Евгений Зудилов. Monkey business (нетипичная история)


Апрель 1998.
До INS дозвониться невозможно - телефон занят с утра до вечера. Взял на работе отгул, дома включил автонабор через компьютер и во второй половине дня пробился:
Хелло, скажите, пожалуйста, как обстоят мои дела с Green Card?
Сейчас посмотрю. Компьютер показывает, что ваши дети не предоставили необходимых документов. Решение не может быть принято, пока мы их не получим.
Простите, но мой юрист послал письмо с разьяснениями того, что никаких дополнительных документов не требуется.
INS такого письма не получало.
Но я вот держу в руках квитанцию со штампом INS, которая удостоверяет, что вы его получили.
К сожалению, ничем не могу вам помочь, компьютер показывает, что мы этого документа не имеем.
Вышлите нам его ещё, раз. Bye!
“Стругацких на вас нет, могло бы получится хорошее продолжение к «Сказке о тройке»”, - подумал я.
Итак, круг замкнулся. INS документы принимает только по почте. Два посланных запроса сгинули в недрах INS. Чтобы исправить данные в их компьютере, нужно послать запрос опять же по почте. Змея кусает свой собственный хвост. Как бы мне укусить INS?

Май 1998.
Ура, кажется я нашел способ, как «укусить» INS. На днях я ремонтировал по гарантии компьютер Compaq в оффисе местного конгрессмена и заметил на стенке одного из кубиков надпись «Работа с INS». Поговорил с тётей, сидящей внутри, та мне разьяснила, что, хотя я и подданный другого государства, но являюсь американским налогоплательщиком, и посему могу рассчитывать на полную поддержку конгрессмена. Она пообещала мне от имени конгрессмена связаться с региональным оффисом INS и «протолкнуть» мое дело.

Июнь 1998.
Позвонила тетя из оффиса конгрессмена. Им пришёл пространный ответ из INS, опять та же белиберда - они подняли моё дело и выяснили, что мои дети не предоставили....
Я переправил ей всю мою переписку с INS, и она пообещала их дожать.
У меня же пока что очередной стресс. Мы закончили очередной проект - модернизировали сеть для одной инвестиционной компании и заодно подключили их к нашему почтовому серверу. Теперь они получают всю почту через нас. Но это теоретически. Практически же, часть писем не доходит, а отправитель получает сообщение «письмо не может быть доставлено». Поскольку я конфигурировал Microsoft Exchange сервер для клиента, то все шишки посыпались на меня. Хозяйка и Сынок иногда по нескольку раз в день вызывают меня в свои кабинеты и «драят с песочком». Хозяин же в эти склоки не лезет - спасибо ему и за это. Сынок лично проверил мою работу, но ничего не нашел. Однако это не мешает ему давить на меня и требовать, чтобы я немедленно разобрался, в чём дело.
Традиционные средства снятия стресса почти не помогают: первые три стопки проходят, как вода, не производя никакого эффекта. Только четвертая действует, как первая. Потом наступает какое-то отупение, которое быстро переходит в желание спать.
В воскресенье я зазвал к себе на работу Женю Кремера, с которым мы когда-то вместе работали в ВЦ АН СССР. Женя не подкачал, он залез в наш почтовый сервер и выяснил, что Сынок неправильно выставил численное значение для так называемого MX record.
Послал E-mail сынку и хозяйке с Жениными рекомендациями, как правильно сконфигурировать почтовый сервер. Хозяйка и сынок, как всегда, молча это скушали, извинился только один хозяин, который к этой истории был совершенно непричастен.
Удивительная все же личность этот Сынок, какой-то Мидас наоборот - почти всё, к чему он прикасается, превращается в дерьмо!

Июль 1998
За прошедший год сменилось несколько инженеров, техников и два бухгалтера - мало кто выдерживает больше двух - трёх месяцев. Только что приняли на работу нового техника. Он, как говорится в Америке, афроамериканец. Зовут его Рики - веселый, работящий парень и явно не дурак. Имеет свой дом и ездит хоть и на подержанном, но кадиллаке. Ещё пришёл работать сэйлсмен Марк. Тоже вроде бы деловой, у него на стороне есть какой-то свой бизнес. Он должен находить нам новых заказчиков и получать свой процент от суммы заключённых контрактов.
Не прошло и недели, а новый техник и хозяйка уже на ножах. Рики - парень зубастый, и похоже, что за себя постоять может, да и терять ему нечего.

Август 1998
Хозяйка пытается обломать Рики. Она опять ввела Time Card. Рики сказал, что заполнять их не будет. В ближайший понедельник хозяйка потребовала от Рики отчёт о проведённом времени за прошлую неделю. Он ответил, что надсмотрщиком сам за собой не будет, и, если хозяйке интересно, чем он занимался поминутно, то она может нанять специального человека, который будет для неё это документировать.
Хозяйка пригрозила, что в таком случае она уменьшит его зарплату. Рики ответил, что он проконсультируется со своим юристом, насколько законны подобные действия. Ещё раз пронаблюдал эффект спущенного воздушного шарика. На этом митинг закончился. Time Card больше никто не требует.
Грустные новости - хозяин объявил нам, что у него рецедив рака. Нужна химиотерапия и впоследствии- пересадка костного мозга. Он держится молодцом и строит большие планы на будущее, когда закончится курс лечания. Пока же он заключил ещё один контракт с NASA на обслуживание компьютеров.

Сентябрь 1998
Сэйлсмен Марк не подкачал. Он подготовил долгосрочный контракт с мэрией одного из городков Силиконовой Долины на модернизацию и последующее обслуживание компьютерной сети. Новая сеть должна объединить мэрию с городскими службами - полицией и пожарной охраной.
Майк, хозяйка и Сынок затратили около месяца, утрясая различные детали проекта. Сынок, как главный компьютерный консультант, несколько раз посетил мэрию и инспектировал существующую сеть с целью выработки рекомендаций по её модернизации. Наконец, всё было закончено. На первом этапе решено было заменить жёсткий диск на действующим сервере мэрии на более новый, большей емкости, а затем вокруг этого сервера наращивать инфраструктуру. Хозяин воспрянул духом и дал объявление в газету о наборе нового персонала, хозяйка резко подобрела и опять стала нахваливать меня.
И тут произошла одна «маленькая» неувязочка. Однажды утром хозяйка подошла ко мне, и между нами произошёл следующий диалог:
- Gene, узнай, пожалуйста, какого типа жёсткий диск мы должны купить для мэрии.
- Никаких проблем, скажите мне только, какой жёсткий диск там сейчас стоит.
- Я этого не знаю.
- Так давайте спросим у Сынка, он там был, открывал сервер и должен знать.
- Ну, ты знаешь, он потерял эти записи.
- Значит, нужно съездить к ним ещё раз и посмотреть.
- Ты понимаешь, о чем говоришь? Это же так непрофессионально и подорвёт нашу репутацию!
- В таком случае, я ничего не могу сделать - этот сервер нестандартный и там может стоять что угодно. Спросите еще раз у своего сына, может, он что и вспомнит.
В конце-концов Сынок сам заказал жёсткий диск, и мы поехали его устанавливать. Выключили сервер, открыли крышку - Oops! Диск не подходит. Я предложил Сынку сказать менеджеру мэрии, что мы сейчас не сможем выполнить работу и вернемся через пару дней. Он мне ответил теми же словами, что и хозяйка: «Gene, ты не понимаешь, это не профессионально и подорвёт нашу репутацию! Сейчас я скажу менеджеру, что нам нужен 20-минутный перерыв в работе, а сами тем временем смотаемся в ближайщий компьютерный магазин и купим новый диск».
Мы оставили разобранный сервер и неработающую сеть и, наплевав на все ограничения скорости, рванули в магазин. Oops! - нужного диска нет. Узнали адрес следующего и махнули туда. Опять мимо денег! То же самое в третьем! Короче, через два часа Сынок сказал, что больше искать не имеет смысла, как, впрочем, и возвращаться к заказчику - контракт потерян.
Приехав, я молча прошёл на свое рабочее место, а Сынок пошёл объясняться к хозяевам. Из кабинета доносились бас хозяина, визгливые вскрики хозяйки и рык Сынка. Постепенно крики достигли такого уровня, что Сириец бросил работать и сказал: «Пойдём выйдем наружу, я перекурю». На улице я кратко изложил ему историю скандала.
Через пять минут из двери вылетел красный, как рак, Сынок, сел в свою машину и, завизжав шинами, унёсся в неведомую даль. Следом на ним вышел бледный хозяин и сказал, что он изгнал (fired) Сынка из компании, и тот здесь больше никогда не появится. Через пару дней, не смирившись с таким поворотом событий, уволился и Марк.

Октябрь 1998
Нашёл новую работу и уволился Рики. Также ушёл и Сириец. Он наконец-то набрал достаточно опыта, чтобы устроиться работать в местный колледж администратором сетей. Проводил их завистливым взглядом. Из INS по-прежнему ничего не слышно.
Плохи мои дела: ситуация сильно напоминает сказку Салтыкова Щедрина “Как мужик двух генералов прокормил”.
Сынок вернулся на работу, что, впрочем, и неудивительно. Надо где-то кормится, а где ещё найдешь такую малину: приходить на работу и уходить с неё, когда вздумается, заниматься только тем, чем хочется, да еще и представлять из себя крутого менеджера.
В один прекрасный, а может быть, и не очень прекрасный день, из факса вылез листочек бумаги, присланный аж из города Ташкента. Пишет на хорошем английском некий, ну, скажем Леня Голубков, владелец преуспевающей компьютерной компании. Так и так, в России дефолт, стало трудно покупать компьютерные комплектующие. Посему хочется ему, болезному, найти надёжную компанию в Силиконовой долине и покупать комплектующие прямо в Америке. Просит прислать расценки на память и процессоры. Показал факс хозяйке, та, естественно, заламывает сумасшедшие цены и отправляет предложение ему обратно. Ну, думаю всё, накрылось дело - за такие цены там никто ничего не купит. Ан нет, через день приходит уже мэйл. Леня очень рад сотрудничеству и готов для начала закупить памяти на $200,000. Деньги же предлагает снять с кредитной карточки его партнёра в Канаде. Если не хватит денег на одной карточке, то можно снять и с другой. Тут же номера двух карточек и имя владельца. Продукцию просит отгрузить прямо на адрес его фирмы как можно скорее DHLом. И адрес дал: Ташкент, улица, дом, квартира ...
А самое интересное, в договоре и сопроводительных документах просит указать стоимость товара всего на $1000, а то, мол, таможенные пошлины очень уж большие. Показываю мэйл хозяйке - жулики, говорю, кинуть нас хотят, а в случае чего их ответственность всего $1000. Та отвечает: «Ну, тебе виднее».
Дня через три вижу, что хозяйка ходит мрачнее тучи и ни с кем не разговаривает. В обед бухгалтерша проболталсь - не выдержала президентша, жадность замучила, сняла -таки денежки с канадских карточек и перевела на свой счет. Закупить, правда, ничего не успела, канадец забил тревогу, деньги вернули, содрали 2% за транзакцию, да и потом ещё были какие-то разборки с полицией.

Декабрь 1998
Сыр, хлеб, hug - Merry Christmas!
Мне иногда кажется, что мы с хозяйкой как бы две скаковые лошади, наперегонки мчащиеся к финишу. Только финиш у нас разный - у меня Green Card, у нее, вопреки всем её усилиям, - развал компании. Хотел бы я знать, кто придёт к финишу первым?
Добрая тетя из оффиса конгрессмена долбит INS. По-моему, она уже вошла в азарт. Говорит, ни разу с такими случаями ещё не встречалась.

Январь 1999
Хозяин после химиотерапии сильно сдал, лицо похудело, складки кожи висят, как у собаки породы бассет. Волосы на голове вылезли, и он носит большую серую кепку, называвшуюся в России «аэродром». Передвигается с палочками. Тем не менее, строит планы на будущее, рассказывает, как будет поднимать бизнес, когда выздоровеет.
Хозяйка пожаловалась, что большой контракт с NASA, заключенный хозяином, обходится компании слишком дорого. Я попросил у неё бумаги и выяснил, что годовая сумма контракта равна 1% от общей стоимости оборудования. Естественно, что расходы на запчасти сожрали все деньги уже в первые два месяца, дальше же будем работать только в убыток. На мой вопрос, как можно заключать такие контракты, она ответила, что всё это делал хозяин, а у того, из-за болезни, видимо, что-то не в порядке с головой.

Март 1999
Умер хозяин. Последние недели от передвигался, опираясь на движущуюся подставку. На второй этаж уже не мог подниматься и сидел снизу, но всё же отвечал на телефонные звонки тихим, осипшим голосом. В госпиталь его увезли прямо с работы. Оттуда он уже не вернулся.
Заупокойная служба была в католическом храме. Перед началом службы священник долго описывал жизненный путь хозяина, особенно упирая на успехи в бизнесе того, от кого осталась только горсточка пепла в вазочке. Кому это нужно - ему, нам?
Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis *
Странное дело, со смертью хозяина у меня прошла злость на хозяйку. Я как бы взглянул на неё новыми глазами: малограмотная крестьянка, заброшенная судьбой в Америку и случайно ставшая во главе компании. Видимо, в глубине души она чувствует свою неполноценность и всеми силами старается утвердиться в этом чуждом и непонятном ей компьютерном бизнесе. Доказать этим яйцеголовым, да и самой себе, что хитрость и изворотливость важнее, чем ум и образованность.
- Пусть живет, как знает. Бог с ней...
Пришла бумага из INS, на апрель назначено интервью для получения Green Card. Вспомнились давние ощущения, когда перед строем солдат командир дивизиона зачитывал приказ о демобилизации.

* Вечный покой даруй им, Господи,и свет вечный да светит им... (Requiem).

Апрель 1999
Получил Green Card. Начал массовую рассылку резюме и хождение на интервью. Рынок работы хороший, вакансий масса.
Хозяйка, как собака верхним чутьем, почувствовала что-то неладное. Она зазвала меня к себе в кабинет, где уже сидел Сынок, и они на два голоса затянули старую песню - какой я хороший работник, как много я знаю, как много делаю для компании и как много ещё предстоит сделать. Поверить ей, так ещё одно маленькое усилие, и придут новые контракты, появятся клиенты и на всех, включая меня, прольётся золотой дождь. По окончании дифирамбов, она достала заверенную нотариусом бумагу и торжественно преподнесла её мне.
- Gene, с этого дня ты полноправный совладелец компании. Согласно этой бумаге, тебе принадлежит доля компании. Ты теперь всегда будешь получать часть прибыли, а в случае, если мы продадим бизнес, то и ты получишь свою долю от продажи.
Сынок ласково оскалился и достал из стола новенький notebook.
- Вот, бери и пользуйся. Мы теперь одна семья, и ты один из нас. Give me a hug!

Май 1999
Нашёл работу, получил предложение. Зарплата в два раза выше нынешней. Говорить с хозяйкой об увольнении не хочется. Написал официальное письмо, в котором сообщил, что ухожу, учтиво поблагодарил за проявленную заботу и рано утром, до её прихода, положил хозяйке на стол.
Дальше было то, что я до сих пор вспоминаю с содроганием. Весь этот день превратился в кошмар. Хозяйка регулярно выходила из своего кабинета, бурно рыдала, обнимала меня и просила остаться. Я твёрдо отвечал: «Нет, это решение окончательное, и я его не отменю». Через час она выходила опять, но уже скандалить и укорять меня в чёрной неблагодарности, перечисляя все те блага, которые я получил, работая на нее. Еще через час опять рыдания и просьба остаться. Пришёл Сынок, глянул и сразу всё понял. Спросил только одно: «Сколько тебе предложили?» Я честно ответил, он молча повернулся и ушёл к себе. Все последующие дни он не сказал мне ни единого слова.
У меня оставался неиспользованный отпуск, и я предложил хозяйке выбор: отработать положенные две недели или уйти раньше в счет компенсации за отпуск. Хозяйка отпустила меня раньше и через три дня, оставив ноутбок, пейджер и ключи, я в последний раз вышел из дверей компании. Встал, посмотрел на них и мысленно сказал: «Всё, больше я никогда сюда не войду».
Весь следующий день я предавался блаженному безделью, наслаждаясь полученной свободой. Но к вечеру в моей душе зародилось какое-то смутное чувство неудовлетворённости - была какая-то незавершённость, ощущение какого-то камня на душе. И тут я вспомнил. Сел в машину, подъехал к закрытым дверям компании и засунул в щель для почты бумагу, дающую права совладельца.
Вот теперь, действительно, всё!