Михаил Спивак. На таможне

Смотрю я в честные и кристально чистые глаза наших любимых таможенников и понимаю: глаза – не зеркало души. Нет, и близко не стояло… и не лежало, и не сидело. Судите сами.

ОДЕССА
Бравый таможенник с пышными усами придирчиво разглядывает пустые страницы моего паспорта:
– Хм, не знаю, что с вами делать. Въехать на территорию Украины вы не можете… – он собирается с мыслями. – У вашей супруги два кольца и цепочка. Золотые украшения надо описать и отправить на экспертизу. Вдруг это краденные музейные экспонаты?
– Шутить изволите?
– Но-но, не забывайтесь! – таможенник приосанился. – И не надо говорить, что нет в побрякушках ничего особенного. У меня интуиция. А после экспертизы в Киеве их заберете, если отдадут. Гы-ы-ы… – оскалился он. – Будем оформлять?
Я выпалил гадкую, полную издевательств и язвительного цинизма тираду по его адресу – выпалил ее про себя, – а вслух обреченным голосом спросил:
–  Сколько?
– Думайте.
Пальцем, каким обычно делают неприличный жест, он подвинул мой паспорт. Кладу туда одну купюру среднего достоинства и тем же пальцем возвращаю ему. Таможенник не смотрит, он оскорблен.
– Подумайте в два раза больше!
Удваиваю ставку. Если еще запросит – не дам, не стоят побрякушки тех денег. Усатый мне благосклонно кивает.
– Добро пожаловать!
Иду к выходу и мысленно заканчиваю злую тираду об одесской таможне. Да, какой я все-таки страшный… когда молчу.

КИЕВ
– Нарушаете! – пробасил толстый таможенник. – Вы в гостях были? Ребенку на прошлой неделе пять лет исполнилось? Непорядок!
– В чем дело?! – лицо моей жены становится красным.
– Пять лет ребенку. Значит, его фотография обязана быть в паспорте. Вы можете ехать дальше, а ребенок тут останется… И не надо, женщина, делать вот такие испуганные глаза. Вернетесь потом за ним с фотографией, мы вам его отдадим.
– Так. Что хотите? – спрашиваю я.
– Магарыч – бутылку дорогого коньяка. Вон там можете купить.
Захожу в магазин, спрашиваю девушку-продавщицу:
– У вас паленый коньяк есть?
– Мужчина, зачем вы нас обижаете – только фирменный!
– Мне нужен паленый на этиловом спирте – плачу, как за «Наполеон».
– Простите, но такого не имеем.
Юная продавщица с опаской косится на меня.
– Ну, хотя бы откупорить бутылку и плюнуть туда вы можете?
По глазам вижу, сейчас позовет милицию или санитаров из ближайшего дурдома.
– Ладно, – говорю и показываю пальцем, – давайте вон тот коньяк, со второй полки.
Пришлось взять импортный. Обидно.


Михаил СПИВАК