалиться в кювет, я ехал наудачу. Я чувствовал, будто неведомая сила оберегала меня и не давала сбиться с пути. Теперь предстояло самое сложное. Я был совсем недалеко от ублюдка. Футах в пятидесяти. И постепенно сбрасывал скорость. Он не догадывался, что я рядом. Я схватил  дробовик, достал из-под сидения старый мачете, аккуратно убрал ногу с педали газа и также аккуратно поставил на это место дробовик. «Форд» держал дорогу идеально, и я отпустил руль. Дуло я упер в спинку сиденья. Теперь машиной управлял мой дробовик. Я немного выравнил руль и пересел на пассажирское место. Открыл окно. Еще три секунды и я поравняюсь с «Доджем». Его рука свешивалась из окна, она была расслаблена. Пять пальцев из десяти. Со всей силы я ударил его мачете и перепрыгнул обратно на водительское. Визг тормозов - «Додж» остановился.

Я резко развернулся, врубил фары и поравнялся с «Челленджером», держа его под прицелом. Краем глаза я заметил два пальца, валявшихся на асфальте в свете фар. Он  смотрел исподлобья со страхом. Как его описать, даже не знаю, испуганный бледный парень с длинными волосами. Он был похож кого-то из современных актеров или певцов. Для меня они одинаковые.

- Зачем ты все это сделал?

Он молчал.

- Зачем ты убил близняшек и Малыша?

Ответа не было, на меня смотрело два испуганных глаза.

- ЗАЧЕМ ТЫ УБИВАЛ? – Орал я, целясь в его бледное лицо, похожее на маску из теста.. Запахло страхом. Приятный запах. Такой же приятный, как духи женщин на ежегодном приеме у губернатора.

Я вышел из машины. Держа его мушке, я нагнулся и поднял с асфальта один палец. Он напоминал гадкое белое насекомое. Я показал убийце его собственный палец: «Нравится?» Он продолжал молчать, глаза его сочились ненавистью и страхом. А меня почему-то начал разбирать смех. Я положил палец ему на капот и сказал.

- Убирайся прочь.

Убийца не двигался.

- ПОШЕЛ ВОН, УЕЗЖАЙ!!!

Неуверенно тронувшись, он поехал вперед. Я продолжал целиться, пока машина не скрылась в ночном сумраке.

 

6

 

Когда я очнулся, то обнаружил себя в пустыне. Я сидел на земле, прислонившись к переднему колесу машины. Я пытался вспомнить, что же произошло. «Додж», пальцы, кровь, разбрызганная по белой двери. Фары. Лицо. Чертово лицо. Эти дьявольские глаза! Что случилось? Что случилось с Джеком Валетом? Кажется, я отпустил его… не может быть… это животное на свободе.

Надо было что-то делать. Я схватил упаковку бензедрина в бардачке и вдавил в рот, наверное, полпачки….Сел в машину и поехал на поиски убийцы. Я чувствовал, как стучит мое сердце, как внутри поднимается волна. Я был чертовски зол на себя, но еще больше на убийцу. Эти глаза!!! Я не запомнил даже их цвета… В какой-то момент мне показалось, что я вижу «Челленджер». Он летел по пустыне. Но нет, это был мираж. Всего лишь мираж. Индейское наваждение, посланное на меня шаманом, за то что когда-то мы выгнали их с этой земли… А может быть, все, что случилось за последние сутки, тоже мираж или мой дурной сон? Я увидел койота, перебегающего дорогу. Дурная примета. Возможно, в этот момент убийца режет очередную жертву. А ты, Джек, отпустил его. Правда, теперь у него нет пальцев на левой руке. Наверняка, он обратится в больницу, если, конечно, он не супермен. В этом округе всего один госпиталь и ехать до него часа два. Вот черт, как же я устал, надо выспаться. Прикорнуть хотя бы на десять минут…

Когда я очнулся было уже утро. В глотке пересохло, спина затекла. Я не помнил, как заснул. Я хлебнул «Доктора Пеппера», смешанного с виски. Выкурил пару сигарет и поехал в госпиталь. Мой путь лежал в город Тайлер. По дороге я встретил патрульную машину.

- Привет, ребята!

- Чем вам помочь, сэр?

- Все в порядке. Я бывший шериф округа Дэлавер.

- Джек Валет?

- Он самый.

- Наслышаны о вас, сэр!

- Спасибо, ребята. Ничего странного не происходило?

- Нет, сэр. А что?

- Так ничего.

- Какими судьбами у нас?

- Так, приятеля одного разыскиваю…

- Всего доброго, сэр!

- Счастливо парни. – Я отдал им честь.

Солнце стояло в зените. Я чувствовал себя на все 100%. По радио шла программа «Лучшие техасские певцы». Песенки ласкали мне слух, а я думал о пальцах, каково это потерять на дороге пять пальцев, после того как замочил шестнадцать человек? Странная арифметика, не правда ли...

В госпитале миловидная леди сказала мне, что с рукой к ним никто не обращался, я пожелал ей доброго дня и решил заехать в бар выпить чего-нибудь. Чувствовал я себя великолепно. В баре я пил виски и читал газету. Ни одного преступления в округе за последние сутки. Господи, благослови Америку! Всегда бы так было. В какой-то момент я почувствовал себя как будто не в своей тарелке. Со мной происходило что-то странное: в висках щемило, в глазах резко потемнело, тело стало каменным. Я сел в «Мустанг» и поехал по улице. ЕГО НАДО БЫЛО НАЙТИ!! И УЖЕ НЕ ОТПУСКАТЬ!! ЭТО МОЙ ДОЛГ!! Это мой долг перед обществом – найти проклятого психопата и выпустить ему кишки.

Весь день я носился по городу как остервенелый. В каждом прохожем, в каждом доме, в каждой машине мне мерещилась эта тварь. Я чувствовал, что он где-то рядом, я чувствовал его страх. Мне казалось, что я дикий зверь, который загоняет свою жертву в лапы смерти. Это ощущение хищника и жертвы пьянило меня. Мне казалось, что городской воздух пропитан гарью и запахом отстреленных гильз, а грязь под ногами была похожа на запекшуюся кровь. Я повернув за угол, и мое сердце забилось как бешеное. Я понял – он рядом. Он буквально в нескольких футах от меня. Перед собой я увидел вывеску "Супермаркет у Билла" и понял: он – там. Зайдя в магазин, я незаметно спустил с предохранителя кольт. Взял с прилавка какой-то журнал и начал  листать его, медленно проходя вдоль полок с товарами. Прокладки, чипсы, «Кока-кола», батончики... Я перелистывал страницу за страницей. Вдруг мое тело охватила дрожь. На меня смотрел он! Эта тварь смотрела на меня со страницы журнала на фоне каких-то гитар. У него брали интервью. Я не ошибся, когда сразу же решил, что это  чертов хиппи. На обложке журнала было написано «Роллинг Стоун». Эта тварь оказалась хитрее, чем я думал! Но как он мог предугадать, что я буду здесь? Заговор? Я отвлекся. Он отвлек меня. Это было ему на руку. Но он не учел, с кем имеет дело. Обойдя все прилавки, я взял пару бутылок пива и направился к кассе. Глядя на продавца, я почувствовал что-то неладное. Волосы на моем теле встали дыбом. Я дал ему пиво.

- С вас 2 доллара, сэр.

- Возьмите.

Глядя в его глаза, я почувствовал: он что-то знает. Он определенно что-то знает. Это было видно по его еле заметной ухмылке. Неужели он с ним заодно? Но как? Как они могли перехитрить тебя, Валет? Я резко выхватил пистолет и ударил его по лицу. Продавец упал, и я начал душить его, держа кольт у виска.

- Где он?!

- Что? Кто он, сэр? Не убивайте меня, я никого не знаю!!

- Где он? Ты покрываешь хладнокровного убийцу! Если хочешь жить, ты должен сказать мне, где он!!

- Сэр, умоляю вас, не убивайте. Я никого не знаю. Я не понимаю, о ком вы говорите.

- Ты все знаешь, ты следил за мной сразу же, как только я зашел. Я чувствовал твой взгляд на своем затылке! Где он!?

Я взвел курок.

- Умоляю сэр, я не следил за вами! Я никого не знаю! У меня двое маленьких детей прошу вас, ради них не трогайте меня! Я все отдам вам! Возьмите деньги!

- Ты думаешь, Валет возьмет твои чертовы деньги?! Ты думаешь, я продамся за чертовы доллары, как Иуда?! Кто это?! Я уверен, ты его знаешь! Где он?!

Я ткнул его лицом в ту страницу, где был изображен убийца.

- Сэр, это же Биб Борисон. Группа «Окна». На днях они дают концерт в нашем городе. Умоляю, не трогайте меня, я не заодно с ним.

В его интонации что-то задело меня. Вдруг мне показалось, что он говорит правду. Часть правды. Я решил, что не буду убивать его, даже если он и был заодно с ним. В конце концов, психопат мог шантажировать беднягу, угрожая убить его жену и детей.

- Передай этой мрази, что Валет найдет его и выпустит ему кишки.

- Хорошо сэр.

Я вышел из магазина и сел в «Мустанг». Из нас двоих рычал только V8.

 

7

 

Как я нашел его, я не знаю. Последнее время память стала отказывать мне все чаще и чаще. Помню, что оказался во дворе дома. Обычного техасского дома в пригороде. Тихая улица, ветвистые деревья, чудесные домики с гаражами. Господи, благослови Америку! Но вот-вот и покой этого уголка планеты будет разрушен хладнокровным психопатом. Я должен предотвратить еще одно богомерзкое злодеяние. Я кишками чувствовал, что он здесь. Я знал, где он прячется. И начал действовать. Я тихо прочитал «Отче наш» и направился к дому.

Быстро обошел участок. Возле задней двери валялась смятая банка «Доктора Пеппера», странно, к чему бы это… Я подошел к задней двери и тихо открыл ее. Все было, как я и думал. Чертов хиппи склонился над очередной жертвой. Я сразмаху ударил его ногой. Затем еще раз!! Он упал на пол. Его рука была завязана какой-то тряпкой, а рот перемазан в крови. Я пнул его еще раз, чтобы он вырубился. На полу лежала женщина. Вместо шеи у нее была кровавая дыра. До меня дошло самое страшное: подонок загрыз ее как бешеный пес. Такого не бывает, думал я. Это не человек – это демон. Загрызть молоденькую женщину. Может, он мстил ей за отрубленные пальцы. Но причем здесь она? За что он так поступил с ней?

В ярости я схватил его бесчувственное тело. И усадил на стул, валявшийся в кухне. Я вырвал провод от торшера в гостиной и связал его руки за спиной. Теперь просто так ты отсюда не вырвешься. Тебе придется заплатить за то, что ты сотворил с ними. Черт подери, я решил, что даже не буду с ним разговаривать. О чем мне говорить с этим садистом? Я просто покончу с ним. Казалось, что псих умер, так беспомощно он сидел на стуле, связанный и бессильный как младенец… На самом деле он дышал, его грудь медленно вздымалась. Я прошелся по дому, обдумывая то, что предстоит сделать. Идея пришла ко мне как озарение. В гостиной стоял проигрыватель. Я потрогал иглу, покрутил диск. Рядом валялась пластинка. На ней был нарисован цветной парень, надпись гласила «Джимми Кендрикс». Тоже какой-то хиппи. Я осмотрелся. В углу стояла колонка приличных размеров, недалеко был и усилитель. Вот сейчас-то мы и закатим классную вечеринку!

Я протащил убийцу со стулом в гостиную и поставил в вертикальное положение. Он был в отключке. Затем зашел на кухню, перешагнув через труп хозяйки, наполнил стакан водой и вылил ему на голову. Он начал приходить в себя. Теперь можно переходить к самому интересному. Я включил усилитель на всю катушку, поставил пластину и подвел иголку к ее краешку. Она начала крутиться. Ужасный треск раздался в моих ушах. Отлично, акустическая система работала на полную. Я быстро вышел из дома, пока звуки музыки не оглушили меня. Через секунду я услышал адское пищание электрогитары, завывания и демонские крики. Такова современная музыка. Твоя музыка, хиппи, вот и слушай ее!! Сжимая в кармане упаковку бензедрина, я пошел к машине.

 

8

 

Я очнулся в номере какого-то мотеля. В ушах еще звенели отвратительные звуки этой хиппи-музыки. Перед собой я видел картинку: цветной парень с гитарой и странной прической. Должно быть, у убийцы кровь текла из ушей, когда он это слушал. Минут двадцать, не меньше. Ведь столько обычно играет одна сторона пластинки. Только почему Джек Валет опять его отпустил? Я не был пьян… я был в своем уме. Что-то происходит странное здесь. Может, гипноз. Наверняка, эта тварь спасается, гипнотизируя меня. Как еще объяснить то, что уже дважды я начинал и не мог закончить свое дело?

Но что же я знал… Я знал, что теперь убийца стал глухим, по крайней мере, временно. Я знал, что он не любит трепаться. У него нет пальцев на левой руке, но есть белый «Додж». Еще я знал, что он умудрился загрызть свою последнюю жертву. Что ж, уже не мало! Я размышлял трезво. Так же трезво, как пастор на воскресной проповеди. Единственное чего, я не знаю, так это, где он сейчас. Но что мне мешает найти его? Я проглотил немного бензедрина, чтобы чувствовать себя бодрым, а для крепости духа хлебнул бурбона.

Я стал расхаживать по комнате, обдумывая план действий. Но ничего не приходило в голову. Потихоньку я прикладывался к виски. Курил сигареты. И думал. Думал. На секунду мне показалось, что за мной кто-то следит. Я выглянул в окно. На дворе никого не было. Ни единой души. Тем более никаких белых «Челленджеров». Я опустил жалюзи и допил свой виски. Как же мне найти его? Куда он поехал? Сукин сын не оставлял никаких следов. Возможно, он спрятался и решил переждать. Тогда дело дрянь. Полная дрянь. Ездить и рыскать сутками по пустыне бессмысленно. Найти иголку в стоге сена под названием Техас невозможно. Даже такому парню, как я. Но и сидеть на месте, попивая виски в дешевом мотеле тоже не выход. Как же быть? Должен быть какой-то способ. Полиция ничего не знает. Если даже Джим Марлоу оказался беспомощен… В ящике грубого стола лежала бесплатная Библия. Я открыл ее наугад и начал читать.

«И произнесу над ними суды Мои за все беззакония их, за то, что они оставили Меня, и воскуряли фимиам чужеземным богам и поклонялись делам рук своих. А ты препояшь чресла твои, и встань, и скажи им все, что Я повелю тебе; не малодушествуй пред ними, чтобы Я не поразил тебя в глазах их. И вот, Я поставил тебя ныне укрепленным городом и железным столбом и медною стеною на всей этой земле, против царей Иуды, против князей его, против священников его и против народа земли сей. Они будут ратовать против тебя, но не превозмогут тебя; ибо Я с тобою, говорит Господь, чтобы избавлять тебя».

Последние слова я произнес трижды: «Я с тобою, говорит Господь, чтобы избавлять тебя». Это была книга пророка Иеремии. Теперь я знал, что делать. Сомнений не было. Я допил виски. Собрался. Выпил баночку «Доктора Пеппера» и направился в Мидленд. По дороге я слушал радио. Передавали последние сводки из Вьетнама. Черт побери, ребята льют свою кровь ради нации, ради нашей свободы! А дома эти хиппи ходят с вьетконговскими флагами… Нет, ребята, надо определиться, на чьей вы стороне…. Я вспомнил своего сына Джошуа, уже пять долгих лет он лежал где-то в джунглях. Подорвался на растяжке, а потом получил свинцовый подарок в голову, корчась с оторванными ногами. Он погиб, сражаясь за США. Как же мне трудно без тебя, сынок!

Когда Джошуа не стало, моя старуха сошла с ума от горя. Мне ничего не оставалось, кроме как упечь ее в психушку… А война все не закончена. А теперь еще она идет и на нашей земле. У нас появился предатель, который убивает своих сограждан самым чудовищным способом. Но я знаю, как с тобой покончить. Джек Валет кое-что знает о тебе! Господь наставил меня на истинный путь, и возмездие обрушится на тебя. Я стал повторять: «Я с тобою, говорит Господь, чтобы избавлять тебя». И повторял, пока не добрался до Мидленда.

Мне не нужно было ехать в сам город. Я остановился на окраине. Немного порыскал по пустошам. Вот он. Вот мой секретный фургон. Моя база, мое убежище. Порыскав в багажнике, я нашел ключи и проник внутрь. Да, ничего не изменилось, фургончик был пуст. Единственным предметом интерьера была старая радио-база с рацией, настроенная исключительно на полицейскую волну. Я включил ее. «База, база, прием это Смит», «Еду на северо-запад», «Преследую угонщика». Я слышал все это, сидя на полицейской волне. Эти звуки ласкали мне слух и напоминали былые времена. Несколько минут я просто сидел и слушал. Истинное наслаждение. Ребята знали свою работу. Как же мне не достает моей службы! Я громко произнес: «Я с тобою, говорит Господь, чтобы избавлять тебя» и заговорил:

- Всем привет, ребята, это бывший шериф округа Дэлавер Джек Валет! Как меня слышно? Прием?

- Слышим вас Валет.

Со всех сторон понеслось.

- Ребята это же Джек Валет.

- Легенда.

- Тот самый Джек Валет.

- Легендарный шериф.

- Спасибо, ребята, я польщен. Мне нужна ваша помощь!

- Что такое, шериф?

- Нужна ваша помощь, мне нужен белый «Челленджер» номер 12RHG134, штат Техас. Кто-нибудь его видел? Молчание длилось вечность.

- Мы найдем его, шериф.

- Спасибо ребята!

- А что делать, когда мы его обнаружим? – спросил кто-то из патрульных.

- Сообщите мне, дальше я сам сделаю свою работу!

 

9

 

Ожидание длилось вечность. Целую вечность я сидел и ждал, когда сработают расставленные мною сети. Когда же рыбка попадется в них. Прошло, наверное, часа три. Вдруг радио затрещало. Знакомый звук. Я схватил микрофон.

- Джек Валет, прием, Джек Валет!

- Слушаю вас, кто говорит? Это Джек Валет!

- Шериф… сэр. Мы засекли белый «Челленджер»

- Где он, сынок?

- Движется по десятому шоссе к Остину. Будет там часа через три.

- Спасибо, сынок.

- Что делать, шериф? Какие инструкции?

- Дальше я сам разберусь.

- Рады помощь вам, вы – пример для нас, шериф Джек Валет! Конец связи!

- Конец связи.

Теперь я знал, убийца у меня в кармане. Больше я не сглуплю и не поддамся этому гипнозу. Теперь-то я не отпущу его. Я схватил карту Техаса и стал смотреть, как смогу срезать дорогу и перехватить его. Патрульных подключать я не хотел. Это наша с ним игра! Только его и моя! Только он и я. Один на один. Я стал заряжать свою пушку, моего верного друга. Чудесный начищенный кольт. Пули уверенно вползали в барабан. Бодрые и крепкие, словно новобранцы. Шесть веселых новобранцев. Шестеро игроков в футбол. Шесть отцов-основателей: Вашингтон, Джефферсон, Адамс, Пейн, Гамильтон, Франклин – я произнес эти имена как молитву. Барабан полон. Теперь, спустя двести лет я смогу отстоять права простых американцев. Права, данные нам свыше. Господи, благослови всех полицейских США!

Радио снова затрещало.

- Прием, кто это?

- Это ты, Валет?

- Я!

- С тобой разговаривает помощник прокурора Смит. Что ты задумал, чертов псих?

Я молчал.

- Что ты собираешься делать, Валет? Ты понимаешь, что твои действия не законны… - орала рация на весь фургончик.

- Помощник прокурора, я собираюсь совершить конституционный акт в интересах народа Соединенных штатов.

- Что ты задумал? Ты совсем свихнулся, Валет! У тебя белая горячка! Твое место в дурдоме рядом с твоей старухой!!! Твои действия незаконны! Ты – всего лишь бывший шериф!

- Пошел ты, Смит.

Я вырубил приемник и пошел к «Мустангу».

 

10

 

Я несся по дороге и думал о том, что предстоит сделать мне. Сейчас сумерки, и я несусь по шоссе 35 со скоростью 100 миль в час в сторону города Остин. Штат Техас. Америка. Я выжимаю все из своего «Мустанга». Малыш, не подведи меня, мне надо торопиться, чтобы опередить эту тварь. Кажется, скоро утро…

Работать должен не только движок, но и мое сердце. Ничто не должно подвести меня. Ни мой кольт, ни дробовик, ни «Мустанг», ни сердце. Я съел несколько таблеток Токсидрола-21. Теперь гадине не удастся ускользнуть из моих рук! Из рук Джека Валета! Все механизмы отлажены. Вариантов нет. Тебе не уйти от меня. Ты даже не знаешь, насколько я рядом. Даже не догадываешься, зато чувствуешь боль в левой руке. Зато ты потерял слух и больше не сможешь слушать свою хиппи-музыку. Когда я буду догонять тебя, я буду сигналить, что есть сил. А ты ничего не услышишь, я лишил тебе этого божьего дара слышать!! 

Я нажал по тормозам так резко, что чуть не впечатался грудью в руль. На обочине стоял «Бьюик Роадмастер», кажется, возле него лежало какое-то тело. Тело человека. Я выскочил с кольтом наперевес. Неужели, очередные жертвы… Убийца оставлял кровавые следы на дороге. Похоже это была дорога в ад…

Возле «Роадмастера» лежал парень. В салоне лежало еще двое – парень и девушка. На этот раз трое убитых. Кажется какие-то хиппи. Этот урод не щадит даже своих. Я обошел вокруг «Бьюика», заглянул в салон. На переднем сиденье лежала девчонка. Она была в джинсах, но совсем с голым верхом. Я видел ее упругие маленькие груди и затвердевшие от холода соски. На задней скамейке примостился парень. Волосы закрывали его лицо. Что-то странное было в их позах, что неестественное. Странно, что нигде не было крови и никаких следов борьбы. Через стекло я смотрел в салон «Бьюика». Вдруг девчонка медленно пошевелилась – я не верил своим глазам. Она пошевелилась, еще раз и еще. Тут я понял всю горькую правду. Чертовы хиппи не были убиты. Они просто обдолбались в пустыне и отключились. Я попался на очередную удочку. Черт тебя дери, Джек Валет!! Я подошел к девчонке и начал ее трясти. «Очнись, очнись, ты жива?!» Она открыла глаза и обняла меня. Значит, она была жива. Может быть, не в порядке, но, по крайней мере, жива. «Ты кто?» «Пойдем», - я взял ее на руки и посадил на пассажирское сиденье «Мустанга». Сел за руль и впечатал педаль газа в пол. Из-за наркоманов я потерял много времени. Драгоценные минуты. Вечность, которая отделяла меня от убийцы. Теперь наши шансы равны. А до этого у меня было преимущество.

- Как тебя зовут?

Она молчала.

- Как тебя зовут, дурочка?

Молчание.

- Ты наркоманка?

- Нет…

- Как тебя зовут?

- Никак.

Это начинало меня бесить.

- Я спрашиваю, как тебя зовут? - Она смотрела в окно. До меня ей дела не было.

Я начал медленно сбрасывать скорость и решил спросить в последний раз.

- Так как тебя зовут, красотка?

Она вновь не ответила.

И я резко нажал на тормоз. Юная хиппи слегка влетела в переднюю панель и лобовое. Я услышал резкий глухой звук.

- ТАК, КАК ТЕБЯ ЗОВУТ?

- Урод, что ты сделал!! Мне больно! Ублюдок! – Из ее носа пошла кровь.

- ИМЯ? – Я заорал

- Кэтти, - прощебетала она.

- Так-то лучше. Я Джек Валет. Прикрой свой срам – на заднем сиденье валяется моя футболка.

- Куда мы едем, мистер Валет?

- Ты не поверишь, но мы ловим опасного преступника.

- Как романтично!

- Очень. Кстати, что с твоими дружками? Вы наркоманы?

- Нет. Чем ты занимаешься, мистер Валет?

- Шериф в отставке.

- А кого мы ловим, мистер шериф? – Кажется, она улыбалась.

- Опасного урода… лучше тебе не думать об этом, малышка. Ты с Джеком Валетом, и никто не обидит тебя.

- Спасибо, мистер Джек! А этот урод… это Билли Кук? Убийца-автостопщик? – Промямлила она.

- Нет, детка, это куда более опасная тварь. А Билли Кук отправился в ад много лет назад.

Мы немного помолчали. Я видел, что наркота отпускает ее, и она становится похожей на юную леди.

- Ты чем себе на хлеб зарабатываешь, Кэтти?

- Ничем.

- Ты учишься?

- Я ушла из университета.

- Сама?

- Да. Мы хиппуем с друзьями.

- Как это?

- Ездим по стране, разговариваем с людьми, слушаем музыку, занимаемся любовью.

- Ты что проститутка что ли? Тьфу! Как это, занимаетесь любовью?

- А может ты обычный техасский фашист, мистер Валет?

- Какой фашист? У меня отец флотом в Атлантике командовал. В Нормандию высаживался. Фрицев резал.

- Извини, мистер Джек! Я не хотела тебя обидеть, но ты такой грубый.

- Я груб в силу обстоятельств. Не забывай, мы преследуем кое-кого. А из-за тебя и твоих друзей-наркоманов я потерял время. – В заднее зеркало я видел, как всходило солнце. Восход. Господь не оставит меня. Я вновь прошептал «Я с тобою, говорит Господь, чтобы избавлять тебя» и почувствовал себя сильным и молодым, как когда-то.

- Ты чувствуешь то же, что и я, Кэтти? – повернулся я к ней.

- Ты о чем, мистер Валет?

- Ты чувствуешь, как ангелы несут нас на своих крыльях через пустыню и тернии?

- Я не понимаю.

- Всюду ангелы, а я их меч карающий!

- Ты чокнутый, мистер Валет!

- Смотри, видишь, белую тачку?

- Нет.

- Смотри, ты что ослепла? Это же он! – Я вдавил газ что было сил.

- Кажется, впереди какая-то пыль, - сказала она, глядя на меня.

- Сейчас здесь будет торнадо, Кэтти.

С тех пор, как я его заметил, расстояние между нами сокращалось фантастически быстро. С каждым мгновением. Он притормаживал… Через секунду я заметил, что дорога в том месте приближалась к обрыву, и убийца тормозил вынужденно, чтобы не вылететь в пропасть. Я понял, это мой шанс – газануть и настигнуть его одним рывком.

Удар. Треск. Я впечатался в него со всей силы. И мы остановились в пяти футах от обрыва. Мой капот всмятку. Лобовое разбилось. Повсюду было стекло. Оно было абсолютно везде: на зубах, на джинсах, в волосах. Я чувствовал свою порезанную морду. Я бросил взгляд на Кэтти. Она оказалась не пристегнутой и, кажется, погибла. В любом случае смотреть на нее было теперь не очень приятно. Убийца вылезал из  «Челленджера». Я схватил с заднего сидения дробовик и побежал к убийце. Сжимая его как бейсбольную биту, я со всего размаху вмазал ему прикладом по морде. Длинные волосы разлетелись в разные стороны как у женщины, если влепить ей хорошую пощечину. Я бросил дробовик в сторону, и мы сцепились врукопашную. Мы катались по земле и боролись. Я пытался схватить его за горло, но он уходил из моих рук, словно скользская змея или ящерица. Король ящериц. Но я одолевал его, душил и бил кулаками. Я бил его много раз, бил и бил, пока его лицо не превратилась в сплошную кровавую кашу. Он прекратил сопротивляться. Кажется, все. 

Я сел, чтобы отдышаться. Затем подошел к обрыву и посмотрел на взошедшее солнце. Я чувствовал запах мяса. Мои кулаки стали похожи на два бифштекса. Все кончено. Теперь, он никого не убьет. Убийца убит. Потом я услышал щелчок. Тревожный металлический звук за спиной. В ту же секунду я почувствовал адскую боль в затылке и понял, что проваливаюсь в пропасть.

 

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

 

Тело Джека скатилось с обрыва…. Из его груди и рта сочилась кровь. "Все кончено Джек, - прокричал Биб, глядя с края обрыва на мертвого Валета. - С самого начала ты был обречен". Вытерев кровь со своего лица, Биб закурил. Он смотрел на застывшие глаза Джека. У него возникло ощущение, что он смотрит в лицо самой смерти. "Зверь пал", - подумал Биб, глядя на волчий оскал Валета. Отойдя от края обрыва, он подошел к пыльной и мятой машине, открыл крышку бензобака и бросил в него окурок. Через пару секунд «Мустанг» вспыхнул. Он отошел от пылающей машины на несколько метров. В голове у Биба играла музыка, звучал электро-орган. "Давай, крошка, зажги мой огонь", - смеясь, прокричал Биб. Через несколько минут «Мустанг» был мертв. Биб направился в сторону «Челленджера». Взвизгнув резиной, белый «Додж» словно мираж удалялся к линии горизонта.

Биб несся по шоссе. Собиралась гроза. Он смотрел вдаль, боковые окна были опущены, ветер продувал «Челленджер» насквозь, развевая волосы Биба. Он ехал в сторону города, в мотель "Савана", где остановилась группа "Окна", в которой он пел. Действие ЛСД заканчивалось, Биб все яснее осознавал себя. Прохладный ветер с дождем привели его в чувства. Вскоре салон «Челленджера» был полностью мокрым. Биб мчался сквозь грозу. Представляя себе музыку грозы и ветра, он придумывал песню:

 

Убийца на дороге*...

Его разум бьется в конвульсиях, словно жаба.

А ты устрой себе каникулы,

Позволь детям поиграть...

Если ты согласишься подвезти его,

Твои сладкие грезы будут уничтожены.

Убийца на дороге, оседлавший шторм

 

Машина поглощала милю за милей. На горизонте появлялся город. Биб вдавил газ, он хотел успеть записать песню вместе с группой. Вскоре дорога привела его к "Саване". Загнанный «Додж» источал белый дым из-под капота, несколько сотен миль безумной гонки вскипятили гигантский V8. Биб припарковаться возле мотеля. Заглушив машину он направился ко входу. В вестибюле отеля он встретил Робби – гитариста группы.

- Черт возьми, Биб, где ты был? Завтра нам давать концерт, мы все перепуганы твоим отсутствием. Нам нужно репетировать! Что с тобой, у тебя кровь?! И что с твоей рукой?! Биб, Боже, ты пугаешь меня. Где ты был?!

- Все в порядке. Смерти нет, Робби. Почему ты такой грустный? Мы дадим концерт, но сейчас нам нужно в студию, я придумал новую песню "Оседлавшие шторм". Нам нужна запись грозы и дождя.

- Биб, ты чокнулся. Какой шторм? Какая запись? Посмотри на себя! Тебя же в психушку упекут. Ты совсем чокнулся от кислоты.

- Оседлавшие шторм,

Оседлавшие шторм...

Мы рождены в этом доме;

Мы брошены в этот мир...

Словно собака, у которой отобрали кость,

Словно актёр, игры которого никто не видит.

Оседлавшие шторм...

 

- Как тебе, Робби? Ты сможешь сделать аранжировку к песне?

- Не знаю, Биб, надо попробовать. Черт возьми, не пропадай больше, никого не предупредив. Остальные в «Фольксвагене», иди к ним. Я скоро подойду.

- Ок, Робби.

«Фольксваген» с группой направлялся в сторону студии, где "Окна" записали свою новую песню.

На следующий день группа дала концерт в клубе "Скала" перед двумя тысячами подростков. Они держались за руки, курили марихуану и употребляли наркотики. Везде царило вседозволие. Все занимались любовью со всеми. Массовая истерия продолжалась около трех часов. Новое поколение Америки наслаждалось свободой. После концерта группа уехала обратно в мотель.

Биб лежал у себя в номере. Ему казалось, что его тело было натерто мятой, а по спине бегают стаи гигантских муравьев. Он ощущал свою связь с миром, энергию проезжающих в дали автомобилей, звуковые волны, идущие от окна. Каждая клетка его тела была словно антенна, направленная в космос. Внезапно он ощутил страх. С каждой секундой страх становился все сильнее и сильнее. Чувство обреченности и беспомощности, ужасные картины насилия проносились в голове одна за другой. Волосы на его теле встали дыбом. Биб понял, что ОН совсем рядом. Ощущая его присутствие, Биб застыл, словно ящерица. От страха у него начало сводить челюсть. Дверь в его номере открылась с грохотом. Ее выбили ударом ноги.

В номер вошел Джек!

 

КОНЕЦ