Палестинская стратегия

Лантокс lantox стоимость и особенности инъекций лантокса.


Вашему вниманию предлагается доклад, подготовленный сотрудниками Strategic Forecast (Strafor). Примерно 35 тыс. руководящих кадров во всех частях света - политики, промышленники, сотрудники секретных служб, главные редакторы - пользуются этой американской информационной службой (главный редактор Don F. Kuykendall). Из этого документа становятся ясны скрытые причины речи Буша и переориентации ближневосточной политики США.

http://www.konservative.de/seiten/Berliner/BerlinerB162SEITE1.html

В теперешней палестинско-израильской войне содержится фундаментальный вопрос: в чём всё-таки заключается стратегия палестинцев? Каждый день мы видим тактические ходы, но остаётся неясным, чего палестинцы надеются в итоге достичь и как связаны между собой эти тактические шаги, которые должны привести к конечной цели.

Кампания камикадзе, в которой участвуют Хамас и "мученики Аль-Аксы", является чётко определённым, хорошо скоординированным движением в основном палестинском потоке. Это ни в коем случае не спонтанные акции отколовшихся групп. Естественно, используя камикадзе, палестинцы не ожидают, что они смогут победить Израиль военными средствами. Также не ожидают они, что им удастся вбить клин между Израилем и Соединёнными Штатами. Напротив, палестинцы - достаточно изощрённые менеджеры западного общественно мнения, чтобы понимать, что нападения самоубийц скорее уменьшают вероятность подобного развития событий. Независимо от того, каким будет очередной ответ Израиля.

Ясность стратегии отсутствует потому, что не существует одобренных всеми заинтересованными сторонами конечных целей. Публично объявленной целью палестинского лидера Ясира Арафата и, одновременно, основой всех мирных инициатив третьей стороны является создание независимого палестинского государства на Западной Полосе и в Газе. Однако, вполне возможно, существуют две другие цели: требование всех потерянных земель и создание палестинского государства на всей территории прежней Палестины. При этом, естественно, уничтожив Израиль. Или же преследование двух целей одновременно: создание уродца меньшего палестинского государства как стартовой площадки для более масштабных операций, которые, в конце концов, должны быть нацелены на победу над Израилем и его оккупацию.

Видимая тактика, проводимая палестинцами в настоящее время, лишь ограничено совместима со стратегией, направленной на создание палестинского государства на Западной Полосе и в Газе. Это было бы правдоподобно, если бы палестинцы верили в то, что бомбовая кампания вобьёт клин между израильским правительством и израильской общественностью, которая, в свою очередь, потребует окончания войны и в обмен с готовностью предоставит палестинцам независимое государство, одновременно отбросив все соображения израильского правительства по поводу безопасности. Палестинцы наблюдали, как протекал похожий процесс в Южном Ливане, тоже оккупированном израильтянами. Возможно, они думают, что этой кампанией они смогут добиться того же результата, но в гораздо больших размерах.

Если они на самом деле так думают, то они допускают две серьёзные ошибки.С исторической точки зрения, бомбовые кампании, целью которых было вбить клин между правительством и общественностью, постоянно проваливались. Даже проводимые с воздуха - как в случае Битвы за Британию или бомбардировок Германии, Японии и Вьетнама - не были успешны, хотя они потребовали гораздо больше жертв, чем это, скорее всего, будет в Израиле.

Палестинцам в настоящее время должно быть ясно, что бомбёжки родной страны не приводят к успеху. Они не настолько глупы и также знают вполне достаточно эмоциональное состояние израильтян, чтобы поверить в то, что возможно возникновение массового движения в Израиле, требующего переговоров. Наоборот, израильское общественное мнение, скорее всего, утвердится в своей бескомпромиссности.

Но даже в том случае, если нападения камикадзе принудили бы Израиль к капитуляции и созданию палестинского государства, состоящего из Западной Полосы и Газы, это было бы недолговечным решением. И палестинское руководство это знает. Во-первых, согласие всё-равно не будет никогда достигнуто и всегда найдётся кто-то, приводящий достаточно оговорок против, чтобы организовать новые нападения и похоронить любую доворённость.

Во вторых, Малая Палестина была бы в экономическом и военном смысле несамостоятельной, она никогда не смогла бы разорвать все связи с Израилем. Поэтому палестинский национализм может принять Малую Палестину всего лишь как промежуточное решение на пути к Большой Палестине. И важнейшее: палестинцы знают совершенно точно, что израильтянам всё это прекрасно известно и поэтому они не пойдут ни на какие соглашения с палестинцами на основании чего-либо, что не гарантирует полной остановки военных действий и безусловное обязательство признания дальнейшего существования Израиля. Что, в свою очередь, оставляет открытым вопрос, почему они продолжают эту кампанию.

Одно из объяснений этому может быть то, что палестинцы больше не думают, что возможно разрешение их проблем на локальном уровне. Это значит, в свою очередь, что они больше не верят в то, что смогут достичь своих целей путём переговоров с Израилем под покровительством третьей стороны, например, США. Скорее, они теперь думают, что их цели могут быть достигнуты только лишь в широком контексте преобразования исламского мира и переопределения отношений исламского мира не только с Израилем, но и с Западом вообще.

С палестинской точки зрения, их наибольшая проблема состоит во враждебности или безразличии со стороны исламских и, в особенности, арабских стран. Иордания действовала активно враждебно против паластинских интересов с тех пор, как Арафату в 1970 почти удалось свергнуть хашемитского короля. Мирный договор с Израилем удержал Египет от пересмотра его отношений с Израилем, в то время как палестинскому делу была оказана всего лишь риторическая поддержка. Сирийцы поддерживали отколовшиеся группы палестинского движения, и в то же время продолжали надеяться аннексировать Палестину и интегрировать её в Большую Сирию. Другие, более удалённые государства, высказывались более воинственно, но, тем не менее, оставались такими же бездеятельными. Основная проблема палестинцев - их изолированность от арабских ресурсов и сил, позволяет Израилю бороться против них, не опасаясь за свои остальные границы. В такой ситуации у палестинцев нет шансов на победу.

Необходимое преобразование исламского мира потребует долгого времени. С другой стороны, с точки зрения палестинцев, время работает на них. Ввиду того факта, что все быстро достижимые решения ничего не изменили в их неприемлемом положении, они ничего не теряют, поставив на долговременное решение. С учётом палестинской психологии долговременная стратегия гигантских размеров намного более жизнеспособна, чем кратковременные стратегии, которые не несут подлинного решения. Они могут капитулировать или бороться дальше, но малое палестинское государство не соосветствует их потребностям. И оно всё равно не смогло бы предотвратить продолжения войны со стороны несогласных палестинских сил и поэтому неприемлемо для Израиля. Единственная надежда палестинцев - коренное изменение общей геополитики в регионе.

Именно в этом смысле следует понимать продолжающуюся кампанию камикадзе. После того, как палестинцы определились, что политическое решение в локальном контексте Израиля и Палестины невозможно, они приняли в качестве единственного варианта долговременную стратегию непрерывного ведения войны. Причём они применяют все имеющиеся у них в наличии средства - сейчас это самоубийцы. Затраты велики, но они считают, что величие цели оправдывает любые средства. Из этого следует, что палестинцы примут как должное новую оккупацию со стороны Израиля. Они будут использовать эту новую оккупацию не только лишь для того, чтобы истощить ресурсы Израиля, но и для того, чтобы создать воинственную атмосферу, целью которой является потрясения исламского мира вплоть до коренной переделки взаимоотношений в нём.

Кампания нападений камикадзе не может быть направлена на достижение каких-либо кратковременных целей, хотя и важных. Во-первых, невероятно, что она усилит израильское движение за мир - скорее, наоборот. Во-вторых, она привязывает США к Израилю вместо того, чтобы вбивать клин между двумя государствами. И, наконец, она создаёт в самом палестинском обществе экстремальное психологическое напряжение, которое ещё более затрудняет политическую гибкость. Страсть, которая порождает камикадзе, создаёт также класс мучеников, чьё самопожертвование не будет забыто. Объём и интенсивность нападений камикадзе приводят нас к выводу, что палестинское руководство избрало эту долговременную стратегию, чтобы держать палестинцев в боевом состоянии, которое должны изменить динамику арабского мира. Чтобы затем ударить по Израилю с позиции силы. Короче говоря, палестинцы убеждены, что время работает на них и что жертва одного или двух поколений принесёт дивиденды последующим. Надо ждать, и они победят.

В этом пункте палестинская стратегия, намеренно или нет, пересекается со стратегией Аль Каиды, которая тоже ставит на радикальное преобразование исламского мира. Её конфронтация с США является стимулом для такого преобразования, которое должно привести исламский мир в состояние, когда он сможет назначать и побеждать врагов ислама. Для Аль Каиды одной из опор, на которых строится её конфронтация, является вопрос Палестины. Она определяет его как освобождение исламской земли, которая была противоправно присвоена Израилем, инструментом США и Англии. Для Аль Каиды палестинцы являются примером систематических репрессий и зверств как христианства, так и секулярного Запада по отношению к исламскому миру. Израиль - это всего лишь экстремальное и видимое измерение западной несправедливости. Палестина является также превосходным следством, чтобы всколыхнуть исламский мир. Продолжающаяся несправедливость положения палестинцев в комбинации с мученичеством камикадзе порождает, с точки зрения Аль Каиды, как чувство готовности к борьбе, так и религиозное рвение с далеко идущими политическими последствиями. Хамас и "мученики Аль Аксы" являются эффективными поставщиками новых кадров для Аль Каиды.

Если палестинцы приняли ту долговременную стратегию, которую мы описали, то Аль Каида является средством достижения их геополитической цели. Если предварительным условием разгрома Израиля является преобразование внутриполитической сцены в Египте, Сирии, Иордании и остальном арабском мире, то Аль Каида в настоящее время является единственной силой, которая борется за это. Точно так же, как поколение Арафата искало союза с Египтом Гамаля Абдель Насера, с арабским социализмом и Советским Союзом как геополитическим рычагом для подавления Израиля, сегодняшнее поколение должно искать геополитическое исцеление у религиозных исламских фундаменталистов. Аль Каида - это единственная группировка, способная в настоящее время на эффективные операции и поэтому, намеренно или нет, она служит палестинским интересам. И наоборот.

Мирное решение палестинского вопроса было бы неприемлемо для Аль Каиды в политическом и моральном плане. Морально это было бы равносильно измене исламу, политически это означало бы исчезновение критического конфликта, который непрервано поставляет движению новые силы. Каждая договорённость, которая подтвердила бы права Израиля на исламскую землю, укрепила бы в исламском мире влияние сил, склонных к компромиссам.

Аль Каиде нужна непрерывная конфронтация между палестинцами и израильтянами, чтобы служить своим целям. Палестинцам необходимо максимально возможное давление на арабский мир, чтобы служить своим интересам. Палестинцам нужна перестройка арабского мира. Интересы обеих сторон здесь совпадают. Тем самым Израиль является отправной точкой политической стратегии АльКаиды в исламском мире, а также полигоном военной тактики и стратегии.

Палестинская стратегия не имеет никакого смысла без союза с Аль Каидой. Однако в этом пункте мы должны быть очень осторожны. Мы не утверждаем, что палестинцы и Аль Каида тесно сотрудничают. Хотя нас очень удивило бы, если бы представители двух сторон не встречались бы и иногда не координировали бы свои действия.

Вернее было бы сказать, что цели палестинцев и Аль Каиды очень близки. И, по сути, неважно, происходит это намеренно или вытекает из логики развития событий. Важно сближение не только тактических, но также стратегических и геополитических перспектив. Если палестинцам не удастся самостоятельная коренная перестройка своих целей, успех Аль Каиды поможет им в этом. Поведение палестинцев неимоверно помогает Аль Каиде. Даже если бы они не обменялись ни единым словом - в чём мы сомневаемся - интересы всё равно бы сближались. А союз, развивающийся естественно, будет крепким.

Это означает, что мирный процесс более невозможен и что Израиль должен быть готов к длительному давлению со стороны палестинцев. Возникает вопрос, сможет ли Израиль выработать такую стратегию, которая позволит обуздать палестинцев и в то же время не воспламенить исламский мир. И, что ещё более важно, смогут ли сохраниться американо-израильские отношения, если то, что должен предпринять Израиль для подавления палестинцев, находится в явном противоречии с американским стремлением к построению коалиций в исламском мире? Конечно, палестинцы могут рассчитывать спровоцировать со стороны Израиля ответ, неприемлемый для США. Однако сейчас не 1973 год. Зависимость Израиля от США сейчас намного меньше, чем тогда, соответственно и влияние США на Израиль стало намного меньше. Во-вторых, маловероятно, что США разорвали бы отношения с Израилем, если бы первопричиной были нападения камикадзе. Это значит, что результат соответствовал бы не желаниям палестинцев, а Аль Каиды.

Именно такой кризис хотят вызвать как палестинцы, так и Аль Каида. Аль Каида надеется применить ангажированность США на стороне Израиля как средство для политической мобилизации исламского мира. Тем более, что уничтожение Израиля для США неприемлемо, а запросы палестинцев невозможно удовлетворить никаким иным образом. Так что прогноз очевиден: боль и страдание.


Перевёл с немецкого Пастор.