Борис Геллер. Стихи

Мой отец в синагогу боялся ходить.
Он не мог побороть в себе
Чёрный и липкий жуткий страх
-ано пройденных им лагерей.
Я целую своих дочерей,
Отправляясь с утра в синагогу,
И молю всемогущего Бога,
Чтоб забыть этот страх поскорей.


В сотый раз
Вы пытаетесь мне объяснить,
Что я болен серьёзно.
Наверное – неизлечимо.
У меня ностальгия по звёздам,
По дому, которого нет.
Пароход на Оке,
Вечный символ забытой России,
Позовёт меня слёзно,
Но что он услышит в ответ?
Сапоги, сапоги,
Мелкий дождик, совсем не московский,
Мокрый груз телогрейки,
Извечный знакомый барак.
Это всё не пустяк.
Так болел ностальгией Тарковский,
И за это был назван страною эпитетом – враг.
Мы не дети Арбата –
Арбат у нас просто украли.
Мы не дети пустыни –
Я всегда ненавидел песок.
Мы живём, как во сне,
Так в какой-то заоблачной дали,
Как войдёте в Израиль,
Так сразу же,
Наискосок.