Юрий Расчетов. Рассказ о слете КСП 8-9 июня 2002 года под Нью-Йорком

До этого в России никогда не участвовал в подобных тусовках . Слышал, это сродни стихийным бедствиям, и природе потом нужны годы для восстановления.

Здесь буржуинское влияние победило российскую ментальность. Машины парковались отдельно от сайтов, что экономило там место для компактной установки палаток. От парковки люди, не блуждая, ехали с вещами к своим сайтам на траках, арендованных хозяином кэмпграунда. Сайты, помимо номеров, были помечены названиями городов Востока США. Были также сайты, обьединявшие выпускников российских ВУЗов. Имелась и прочая наглядная агитация, альпинистско-туристические фотостенды, шутливые названия, типа, "Вашингтон ДС - Столичный батальон" на фоне громадной этикетки "Столичной". Гостей было много, 3000 билетов разошлись по интернету в три дня и на вэйтинг лист записалась еще тысяча. Стоимость билета -$25, дети до 16 пропускались бесплатно. На вебсайте слета была трогательная пометка: "Для тех, кому цена окажется непомерной, можно по приезде обратиться к руководству слета". На удивление, молодежи приехало немало. Раньше полагал, что КСП'ешная специфика ближе нынешним 40-50- и далее...летним, а вот поди ж ты. Стайки тинейджеров, болтавших между собой по-английски, без усилий, хоть и с акцентом поддерживали шутки взрослых по-русски. Были и совсем малыши, для которых организовали "Полянку" с играми и конкурсами.

В целом, обстановка была аналогичной воскресному дню где-нибудь в Измайловском парке Москвы: натянутые тут и там волейбольные сетки, "картошка", бадминтон. С той разницей, что на территории слета была запрещена "механическая" музыка ("живая" - приветствовалась). За порядком следили земляки в камуфляже и с рациями. Подчас забавно было слушать радиопереговоры с отечественным колоритом. На память приходил Олег Григорьев со знаменитым: "Сидоров, Сидоров, это я, Бровкин! Приезжай на Лесную, 7..."

Горы (отроги Катскильских) в хвойном лесе, порожистая речка с родниковой, но не холодной водой, лужайки с полевыми цветами... Что еще надо российской душе, воспитанной на пейзажах Поленова и Левитана?

Каждый из приехавших, перед тем как выставить еду на общие столы, считал долгом выпендриться в демонстрации собственного кулинарного искусства на костре, плитке и т.д. По ассортименту еды и напитков было заметно, что русские магазины сделали перед слетом неплохую кассу. На вебсайте слета в разделе правил с тремя восклицательными знаками было написано, что алкогольные напитки не возбраняются. К чести участников могу отметить, за 3 дня ни разу не видел ничего похожего на классическую русскую пьянку на природе, со всеми вытекающими. Разумеется, трезвенники на слете не преобладали, однако пилось, в соответствии с "Омаром нашим Хаямом", лишь для усугубления веселья. Забегая вперед скажу, что за весь 6ти часовой концерт только однажды на сцене оказался бард, никак не могущий вспомнить, а зачем, собственно, он там оказался?:-)

Место для сцены было выбрано с учетом акустических свойств рельефа, под горой, аппаратура жалоб не вызывала. Теперь представьте: сидите в шезлонге с прохладным пивом, сочная травка, отблески заката на холмах, легкий ветерок с шелестящей речки, и Тимур Шаов завершает очередную песенку словами: "А где ж это место? Гринпис его знает..."

В целом , география мест, откуда приехали барды, впечатляла. Помимо т.с. местных, из восточных штатов, люди приехали из Калифорнии, Канады, России, Украины, Германии и Израиля.

Песни и исполнение, на мой дилетантский взгляд, были "хорошие и разные". Шаов и другие фавориты, конечно, выделялись качеством стихов и мастерством исполнения. Для них сделали исключение и к радости слушателей разрешили спеть больше, чем по 2 песни. Но и среди незнакомых (нам, по крайней мере) имен встречались неплохие исполнители. Их песни отложились в памяти. Впечатлили девушки, хотя среди выступавших их было немного. Трогательно выступила единственная на слете американка. Приехав в день своего рождения вместе с русским преподавателем гитары (перед этим мастерски исполнившим музыку в стиле фламенко), она под аплодисменты зрителей спела песенку из "Чебурашки".

Не могу сказать, что после слета стал горячим поклонником авторской песни. Мне, как и раньше, нравятся отдельные исполнители и отдельные песни. К сожалению, явления типа Высоцкого и Окуджавы редки, как всегда редко настоящее дарование. На слете случалось, что одно, откровенно графоманское выступление, смазывало впечатление от прозвучавших перед этим мелодичных и остроумных песен.

Каждый участник в конце выступления объявлял номер сайта, и поклонники после концерта шли к названному костру. Особо выносливые так и бродили всю ночь. Общий концерт закончился около часа ночи и настроенный на лирику народ начал расходиться. Возле родных палаток кто-то душевно пел и играл в окружении апстейтовцев. Сразу сосредоточиться на песне не удалось, т.к. обносили шашлыком и было "подо что" его употребить...Потом вдруг поймал себя на мысли, что сплю, в то время, как исполняется что-то знакомое, проникновенно-лиричное. Пришлось потихоньку отползти в спальник. А ведь были и такие, кто высидел у костра до рассвета...

Утром на речке вспомнил водно-туристические навыки, выволакивая сына из бурунов (течение оказалось приличным). Родниковая вода, доложу вам, выгоняет хмель почище любого рассола...

Думаю, не в последнюю очередь на общую приподнятую атмосферу на слете влияла повышенная, по сравнению со средне-американским уровнем, концентрация красивых женщин и девушек на квадратный фут поверхности. Судя по приличному количеству ягуаров и лексусов, благосостояние соотечественников тоже настраивает на оптимизм. Немало, кстати, повеселили автомобильные номера. Один из них, например, так и гласил "B HOMEPA". Сын, не въехав в купеческую удаль русской фразы, просветил, что по-английски это читается, как "Be home, Pa". Приняв такое разъяснение как намек, тронулись в обратный путь...