Владимиров Виталий

Член Союза писателей и Союза журналистов России. Инженер-металлург по образованию, работник системы минвнешторга (рекламист). Бард.

Как пишут в объявлениях, когда желают познакомиться: 63, 187, 95.

Ощущение своей предназначенности было у меня всегда. При полном отсутствии честолюбия, что в наш век пробивных людей недостаток непростительный. Плюс позднее развитие. В 20 первые стихи первой женщине, в 35 первый рассказ, в 44 - полная беспросветность: вдов, одинок, какие-то обрывки литературных опытов.

Во время войны отца, как специалиста, направили работать в Штаты, осуществлять лендлиз. Я и мама приехали к нему из голодной эвакуации в 1943. Жили в Вашингтоне и Нью-Йорке. В 1946 отца направили работать в Австрию. В 1947 приехали в отпуск в Москву и остались.

Школа, Московский институт стали, издательство "Металлургиздат", первый брак, увлечение кино, туберкулез, развод, рождение сына, опять туббольница.

В санатории встретил вторую жену. Ее погубили в 1971. Вдовствовал до 1982.

Третий брак - и за девять лет написаны три повести "Северный ветер с юга" о том, как попал в тубдиспансер, "Свое время" о том, как потерял свою вторую жену, и "Колония" о 23 годах работы в системе Минвнешторга. Они и составили роман "Свое время".

Плюс повесть "Закрытый перелом" о союзе троих против всех. Около ста песен. Сборник рассказов "Потерпи до завтра". Сборник стихов и поэм "Колчан лучей". Это к 1994 году. А в 2000 новый "Колчан лучей", сборник рассказов "Перевороты", литературная запись книги генерала Чеховских "Шепот звезд", к середине 2001 роман "Игра Треугольника" и книга новелл "Горячая точка".

В 1984 была издана повесть "Северный ветер с юга" тиражом 30 000, в 1988 - сборник рассказов "Потерпи до завтра". Остальное за свой счет. После 23 лет работы во "Внешторгрекламе", включая четыре года в Индии, я ушел к брату, который после института стали стал металлофизиком, кандидатом и начлабом на ВИЛСе. В эпоху перестройки ему предложили возглавить фирму для осуществления совместных проектов и работ ВИЛСа и ВИАМа. Я привел южнокорейскую фирму, с которой мы сделали совместное предприятие и поставляли технологии и оборудование.

Много лет ходил на яхте. Рулевой первого класса, кандидат в мастера спорта, призер Кубка Онеги, Волжской регаты, первенства Москвы. Это был период моего вдовства и яхта заменяла мне все. На воде, в команде человек виден насквозь. Не то, что на суше. Яхта меня приучила, вернее, я принял ее законы, как кредо, уж если видишь, что нужна помощь - помоги, а не рассуждай.

Когда вышел в свет мой двухтомник, мой друг, поэт Александр Руденко, взвесил их в руке и сказал: "Теперь можно спокойно и на кладбище…".

2001-ый - страшный год. Ушли из жизни сразу несколько моих друзей, яхтенный капитан, брат. Случилось 11 сентября.

И есть острое ощущение конечности существования. Тем выше жажда вкусить взахлеб летящие мгновения жизни на цвет, на запах, на вкус…

Иду на дно.
Но даже здесь своя мечта -
обломком тихо в тину ткнуться,
но к свету все-таки тянуться
последним пузырьком из рта.

Буду рад общению. Моя страничка www.user.cityline.ru/~upvva . В сети я издан в электронных библиотеках, кроме последних романов и стихов. До встречи!

P.S. Рассказ "Сон в руку" написан на основе личных впечатлений от увиденого в августе 1991 года, потому что живу в Москве, в жилом отсеке гостиницы "Украина". Ви:)