Борис Геллер. Литературное отступление. Объем двигателя и внешняя политика государства.

До 33 лет я проживал в СССР, где, как известно, автомобиль был не роскошью, а средством передвижения. Вместе с миллионами других граждан я с известным удобством передвигался из пункта "А" в остальные пункты алфавита на автобусах, троллейбусах, трамваях и на метро. Слова карбюратор, картер, объем двигателя в мой лексикон не входили. Они вошли в него в 1987 году - вместе с первой машиной, купленной в суверенном государстве Израиль на честно заработанные шекели. С тех пор у меня было много разных машин, но самой любимой осталась "Дайатсу Шарад" с трехцилиндровым двигателем объемом всего лишь 0,950 литра. Она была воистину безотказной и честно возила нашу семью из четырех человек всюду - от Голанских Высот до гор Синая. Мы были счастливы.

Прозрение и осознание собственной неполноценности наступили вместе с первой поездкой в Америку. Американцы предпочитали передвигаться из пункта "Эй" и далее везде на гигантах с минимум восемью цилиндрами и объемом двигателей от двух литров и выше. Предпочитают и сейчас.

Достаточно постоять десять минут на стоянке любого американского торгового центра и внешнеполитические позывы любой американский администрации на ближайшие годы станут ясны и предсказуемы. Нефть! Нужно много дешевой нефти, чтобы каждый негр преклонных годов мог, отоварившись дешевым пивом, сесть в 16-цилиндровый " Кадиллак " и газануть, показав всем, кто в доме хозяин. Это - демократия! Это - класс! Это есть карашо!

Помогая идее всеобщей электрификации и одновременно упражняясь в рекламе, Маяковский в 20-е годы написал: "Солнце? Ночью? Где ж возьмешь его?! Купите в ГУМе. Удивительно и дёшево!". Нефть - не электрическая лампочка, в ГУМе не продаётся. По иронии судьбы, Всевышний, объявив нас избранным народом, нефтью не одарил. Так что мы можем лишь кичиться знатным происхождением, но место наше не в первых рядах партера, а далеко на галёрке, да еще и за столбом, закрывающим вид на половину сцены. Впрочем, может быть столб - это и к лучшему? Может, нам не стоит смотреть на то, что происходит на сцене? Ибо на сцене разворачивается нечто, чей жанр трудно определить, но смысл этого "нечто" предельно ясен и до боли знаком: "Бей жидов, спасай, кто что может!". А спасать, слава Богу, есть что: французскую демократию, немецкую историю 20-го века, бельгийское законодательство, английские ночные кошмары по поводу Северной Ирландии, честь и достоинство палестинских бойцов за независимость, политические скандалы в Италии, присутствие австрийских неонацистов в правительстве национального единства, российские политические амбиции и, главное, право рядового американца на трехлитровый бензиновый двигатель. Три литра. Почти как знаменитые "…три карты, три карты!" в "Пиковой Даме".
- Гоги…
- А...?
- Ти в каком банке деньги держишь ?
- …В трехлитровом…