Виктор Балан. Извините нас, Наталья Николаевна!

Втктор Балан

Позволяют ли законы приличия и чести называть жену уважаемого человека, стоящего на десять голов выше нас, записной кокеткой, глупой бабой, бессердечной женщиной, пустым местом? Нас учили - нельзя. Плохо учили. Потому что все это сказано о Наталии Николаевне, супруге Пушкина, человека, которого Россия в день страшного суда предъявит Богу ради своего оправдания.

Бросать комья грязи в Наталью Николаевну стало дежурным занятием пишущих. Отличились в этом и В.Вересаев, и П.Щеголев, и Анна Ахматова, и Марина Цветаева, а в наши дни - Юрий Нагибин и Юрий Дружников. Плюс другие, помельче. Все слова, помещенные в начале статьи, принадлежат им. Впрочем, неприязнь женщин-поэтесс к предмету любви великого поэта в чем-то простительна. Для других литераторов - это позор. Нечастые голоса в ее защиту шумно заглушаются всяческими "поборниками" и "разоблачителями", по существу - любителями скандалов и клубнички. Сам я не желаю касаться тех сторон жизни супругов Пушкиных, о которых сам Александр Сергеевич сказал: в "тайну семействeнных отношений" вторгаться никто не может. Господа, поставьте, наконец, себя на его место!

Сами эти авторы считают свои работы борьбой за истину и доброе имя великого писателя, в действительности - это проявление неуважения к его памяти и собственного бескультурия. Пример - статья Ю. Дружникова "113-я любовь поэта" в его книге "Русские мифы".

Наталье Николаевне очень не повезло в памяти потомства. Объяснение этому есть. С ее именем связана великая для русской культуры потеря - гибель Пушкина. Но это никому не дает права клеймить ее позором, чернить ее облик. Можем только горевать вместе с ней.

У меня сложилось совершенно иное мнение о Наталии Николаевне. А пользовался я теми же материалами, что и другие - мемуарами современников Пушкина, их письмами, а главное - письмами самого поэта жене.

Предки Натальи Гончаровой не принадлежали к числу древних родов. Они происходили из калужского купечества и в дворянство были возведены Екатериной II в честь их заслуг - Гончаровы поставляли парусное полотно русскому флоту. Но ко времени рождения Натальи (27 авг. 1812 г. - следующий день после Бородинского сражения) огромные богатства семьи были промотаны ее дедом. Его беспорядочная жизнь, а также трудный характер матери и неизлечимая болезнь отца, привели к тому, что детство Наташи, ее братьев и сестер было очень тяжелое. Но все они получили отличное домашнее образование.

Это нелепая легенда, что жена Пушкина не интересовалась литературой, что у нее был узкий кругозор, что она книжки различала по корешкам (мнение Вересаева). Сохранились ее ученические тетради с 1820 по 1829 год, т.е. почти до самого замужества. Вот что можно в них увидеть: рисунки, конспекты по мифологии, истории, географии (описание Китая!), выписки из Сумарокова, Хераскова, Княжнина, французских философов, русские пословицы. Она писала сочинения, в том числе стихи (!), записывала свои мысли. Например, такие: "Ежели мы под счастьем разумеем такое состояние души, в котором она может только наслаждаться, то это невозможно по образованию нашему и по множеству неприятностей, с которыми мы невольным образом встречаемся в юдоли печали". "Старайся до последней крайности не верить злу или что кто-нибудь желает тебе зла". Это пишет девочка. А вот из письма Натальи Николаевны второму мужу: "Каждое сердце должно иметь свою стыдливость". Современники, запишите эти афоризмы в свой блокнот.

Вот какой запомнилась юная Натали знакомой их семьи Н. М. Еропкиной: "Я всегда восхищалась ею. Сильная, ловкая, каждое движение ее было преисполнено грации. Глаза добрые, веселые с подзадоривающим огоньком. Но покров стыдливой скромности всегда во время останавливал слишком резкие порывы... Для меня осталось загадкой, откуда обрела Наталия Николаевна такт и умение держать себя. И это тем более удивительно, что того же нельзя сказать о ее родственниках". Вот какой она раскрывалась близким людям. А кто был ей ближе, чем муж?

Еще из воспоминаний Еропкиной: "Очаровательная улыбка, притягивающая простота в обращении, помимо ее воли, покоряли ей всех". Иллюстрация к этим строчкам. В годы ее вдовства пришел как-то лавочник напомнить о долге. Наталья Николаевна передала ему, что денег нет, просила подождать оплатой. Лавочник сказал прислуге, что деньги ему не нужны, он хочет сам от нее все это услышать, он хочет повидать ее...

Значит, не одна красота привлекла Пушкина в очаровавшей его москвичке. Очевидно, он при первом же разговоре заметил ее скромность, своеобразный ум, меткость суждений... О чем говорили они в начале знакомства? О танцах? О родственниках? Вот одно из первых писем Пушкина невесте, из Болдина: "Не знаю, что делается на белом свете и как поживает мой друг Полиньяк? Напишите мне о нем, потому что здесь я газет не читаю". Выходит, они разговаривали ...о политике? А что в этом удивительного? Ведь написал он ей раньше: "Вы всегда смотрите на меня как на сочинителя". (Кстати - Пушкин не любил называть себя гордым словом "писатель"). Следовательно, они говорили и о самом важном для Пушкина деле - литературе. Как этих слов не заметили дотошные пушкиноведы? Не знаю.

Конечно, есть в письмах жениха Пушкина и ласковые любезности: "Целую кончики ваших крыльев, как говаривал Вольтер людям, которые мизинца вашего не стоят". Были поклоны матушке и сестрицам, а также - сообщения деловые. Об этом мы еще поговорим.

Венчание прошло 18 февраля 1831 года в московской церкви Большого Воскресения, Пушкин стал женатым человеком. Впервые у него появился собственный семейный очаг. Легко ли прошло первое время их общей жизни? Нет. И в этом ничего нет странного. Женитьба - резкая перемена прежнего существования и для мужа и для жены, будь это обыватель или гений. Но сколько злых обвинений было высказано в связи с этим в адрес Пушкина!

Состояние молодой Пушкиной было непростое. В один миг она оказалась в центре внимания петербургского большого света, который отметил в ней только одно - красоту. А злословия у светских остроумцев всегда доставало в избытке. Ведь Наталья Николаевна не имела дара вести пустые или занимательные салонные разговоры. Она была человеком дома и семьи. Там раскрывались качества ее души. Среди родных она была оживлена, остроумна, любила и подшутить над "своими". Но ей, общей любимице, все прощалось.

О чем говорили супруги, кроме семейных забот? Читаем письма Пушкина: "Твое замечание о просвещении русского народа справедливо" (вот интересно бы его узнать). "Пришли мне "Опыты" Монтеня, 4 синих книги, на моих длинных полках". "Ты спрашиваешь меня о "Петре"? Идет помаленьку, скапливаю материалы". "Привожу в порядок мои записки о Пугачеве". "Читаю Вальтер-Скотта". "Пошли за Гоголем и скажи ему: видал я актера Щепкина..." (а мог бы написать об этом Плетневу или Вяземскому). "Что записки Дуровой? Пропущены ли цензурою? Без них я пропал". "Мне сдается, что без европейской войны мы не обойдемся. Этот Луи-Филипп мне как бельмо на глазу".

Надо ли подсказывать, что в этих словах слышны отголоски их разговоров, виден интерес Натальи Николаевны к литературе, искусству, политике. А одна мемуаристка передает такую ее "реплику": "Как ты мне надоел, Пушкин, со своими стихами". Мемуаристка - это А.О. Смирнова. Но писала не она, а ее дочь, да еще через 60 лет после той "сцены", и вообще после смерти матери. А "русский писатель" Дружников считает это достоверностью. Еще он сотворил немыслимое - проверил на компьютере, подходили ли друг другу супруги Пушкины!

И наконец, последняя цитата из письма, которая показывает, какого мнения был Пушкин об уме и наблюдательности своей "Мадонны": "Слушая толки здешних (в Москве, В.Б.) литераторов, я дивлюсь, как они могут быть так порядочны в печати и так глупы в разговоре. Признайся, не так ли со мною? Право, боюсь..."

Письма Пушкину от жены не сохранились. Но вот впечатления Александра Сергеевича от некоторых из них: "Благодарю тебя за милое, очень милое письмо". "Если ты поплакала, не получив от меня письма, стало быть ты еще любишь меня, женка". Многие мужчины рады бы получать такие письма от любимых...

Как настоящая писательская жена, Наталья Николаевна переписывала работы мужа (поэма "Домик в Коломне") и делала выписки из журналов. Правда, не часто, до рождения детей. Она помогала в журнальных делах, писала брату о доставке писчей бумаги, благо Гончаровы владели бумажной фабрикой, вела переговоры с книготорговцами. В этих вопросах Пушкин полагался на нее больше, чем на себя: "Боюсь, чтобы книгопродавцы не воспользовались моим мягкосердием и не выпросили себе уступки вопреки строгих твоих указаний". Недаром князь Вяземский называл ее "госпожой соиздательницей".

Вот еще один интересный отрывок: "Вероятно, послушаюсь тебя и скоро откажусь от управления имением". А было госпоже Пушкиной в это время 22 года.
Наталья Николаевна нанимала и прогоняла прислугу ("Принимай с поваром какие хочешь условия"), снимала квартиры и дачи, заказывала у лавочников продукты. Эта сторона ее жизни совершенно не замечена исследователями. А сколько писали о балах и нарядах! Будто есть что-нибудь предосудительное в том, молодая, ослепительно красивая женщина любит танцы и внимание мужчин.

Некоторые "пушкинисты" считают, что хозяйством в семье Пушкина занималась свояченица Александрина. Это неверно. Пушкин в своих письмах ни разу не передает ей ни одного поручения и вообще мало вспоминает ни ее, ни другую сестру, Екатерину, только передает приветы. Правда, Александрина много помогала Наталье Николаевне в ее заботах с детьми. Это, кстати, как раз отражено в письме Пушкина к Нащокину.

Нельзя не привести несколько слов из письма жены поэта к брату Дмитрию, относящегося к роковым дням 1836 года: "Мне очень не хочется беспокоить мужа своими мелкими хозяйственными хлопотами. Я без того вижу, как он подавлен, не в состоянии работать. Мой муж дал мне столько доказательств своей чуткости и бескорыстия, что я считаю своим долгом облегчить его положение".

Многие считают, что Наталья Николаевна была далека от пушкинского идеала женщины - Татьяны. Если верить письмам Дантеса к Геккерену, г-жа Пушкина говорила о своей любви к нему. Что ж, сердцу не прикажешь. ("Я вас люблю, к чему лукавить?"). Но то, что она отвергла его притязания на близость - никто не может сомневаться. Пушкин ей верил, а это главное. Сходство взглядов жены поэта и его героини на долг супруги - полное.

Наталья Николаевна еще проявляла себя со стороны совершенно неожиданной для женщины ее эпохи, да еще такой молодой. Дело в том, что Гончаровы вели долгое судебное дело с недобросовестным компаньоном. Все хлопоты и переговоры с чиновниками, в то числе и с секретарем Государственного Совета, взяла на себя именно Наталья Николаевна, младшая сестра.

Были ли недостатки у Натальи Николаевны? Конечно. Она, например, курила. Но курил, между прочим, и ее муж.

29 января 1837 года, в пятницу, "судьбы свершился приговор". А Марина Цветаева нашла другие слова: "Мещанская трагедия обретала величие мифа". Горе нам!

Оплакав мужа, Наталья Николаевна отправилась с сестрой Александриной в деревню и провела там 2 года. А всего она вдовела 7 лет (строка из письма современницы: "Она быстро утешилась"). Ее второй брак сопровождали клевета и сплетни. При этом - нелепые, анекдотические. Пример - под крышкой табакерки Николая I был нарисован ее портрет, перед смертью император подарил табакерку камердинеру (!), а пропала она в годы Гражданской войны. Чем не сюжет для дешевого триллера?

Было несколько претендентов на руку вдовы Пушкина. Вышла она замуж за генерала Ланского, только ему она поверила, что он заменит отца двум сыновьям и двум дочерям Пушкина. Она не ошиблась.

Годы второго замужества были для нее спокойными и счастливыми. Она полностью посвятила их воспитанию своих семерых детей. В доме Ланских постоянно гостили дети друзей и племянники, в том числе со стороны покойного первого мужа.

Наталья Николаевна до конца своих дней, она умерла в 1863 году, каждую пятницу постилась и молилась.

Если кто-либо заметит, что я выбрал те факты и цитаты, которые характеризуют Наталию Николаевну только положительно, охотно приму упрек. Следовательно, я правильно понят.

Простите потомков, Наталья Николаевна!
Простите нас, Александр Сергеевич!

.