Александр Покровский. Письмо из России

From: Александр Покровский
Sent: Saturday, November 09, 2002 2:05 PM

В "Новой газете" все еще говорят об организации освобождения заложников с помощью газа. Я не очень люблю высказываться на ту тему, на которую уже высказалось 5 тысяч человек, но меня попросили и я сказал. Все сказанное, я сейчас записал. Может, нашим заокеанским друзьям это покажется интересным.

В пятницу, 25 октября, я должен был выступать по питерскому телеканалу. Должен был рассказать о своем творчестве. Но разговор пошел о террористах, заложниках. Ведущие явно нервничали. Спрашивали совсем не то, чувствовали это и еще больше нервничали.

"Что можно, на ваш взгляд подсказать спецслужбам?" - вот такие, примерно, вопросы.
Я отвечал так: они все знают, не надо мешать.
Сам я волновался не меньше, меня же слушали в прямом эфире не только нормальные люди, так что выражения надо было подбирать.

Хорошо, что ведущий сказал: "Вот вы, как бывший подводник, что вы можете порекомендовать?.." - хорошо, что он не сказал, "как бывший химик". Что может порекомендовать бывший химик, у которого за плечами примерно 7 различных химий, которые он учил в военном училище, и 20 лет службы на флоте, из которых 10 на подводных лодках.

У химика на языке вертится только слово "газ".
Я всегда полагал, что нас учили так себе, не сказать что очень здорово. К 1975 году я уже выучил: неорганическую, органическую, аналитическую, физическую, коллоидную, химию радиоактивных изотопов, химию боевых химических веществ.

Теперь, оказывается, нас учили очень хорошо, потому что многое я помню до сих пор. Хотя с 1975 года не сталкивался с этим ни разу.
Например, я помню "БХВ" - "боевые химические вещества, способы применения и защиты".

Меня всегда интересовала тактика.
Не осуждая никого, я хочу просто рассказать, как надо применять эти вещества с максимальным уроном для противника и с минимальным уроном для себя. Все, что я только что сказал, и есть та самая тактика.

Прежде всего, газ - без вкуса, цвета, запаха. Лучше - психотропный, то есть, вызывающий галлюцинации, сон.
Их много разновидностей и не все они безвредны, но при правильной организации, потерь нет.

Об организации.
Применение должно осуществляться после тщательной разведки (в помещение запускаются световоды и происходящее в зале выводится на телеэкран). В задачи химии не входит определение путей бесшумного проникновения в здание, но нас учили, что их может быть несколько: крыша, боковая стена, пол. Все под покровом ночи.

Через крышу: подходит все - воздушные шары, арбалеты, блоки, канатные дороги.
Через стену: домкрат выжимает или тихо выламывает бетон.
Через пол: канализация, коммуникации, бесшумное выламывание пола (спецдомкраты).

Все это после визуальной разведки, перед применением газа.
Газ дается перед штурмом. Повторяю, он должен быть без вкуса, цвета и запаха, иначе ни о какой внезапности и речи быть не может. Концентрация его рассчитывается заранее, но всегда с запасом (помещение может быть негерметичным).

Высокие концентрации - и времени на бестолковщину не остается. Все идет на минуты. Если вы применили газ в 5.30, а людей доставили в больницы в 17.30, то вы привезли трупы.

Одновременно со штурмом должен разворачиваться полевой госпиталь. Он разворачивается на время. Существует норматив. Сейчас я могу ошибаться. Но он не более 20 минут. Даже на тридцатиградусном морозе должна быть раскинута палатка (30, 40, 50, 100 метров кв.), внутри которой температура должна быть 20 градусов + (есть печки).

Штурм - штурмующие надевают маски (лучше изолирующие противогазы, чем фильтрующие, специальной облегченной конструкции или вкалывают себе антидоты, чтоб штурмовать без масок - так легче).

Людей выносят не те, кто штурмует. Это глупость. Выносит спецкоманда. Отработка ее на вынос тел такова, что люди поступают, как на конвейере. Первым делом в горло пострадавшему вставляют расширитель, чтоб человека не задушил свой собственный язык, вкалывают антидот (не помогает - 2-3 укола через одежду), потом он поступает в палатку, где ему делают оксингенобаротерапию - под давлением накачивают безжизненные легкие кислородом. Очнулся - под капельницу, потом - в стационар.

Вся операция: газ, штурм, палатка, вынос, приведение в чувство - занимает не более 40 минут. Мало одной палатки, ставят пять, десять. Никто не везет людей на другой конец города, потому что все это похоже на то, что "погрузили в "скорую помощь", значит, сделали все, что смогли". Подобные глупости стоят людям жизни.

А вообще, все, что я видел, только укрепило меня в той мысли, что разговоры о борьбе с терроризмом - это только зачаток борьбы. Организации - никакой.

И еще я, в который раз с грустью подумал о том, что нас, в сущности, не так уж плохо учили.