Сергей Либертэ. Конфликт

Неправильно называть наш конфликт израильско-палестинским. На первый взгляд противостояние государства Израиль Палестинской автономии - ядро конфликта, но даже это не так. Это, скорее, видимая часть айсберга. Проникая глубже, слой за слоем, мы будем открывать для себя новые стороны, новые реализации конфликта. Если же суть конфликта не столь тривиальна, то и простые решения, на которые скоры политики всех стран и народов, не приведут к его устранению. Хотя, возможно, несколько изменится его внешнее выражение.
Сейчас этот конфликт в стадии обострения. И поднявшиеся в бурном море международных отношений высокие волны приоткрыли на время для всех эти скрытые стороны конфликта.

Израильско-палестинский конфликт подается человечеству чрезвычайно просто: Израиль удерживает некие территории, не принадлежащие ему согласно международному праву, где арабское население составляет большинство, и препятствует провозглашению независимого Палестинского государства. То есть конфликт на верхнем уровне раскрывается как национально-освободительная борьба одного народа против другого, оккупирующего его территории. Если бы это видение конфликта было единственно возможным, то есть иных уровней его реализации не существовало бы, то напрашивающееся решение было бы очевидно. Но эта простота обманчива: предложение Израиля, высказанное его премьер-министром Эхудом Бараком в Кэпм Дэвиде летом 2000 года, предусматривало создание Палестинского государства на этих территориях и включало даже принудительную эвакуацию еврейского населения. Но оно было отвергнуто палестинской стороной. Почему?

Когда смотришь ТВ, то кажется, что весь арабский мир вышел на улицы против нас. Арабы Египта и Иордании, Сирии и Марокко, Франции и Бельгии, США и Греции идут колоннами с плакатами, призывающими прямо или косвенно к уничтожению еврейского государства. Одновременно другие арабы разрушают синагоги во Франции и Марокко, нападают на евреев на улице в Риме, пытаются прорваться в здание израильских посольств в Каире и Аммане. Правительства арабских стран, не замешанных в конфликт непосредственно, угрожают санкциями, сворачивают межгосударственные отношения. Но вот французские евреи приехали в аэропорт, чтобы дать отпор попыткам французских арабов "встретить" прилетающие из Израиля самолеты. В Риме и Париже прошли многотысячные демонстрации евреев в поддержку нашей маленькой страны, в Бостоне и Нью Иорке евреи прошли с маршами протеста. Российское ТВ организовало телемост между евреями России, Америки и Израиля в поддержку нашей борьбы. Это уже не израильско-палестинский конфликт, это еврейско-арабское противостояние.

Теперь можно вспомнить и о причинах палестинского отказа принять собственное государство из рук Барака и закончить столетнюю войну. Главной причиной, а можно полагать, что и единственной, было желание арабской нации покончить с еврейским государством демографически. Способ для этого выбран самый простой: укрепление арабского национального меньшинства в Израиле (сегодня около 20 процентов), и превращение его в большинство, захват власти в стране демократическим путем и дальнейшее демократическое объединение Израиля с Палестинским государством. План реален, ибо в различных арабских странах живут в течение 54 лет без предоставления гражданских прав от 3 до 5 миллионов палестинских беженцев. Во всяком случае эти цифры указываются арабскими источниками. Такая демографическая атака, одновременно с непрекращающимся террором извне и мощной "пятой колонной" действительно в короткий срок приведет к исчезновению еврейского государства Израиль. Прямым следствием такой ситуации будет постепенное исчезновение еврейского народа в мире, его растворение в составе других народов. Таким образом на следующем уровне конфликт раскрывается как межнациональный, в котором одна нация борется за свое выживание, а другая за ее уничтожение.

Важно подчеркнуть, что военные действия против еврейского государства были начаты всеми арабскими странами (непосредственно воевали Египет, Сирия, Иордания и Ирак при экономической и иной поддержке остальных арабских стран), отказ от ассимиляции беженцев является также панаарабским решением, поддержанным последней конференцией Лиги арабских государств в Бейруте в этом году. Вообще проблема беженцев видится как инициирование арабами разделение наций, подобно инициированному в 1922 году Лигой наций разделение греков и турок. Действительно, в этот период Израиль покинуло около 900 тыс. арабов (данные из Советских источников), но большая часть не продвинулась дальше Западного берега или сектора Газы. То есть они в большинстве здесь. Но только за первые два-три года своего существования Израиль принял ок. 700 тыс. евреев, большая часть которых была изгнана из арабских стран. Политика каждой из сторон в отношении приема граждан своей национальности соответствовала целям межнационального конфликта: Израиль полностью ассимилировал удвоившееся вдруг население, арабские страны, имеющие в совокупности сотни миллионов жителей, не стали этого делать для своих соплеменников.

Не решив этот конфликт, нечего и думать о решении предыдущего. Он лишь следствие, проявление данного.

Тем не менее, не одних лишь арабов мы видим в рядах европейских демонстрантов, тут и там мелькает и совершенно иной фенотип. Что же касается европейского парламента, недавно принявшего решение, рекомендующее членам объединенной Европы объявить Израилю экономический бойкот, так там и вовсе арабов нет. Ни одного. Не лучшие решения принимаются парламентами и общественными организациями отдельных Европейских стран (Испания, Швеция, Норвегия, Бельгия и др.). А европейские средства массовой информации заставили меня вспомнить далекие времена советской действительности. В моей жизни был короткий период, когда в связи с недостатком членов партии в моей организации, я был назначен пропагандистом. Для тех, кто не знаком с реалиями тех времен, скажу вкратце, что в мои обязанности входило раз в две недели собирать вверенный мне контенгент работников организации и освещать для них правильным образом события мировой политики (в основном) и внутренней жизни. Сам я ежемесячно получал подробный инструктаж в райкоме партии. На одном из таких инструктажей наш лектор, старый дипломат-пенсионер, отвечая на вопрос одного из слушателей, почему сообщаемая нам информация не печатается в таком виде в газетах, как-то грустно заметил:

- Это не в наших интересах. А вы думаете западная пресса объективна? Она независима, непартийна, экономически самостоятельна - это да. Но объективна? Поверьте мне, я за свою жизнь работал более чем в десяти различных странах и по долгу службы читал их прессу. Читал и сравнивал. Поверьте мне, никакой объективности нет, хотя, порой, речь шла вовсе о нейтральных для нашей страны ситуациях.

Я тогда, честно говоря, ему не поверил, потому что не видел причин этой необъективности. Если зависимости нет, партийности нет, то что? Действительно, что?

Что, скажите пожалуйста, могло заставить корреспондента ВВС заявить после того, как во время операции в Дженине погибло 13 израильских солдат (попав в хорошо выстроенную палестинскими боевиками засаду - бывает, на войне, как на войне), что следует еще проверить "не застрелили ли израильтяне этих солдат сами"? Видимо, по мнению корреспондента, с целью привлечь на свою сторону европейское общественное мнение, сбалансировав потери сторон. Человеку, воспитанному на русской культуре, вспоминается история с унтер-офицерской вдовой, которая "сама себя высекла". Корреспондент, однако, был воспитан на иной культуре. Еще факт: если, например, утром в Израиле произошел кровавый террористический акт, унесший многие жизни и искалечивший судьбы, а вечером наша авиация нанесла бомбовый удар по помещениям палестинских вооруженных формирований (при этом, как правило, жертв нет, так как помещения к вечеру после теракта всегда пусты), то что заставляет английские, французские, испанские телеканалы показывать эти эпизоды в обратном порядке? Тот старый отставной советский дипломат сказал бы мне:

- Дорогой товарищ, таким образом у зрителя создается обратная временная ассоциация, Израиль бомбил помещения, поэтому был совершен акт сопротивления. Это запомнится, а не замечания диктора о времени совершения акций.

Я вспоминанию, что Советская пресса вообще не передавала информацию о террористических актах ливанских террористов одновременно с сообщениями об израильских бомбардировках. Поэтому все население недоумевало: что это Израиль их все бомбит и бомбит, агрессор какой-то.

Примеров масса, и я не ставлю своей целью продемонстрировать весь этот фестиваль "объективности". Вообще, чем больше я смотрю западные телеканалы, тем сильнее мое желание попросить прощения у старого дипломата.
Но почему так происходит? Что мы сделали Европе, чтобы заслужить такое отношение? Размышляя об этом, я склонялся к теме традиционного европейского антисемитизма, имеющего исторически религиозные корни, пока не получил от моего друга Бориса Тененбаума из Бостона (огромная благодарность ему) статью Дэвида Брукса "О буржуафобии" с интригующим подзаголовком: "Почему европейцы и арабы, каждый на свой манер, ненавидят Америку и Израиль?" Действительно, почему? Автор в качестве ключегого момента видит "...ненависть к успеху. Это ненависть людей, которые чувствуют себя духовно выше, но экономически, политически и социально обойденными. Они заключают, что мир болен, и что он вознаграждает неверные ценности, неправильные способности и приносит успех не тому, кому следовало бы. Они делаются циничными, если не обладают внутренней твердостью и агрессивными, если они ею обладают. В их представлении народы и нации, которые преуспевают, не просто слегка вульгарны, не просто сверхкомпенсированны, учитывая их недостатки, не просто незаслуженно удачливы. Они - чудовища, нелюди, которых, в крайних случаях, можно спокойно убивать." И хотя последняя фраза шокирует - неужели так уж и убивать? Но шок быстро проходит после ознакомления с мнением комиссии ООН по правам человека. Эта комиссия на днях 40 голосами против 5 приняла резолюцию, оправдывающую палестинский террор против мирных граждан и лишающую Израиль права на любую самозащиту. Комиссия призвала использовать "любые доступные средства, включая военное вторжение" для образования палестинского государства. (Так и хочется написать: включая газовые камеры, раз уж любые средства, так и это все еще доступно). Шесть европейских стран поддержали резолюцию, публично призывающую убивать евреев. Позвольте, читатель, назвать их поименно: Австрия, Бельгия, Франция, Португалия, Испания и Швеция. (Canada's National Post Reports).
Сначала, кажется странным, причем тут Америка? Пока не начинаешь понимать, что именно "этот народ и это государство", евреи и Америка, каждый по-своему, "сверкомпенсированны и незаслуженно удачливы" с точки зрения не только исламского террориста, но и европейского интеллектуала. Пока не начинаешь всматриваться и замечать эхом отраженное отношение к Израилю в отношении к Америке со стороны европейцев, с той лишь только разницей, что 300 миллионный американский народ, составляющей самое мощное в мире государство, экономически эквивалентное всей объединенной Европе, а в политическом и военном смысле намного ее превосходящее, трудно ненавидеть столь же материально, как маленький Израиль, все еврейское население которого меньше числа арабских граждан Франции. Эта фобия к Америке в Европе поднята как бы на чуть более тонкий план и выливается в циничной критике американских дипломатических усилий, в противостоянии Америке в различных международных организациях, в контактах и диалоге Европейского сообщества со странами, которые Америка определяет как своих врагов, и все это вместо призывов к бойкоту израильских товаров или исключению нашей страны из международных организаций, и, как мы видели, прямых угроз военной интервенции. Несмотря на эти различия, ненависть к "Макдональдсу", "Кока Коле" и Голливуду вполне сопоставима с презрением к синагогам и ермолкам на головах религиозных евреев. А неприятие американского образа жизни в сердцах европейской интеллектуальной элиты соседствует с внутренним неприятием еврейского государства как образа жизни современного еврея. Америка - евреи - Израиль, в определенном смысле эти понятия начинают совмещаться и в сознании европейского интеллектуала, и тогда тебе очередной раз осторожно напоминают о том, кто контролирует финансовый капитал Соединенных Штатов и этот самый Голливуд. Мне это не так давно напомнили в одной полемической беседе во время моего короткого визита в Польшу, рвущуюся в Европейский Союз. Прозелиты всегда более резко выражают, как правило, хорошо усвоенные основы образа мышления.

В арабских умах и сердцах эти два понятия - Америка и Израиль - давно слились в одно единое. Наши флаги жгут вместе, а наше общее название "Сатана" сопровождается лишь различными прилагательными: мы - Маленький Сатана, Америка - Большой Сатана. Исламский террор против Америки также возник не 11 сентября прошлого года, а гораздо раньше. В 1998 году Бин Ладен объявил "крестовый поход против еврейского альянса, ведомого США и Израилем". Интересно сделанное им как-то признание "Еще мальчишкой я воевал с живущей во вне ненавистью к Америке". Вряд ли он знал о словах европейского интеллектуала Тойнби, за тридцать лет до этого сказавшего "Соединенные штаты и Израиль должны считаться наиболее опасными среди 125 суверенных государств на нашей планете" (цитирую по работе Дэвида Брукса).

Общность подхода человечества к этим двум странам удивительно легко доказать статистически. Любой опрос общественного мнения в любой стране по поводу отношения ее народа к Израилю и Америке покажет статистическую корреляцию результатов. И это вне всякой зависимости от того, что эти страны сделали для народа-респондента. Так например, только 6% кувейтцев, 4% процента египтян и 8% саудовцев поддерживают Америку. И не имеет никакого значения, что США освободили Кувейт, предотвратили захват Саудовской Аравии Саддамом Хусейном и оказывают многомиллиардную ежегодную помощь Египту. На отношение европейцев к Америке также совершенно не повлиял тот факт, что США спасли Европу во время второй мировой войны от гитлеризма и большивизма одновременно и затем в течение пятидесяти лет представляли непроходимый барьер против хищнических устремлений советского режима.

Американская пресса и правительство порой критикуют нас, объективности CNN также отчетливо не хватает, но все же понимание того, что мы в одной лодке свойственно американской интеллектуальной и политической элите, о чем свидетельствуют множество статей и выступлений влиятельнейших политиков, деятелей культуры и представителей прессы. А стотысячная демонстрация в Вашингтоне в поддержку Израиля, демонстрация, в которой неевреев было больше, чем евреев Америки, показала отношение простых людей. Впрочем и опросы общественного мнения всегда дают нам абсолютное преимущество в сердцах простых американцев.

Так увиденная ситуация делает нас частью совсем другого конфликта - конфликта между разными способами существования в современном мире. Я не ставлю себе задачу описать подробно различие этих способов, тем более, что в указанной статье Брукса этому посвящено много строк. Я хочу лишь заметить, что этот конфликт, как более тонкий по существу и глубокий по причинам, является порождающим для предыдущих двух конфликтов. Другими словами, коренное решение израильско-палестинского конфликта потребует и принципиального изменения отношения к нашим двум странам. И не только со стороны арабов.

Несколько месяцев назад я в очередной раз видел по ТВ внушительные, полные насилия демонстрации европейских антиглобалистов. И я не думаю, что у кого-то есть иллюзии, будто они направлены против своих наций, правительств и парламентов. Их адрес - Америка. Потому совсем недавно известный лидер французских антиглобалистов Жозе Бов, ранее громивший Макдональдсы, эти синагоги американского образа жизни, посетил Ясира Арафата в его условном заточении в Рамалле. Весело настроенные израильские солдаты пропустили его. В конце концов эта встреча так много символизирует!

Иерусалим, 22 апреля 2002

http://www.liberte.da.ru/