Ирина Сотникова. Симферополь, Крым, Украина

Обещания были таинственны –

То ли рая, а может быть, ада…

Мой потерянный, мой единственный,

Не тревожь мои мысли, не надо.

 

Не врывайся в бессилие памяти,

Не касайся реки сновидений.

Мы с тобой бесконечно обмануты

Этим временем блеска и тени.

 

Были встречи. Но в чьем отчуждении?

На каком из последних дыханий?

Смерть была. И второе рождение –

Из орлицы в запёкшийся камень.

 

Обещания были. Но верности

И печали, до боли щемящей,

Мне не нужно. Давно уже в вечности

То безумство. А я – в настоящем.

 

***

Такое время…

Ранняя весна.

Туманный полдень нежен и печален.

Приметы снова холод предвещают.

Полны деревья сумрака и сна.

 

В уставшем зачарованном саду

Тревожит воздух гравия шуршанье.

Загадку быстротечности решая,

Я от себя в безмолвие иду.

 

А где-то у камина, при свечах,

Застыл поэт в предчувствиях неверных,

Воспринимая сердцем, словно нервом,

Мой сад и одиночества печать.

 

Но никогда, до боли никогда

Не скрипнет дверь, не шелохнется пламя,

Я – не войду, не будет между нами

Открытий тайных и любовных драм.

 

Стемнеет. Я вернусь туда, где ждут,

Где ярок свет и ритуален вечер.

Поэт мой милый, не дождавшись встречи,

Начнет строку.

На счастье? На беду?..

 

***

Ты пытался меня угадать,

Человек одной из планет,

Ты придумывал имена

И решил, что я вечно одна.

 

Ты хотел, чтоб все время «да»

Вместо мягких и скользких «нет»,

Ты смотрел, расстоянье кляня,

И проваливался до дна

 

Моих глаз – беспокойных озер,

Моих мыслей – бурлящих рек.

Ты придумывал имена,

Будто тихо наигрывал спев.

 

Не старайся взломать затвор,

Незнакомой звезды человек:

На секунду сошлись времена –

Ты меня угадать не успел.

 

***

И дом, и сад июлем очарованы,

За окнами – глициний кружева.

Прощайте, времена мои суровые,

Я в будущем, и будущим жива.

 

Все сложится, что в тишине задумано,

И нет в душе предчувствия потерь.

Поет июль на все лады в саду моем,

И приоткрыта золотая дверь.

 

***

В Небесном Городе их стало двое –

Поэт и Дева.

Сплелись не вдруг единою судьбою

Душа и тело.

 

А рядом жизнь стремительная билась

Рекой к порогу.

Еще не верили. И всё молились

Судьбе и Богу.

 

Любви земной нехитрое искусство

Постиг и нищий.

Но не было на целом свете чувства

Сильней и чище.

 

Пытались разлучить законной властью,

И боль кипела.

Но вопреки всему – узнали счастье

Поэт и Дева.

Дом

 

Сегодня вечером, в уютном лоне дома,

Закрытого от гроз и снегопадов,

Мы будем вместе – сотни лет знакомы,

Мы будем вместе – в радость и в награду.

 

Отгородимся желтым абажуром,

Вареньем абрикосовым и чаем,

Искусной вязью скатерти ажурной

И тихими, вполголоса, речами –

 

От темноты, от сонных переулков,

От улиц в никуда и в ниоткуда…

Сегодня нам с тобой легко и просто,

Сегодня я с тобой счастливой буду.

 

Но утром белый снег взломает стены

И вышвырнет хранимых за пороги –

В мятежный день, в контрасты светотени…

Не бойся, я найду к тебе дорогу.

 

И снова вечер связывает нити

В невидимые, тайные узоры:

Из взглядов, полужестов и наитий –

В обрядность чаепитий, в разговоры.

 

Кража

 

Ты вырвал меня из привычного круга

Друзей и надежных подруг.

Осталась за окнами зимняя вьюга,

За ласками жаждущих рук.

 

Меня ты украл, и украл не спросившись,

Как будто имел все права.

И круг мой стонал, как проситель осипший,

И тронулись бед жернова.

 

Но кони несли, не боясь оступиться,

Взмывая над гребнями гор.

И снова дрожали в истоме ресницы,

И плыл непростой разговор…

 

То было давно. Так давно, что не помнят,

И дерзкий проступок забыт.

И круг без меня, как утопленный – в омут,

Втянулся в спасительный быт.

 

Я – здесь, Средь цветущих, как пена, черешен

И запаха скошенных трав.

Целую тебя, мой любимый и грешный:

«Спасибо, родной, ты был прав».

 

***

Наш маленький дом, словно белый корабль,

Плывет по холмам, отороченным снегом.

Любви долгожданной земная пора

Наполнена чувственной, женственной негой.

 

Любимый вернулся, забыв берега,

Где боль расплескалась из чаши сердечной.

Покой и безумство, мгновенье и вечность

В себе растворила желаний река.

 

Метель за окном нас укрыла плащом

От мира людей, до сих пор неизвестных.

Прошу, не молчи, говори мне ещё,

Как любишь и веришь, мой странник небесный!

 

А я – промолчу. И начну целовать…

Пусть губы ответят иным многозначьем.

Мы вместе, и слишком бессильны слова,

Когда обретаем забытое счастье.

 

***

Какая сказочная осень

В скупом двенадцатом году!

Душа опять о счастье просит,

У снов своих на поводу.

 

Какое сказочно время –

Не пожелать судьбы иной!

Так, не поддавшись сожаленьям,

Ковчег построил старый Ной.

 

Щедра моя печаль дарами –

Не пожалеть прошедших лет.

Мне сложит осень оригами

Из чувств, желаний и побед.

 

А что оплакивалось горем,

Сгорело в пламени костра.

Остался дом, беседка, горы,

И крик совы, и запах трав.

 

Любить и также быть любимой,

Благодарить любовь стократ:

Хозяйка-осень… Странник милый…

И синева Небесных Врат.