Евгений Хорват. Стихи

НАДГРОБНАЯ ЧАСТУШКА

Я пол-банки раздавил
Мирозданье раздвоил
Я родил Наполеона
А назвал Иммануил
Я алхимию развел
Метафизику завел
И призвал я Апполона
А явился Гавриил
Но закончен мой полет
Я в земле моей полег
Над моею головою
Мотылек теперь поет
Червячок меня грызет
Голубок меня клюет
Херувимской хоровою
Человек меня спасет

СЕБЕ НА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ

Словами словаря
Губами упыря
Хочу я объясниться
Со всем что мне приснится
Когда душа родится
К средине ноября

Ожги ладонь зима
Свяжи гортань хурма
Пускай моча прольется
Пускай звезда зажжется
Пускай торча уткнется
Вся плоть в себя сама

Я сам уже не свой
Я помню что я твой
И лишь сомкну ресницы
Как дрожь распространится
От левого мизинца
К деснице той

ЭТОГО ГОДА

Ибо гений не я а во мне
И порой не во мне а в другом
То и не я огляделся вокруг
Перед тем как начать чтоды кончить
Опороченный год начался
Апокалипсис Орвелом отолковали
Амальриком в тени его крашенной
Убыстреньем природного срока распада ядра
Вот и дух мой становится телом
Ракеты боится
Опрокинутый ангел она
И крылата что он
Из гранографа у протопопа
Расписаться дают что я знаю
Куда мне бежать и не знаю остаться
Ты начальник ЖЭУ
Ты не зря мне приснилась на МАЗе
В сапогах с мегафоном
Под небом уже не карельским
Да уже не под небом
Потому что и не на земле
Ты не дыбом стоишь ли
Добросовестным трупом зимы
Весь участок я твой
Обработал кайлом раздробил
А чего не заметил
Прости христиански
Исправлю посмертно
В Израиль мой сюда отпиши
Расскажи поподробней

НА СТРАШНЫЙ СИЛЬВЕСТР

Междугодье от григорианского до юлианского календаря у тевтонов
Мы справляли беспечно о глухая баядера твой запев покаянный
Сквозь распев покаянный в Рождество то двоимое новогод дорогой
Под кроватью кровавою пробка рейнса бьет промеж глаз лиловатых
О безумцы промолвлю словами яврейскими
Перепонки гортани спросившей
Херувимам с началами
Серафимам с престолами
Плоть души человеческой
Как душе ее плоть тяжела
О не будем разлучаться с землею слоистой
А все полетим и глазами смежим помещенье
Разделявшее нас в полувойнах
Бледно-розовый мертворожденный орхидеи цветок
Кисть со снятою кожей
Заботливо по запястью сначала разрезанной
Роза погашенная что так нежно ласкала зрачок
И зима черно-белая карточка трех остальных
Гардеробов срединной Европы
И я посредине с куском пирога с шампиньонами
Ей зарезать страшнее всего
Остывающий пульс совпадает
С глотками насыщающегося
Все сонливее умиротворенней
Гром самопала в долине
Ночного Вермонта и пляски безумные
Электронов в пещерах сограждан
Расслышать в качели сочельник
Славословье воскресшего Орвела