Эрвин Скорецкий. Цена нефти

Подготовка к свержению Иракского режима, безоговорочного спонсора террористических актов в Израиле и одного из главных подозреваемых в сотрудничестве с международным терроризмом, не может рассматриваться вне зависимости от мирового нефтяного рынка. Именно нефть - основной аргумент в споре между двумя цивилизациями - иудео-христианской и мусульманской за мировое господство.

Поэтому намечаемый удар по Ираку содержит в себе исключительно высокий экономический риск. С одной стороны, в случае ответной реакции - в виде разрушения Саддамом нефтяных полей в Персидском заливе, миру грозит серьезное нарушение нефтеснабжения, со всеми вытекающими экономическими последствиями, ибо все другие нефтедобывающие страны сократят добычу ,и цена нефти может подскочить до трудно прогнозируемого уровня. Речь может идти о 100 долл. за баррель. С другой стороны, успешная операция против Саддама Хуссейна, если она не позволит ему осуществить ответные меры, может привести к резкому падению цен на нефть. Ведь без Саддама Хуссейна у Америки возникает привлекательная возможность взять модернизацию Иракских нефтяных полей под свое влияние и быстро увеличить их продуктивность до пяти, если не до шести млн. баррелей в сутки вместо одного миллиона, которым Ирак объязан сейчас ограничивать свою добычу. Вот, кстати, почему Саудовская Аравия с производством в 7 млн. баррелей нефти в сутки или Кувейт с соответственно почти 2 миллионами, совсем не заинтересованы в свержении Саддама. Это может привести к дестабилизации их правящих режимов и плюс к тому к разрушению ОПЕК.

А что такое ОПЕК? 14 сентября 2001 года исполнилось 40 лет со дня когда развивающиеся страны - экспортеры нефти Венесуэла, Ирак, Иран, Кувейт и Саудовская Аравия организовали картель, уполномоченный регулировать добычу нефти в этих странах. Целью ОПЕК должно было стать обеспечение баланса между снабжением и потреблением нефти и, следовательно, сохранение средневзвешенных цен на нефть.

С тех пор к ОПЕК присоединились Алжир, Индонезия, Ливия, Нигерия, Катар и Объединенные Арабские Эмираты, т. е. те развивающиеся страны, для которых добыча нефти является основным источником дохода. Сейчас 11 членов ОПЕК обеспечивают 41% мировой добычи нефти, около 55% мировой торговли нефтепродуктами, а в недрах этих стран содержится более 75% мировых запасов нефти. Со временем эта организация стала оказыватьрешающее влияние на нефтяной мировой рынок.

Возможное развитие событий в результате удара по Ираку со сценарием резкого понижения мировых цен на нефть катастрофически скажется и на других крупных экспортерах нефти - таких, как Россия, у которой себестоимость барреля нефти (включая стоимость разведки, добычи и транспортировки) на порядок выше, чем у государств Персидского залива.

Это видно из следующей таблицы оценок в долларах себестоимости добычи одного барреля нефти в разных местах земного шара.

США (суша) 14 - 27
США (шельф) 10 - 18
Норвегия 12 - 17
Мексика 7 - 12
Южн. Америка 7 - 10
Россия 5 - 10
Аляска 5 - 7
Кувейт 1 - 2
Ирак 0.5 - 0.7
Сауд.Аравия 0.4 - 1

Приведенные цифры объясняются тем, что нефтезапасы стран Персидского залива расположены на суше или мелководном шельфе, где себестоимость одной скважины не превышает 100 тыс. долларов. Для сравнения: глубоководная морская скважина стоит до 40 млн. долларов.

Не менее ощутима разница в другом важном показателе - удельных размерах инвестиций для увеличения производства на 1 баррель в сутки. Для стран Персидского залива он составляет всего 5.5 тыс. долларов, тогда как для других стран - не менее 10 тыс. долларов, а то и гораздо больше.

Эти показатели - основная причина того, что Россия тоже противится свержению Саддама Хуссейна. В случае резкого падения цен на нефть она просто не сможет оставаться рентабельным экспортером. Вряд ли Россия серьезно надеется на возвращение тех миллиардов, которые Саддам задолжал Советскому Союзу, хотя переговоры с Иракской оппозицией по этому поводу уже ведутся. Но сохранение власти Саддама Хуссейна в Иракe, государстве - парии с ограниченными правами на продажу нефти, подходит России как нельзя лучше.
Таким образом, и резкое повышение и резкое снижение мировых цен на нефть приведут к мировому кризису, а следовательно имеется настоятельная необходимость эти цены удержать на уровне 20-25 долл. за баррель сырой нефти.

Основным девизом ОПЕК в период его создания былo развитие стран третьего мира путем внесения "стабильности и гармонии…". Однако, когда возможности ОПЕК выросли, он "показал когти". Как я уже писал, после очередного военного поражения арабской коалиции в октябре 1973 года в Ближневосточном конфликте Саудовская Аравия через ОПЕК нашла новый и совершенно неожиданный способ давления на Запад и Израиль - нефтяную блокаду. В результате с 1973-го по 1975 год цена нефти выросла с 5.12 доллара за баррель до 35 долларов - и на Западе разразился экономический кризис. Еще два раза за последние десятилетия Саудовская Аравия, преследуя свои финансовые и политические интересы, накладывала эмбарго на отпуск нефти. Отметим, что за время войны с Ираком за освобождение Кувейта в 1991 году цена на сырую нефть достигла отметки в 40 долл. за баррель.

Арабская иммиграция в Европу заметно осложнила жизнь коренных европейцев, но пока не видно, чтобы европейские страны добивались изменения status quo иммиграционного потока. Они боятся осложнений с ОПЕК. Тем более, что в связи с Иракским кризисом и настойчивым призывом Американской администрации сменить правящий режим в Ираке, цены на нефть поднялись уже выше 30-ти долларовой отметки. ОПЕК под давлением Саудовской Аравии и других своих арабских членов отказывается откачивать больше нефти до конца года, явно игнорируя требования Запада по стабилизации нефтяного рынка.
Эта зависимость от ОПЕК и, в частности, от его мощнейшего члена - Саудовской Аравии (25% мирового снабжения нефтью) к счастью, приходит к концу. Россия и Мексика становятся надежными поставщиками нефти и новые обширные месторождения нефти в Каспийском море плюс Иракская нефть смогут полностью вытеснить из американского рынка Саудовскую Аравию. В этой связи сейчас на повестке дня утверждение проекта строительства современного нефтеналивного терминала в порту Мурманска.

Однако, как было упомянуто, себестоимость нефти в любых районах мира за пределами месторождений Персидского залива на порядок выше. Для их разработок необходимо заручиться соотвтствующим уровнем мировых цен на нефть и инвестициями крупного капитала, в основном США. Поэтому не приходится удивляться тому, что Россия, в преддверии перемен в Ираке, с одной стороны, возражает против свержения Иракского режима в Совете Безопасности ООН, а с другой - проводит переговоры с Иракским Национальным Конгрессом (группой опозиционных партий, поддерживаемых США) на предмет будущего участия России в концессиях на Иракские месторождения. На этих переговорах Российским представителем уже была высказана тревога, что Соединенные Штаты не допустят Россию на местные нефтяные рынки.

Несомненно, что упомянутые вопросы являются предметом обсуждения между США и Россией на самом высоком уровне. Взаимный интерес здесь очевиден. Менее очевидной с точки зрения сиюминутных интересов американских нефтяных компаний является выгода от крупных капиталовложений в дорогие российские месторождения. Однако долгосрочные интересы Соединенных Штатов и всего Запада с учетом того, что мировые запасы нефти далеко не бесконечны, а с включением в оборот Росийской нефти арабский мир теряет свою гегемонию, должны восторжествовать. Следует также помнить, что понижение цен на нефть до уровня ниже 20 долларов за баррель подорвет также внутренный нефтяной рынок в самой Америке. Ведь многочисленные экспортеры нефти в Техасе и в других американских нефтедобывающих районах не выдержат такого снижения.

Затронутые вопросы относятся не только к освобождениию Западного мира от нефтяных эмбарго арабских стран. Должен быть решен вопрос разрыва преступной связи арабского терроризма с нефтедолларами. В этом плане регулированием добычи нефти в мировом масштабе, а, следовательно, регулированием ценообразования должен заниматься не ОПЕК, а другой механизм более отвечающий интересам демократического мирового сообщества. В конечном итоге это должно вылиться в более справедливое распределение сверхприбылей, получаемых за счет низкой себестоимости нефти в Персидском заливе. Эти сверхприбыли должны итти не на обогащение арабских шейхов и оттуда в террористические фонды, а на поднятие уровня жизни слаборазвитых стран.


Эрвин Скорецкий
Сан Франциско 09/30/02