Федор Финкель. Стихи

Fyodor Finkel

Очень мало сил-
Дождик моросил
Летом
Мусор выносил
Тихий Океан
К пляжу
С каждым кто-то был
Скажем
Я любил
В этом
"лучшем из миров"
ибо он не нов
Скажем.

Город

Возрастание Смерти торопит стихи и слезу...
На дворе ещё снег и ещё -
Лёд в трубе водосточной.
Но
Мелькают грачи сквозь закатное солнце в лесу,
И несут вместе с музыкой тело по памяти точной.

Я в тебе говорю,
Город. -
Дверь открыта, а выхода нет,
Круглокаменный, вычет из вечности, город и город,
И пока говорю - оживляется всякий предмет,
Человек, его мысль, и предвечно испытанный холод.

Песня

Горожанин приосанится -
Что случится, что останется,
Горожанка вдруг нахохлится -
Горожанина не хочется.

Будем потчеваться сид-а-ром,
Проплеснём себя сливянкою,
Мы из дома вышли с сидором -
Провожали нас Славянкою.

Здравствуй, слякоть иноземная,
Здравствуй, поросль чужестранная -
Пестрядь града внутривенная,
Высота небес безгранная.

***
Пишитесь, слова,
Знакомьтесь, становитесь ближе к друг другу, начинайте
Пытать, казнить, забывать, забываться, всё реже встречаться,
Превращайтесь - уже пора - в полуслова, становитесь и т.п. и т.д.
Становитесь всё ближе друг другу, становитесь синонимами,
Взаимозаменяйтесь, дополняйте, определяйте одно другое - другое одно
Общеподчинённое общесочинённое становитесь числительными - отчисляйте,
Отнимайте местоимение для Собственных, заковычивайтесь, разделяйтесь, пере-носитесь...


***
Разверчена юла. Блеск полночи присущ ей.
Над сучьей зоной снов - Набокова Луна.
Грядущий ветер бдит над улицей, несущей
Военную гармонь бездомного ума.

Мораль? Букет живёт в цветочном магазине.
На празднике - царит и гибнет после фраз.
Убитый- ли - живой - всегда посередине
Незнающих во что уткнуться мокрых глаз...

Ночь- полночь, вечер- день, а утро- спозаранок --
Тысячелетний след на цифрах мостовых
С раскосой вольностью кленовых китаянок,
Смеющихся над всем. Не к месту помним их.

Теперь недалеко -- сырой солёной рыбы
С холодным коньячком принять за благодать,
А в общем - чем судить - распробовать бы выбор,
Когда уже пора, но негде ночевать.


У леса встретимся

У леса встретимся.
Мерно пойдём на запах
Еле заметных крепеньких грибов,
Растущих с дождичком, где старый лист- краплаков,
Дымится подле тёмных облаков.
И-
Мир расскажется историей проточной,
А там, за ним - в неведомой близи-
Пойди туда, не знаю где, но точно
Округ себя хотели обрести...
Кроме всего, в кругу погоды тихой
Речь сумерек в шагах растворена...

О тишине, сияющей над Книгой
Воздетой дьяконом, лицо закрывшей - к нам
Сонным, к нам, покойно и неспешно
Куда- то в глубь шуршашим в листопад...
И все знакомы нам. И всё - увы - нездешне.
И отмерцаться звёзды не спешат.



Ноктюрн

Ночью - тише! --
Прислушиваясь
Прислуживаешь
Чужому сну!
Из богатого выбора, иже
За рядом киви - лучше - мандаринку одну
Разломить на дольки для дальних улиц...
И начать сказывать сказочку Упанишад:
"В начале ничего не мигало", - чувствуя, как уткнулись
Мысли в слова... И звёзды, уже угасая,
Всё-таки никуда не спешат.

Человек

Человек, заведший машину,

Собаку, кошку, привычку,

Отошеший, чтобы вернуться

Через минуту,

Взабравшийся на вершину,

Забывший дунуть на спичку,

В конце- концов

Тот же,

Что мимо лица спешит улыбнуться.

Человек, вышедший из ума,
Бросает в корзину мячик

Всю ночь до самой полуночи…
Как большая луна,
Ущербно улыбка его маячит -
Пустая площадка на память откликается звонко из улочки -
Вор
Отброшенной сумочки.
Логическое продолжение:
На счастье фонарного умнички
Дивится её содержанию.

В центре фонарного округа
Если ни тучка, ни облако
Не замутят сознания баскетбольного олуха,
Тем временем, как вокруг да около
За океанской стройкой волн
Разгорается заново Ялоховка.

Да, вот что

На старшего летейнанта страшно взглянуть - так выбрит
Сейчас помянут индейцев боевой раскраской на лицах
И продолжится ( работают мониторы)
"Падите на нас, горы" но в общем -
Вполне приемлемый местный Апокалипсис


***
Опять рождает первый снег желание писать.
И хорошо. Иного нет. И негде его взять,
Когда красою обожгло, и холодом его,
И в дело прошлое пошло -
Мажорно, бытово,
Ничто не свергнет этот лёт
Давно забытых лет,
Чужих надежд, где всё прошло, --
Живых полвека нет,--
Блокадных кухонек желток
Рассвета в пустоте
Тюремной вспышки мысле-ток:
"Есть что-нибудь святей..."
Те, кто явились в снегопад
И были мудрецы,
Шептали быстро, невпопад
Про шара римский цирк
Про наше будущее, ниш
Заплненость в веках ...
Где каждый тающ - каждый нищ,
Легко царит в стихах.