Sebastian Engelbrecht. На фоне истории. Военное сотрудничество Германии и Израиля. Перевел Пастор


Передача Германского Радио (Deutschlandfunk)
Оригинал находится по адресу:
http://www.dradio.de/cgi-bin/es/neu-hintergrund/585.html

Хельмут Вильман (Helmut Willmann) вышел на пенсию год назад. Всю свою жизнь он прослужил в бундесвере, в последние годы как испектор войск. О его 42-летней карьере свидетельствует стеклянный шкаф в его боннской квартире, наполненный бундесверовскими крестами, медалями и знаками отличия из Европы и США. Особого внимания заслуживает его последняя награда: израильская армия наградила его в феврале 2001 г. "Honorary Citation", - "почётное упоминание".

Да, всё-таки она мне очень дорога. У меня много наград. Немецких, американских, испанских, французских. Но эта, несомненно, совершенно особенная, если можно вообще сравнивать. Из-за исторического аспекта, о котором нужно всегда помнить.

Бывший немецкий войсковой испектор был первым иностранным военным, получившим эту награду. И вперые она была пожалована не за заслуги в войне. Хельмут Вильман 5 лет вплотную занимался отношениями с израильской армией - отношениями со страной, не входящей в НАТО и всё-таки принадлежащей к ближайшим союзникам Германии.

В 1958 г., через три года после основания бундесвера, армии двух стран установили первые контакты - через 13 лет после холокоста, в котором были повинны и солдаты вермахта. Хотя дипломатических отношений между Израилем и Германией ещё не было, моряки двух стран уже начали сотрудничать. Немцы помогали Израилю в строительстве подводного флота. Затем стали сотрудничать и военно-воздушные силы. Позже, уже в 90-е годы, Вильман способствовал оживлению контактов сухопутных войск. К примеру, начиная с 1999 г. он посылал каждый год по 15 немецких курсантов в Израиль, в том числе и для того, чтобы они посетили мемориал холокоста "Яд Вашем".

Речь идёт не только о том, чтобы мои солдаты тренировались с израильскими солдатами. Для меня важно, чтобы они пережили Яд Вашем, чтобы они столкнулись с историей. А уж затем прочувствовали израильскую армию и проверили свой профессионализм.

Каждый год молодые немцы могут сравнивать себя с элитными израильскими солдатами во время учений в пустыне Негев. И поездить по стране. Стране, до 1997 г. незнакомой и самому войсковому шефу. Во время его первого визита в Израиль он познакомился не только со страной, но и впервые осознанно знакомился с евреями. Он осознал, насколько это важно, чтобы немецкие солдаты изучали преступную историю своей страны.

У этих молодых курсантов нет прошлого, но они должны его знать.

Но у Вильмана был, кроме этого, и другой, вполне конкретный интерес. Он должен был перестраивать 200-тысячную армию. При этом контакты с израильской армией могли быть особенно полезны.

Конечно же, я был восхищён этой армией. Это боевая армия, постоянно находящаяся в действии. Это страна, которая постоянно борется за своё физическое существование. Что я имею ввиду: мы, немецкие войска в 90-е годы, были как раз на переходе от мирной к боевой армии. Поэтому мы искали контакты с армиями, у которых было больше опыта, чем у нас. Конечно, израильской армия произвела на меня, как на профессионала, сильное впечатление. И мне стало ясно, что сотрудничество с израильской армией выгодно для нас и в профессиональном плане.

Притягательность и интерес являются взаимными. Израиль не входит в НАТО и находится в изоляции, окружённый странами, с которыми он находится в состоянии либо войны, либо холодного мира. Тем более важны связи с Европой. Бригадный генерал Ройвен Бенклер (Reuven Benkler) осуществляет контакты израильской армии с бундесвером. Бенклер, которому 43 года, служит военным атташе в израильском посольстве в Берлине.

Отношения Израиля с Германией всегда будут отличаться от отношений с любой другой страной. И я думаю, что за прошедшие годы контакты между Израилем и Германией стали намного теснее. Это произошло во многом благодаря пути, проделанному Израилем, однако в решающей степени из-за развития событий в Западной Германии, где смогли построить новую Германию.

Бенклер и Вильман с удовольствием демонстрируют взаимное уважение. Сдержаннее становятся они, когда речь заходит о конкретных совместных проектах. Вот что ответило министерство обороны ФРГ на подробный вопросник об интенсификации отношений между двумя армиями, причём спустя недели и после неоднократных напоминаний:

Подробности сотрудничества бундесвера с израильскими вооружёнными силами в соответствии с двусторонними договорённостями не подлежат разглашению.

В министерстве обороны контакты с Израилем принадлежат к наиболее охраняемым секретам. И в самом деле, ещё в 1971 г. министерства обороны двух стран заключили соглашение об охране секретов. Тем самым, ввиду планов будущего сотрудничества, они обязались учитывать так называемые "уровни защиты секретов" другой стороны. Насколько интенсивно сотрудничество, можно всё же догадаться, если послушать разъяснения Бенклера и Вильмана:

Вильман: Мы уже ведём израильско-германские консультации генеральных штабов. Консультации на таком уровне мы проводим, по сути дела, только с США, Англией и Францией. Так что в последние годы израильская армия стала четвёртой армией, с которой мы поддерживаем контакты такого уровня.
Бенклер: Отношения осуществляются каждодневно. Непрерывно. Это рабочие отношения союзников.
Вильман: Я думаю, что, после США, мы стали важнейшим партнёром израильских войск.

Высшие израильские офицеры, включая руководство секретных служб, регулярно гостят в Германии. Немецкие и израильские солдаты совместно тренируются, на симуляторах подводных лодок германского флота и авиациооных симуляторах люфтваффе, на снайперских курсах. Израильские альпинисты учатся у коллег из бундесвера. Даже шефы снабжения обмениваются информацией. Ройвен Бенклер уже не в состоянии отслеживать многочисленные визиты израильских военных в Германию и уже давно не может принимать участие во всех встречах. Конечно, офицеры бундесвера различных званий тоже посещают Израиль.

Самым нашумевшим из ставших известными проектов стала поставка трёх подводных лодок Израилю. Они были доставлены с 1999 по 2001 год. Уже в конце 60-х годов у Израиля были подводные лодки немецкой постройки, поставленные тогда в обход, через Англию. В 80-х годах в Германии было разработано для Израиля новое поколение подводных лодок. При разработке концепции израильские специалисты постоянно находились в Германии.

Оружейные сделки между Германией и Израилем постоянно исследуют сотрудники "Берлинского информационного центра трансатлантической безопасности" ("Berliner Informationszentrum fuer transatlantische Sicherheit"). Руководитель центра, военный эксперт Отфрид Насауэр (Otfried Nassauer), следит за сделками с подводными лодками многие годы.

Долгое время было непонятно, где взять деньги, чтобы строить подводные лодки. Когда выяснилось, что в собственном бюджете у израильтян недостаточно средств, американцы сказали: раз уж мы вам даём деньги на вооружения, извольте их тратить в Америке, а не в Германии. И только война с Ираком стала, если можно так выразиться, желанным поводом к тому, что ФРГ согласилась поставить Израилю сначала две, а затем всё-таки три подводные лодки. Они были профинансированы так: первые две почти полностью оплатили немецкими налогоплательщиками, третью же оплатили совместно.

Военный эксперт Насауэр подметил в этих трёх лодках одну особенность. Наряду со стандартными шестью торпедными трубами они оснащены ещё четырьмя, которые, как он предполагает, предназначены для атомных боеголовок.
Но и это ещё не всё. В 2000 г. федеральное правительство разрешило экспорт оружия и военого оборудования в Израиль на сумму 346 миллионов марок. Тем самым союзник на Ближнем Востоке стал важнейшим потребителем вооружения за пределами НАТО.

Такие большие сделки, как с подводными лодками, являются скорее исключением. В основном Израиль получает из Германии компоненты, как правило, для оружия или оружейных систем. Это в основном электронные компоненты, предназначенные для оптроники, авионики, т.е. части, которые должны быть позже встроены в оружейную систему или в конкретное оружие. Осуществляются также поставки взрывателей, вертолетных и танковых запчастей, запчастей для военых грузовиков. Конечно, идут поставки и в обратном направлении, бундесверу и немецкой промышленности. Как правило, это тоже компоненты.

Так, по сведениям Отфрида Насауэра, бундесвер получает из Израиля боеприпасы. Кроме того, израильские оружейные фирмы по заказу бундесвера более десятилетия разрабатывали передатчик помех и имитации ложных целей "Cerberus". Эта система сейчас используется на самолётах "Tornado". Заказ был сделан ещё в 70-е годы, израильская индустрия осуществляла поставки в 90-е. Сделка объёмом свыше 2 миллиардов марок, которая более десятилетия держалась в секрете.

Обе армии и оборонные промышленности двух стран выигрывают от технологической развитости и военого опыта другой стороны. Но не было бы сотрудничество с другими партнёрами столь же выгодно для Израиля? Военный атташе Бенклер приводит решающий довод, почему именно немцы, как военный партнёр, так интересны для Израиля:

Я думаю, сотрудничество потому так интенсивно, что между двумя армиями есть много общего. В некоторых областях мы что-то даём немцам, в других мы что-то от них получаем. Например, израильская армия вносит больший вклад, если рассматривать операции сухопутных войск. Мы делимся с бундесвером ноу-хау по активизации специальных подразделений, в том числе с точки зрения ведения войны вообще. Мы делимся тем, что интересно с военной точки зрения при ‚low intensity conflict', боевых действиях небольшой интенсивности. Это то, что сегодня интересует немцев.

Наряду с совместной учёбой, поставками вооружений и технологическим сотрудничеством решающим, а, возможно, и важнейшим элементом германо-израильских военных связей является обмен информацией. Это подтверждает даже Хельмут Вильман, обычно неохотно дающий пояснения.

Сотрудничество концентрируется в первую очередь на обмене информацией, обмене ноу-хау на различных уровнях. От высшего уровня, консультаций генеральных штабов, до уровня роты, где, собственно, информация и добывается.

С 1967 г. оба государства, в лице армии и секретных служб, обмениваются информацией о так называемых "чужих оборонных материалах" - об оружии из стран бывшего Варшавского Договора и их дружественных стран на Ближнем Востоке. До конца 80-х годов израильтяне помогали в этом немцам, поясняет военный эксперт Насауэр.

В начале 70-х годов, когда начиналась разработка танка Leopard II, бундесвер заинтересовался тем, как выглядят советские танки. Израильтяне смогли поставить танки советского производства, чем внесли свой вклад в создание критериев, в соответствии с которыми были разработаны танки Leopard.

После того, как в 1990 г. бундесвер унаследовал имущество народной армии бывшей ГДР, он смог взять реванш. В 1991 г. бундесвер намеревался поставить израильтянам танки из этого имущества. Федеральная разведслужба (Bundesnachrichtendienst, BND) должна была обеспечить экспорт в обход парламентских контрольных органов. Она замаскировала танки под сельхозмашины, погрузила их на корабль в Гамбурге, но забыла предупредить водную полицию. Так эта поставка, затеянная в целях обмена информацией, стала известна общественности. Танки и другие машины всё равно были доставлены в Израиль.

Никто, за исключением узкого круга участников, не знает, сколько оружия было доставлено в Израиль подобным образом - в обход бундестага и канцлера, будь то для изучения или боевого применения.

В обратном направлении поступает информация об опыте израильтян в боевых действиях. Сегодня это прежде всего вооружённое противостояние с палестинцами. Боевой опыт, приобретённый при этом израильтянами, доступен немецким партнёрам, подчёркивает военный атташе Ройвен Бенклер.

Между двумя армиями существует очень мало секретов. Мы делимся с немецкой армией постоянно и напрямую всеми результатами, полученными из практического опыта применения нашей армии. А мы - армия с очень богатым опытом. Немецкая армия - одна из немногих, которая знает о нас всё: как мы боремся, что мы делаем, чему мы научились в боях и в чём мы добились особенных успехов. Так что немецкая армия имеет доступ ко всем нашим наработкам - а я думаю, что мы отнюдь не плохая армия - ко всем находкам и выводам из практики.

Так что же, война на Ближнем Востоке полезна для бундесвера? Косвенно - да, хотя, естественно, солдаты бундесвера предпочли бы мир Израиля с палестинцами этой бесконечной войне. Но немецкая промышленность получает прямые доходы от боевых действий - по крайней мере, по предположениям Отфрида Насауэра.

Нельзя полностью исключить, что компоненты, поставленные Германией, например, к израильским оружейным системам, не применяются в боевых действиях на Ближнем Востоке. Это вполне вероятно, а в некоторых областях - почти наверняка. Но это почти невозможно доказать, потому что неизвестно, по крайней мере общественности, какие компоненты и в каких израильских системах оружия в конце концов нашли своё применение.

Вполне возможно, что немецкая оружейная промышленность обходными путями снабжает также противников Израиля. На многих фотографиях видно, что палестинские боевики и полицейские оснащены немецкими автоматами Heckler & Koch. Оружие может попадать на палестинские територии из Турции или Ирана путём реэкспорта.

В последние недели, ввиду продолжающегося насилия между израильтянами и палестинцами, участились призывы прекратить экспорт оружия Израилю. Представители церквей, христианско-демократического союза (CDU) и израильской правозащитной организации „Gush Shalom" критикуют экспорт в Израиль или даже требуют его запретить. По информации Отфрида Насауэра, уже видны первые результаты этих призывов.

Я слышу от немецкой промышленности, что поставки в Израиль либо отсрочены, либо не разрешаются. Но в министерстве экономики мне говорят, что приостановки выдачи разрешений не было.

Федеральное правительство не видит официального повода прекращения поставок, хотя в соответствии с его же экспортными правилами должно было бы это сделать. В Политических Принципах правительства по поводу экспорта оружия записано: "Поставки боевого оружия и сходного оборудования не допускается для стран, вовлечённых в вооружённый конфликт или которым такой конфликт угрожает".

Это означает, что, ввиду теперешнего положения на Ближнем Востоке, федеральному правительству в соответствии с его же собственными правилами запрещено выдавать подобные разрешения.

Однако маловероятно, что призывы экспертов и правозащитников изменят линию правительства. Германия 44 года твёрдо стоит на стороне Израиля. Правительство и бундесвер не могут не прислушиваться к такому близкому союзнику, по отношению к которому, кроме того, немецкое государство чувствует себя исторически ответственным.
Во всяком случае, генерал в отставке Хельмут Вильман полностью солидарен с израильской армией.

Конечно, сочувствуешь дружественной армии. Естественно, я знаю из бесед и моих посещений о нагрузке, которую вынуждена нести эта армия, о нагрузке, которую вынужден нести этот народ. И я также знаю, что эта армия отказалась бы от боевых действий, если бы это позволили обстоятельства. Как специалист я хорошо понимаю, какой груз, физический и психический, должны нести там солдаты, от простого солдата до генерала. Простой солдат, который должен рисковать своей жизнью, и генерал, принимающий тяжёлые решения. И, по сути дела, я не желаю ничего более, чем шанса на мир для Израиля.