Виталий Владимиров. Сватовство майора

"Глупость - дар Божий,
но не следует им злоупотреблять"

БИСМАРК

Директор поднял голову от стола и рассмотрел стоящего перед ним в форме милицейского майора. Невысокого роста, форма сидит так, словно хозяин ее никогда не снимал. И спит в ней. Сутуловат, зато животик выпирает арбузом. Лицо круглое, нос картошкой, уши оттопырены вразлет и кажутся еще более лопушистыми от надвинутой глубоко фуражки. Которую он так и не снял, войдя в кабинет.
- Слушаю вас, - сказал Директор.
Майор хлопнул глазами и строго сдвинул светлые бровки.
- Старший участковый Леонид Воробьев!
- Понятно, - с малым вздохом сказал Директор.
Майор удивленно уставился на Директора. Что ему, торгашу, может быть понятно?
- Обязан выяснить случаи нарушения паспортного режима. И буду вынужден составить акт. И принять меры. Вплоть до закрытия магазина.
Майор говорил, паузой подчеркивая каждое свое слово. И по мере произнесения своей тронной речи надувался, как клоп кровью.
- Господин майор… - начал задушевно Директор. И понял, что совершил ошибку.
- Кому господин, а кому товарищ! - Майор побурел до критического оттенка.
- Виноват, товарищ, - Директор, судя по всему, искренне переживал за свою оплошность. И как мог, постарался загладить свою вину. - Сейчас у вас конец рабочего дня. А работа у вас тяжелая, неблагодарная. Завтра, правда, суббота, можно передохнуть. Вот я и предлагаю вам спуститься в зал, выбрать себе что-нибудь на выходные. Выйдете через двенадцатую кассу, я их предупрежу. И… обязательно возьмите бутылочку водки.
Директор улыбнулся майору с тайной усмешкой. Недавно в винном отделе установили фотоэлемент около бутылок с водкой. Если кто-то пересекал невидимый луч, включался магнитофон с записью голоса.
Майор, было принявший нормальную окраску, опять порозовел.
- Не… Мне нельзя… Никак невозможно… Доктор не рекомендует… Говорит, что могу усугубить. Не потребляю уже два месяца и четыре дня.
Что именно усугубить никак невозможно Майор не стал уточнять, но Директор понял, что Майор совсем не против совершить экскурсию по прилавкам.
- А когда брательник с женой в гости придут, чем угощать будете? Минеральной водичкой? Так он не поймет, - рассудительно сказал Директор.
- Откуда про брательника знаешь? - искренне удивился майор.
- Догадался.
- Молоток! - похвалили Майор Директора. - Ладно, будем кооперировать.
И отдал честь, сделал кру-гом! и вышел из кабинета.
По залу универсама шел милицейский майор. Перед собой он толкал металлическую тележку на колесиках, набитую с верхом. Судя по набору товаров у майора был разнообразный вкус и очень широкий круг интересов и увлечений. На стопку прокладок для малышей фирмы "Тампакс" лег толстенный фолиант Иммануила Канта "Максимы и минимы", как видно, привлекший покупателя своим объемом. Батоны колбасы улеглись в ряд с дровами для растопки, а календарь с обнаженными девицами на упаковку с яйцами. Арбуз соседствовал со шматком сала, а связка рулонов не поместившейся туалетной бумаги, как пулеметная лента, перепоясывала грудь Майора.
Майор хотел было проехать мимо винного отдела, как тяжело груженый товарняк мимо полустанка, но чисто человеческая забота о брате не дала ему осуществить это, в сущности, неверное решение. Когда Майор пересек луч фотоэлемента, кто-то сказал ему:
- Возьми меня с собой!
- Конечно, возьму, - автоматически ответил Майор. И осознал, что с ним говорит бутылка водки. А голос вдруг повторил:
- Возьми меня с собой!
Майор ответил шепотом:
- Я же сказал, что возьму. Только не для себя, для брательника. Уж не обижайся, ладно?
- Я хорошая, - сказала бутылка.
- Это я помню, - согласился Майор.
Но бутылки не взял, а медленно попятился, скинул на корзину связку рулонов туалетной бумаги и тихо, на цыпочках вышел из универсама.
Майор Леонид Воробьев стоял в открытом телефоне-автомате на улице, рядом с универсамом и испуганно, с остановившимися глазами, говорил в трубку:
- Товарищ доктор, со мной беда, помогите… Мерещится, а может и нет… Товарищ доктор, я все исполнял, как сказали. Два месяца и четыре дня сухой, ни капли… Нет, хуже, уже не чертики, а бутылка водки со мной стала разговаривать… Да, я могу… Я сейчас… Еду… И зачем я к этому директору, в этот универсам пошел свататься? Что мне уличных торгашей не хватает?..