А. Куць. Авария подлодки

(…)

Решил написать тебе о своих соображениях по поводу того, что произошло с ПЛА "Курск". Не знаю, насколько это интересно, но мне кажется , что это очень яркий пример всей сегодняшней жизни, и может это кощунство, но что-то такое должно было произойти. Именно такое, отвлеченное от повседневных обывательских забот, от непонятной войны в Чечне; если бы это была 6-ти дневная война - это шок, а так тянется, ну и пусть себе тянется.

Так вот - "Курск" , действительная очень современная подводная лодка. Этот проект был принят на вооружение в середине 80-х. С точки зрения корабельной архитектуры - учтено все; энергетика - отработанная на предыдущих проектах; автоматика традиционная, как говорят обухом не перешибешь; новый ракетный комплекс, но это в данном случае не показатель. Служи и радуйся. Первые ПЛ появились у нас в Западной Лице ( Северный флот ), там где всегда базировались новые проекты, и условия были отработаны с точки зрения эксплуатации. Я был связан с этим соединением, мы отрабатывали совместные задачи, и слабых мест там не было. Ну может быть сложноватая перегрузочная система торпед в первом отсеке, по принципу кубика Рубика, задвинь туда, вытащи оттуда; перегрузки тросовыми подъемниками которые надо согласовывать в двух плоскостях плюс гидравлические толкатели. В общем, ничего необычного, только масштаб побольше, и первый отсек конечно очень большой, от торпедных аппаратов до станции управления стрельбами переговариваться надо по "громкой" связи.

В начале 90-х эти корабли начали переводить в другие базы, и в частности в Видяево. Конечно сейчас везде развал, но я не об этом. Дело в том, что Видяево стал базой атомных подводных лодок не так давно по "историческим" масштабам - конец 80-х. До этого там всегда базировались дизельные ПЛ, были и старые корабли - атомоходы, которые свое отходили. Я к тому, что философия эксплуатации есть. Есть отпечаток того места, где базируются корабли. Если в Лице всегда новейшие, от которых требуется соответствующая отдача, то и подход соответствующий. Если в Гаджиево стратегические крейсера, то так и быть. Если в Гремихе "ракетный забор Родины", то такой и спрос, ну и так далее. А в Видяево - уже и не поймешь как.

Личный состав на корабле обычный, все профессионалы, как сейчас принято говорить, но на подводных лодках так всегда и было. А только дело в том, что связь поколений уже нарушена. Если раньше люди в основном как бусинки нанизывались, один ушел, на смену другой, такой же, то-есть также в автономки ходил, те же трудности преодолевал. А здесь уходит командир ПЛ с опытом 15-ти автономных плаваний, его меняет старпом, у которого их 7, и не таких сложных. А на место старпома помошник, у которого их 4, да все близкие, короткие. А на место помощника уже минер, который до этого в арсенале пять лет торпеды снаряжал. Я конечно сгущаю немного и в качестве критерия взял один - автономное плавание, только чтобы показать принцип. Конечно, оно и раньше так было, но вот только когда очередной командир сдавал обязанности и становился начальником штаба дивизии, у него опять за плечами было 15, а то и больше автономных плаваний, и так далее… Т.е. , деградация шла все последние десять лет. И появлялись командиры с опытом выхода в море еще в звании старшего лейтенанта, которые гордо вспоминали "вот в наше время".

А если к этому добавить пошатнувшуюся систему подготовки в училищах... В которых преподаватели чистые теоретики, а курсанты учатся плохо. И нет системы, которая может стимулировать все это. Знаю это по рассказам своего однокашника, который преподает в одном из лучших ВВМИУ им. Дзержинского в Питере. На вопрос курсанту - зачем ты пошел учиться, следует ответ - не знаю, закончу учебу, получу диплом и демобилизуюсь, а поступил, чтобы в армию не идти, и чтобы родители не зудели. А когда такое чудо приходит на флот, то о службе почти не думает, а только о благоустройстве. Но поскольку со времен социализма флот основан на энтузиазме и ни на чем более, то получается замкнутый круг.

Поэтому - лейтенанты бегут, у них еще все впереди, капитаны 2-х, 1-х рангов и адмиралы дотягивают до пенсии, и говорить и думать способны только о ней, пенсии, и о том где они получат квартиру и получат ли вообще, потому что Родина запросто скажет - у тебя же есть квартира в Видяево, чего тебе еще надо? Самые способные, грамотные и ловкие уже ушли.

Говорят обо всем этом постоянно и везде, в том числе на пульте главной энергетической установки ПЛ; при падения аварийной защиты после истошных воплей из центрального - полный ход; в первом отсеке при подготовке торпедных аппаратов к стрельбе и непосредственно при пуске торпед, приговаривая " так им с…м и надо", имея в виду не вероятного противника, а кабинет министров, думу, президентскую администрацию…, родное командование - от министра обороны до командира группы (это у каждого свое), коменданта в гарнизоне, домоуправа, тещу и т.д. и т.п., в центральном посту при выходе на сеанс связи, смене глубины и перекладке рулей - со всей пролетарской ненавистью, и все это с придыханием и флотским матом. То есть я о том, что личный состав в силу частично обозначенных причин думает не о службе, а о чем попало.

Боевых плаваний мало, опыта мало, а если что и происходит, то все ложится на один - два экипажа. Похоже, на "Курске"и был один из таких немногих экипажей. Они просто устали. До этого была тяжелая автономка. Только пришли - учения. Кого посылать, конечно этих, других-то еще найти надо. Я представляю, с каким настроением эти ребята вместо обещанного отпуска вышли на показные учения.

По условиям учений стреляли две лодки: дизельная и "Курск". ДПЛ стрельнула и залегла. На ней и кораблях сопровождения услышали взрыв, но мало ли что по условиям учений должно происходить? Записали в вахтенных журналах. Когда подошло время выхода на сеанс связи прошло оповещение - что-то с АПЛ. Дали данные по пеленгам на взрыв, сверили их, пошли туда. А там - аварийная ПЛ. Развернули спасательные работы.

Что произошло на самом деле, конечно, понять трудно. Только по прошествии времени можно будет сказать достоверно. Вероятнее всего следующее: Они на "Курске" или обнаружили слежение в недопустимо опасной близости, или столкнулись, и стали выполнять маневр на уклонение, то-есть лодка как бы отшатнулась от препятствия и немного провалилась, потеряла глубину. При такой ситуации экипажем автоматически выполняется маневр: "Полный ход", "Рули на всплытие". Возможно, запаса реактивности ГЭУ не хватило, это бывает, когда активная зона реактора выработана более чем на 50 %. Возможно дернулись сильновато, возможно удар был силен, возможно противоманевр был затянут от неожиданности и от тех самых мыслей и разговоров. А под килем всего-то метров 80 и скорость узлов 10 ( 18-20 км в час). На хорошей скорости въехали в скалистое дно. Сдетонировали торпеды. Взрыв. Первых двух отсеков нет, Третий моментально заполнен водой. От ударов все посыпалось, пошли короткие замыкания, локальные возгорания. Командовать некому - в первых отсеках все погибли.

Вероятнее всего - столкновение. НАТОвские ПЛПЛ там постоянно. И столкновения, как ни странно, не такое редкое явление. Раз в пять лет - обязательно.

Спасатели делали все что могли. Другой вопрос, а что могли? Аварийно-спасательные силы были на "Товсь". Дело в том, что после этих учений должны были состояться учения АСС флота, и все безусловно было к этому подготовлено, в том числе решение одной из задач - спасение личного состава с затонувшей ПЛ. Когда прозвучал сигнал тревоги, вышли как положено. На борту два спасательных аппарата, да вот незадача: один - для спасения упавших в воду летательных аппаратов, то-есть с соответствующими приспособлениями; а второй, как и требуется, для спасения людей с ПЛ, но он со слабыми батареями. Пока уйдет вниз, пока приноровится, уже и наверх пора. При первом спуске этот второй аппарат напоролся на винты ПЛ. Обстановка же нагнетается, давай, давай, вот и забыли, что там винты, как серпы. Сами чуть там не остались. В общем, спасатели делали все что возможно. И командующий был на месте, такого еще поискать как он., да сделать ничего не могли.

Неуспех спасательной операции прежде всего случился от того,что нет техники, нет людей, нет денег на это все. На Черноморском флоте имеется школа водолазов и спецы с опытом работы на глубинах 300 метров. Но это же все надо организовать. А без денег это невозможно.

В общем, обычный флотский бардак, помноженный на недостаток средств и деморализованных, уставших людей.

"Прятали информацию, боялись докладывать " - это все из нашей прессы. Конечно, всего не рассказывали, не договаривали, выдавали желаемое за действительное. А кто все рассказывает? Но обманов не было.

Пресса тоже хороша, и ТВ постаралось, размазывая всех. Кто только в экспертах не ходил! От матроса-срочника до мичмана с вещевой службы. Те, кто не по наслышке знали и понимали, говорили одно - надо надееяться и бороться, а похоронить всегда успеем. Мне трудно судить, как там было на самом деле, но могу предположить только одно. Те, от кого хоть что-то зависело, делали все возможное. Повторюсь - мало было возможностей!

Вот пожалуй и все соображения. Пожалуй это собралась некая критическая масса и рвануло. А могло и в другом месте рвануть. Сделали бы выводы правильные. Но одно то, что снимать с должностей не стали, уже неплохой показатель.

Севастополь
20.01.2001 г.

A. А. Куць
Капитан 2-го ранга (в относительно недавнем прошлом)