Марк Эймс. Фактор Белого Бога

http://metallsrazu.ru/

Предлагаемый для чтения текст представляет собой перевод фрагментов из шестой главы книги двух авторов - Марк Эймс и Мэтт Тайбби. Секс, наркотики и подкуп в новой России, изданной в Нью-Йорке в 2000 году. Газета имеет свой вебсайт, www.exile.com.

Авторы - журналисты и издатели газеты на английском языке для живущих в Москве иностранцев. Газета откровенно скандальна и предана стилю таблоида, но, по американским меркам, более чем шокирующа. Тем не менее она придерживается принципа правдивости и поставляет немало полезных сведений; она вполне соответствует духу жизни нынешней российской столицы.

Книга рассказывает историю этого журналистского предприятия авторов; при этом она - блестящий очерк местных американо-российских нравов.

Источник:
Mark Ames and Matt Taibbi. Sex, Drugs, and Libel in the New Russia. NY: Grove Press, 2000. Pp. 134-169.

Впервые я повстречал Даниэллу Даунинг на вечеринке типа "давайте притворимся, что мы люди среднего возраста", которую она устроила у себя на квартире. Это означало - записи музыки Gypsy King, скошенные подбородки американцев и бриттов и...пиво. Хозяйка была важной фигурой в мире бизнеса, и меня отправил к ней мой босс-пакистанец. Как и он, Даунинг была выпускницей заведения Wharton - элитной торговкой.

Все американские вечеринки в Москве одинаковы. Тем более если их устраивают женщины. Прежде всего, весьма функциональный интерьер, "непритязательные", типичные для среднего класса репродукции на стенах, простая обстановка - намеренный спооб противопоставить себя, как они считают, вульгарным, кичливым россиянам. Хуже всего - никакого кайфа не предвидится, даже ни понюшки - и никакого сексуального напряжения. Так странно смотрелся этот безопасный, забаррикадированный дом человеческого уродства посреди города, источавшего голодную красоту. В Москве все американские вечеринки таковы - нечто вроде Night of the Living Dead наизнанку, где скучные и некрасивые существа запираются в помещениях, чтобы уберечь себя от пульсирующих, прекрасных человеческих существ в мини-юбках.

У Даунинг были короткие, черные волосы, а одета она была в серый свитер, джинсы, кроссовки - и никакого грима на лице. Резкие, мужиковатые черты ее лица не смягчались одеждой - но, опять-таки, одета она была практически так же, как и остальные участники. Она даже не пыталась выглядеть сексуально привлекательной. Сама идея вечеринки не требовала этого. Вместо того она поступила так, как поступают остальные американки в Москве - исключила всякое соперничество; не наблюдалось ни одной русской женщины младше тридцати пяти лет. Та же стратегия применяется нашими женщинами-менеджерами в ресторанах, барах и компаниях: как правило, при найме вспомогательного персонала тщательно отсеивается все, что может внести красоту. Что ни возьми: The Starlite Diner, Video Express, McDonald's… - везде одно и то же. Это - нечто вроде невысказанной шутки в наших кругах, но все знают, что это правда. Угроза реальна. Даунинг, несмотря на свои деньги и высокий пост, не была защищена от от грубого сексуального унижения, которое приходится терпеть всем иностранным женщинам в России.

Мужчины-иностранцы на вечеринке у Даунинг были осторожны, чтобы не нанести ей оскорбление. В Москве существует неписанное правило: привести с собой свою подружку - молодую, длинноногую девушку на парти, организованную дамой-иностранкой, - это проявить дурной вкус, посыпать ей раны солью, как если бы вы явились на встречу ветеранов вьетнамской войны с неряшливой подружкой, одетой в остроконечную крестьянскую шляпу, маоистскую униформу, да еще с игрушечным водяным пистолетом...

Россия нанесла сокрушительный удар сексуальности всех американских, да практически и всем западноевропейских женщинам. Впервые в своей жизни они ощутили, как сильно пошатнулось их положение. Вот уж чего совершенно не ожидали! Никто из нас не ожидал. Мы все прибыли сюда с надеждой снять самые сливки благодаря тому что покажем этим бедным дикарям, как работать, жить, одеваться... Но с нами что-то стало происходить. Нас - иностранных мужчин и женщин - понесло в разные направления, в непересекающиеся между собой области.

В конце концов все женщины-иностранки покидают этот город оскорбленными и подавленными, настроенными глубоко по-руссофобски, всей душой преданными доктрине Бжезинского, гласящей, что русского зверя надо связать и расчленить... - все оттого, что применяемые ими сексуальные стратегии не могут тягаться с русскими девушками. Это - как сабля против межконтинентальной ракеты. Американские женщины взращены на вере в то, что традиционные качества женственности - а именно, признаки того, что ты хочешь угодить мужчине всем: толстым слоем грима, узкой и короткой юбкой, чтобы выставить напоказ ноги и т.п., а также высокий, громкий голос и хихиканье, любая уступка желаниям мужчины - все это, как и атрибуты, обычно приписываемые шлюхам: высокие каблуки, тяжелый запах духов, согласие спать с мужчиной в первую же ночь, да еще без презерватива - все это не только отвратительный атавизм, но и, по мнению американок, в конечном счете совершенно безуспешная тактика в борьбе за настоящего мужчину.

Американские же мужчины запрограммированы культурой на веру в то, что на самом деле они хотят не этакую "штучку", а свою "ровню": такую женщину, которая сможет крепко стоять на своих ногах, зарабатывать собственную копейку, принимать собственные решения, дружить с "мальчиками", мыслить как мужчина, говорить сниженным тоном, монотонно и иронически - и в то же время излучать некую эротику, отдаленно напоминающую традиционную женственность, притом так, чтобы эротика даже отдаленно не напоминала о прошлых временах угнетения слабого пола.

В процессе написания этих строк мне на ум пришло вот что: как же странны и шизофреничны наши ожидания. Американские женщины не осознают, что им навязали, пожалуй, самый идиотский и невыполнимый на всей планете Земля сценарий. И они не осознают, как плох он, потому что американское влияние взяло верх, потому что исторически важные тенденции исходят прямо из Сан-Франциско, Нью-Йорка или Бостона, а значит -неважно, как болезненно они иногда могут отзываться; возражать против любого аспекта Американского Образа Жизни - это возражать против самого хода Истории.
<...>
Когда я оглядываюсь на американскую жизнь, меня передергивает. Все эти миллионы бедных, грустных недоделков, тратящих свою жизнь на интернете в попытках "встретить" кого-нибудь - вот эти-то пугают меня больше всего. Я вспоминаю последние шесть месяцев своей жизни в Калифорнии. Если бы я не уехал, то я сам, наверное, пришел бы к сидению в чате номер двенадцать, одной рукой удовлятворяя себя, а другой безнадежно пытаясь привлечь какую-нибудь запуганную обществом женщину. Но теперь, когда я нахожусь в России, где люди не так боятся друг друга и не так разделены, я понимаю, что я не обязан терпеть такое и что тот социально-социальный сценарий, который мне навязали в калифорнийском пригороде, - самый блеклый во всей истории человечества.

Оказывается, есть и другие, куда лучшие сценарии на глобальном пространстве, и в них и начало, и продолжение, и конец - все куда счастливее, чем в сценарии американском.
<...>
Чтобы как-то выжить, многие американские женщины в Москве пытаются приспособиться - по крайней мере те, кто хочет идти в ногу с развитием по теории Дарвина. Некоторые начинаются мазаться косметикой и одеваться, как местные потаскушки, но каким-то образом это делает их еще более жалкими. Многие распускаются - куда большие, чем местные.

Они спят с кем попало. Даже наш "красавец", пузатый и лысеющий Оуэн Мэтьюз, может похвастаться целой коллекцией призов - переспавшие с ним американские женщины. И это самое грустное явление - все наши девушки, которых завоевал Оуэн. Они сдались ему, как сдавались женщины потным варварам-завоевателям в былые дни. И то им повезло: по крайней мере, с кем-то переспали...