Виталий Владимиров. Колыбельная для братвы


"Если вы не привлекались к уголовной ответственности,
то это не только ваше достоинство,
но, и возможная недоработка нашей службы безопасности"

Начальник службы безопасности

 

Мария никогда не была в Москве. Уж так по жизни получилось. И никогда не летала на самолете. И не пришлось бы ей испытать такого, если бы не Петечка, старший ее, и не Васечка, младший ее. Это они написали письмо в далекий Ставропольский край: приезжай, мол, маманя, хватит тебе со скотиной возиться, продай ты ее, и дом тоже, годы у тебя не те, а как же без дома-то, жалко и жить где прикажете, не стану я, пускай и у сынов родных, свой век коротать.

А тут у Васечки сын родился. Иваном назвали, в честь деда. Вот уж настоящий казак был. Был Иван, да вышел весь. Украли его. Заложником. И денег потребовали. А где их взять? Тогда вот всем семейством по правде решали продавать ли дом, но покупателя скоро не нашлось, и тут Петечка с Васечкой уговаривали подождать, сказали, что дело нашли у тех же кавказцев, и этим, как его, бизнесом займутся. Вот уж, неведомо было Марии, что это за хреновина иностранная - бизнес, но стали братья в Москву ездить, долг отдавали понемногу, только наголо постриглись. Может, и лучше, - мужики они оба крупные, шеи сорок пятый размер, да и легче, особенно летом…

Как раз летом, в позапрошлом годе, ссора у них вышла с хозяевами, потом драка и смертоубийство. Петечка обиделся, что кавказец слово свое не сдержал и батю отпускать не хотел, сказал иноверец, пусть поработает Иван еще до нового года. Тут Петечка и приложил его своим кулачищей. Басурман с копыт и не встал уже. Братья в бега, в Москве прятались, а Ивана убили.

Жили-были Иван да Марья, теперь одна Мария.

А Васечка женился на продавщице, он ее в магазине нашел, универсам по-московски зовется, жалко, на свадьбе Марии не удалось погулять, все ту же скотину на кого бросишь? А теперь, когда маленький Иван народился, и дом все равно пустой без мужика, то и решилась Мария, покинула родные края. Тем более, что братья ей квартиру в Москве купили и денег на дорогу выслали.
Сердце у Марии обмерло, когда самолет оторвался от земли. Мария в окошко не глядела, только всем нутром чуяла, какая под ней глубина. К счастью, полет прошел благополучно, - может, еще и потому, что молила об этом Мария самого Господа нашего Иисуса.

Сыновья встретили ее оба. Васечка чемодан подхватил, а Петечка под руку взял, но Мария отмахнулась, чтобы люди не подумали, что она больная.
На улице в машину сели. Мария не видела никогда таких машин. Ее озадаченность Петечка понял по-своему:

- Хороша кобылка? - сказал он и похлопал машину по крыше. И впрямь, как лошадь по холке. - Шестисотый, маманя, двенадцать горшков…
- Каких горшков? - спросила Мария.
- Не как твои чугунные, - засмеялся Васечка.

В машине оказалось очень просторно, сиденья мягкие, и пахло хорошо. Братья сели впереди, Васечка за рулем, а Петечка рядом. И сразу музыку включили. Почти детский голос, дискант пел под оркестр:

Не под звон гитары семиструнной,
А под звон дубаческих ключей
Выпилю решетку и на волю,
Повидаться с матерью своей.
Неужели мама не узнает
Своего родимого сынка?
В юности меня ты провожала,
А придется встретить старика.
И какой землей зарыт я не был,
Просто с той землею я дружу,
Лагерные муки и конвои,
Много мама горя пережила.
Лагерь наш поднимут по тревоге,
На ноги наденут кандалы
И пойдут ребята по дорогам
Нашей необъятной стороны.
Так налей же, мама, горькой водки,
Водкой я печаль свою залью,
Лагерные муки позабуду
И про эту песню, что пою.

- Кто же это так жалобно поет? - осторожно спросила Мария.
- Петлюра, - ответил Петечка.
- Так, он же еще в гражданскую был бандитом.
- Это другой Петлюра, маманя. Современный.

Мария промолчала, побоялась неграмотной показаться сыновьям. А Петечка полез в бардачок, хотел другую кассету поставить, а вытащил большой золотой крест на толстой цепи и положил его, чтобы не мешал, между сиденьями.

- Господи, а это откуда? - испугалась Мария.
- Все в порядке, маманя, - успокоил ее Петечка. - Просто я на работе сегодня был. На стрелке.

Мария совсем стушевалась. Не поймешь городских. Вроде на русском языке говорят, а непонятно.

А потом они пришли в магазин, где невестка раньше работала. Скорее не магазин, а дворец. Потолки высокие, от товаров глаза разбегаются. Васечка взял металлическую тележку на колесиках, набросал в нее и колбасы разных сортов, и рыбу белую, и рыбу красную, и банки с икрой… И отдельно у негра бананов купил. Негр страшный, как черт, а симпатичный. И что-то по-иностранному Васечке сказал. А Васечка мамане, объяснил, что негр благодарит его, Васечку, за покупку.

А потом пришли они всем семейством в винный отдел.
Петечка подозвал менеджера, девушку в синей униформе, и сказал: вот маманя моя, ей шестьдесят завтра стукнет, так что давай, сестра, помоги по понятиям, дай самое лучшее вино. С водкой нам и так ясно, а вот в вине, мы с Васярой, как лохи в лохотронах, разбираемся.

Менеджер к Марии подошла и давай расспрашивать: вы какое вино предпочитаете, испанское или французское, белое или красное, сладкое или сухое, к рыбе или к мясу…

- Под квашеную капусту, - заржал Васечка. - А какое дороже?
У Марии голова закружилась от трудных вопросов, что Петечке явно пришлось не по вкусу, шибко умная, он и сказал, он ее уже не сестрой, а пацанкой назвал, а позови-ка сюда Директора…

Менеджер покраснела и пыталась что-то объяснить Петечке, но тот уже уперся и она пошла за директором, которому на ходу объяснила ситуацию.

А Директор вспомнил, как он в армии, когда служил срочную, с голодухи писал письма за других на родину их девушкам.

- Добрый день! - обратился он к Марии. - От имени дирекции и всего коллектива нашего универсама искренне поздравляю вас со знаменательным событием - днем рождения. Вы нам не чужие, как и все покупатели, но мы про вас знаем, потому что Василий Иванович на нашей бывшей сотруднице женился, а мы своих никогда не забываем. И знаем, что сын у нее родился, внук на радость бабушке. У вас завтра юбилей, да дело же не в годах - дело в том, как вы свою жизнь прожили. Вы посмотрите, каких орлов вырастили! Не простые люди, бизнесмены. И людей на них много работает, все при деле. И ведь несмотря на то, что деньгами большими владеют, остались простыми и, главное, хорошими, добрыми людьми. Они и бедным помогают, и в церкви на храм всегда щедро дают. Эта церковь в нашем районе всем известна, Святой Божьей Матери на песчаных холмах, в ней мощи монаха, невинно убиенного и к лику святых причисленного. Отец Александр, настоятель этой церкви, у нас в универсаме всегда куличи святит на пасху. Вот и разрешите преподнести от всех нас в подарок вино Богоматери.

Петух и Васяра, они же Петечка и Васечка, стояли красные, как раки, а Мария плакала на плече директора.

Когда Васечка с Марией направились в кассу, Петечка повернулся к директору:
- Ну, ты, блин, даешь… И где же эта церковь?
Надо отцу Александру позвонить, предупредить, что скоро будут у него необычные гости, подумал Директор...