Леонета Рублевская. Молитва

Самолет из Вашингтона в Форт Лаудердейл набирал высоту. Обе стюардессы шли друг навстречу другу в проходе между рядами, проверяя наличие ремней на пассажирах и захлопывая люки для ручной клади над сиденьями. В конце и начале прохода стояло двое стюардов - молодых плечистых ребят. Они внимательно всматривались (в который раз!) в пассажиров. Возникло ощущение надежности предстоящего полета.

На душе стало спокойно, сразу улеглись волнения прошедших дней. Можно откинуться на спинку кресла, закрыть глаза…

Три дня тому мы летели этим же самолетом в Вашингтон. Странно, но помнится все, до деталей.

Утро только занималось. В здании аэропорта было немноголюдно: в это время, очевидно, немного рейсов. Хотелось спать и, по всему было видно, не только нам. У входа в наш терминал сидело двoе девиц на высоких стульчиках. С нашим появлением они приоткрыли свои глаза и погрузились снова в утреннюю дрему. Они - широкие и пушистые, как свежие булочки из темного теста - как будто сошли с полотен Гогена, где солнце и жар, и аромат цветов, и жизнь - как сладкая истома… Им бы лежать под пальмой на том загадочном острове, а они вот здесь, на этих высоких стульчиках… "И как они не сваливаются с них?.." - подумалось. Двое других, не глядя на нас, прокатили наш багаж на конвейере с телевизором. Лениво осели на край стола в ожидании следующих пассажиров. Мы везли с собой минимум - летели к друзьям на свадьбу.

Рейс был прямой, долетели быстро. Самолет приземлился в Балтиморе в 9.00. На электронном табло в зале светилось время и число: "11 сентября 2001 года". Через несколько минут, в машине, уже по дороге в гостиницу, мы услышали, что центр Вашингтона оцеплен полицией в связи со взрывом в Пентагоне. Всем самолетам, находящимся в воздухе, был отдан приказ с земли о немедленной посадке. В столице Америки ожидались новые взрывы… Мимо нас с диким воем проносились полицейские машины и скорые. Еще секунда, и весь поток остального транспорта в город застыл. Радио сообщило о взрывах в Нью-Йорке… Нас обьял неописуемый страх. Сердце взрогнуло: война??

Не было и речи продолжать наш маршрут к гостинице в центре Вашингтона. При первой же возможности мы развернулись и двинулись за город, в дом родителей невесты. Разговоры в машине закончились, мы внимательно вслушивались в радио.

Довольно большой дом показался нам крошечным, потому что его наполнили гости, уже прибывшие отовсюду на свадьбу. Все они, - на креслах, на стульях, на диване, на полу, - сгруппировались у телевизора и сидели в напряженном безмолвии, боясь пропустить и слово комментатора. Телевизионные кадры, один за другим, поражали и ударяли по сознанию всех присутствующих. Новости ошеломляли, наполняли волнением и тревогой. И вызывали чувство безысходности. Нам, клейменным в этой жизни на "беженцев", думалось о том, что, вероятно, не сыскать покоя в этом свете. Убежав из своей страны от одних лишений, приобрели в другой - другие?!! Снова бежать?! Снова этот мучительный долгий путь куда-то, где снова трудная адаптация и поиски своего места…

Паника в голове понемногу проходила. К счастью, новости по телевизору повторялись и детализировались, - ничего нового не происходило. Каждому из нас вдруг позарез нужно было звонить куда-то. Но пробиться в любую сторону было невозможно. Линия была занята.

Мои глаза фиксировали происходящее в доме, как включенная ошибочно видеокамера, - все подряд. А в мозгу пульсировала мысль: ведь мы были в воздухе тогда, когда "те" тоже были там!!! Когда, захватив самолеты, они с холодным безразличием вели их на погибель людей, - и тех, кто был внутри, и тех, кто оказался внизу… Так просто нам можно было оказаться в одном из этих самолетов, который, ведомый человеко-зверем, современным фашистом, шел на таран тысячелюдной мишени… Господи, благодарю Тебя за то, что отвел от нас этих тварей, и мы имеем счастье жить дальше! Господи, упокой души тех, кто пал невинной жертвой в этот солнечный сентябрьский день! Господи, научи меня: как простить тех, кто запланировал и содеял эту американскую трагедию 2001-го года! Ведь ты учишь прощать всех и вся… Как постичь эту логику жестокой жизни, как смириться с этим откровенным злом? Неужели и эти выродки обращаются к Тебе и тоже просят помощи Твоей в трудные минуты своей жизни? И в те, когда были в небе и шли на таран, тоже?

Господи, каким бы ты ни был: белым или черным; христианским, иудейским, буддийским или мусульманским, да не услышь их, останови их и подобных им в их новых возможных планах на уничтожение жизней людей. Господи, не дай повториться трагедии, - это ужасно! И еще, господи, если можешь, хоть раз сделай исключение из своих правил: накажи виновных!.. И…

Стюардесса прикоснулась к моему плечу, предлагая напитки. Пить не хотелось. Хотелось думать о завтрашнем дне, планировать его. Глаз скользнул в промежуток между передними креслами, потому что внимание привлек лаптоп на коленях молодого человека. Мне сзади хорошо просматривался экран переносного компьютера. Удалось прочесть несколько предложений, вырванных случайно из текста. Автоматически перевожу их с English: "…В развалинах здания я нашел обгоревший флаг. Полос на нем - как не бывало, остались только синее небо и белые звезды. Я стал расправлять этот поврежденный стяг, разглаживать уцелевшие звезды. Мне казалось, что среди них есть и звезда моего народа, который живет здесь, в этой большой мощной стране, и с гордостью называет себя американцем…"

Кем был этот юный писатель, с виду не внушающий никакой серьезности, - еврей, англичанин, немец, поляк? Мне виднелись только его русые волосы из-под подертой кепи. Впрочем, это неважно. Важно то, что и его, видимо, переполняли какие-то новые чувства, раз он здесь, на ходу самолета, строчил свое сочинение!

…Наконец, мы переступили порог своего дома в Майами. Неожиданно трудный путь закончен. Из груди вырвалось: Слава Богу, дома! И тут же вторым планом возникла мысль: здесь - "дом"?!! Не там, где родился, где провел множество лет?.. А здесь - среди чужих людей… Парадокс! Захотелось выйти на балкон и вдохнуть знакомый, уже родной парной запах майамского воздуха. Дверь отворилась, и взгляд пал на американский флаг, который мы повесили еще на День Независимости. Солнце осветило яркое полотнище. Среди 50 звезд увидалась и моя, которая от моей страны…

Господи, храни мою страну от всяких невзгод! Храни все страны в мире! God bless America!
Аминь!


Вашингтон - Майами