Виктор Френкель. Отклик на статью Александра Левинтова

Статья Левинтова о причинах антисемитизма, по-моему, касается вопроса очень поверхностно. Он, правда, сразу оговорился, что высказывает только предположения. Тем не менее, я хочу возразить по некоторым частностям.

Выглядит совершенно по-детски, что немцам « было обидно, что евреи свой жаргон построили на немецком языке, который они коверкали, как могли и хотели.» Что сказать?

Тогда бы и полякам, и русским «было обидно», что украинцы свой «жаргон» построили на их языках. Да и много других «жаргонов» построено на разных языках, на том же немецком, можно вспомнить флеммиш, африкаанс, есть в Швейцарии рето-романский, да мало ли? Говорят, все романские языки – это испорченная латынь. Должно ли римлянам быть «обидно»? Да и в самой Германии множество местных говоров, но «обид» нет. (Однажды в Берлине я проехал свою остановку, потому что водитель сказал с сильным берлинским акцентом «Йитебаноф», что означало «Gueter Bahnhoff». Я не знал, что берлинцы произносят G в начале слова как «Й». Литературный немецкий, который преподают в России, оказывается, нижнесаксонский).
Отношение немцев к идишу, насколько я мог заметить, довольно добродушное, он их смешит, но не раздражает. Немцы также добродушно смеются и над акцентами датчан и голландцев. Кстати, в Берлине многие слова произносятся точно как на идише. Со мной там гулял один приятель "с Гомеля". Я раз поправил его: не "лойте", а "лёйте" (die Leute). Каково же было моё удивление, когда через несколько дней я убедился, что в Берлине почти все так говорят, да ещё, например, "фуфцых (пфених)". Вот тебе и Гомель.

И дальше, это выражение Левинтова об идише, которое он приписывает немцам: «язык, паразитирующий на немецком языке». Возможно, так даже Геббельс не выражался. И о шрифте: «идиш - он же ивритской клинописью пишется, это же задом наперёд и снизу вверх…» Оставляю без комментариев. Даже как литературная гипербола это всё-таки грубо.

Но главное – все эти «предположения» как основания для антисемитизма, по-моему, совершенно неубедительны, несерьёзны.

Но вот Левинтов пишет, что в России антисемитизм имел, будто, «ещё более глубокие корни», потому что «евреи так тщательно мимикрировали и ассимилировались в русской культуре (гораздо тщательнее, чем, например, в русском этносе), что стали не просто носителями русской культуры - они стали основными её творцами».

Тут всё спорно. Ни в литературе, ни в музыке, ни в живописи, ни в науке евреи не стали «основными творцами», это сильное преувеличение. Внесли заметный вклад, да, но преувеличивать не нужно. Да и погромы произошли в конце 19-го – начале 20-го веков, когда ещё была черта оседлости, и евреи определённо не были «важнейшей этнической группой всей творческой и технической интеллигенции». Заметное увеличение числа евреев в творческой и технической областях произошло позднее, уже в советский период, но тогда и характер антисемитизма изменился, он стал скорее государственной политикой, чем настроением масс. Впрочем, мне сразу возразят, что эта политика всё же не помешала евреям добиваться успехов, и творческих, и карьерных. Степени, премии, высокие посты (хотя до определённого уровня, но всё же). Нельзя забывать, что это была страна, где права человека вообще соблюдались плохо, например, многострадальные Солженицын и Сахаров евреями не были. От бесправия страдали и неевреи, жаловались все - от прибалтов и украинцев до народов Средней Азии и Сибири. Так что на общем фоне положение евреев было ещё сравнительно благополучным. (Можно вспомнить немцев, чеченцев, калмыков, балкарцев, крымских татар… Даже после смерти Сталина их положение не слишком улучшилось.) Возможно, именно это благополучие и было причиной некоторой зависти и раздражения на бытовом уровне? Вот у Высоцкого, один персонаж говорит про соседа-геолога: «У них денег куры не клюют, а у нас на водку нехватает».

Относительно евреев, «говорящих по-русски более правильно, чем сами русские» тут некоторый парадокс. Ведь если люди родились и живут в советской России (где все сплошь атеисты), говорят по-русски, то почему же они «евреи»? Это похоже на расизм, порождённый сталинской паспортной системой, где документально удостоверялась пресловутая «национальность» именно как этническая принадлежность, причём наследуемая от родителей, хотя бы от одного из них. Они ведь, фактически, получается, обрусели, или, если угодно, ассимилировались. Никому ведь не приходит в голову сомневаться в этнической принадлежности Фонвизина, Барклая-де-Толли, Бодуэна-де-Куртене, Витте, Кюхельбекера, Грота, Тимирязева, Николая Романова, Бальмонта и т.д. Отчего же не так в отношении того же русского писателя Левинтова (не касаясь тут его литературного творчества)? Неужели только потому, что у него всегда определения стоят впереди определяемого слова? Но это же вздор, даже если бы это так и было.

Можно было бы продолжить разбор «предположений» Левинтова и дальше, но остановлюсь на этом просто за неимением свободного времени.

С уважением,
В.Френкель
(Южная Африка)