Саша Бородин. Новые сны. Рассказ

Муж улетел на месяц в Калифорнию, а перед командировкой научил Веру Павловну пользоваться электронной почтой и открывать в Интернете новости. До этого она посматривала на компьютер с опаской и ревностью. С опаской, потому что боялась испортить дорогую мужнину игрушку, нажав не на ту кнопку, и с ревностью, потому что муж проводил за компьютером слишком много времени и из-за этого совсем не уделял ей внимания.
- Да не бойся ты его! - сказал напоследок муж, заканчивая свой беглый урок. - Сломать компьютер невозможно. Если он и ломается, то сам.
Оставшись вдвоем с псом Лаврушей, Вера Павловна заскучала и уже на следующий день, осмелев, с листком законспектированных поучений мужа в руках подошла к светло-серому железному ящику и нажала большую круглую кнопку.
Все оказалось значительно проще, чем она думала раньше. Уже через пару дней Вера Павловна лихо скиталась по Интернету и один раз даже случайно забрела на ужасно неприличный порнографический сайт.
Интернет переполнил трепетную душу женщины массой новых необычных впечатлений. С экрана компьютерного монитора на нее хлынула лавина самой разнообразной информации, она узнала об известных в мире политических деятелях такое, что в прежние доэмигрантские времена можно было услышать только на очень смелой кухне.
Новые впечатления сначала не давали уснуть, а потом снова прорывались наружу в новых непривычных снах.

Первый новый сон Веры Павловны

…Президент и сопровождающие его лица энергично двигались сквозь анфиладу высоких дворцовых комнат. Вера Павловна в своей длиной узкой юбке и туфлях на высоких каблуках едва поспевала за окружавшими ее кряжистыми мужчинами в строгих костюмах. Неожиданно Путин взял ее за руку и потянул в сторону. Высокая дубовая дверь за ними бесшумно закрылась. Они оказались вдвоем в полутемной комнате с бархатными диванами вдоль стен и мраморными античными скульптурами в нишах. Одна из скульптур, изображающая сатира с казлиными ногами, держала в руках шахтерский отбойный молоток.
Путин внимательно и твердо посмотрел ей в глаза. Вера Павловна почувствовала, как сладко застучало ее сердце. Она твердо знала, что нравится этому прекрасному сильному человеку. Ей стало вдруг легко и весело. Она взяла президента за широкие плечи и притянула к себе. Теперь они стояли близко-близко друг к другу. Она чувствовала горячее, слегка отдающее коньячно-шашлычной смесью дыхание на своем и без того разгоряченном лице. Ее правая рука, словно самостоятельное живое существо скользнула вниз, нырнула под пиджак и стала гладить сквозь рубашку мускулистый бочок президента, потом вытянула рубашку из брюк и коснулась тела. Кожа Путина была горячей, гладкой и упругой.
Троекратно ударили куранты. За дверью стали слышны чьи-то голоса. В комнате зажегся свет. Они отстранились друг от друга и не сговариваясь придали лицам деловое серьезное выражение. Вошел муж, задумчиво тыча стилом в экранчик маленького компьютера, который он держал перед собой в левой руке.
- Владимир Владимирович! - сказал муж как ни в чем не бывало. - Вы проводите совершенно правильную международную политику, но моей маме не хватает пенсии до конца месяца. А ведь она ветеран войны и труда…
Вера Павловна вздрогнула.
- Петя! Твоя мама умерла восемь лет назад!
- Неважно! - всхлипнул муж. - Главное, не давать воли таким политикам, как Жириновский. Вы согласны, Владимир Владимирович?
Путин молча смотрел на скульптуру сатира. Тот под твердым взглядом президента поджал хвост и опустил рогатую голову.
- А потом что это за история со взрывами жилых домов в Москве и Волгодонске? - не унимался муж.
- Петя! Не приставай к человеку. Неудобно!
Путин, не меняя выражения лица, начал густо краснеть и превратился в Березовского.

Вера Павловна проснулась
«Чушь какая-то!» - подумала она и перевернулась на другой бок, подложив под щеку ладонь, которая еще хранила тепло президентской талии.

Второй новый сон Веры Павловны

После недавней чистки бассейн сверкал небесной голубизной. Вера Павловна грациозно сошла в его ласковую прохладу и поплыла навстречу солнцу. Отдающие хлоркой брызги заставили ее зажмуриться. Она плыла наугад, пока не столкнулась с массивным рыхлым телом.
- Поосторожнее! - сказал Шарон. - Так вы меня случайно можете утопить.
- Вас утопишь! - воскликнула Вера Павловна, пытаясь безымянными пальцами стряхнуть из уголков глаз воду и при этом не размазать краску.
Они стояли на голубом пластике дна напротив друг друга. Преломленное прозрачной водой тело Шарона напоминало большой белый шар. Его живот слегка касался ее живота, который она зачем-то старалась втянуть вместо того, чтобы отступить шаг назад.
- Значит, в Газу решили не ходить? - игриво спросила Вера Павловна.
- Это военная тайна! - ответил Шарон.
Поднимая тучу брызг, к ним подплыл Арафат. Анакондой тянулась за ним длинная клетчатая тряпка. Он был похож на большого лохматого пса, брошенного в воду. И пахло от него псиной. Арафат встал на дно, по-собачьи стряхнул воду с шерсти и иступленно выкрикнул:
- Все на выборы!
- Кто его сюда пустил? Лавруша! Службу забыл, сучий потрох?! Фас! - заорал с шезлонга под навесом муж. - Черт! Опять придется воду спускать и чистить…

…Вера Павловна снова проснулась.
«Утром надо будет проверить электронную почту, - подумала она. - Интересно, как там, в Калифорнии?..»